USD/KZT 374.47  +1.82
EUR/KZT 421.43  -1.01
АРХИВ НОВОСТЕЙ
НОВОСТИ
Замедленная ядерная реакция

Замедленная ядерная реакцияЕврокомиссия предложила европейским государствам потратить на развитие атомной энергетики 350-450 млрд евро до 2050 года. Однако существующая практика строительства, финансирования и согласования АЭС в Европе показывает, что сделать это будет крайне сложно.

Рекомендательные письма

Еврокомиссия порекомендовала энергокомпаниям Европы инвестировать крупные суммы в ядерную энергетику. Как следует из опубликованной Пояснительной программы по развитию атомной энергетики (PINC), для обеспечения общей мощности в 95-105 ГВт к 2050 г, для смены реакторов, выходящих по возрасту из эксплуатации и для строительства новых станций необходимы инвестиции на уровне 350-450 млрд евро. Расчеты строятся на том, что к 2050 году потребность в электроэнергии в Евросоюзе вырастет примерно до 500 ГВт, а доля электроэнергии, вырабатываемой на АЭС, сократится до 20%. В настоящее время она составляет 27%, общая мощность 129 реакторов, работающих в 14 странах Евросоюза, составляет 120 ГВт.

«Предложение прямо противоположно решению Германии о поэтапном отказе от ядерной и иной основанной на ископаемом топливе энергии в пользу возобновляемой», – отмечает немецкая газета Handelsblatt, которая первой опубликовала черновик программы. По данным издания, в предварительной версии PINC в замещение атомных мощностей предполагалось инвестировать 450-500 млрд евро.

Общий объем инвестиций в полный цикл производства атомной энергии (включая строительство новых реакторов) до 2050 года в PINC оценивается в 650-760 млрд евро.

Это уже не первая рекомендация начать инвестировать в атомную энергетику. В октябре 2015 года, по информации World Nuclear Association, европейская профильная ассоциация Foratom назвала предполагаемой целью запуск 100 новых реакторов в период с 2025 до 2045 годов общей мощностью 122 ГВт. Новые мощности позволят лишь поддержать существующий объем производства атомной электроэнергии до 2050 года хотя бы в 14 странах – членах союза.

АЭС французского покроя

Однако реалии строительства АЭС в Европе в последние годы показывают, что стоимость станций растет в разы, а сроки ввода в эксплуатацию сдвигаются в будущее, вплоть до неопределенного – как произошло с четвертым блоком на финской АЭС Olkiluoto. Три наиболее известных примера – французский Flamanville, третий блок Olkiluoto и Hinkley Point (Великобритания).

Все три проекта связаны с ядерной отраслью Франции: реактор в Финляндии строит французская Areva, совладелец которой, государственная EDF, – крупнейшая генерирующая компания Франции. Совместно они строят и Flamanville. Кроме того, EDF, купив купила British Energy, стала собственником и Hinkley Point.

Olkiluoto – это первый опыт Areva по строительству реакторов «под ключ». Заявка на строительство реактора Olkiluoto 3 мощностью 1600 МВт, которую подала финская генерирующая компания Teollisuuden Voima Oyj (TVO), была согласована еще в мае 2002 года. В 2003 году TVO подписала контракт с консорциумом Areva-Siemens на 3,2 млрд евро. Предполагалось, что коммерческая эксплуатация реактора начнется в 2009 году, но в итоге сроки были изменены. В 2010 году были подписаны поправки в контракт, в 2014 году была согласована контрольно-измерительная система, сроки запуска передвинуты на 2016 год, коммерческой эксплуатации – на 2018 год. В настоящее время стоимость строительства оценивается в 8,5 млрд евро. Задержка в строительстве и рост стоимости привели к тому, что заказчик и исполнитель проекта подали друг против друга иски. В феврале 2016 года Areva-Siemens переоценила свои претензии к TVO с 1,5 млрд до 3.52 млрд евро. Со своей стороны, TVO оценивает свои убытки и затраты в 2,6 млрд евро.

Похожим образом сложилась история строительства реактора Flamanville. По информации на сайте EDF, пока предполагается, что станция мощностью 1630 МВт будет запущена в 2018 году. Первоначально планировалось, что она будет запущена в 2012 году. За это время стоимость строительства выросла с 3,3 млрд евро до 10,5 млрд евро. Проблемы возникли и с крышкой и днищем реактора. Однако, по данным французских СМИ, EDF решила продолжить строительство, не дожидаясь результатов испытаний реактора на надежность. Окончательное решение, предположительно, будет принято в конце 2016 – начале 2017 года.

Два блока по 1600 МВт Hinkley Point оказались самым дорогостоящим проектом в истории строительства АЭС: стоимость его оценивается в 18 млрд фунтов. EDF уже не смогла самостоятельно его финансировать и продала 33,5% в Hinkley Point китайской China General Nuclear Power (CGN) в октябре 2015 года. Но, несмотря на участие китайского партнера, в самой EDF возникли сомнения по поводу необходимости строить станцию. СЕО компании Жан-Бернар Леви в середине марта 2016 года заявил, что компания не будет участвовать в строительстве Hinkley Point, пока не получит от французского государства гарантий финансирования и не «поможет защитить финансовую позицию компании». Против строительства реактора выступили профсоюзы, в знак протеста против проекта уволился финансовый директор EDF Томас Пикемал. Окончательное решение по инвестициям в проект, предположительно, будет вынесено 11 мая 2016 года. Первоначально предполагалось, что станция будет введена в эксплуатацию в 2023 году, к настоящему времени срок уже сдвинут к 2025 году.

Возможно, именно поэтому Британское правительство объявило в марте конкурс среди проектов атомных станций малой мощности (АСММ).

Чужим дизайнерам не входить

История строительства европейских реакторов показала, что рассчитывать на собственный дизайн Европа если и может, то с большой осторожностью и за очень большие деньги.

Вопрос в том, согласится ли Европа использовать реакторы других дизайнов. Пока история за последние минимум 20 лет положительных примеров не дает. Так, например, не сложилось сотрудничество у Финляндии с американо-японской Westinghouse.

Сотрудничество Венгрии с «Росатомом» по строительству блоков Пакш-4 и Пакш-5 приостановилось из-за того, что Еврокомиссия в конце 2015- начале 2106 года провела расследование о том, действительно ли частные инвесторы могут участвовать в проекте на одинаковых условиях, получает ли проект господдержку, и если получает, то как это отразится на конкуренции. Комиссия пришла к выводу, что внутренняя норма доходности (IRR) после уплаты налогов выше, чем средневзвешенная стоимость капитала и, следовательно, государственные инвестиции должны обеспечивать прибыль. «Однако Венгрия не предоставила достаточную информацию о том, действительно ли инвестиции прибыльны в экономических условиях, принимая во внимание распределение риска в рамках контракта и ожидания по будущей выручке», – отмечается в исследовании. Правительство Венгрии ответило, что в позиции Еврокомиссии «допущены неточности и некоторое недопонимание, а также безосновательные и вводящие в заблуждения замечания». Однако на всякий случай до конца расследования не стало выбирать кредит, предоставленный ей Россией (10 млрд евро) на строительство АЭС, и приостановило закупки по проекту. К финскому проекту «Росатома» Hanhikivi 1 у Еврокомиссии пока вопросов нет (на это обратило внимание в своем письме и правительство Венгрии), но и строительство начнется только в 2017 году.

Предложение от «Росатома» по строительству АЭС Великобритания отклонила по политическим причинам.

Еврокомиссия в PINC ориентируется на западные образцы: «С учетом производства ядерного топлива, европейские электростанции должны быть в состоянии самостоятельно покрывать свои потребности в реакторах западного дизайна, поскольку развитие производства и лицензирование топливных сборок для реакторов российского дизайна потребует несколько лет».

«К китайским реакторам в Европе относятся с пренебрежением, как и к китайским атомным компаниям в целом, хотя у Китая есть два проекта поколения III+. Деньги от них на Hinkley Point согласились взять, но сразу сказали: даже субподряда не дадим. К американским AP-1000 есть претензии к гермообъему, к тому же он модульный, и может не выдержать сейсмику и т.д. В целом, Европа настроена весьма снобистски, хотя и непонятно, почему: своего проекта у нее сейчас, фактически, нет», – резюмировал президент АНО «АтомИнфо-Центр» (Обнинск) Александр Уваров.

По его словам, другая ключевая проблема – источник финансирования. Компании и банки не будут финансировать строительство: для этого, как минимум, должны быть гарантии (пример Flamanville). Кроме того, затянуть строительство может также бюрократия (пример Пакша).

«В энергетике все прекрасно понимают, что российские реакторы сейчас лучшие в мире. Но этот факт никому, кроме самой России, невыгоден, поэтому на Западе идет сильнейшая кампания по очернительству русских технологий», – отметил источник в отрасли.

Все эти факторы ставят под вопрос возможность реализовать сколько-нибудь значимую программу строительства ядерных реакторов в Европе. Если бы она все же заработала, то на 400-450 млрд евро (за вычетом денег на поддержку существующих станций) даже по ценам Hinkley Point (7,1 млрд евро за 1 ГВт) можно было бы построить около 60 реакторов. Это была бы программа, сопоставимая по масштабам (хотя и не по срокам) с той, что в настоящее время разворачивает Китай.

Если эта программа все же заработает, значительного спада поставок природного урана не произойдет. В 2014 году потребность европейских реакторов в природном уране составляла 14,6 тыс. тонн. Казахстан, по данным PINC, поставил 27% природного урана, Россия – 18%, Нигер – 15%, Австралия и Канада – 14% и 13% соответственно. Проблема в том, что, по оценкам участников рынка, к 2030 году запасы дешевого урана (менее $36 за фунт) сократятся вдвое. Поскольку именно Казахстан обладает сейчас запасами урана с самой низкой себестоимостью, именно его проблема истощения запасов касается в первую очередь.

Проблемы, связанные с разведкой и восполнением запасов урана, участники рынка будут обсуждать на сессии “Уран – главное горнорудное экспортное богатство Казахстана” в рамках форума МАЙНЕКС Центральная Азия, который пройдет в Астане 19-21 апреля 2016 года.



Источник: Ирина Дорохова, контент-менеджер форума МАЙНЕКС Центральная Азия







Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem