USD/KZT 361.94  -7.42
EUR/KZT 423.25  -8.05
  KAZAKHSTAN №6, 2014 год
 В зоне особого внимания
АРХИВ

В зоне особого внимания

В начале октября в Алматы состоялась XXII международная нефтегазовая конференция KIOGE-2014. Спектр вопросов поднимавшихся в ее ходе оказался весьма широк, однако центральное место заняли дискуссии о внедрении высоких технологий в добычу углеводородов, проблемы эффективности геологоразведки и оптимизация отраслевого законодательства.

 

Объединение как ответ глобальным вызовам

Открывая конференцию министр энергетики и инфраструктуры ЕЭК Даниял Ахметов заявил, что глобальная политическая и экономическая нестабильность сильно ударили по мировой нефтегазовой индустрии, обрушив цены на «черное золото». Более того, наметившаяся сланцевая революция грозит кардинально изменить устоявшуюся архитектуру рынка. «В сложившихся условиях, несмотря на высокие экологические риски, активизировалась разработка сланцевых месторождений в некоторых странах и прежде всего в США. Темпы развития сланцевого прорыва показывают, что в ближайшие годы Америка, которая раньше импортировала значительную долю углеводородов, теперь может стать одним из крупных экспортеров нефтегазовых ресурсов на мировые энергетические рынки».

По прогнозам экспертов, к 2025 году добыча сланцевых газов в США может достичь 440–470 млрд м3 в год, что позволит Штатам обеспечить лидирующую роль в глобальной энергетике. С увеличением американского производства будет снижаться и зависимость США от импорта энергоресурсов. Ожидается, что уже к 2025 году страна будет полностью покрывать свои потребности, а к 2040 году и вовсе может стать нетто-экспортером сырой нефти.

Включение сланцевых энергоресурсов в мировой оборот энергоресурсов значительно усилит конкуренцию и затронет стратегические интересы традиционных экспортеров.

В то же время, как считает г-н Ахметов, прогнозируемое снижение добычи нефти в России до 505 млн т к 2025 году будет компенсироваться ростом производства в Казахстане – с 95 млн т до 125 млн т. Что касается газодобычи, то ее совокупный объем превысит 800 млрд м3 в год, что позволит сохранить экспортные возможности наших стран.

Как считает министр, в сложившихся условиях особую актуальность приобретают вопросы обеспечения конкурентоспособности топливно-энергетических отраслей стран ТС и ЕЭП. «Хочу отметить стратегическую важность договора о Евразийском экономическом союзе, подписанного главами государств в текущем году, который направлен на переход Казахстана, Беларуси и России к более высокому уровню интеграции, обеспечивающему свободу передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы».

Для развития единого энергетического рынка договор предусматривает создание до 1 января 2016 года концепции, а до 1 января 2018 года программы формирования общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов. Включенные в них мероприятия должны быть выполнены до 2024 года. По их завершению будут заключены международные договора по созданию общего рынка, которые вступят в силу не позднее 2025 года. Они будут включать в себя такие основополагающие положения, как единые правила доступа к системам транспортировки энергоресурсов, что имеют ключевое значение для создания конкурентной среды на территории союза и эффективного использования нефтегазовой инфраструктуры.

Отдельные положения договора посвящены вопросам разработки индикативных балансов нефти, газа и нефтепродуктов. По замыслу разработчиков, они должны стать одним из эффективных инструментов для решения проблемы сбалансированного спроса и предложения на энергетических рынках союза, оптимизации межгосударственных поставок энергоресурсов, а также доступа к системам транспортировки. «Мы уже подготовили проект – он разработан концептуально, прошел проверку наших сторон и в ближайшее время будет принят», – заверил министр.

Пока же в вопросах поставки газа, нефти и нефтепродуктов сохраняется практика регулирования на основе двусторонних соглашений, которые, по признанию г-на Ахметова, не лишены «определенных недостатков». Тем не менее, он считает, что постепенность преобразования более предпочтительна, чем излишняя поспешность. «Переход от сложившихся практик к единому механизму регулирования вопросов поставок нефтегазовых ресурсов требует определенного времени и проведения целенаправленной работы по созданию соответствующей правовой базы».

Таким образом, страны ЕАЭС уже определили конкретные мероприятия по созданию общих рынков нефтегазовых ресурсов и обозначили сроки их реализации. По их завершению, по сути, будет создан новый энергетический рынок с огромным научно-технологическим потенциалом и колоссальными природными ресурсами. Как считает г-н Ахметов, это должно стать мощным фактором конкурентоспособности союза в энергетической сфере.

 

Геологоразведка и инновации

В свою очередь заместитель министра энергетики РК Магзум Мирзагалиев акцентировал внимание на том, что нестабильность нефтегазового рынка в условиях истощения разведанных запасов диктуют необходимость оптимизации и модернизации отечественной нефтянки. «В первую очередь речь идет о расширении углеводородной ресурсной базы, повышения эффективности действующих месторождений, о подготовке отечественной индустрии к работе в новых условиях, требующих инновационных подходов».

Как пояснил чиновник, решению этой задачи будет способствовать новая концепция Кодекса о недрах, которая сейчас находится на стадии разработки. Она должна обеспечить приток в ГРР инвестиций, необходимых для сохранения динамики развития геологической отрасли. «Данный документ существенно упростит порядок предоставления права на геологоразведку и обеспечит расширение международного сотрудничества в сфере поиска новых месторождений нефти и газа».

Вторая проблема – низкая эффективность разработки и нефтеотдачи на месторождениях действующего фонда. По оценке г-на Мирзагалиева, сейчас в наших недрах остается около 70% нефти, тогда как в Норвегии этот показатель не превышает 50%. «Широкое применение новых методов нефтеотдачи позволило бы нарастить извлекаемые запасы как минимум на 15–20%. Необходимо расширять сотрудничество и использовать опыт зарубежных партнеров, применяющих новые методы нефтеотдачи пласта», – считает чиновник.

Продолжая дискуссию генеральный директор НИИ производственных и буровых технологий НК «КазМунайГаз» Джон Ричардс Денис рассказал об опыте национального оператора в сфере внедрения инновационных технологий. «Мы фокусируемся на том, чтобы собрать воедино всю информацию и знания в рамках «КазМунайГаза», чтобы понимать историю ресурсного потенциала Казахстана. Фактически стратегической целью института является наращивание ресурсной базы, а также улучшение эффективности добычи на существующих и новых месторождениях, что называется процессом трансформации».

На данном этапе эксперты института, в основном, концентрируются на изучении уже известных месторождений, где еще присутствуют дополнительные запасы. «Такие вопросы решаются стандартным подходом – это обработка геологической и геофизической информации с целью получить общую картину того, что есть в настоящий момент. Ранее эта информация была доступна в виде фрагментарных сведений. Но в таком виде Казахстан теряет общую картину. Сейчас мы пытаемся полностью интегрировать эти данные».

Как отметил г-н Денис, основной акцент сделан на изучение истощающихся запасов, в частности месторождений, которые давно находятся в эксплуатации, а также сложных месторождений, содержащих нефть с высокой вязкостью или с высокими температурами замерзания.

Большой пласт исследований связан с сокращением времени простоя, расширением межремонтного интервала, а также минимизацией времени бурения скважины. Как сообщил спикер, уже сейчас на стадии разработки находится концепция smart field – «умное месторождение». Для этого в Астане ведется строительство центра визуализации информации, которое будет завершено уже в этом году.

Вместе с тем институтом также проводятся исследования по улучшению технологий извлечения. «Мы интенсивно изучали контрольные параметры для процессов бурения и добычи. Есть хорошие результаты не только в Казахстане, но и в других странах. Есть более успешный опыт аналогичных по глубине и сложности скважин, например в России, что сулит большие возможности. В результате, мы приближаемся к некой поворотной точке, и в ближайшее время получим конкретные результаты от этой активности».

Продолжая тему, председатель Комитета геологии и недропользования Министерства по инвестициям и развитию РК Базарбай Нурабаев отметил, что сегодня госорганами разрабатываются меры по применению инновационных методов для разведки и освоения недр. Причем основной акцент делается на технологии сверхглубокого бурения. «Исследования последних лет показали, что в Казахстане на таких глубинах содержатся месторождения с большими объемами углеводородов. Основная часть нефти и газа преимущественно сосредоточена в глубокозалегающих свыше 6–7 км пластах».

Вместе с тем в рамках регионального изучения недр программой геологоразведочных работ на 2015–2019 годы предусматривается проведение комплексных геологофизических исследований осадочных бассейнов по региональным профилям – геотраверсам, общая протяженность которых составляет 4 720 погонных километров с глубиной исследования до 15 тыс. метров. Как пояснил чиновник, эта работа начнется уже в 2015 году.

Основной задачей исследования является получение комплексных геофизических данных: определение общей мощности осадочного чехла, изучение строения и вещественного состава более глубоких слоев коры, трассирование разломов, уточнение границ тектонических элементов и тектонического районирования. Исследование будет выполняться комплексом геофизических, сейсмических, аэрогеофизических, космогеологических методов с дальнейшим бурением опорно-параметрических скважин. Целью этой работы будет изучение породного состава ранее скрытых глубокогозалегающих комплексов.

 

Инвесторам нужен правовой климат…

Разработка новых месторождений, в том числе трудноизвлекаемых, требует больших инвестиций с высоким риском отдачи, что требует обеспечения более благоприятного правового режима. По мнению директора по развитию бизнеса компании Total E&P Kazakhstan Гульмиры Утегеновой, в этом направлении Казахстану предстоит провести большую работу, поскольку «некоторые правовые нововведения работают неправильно, либо вообще декларативны». И в первую очередь речь идет об администрировании законодательства о недропользовании.

Проблемы, с которыми сейчас сталкиваются инвесторы, пугают их. Поэтому им нужно дать гарантии по улучшению фискальной системы для привлечения большего количества инвестиций при выделении прав на недропользование.

«Неважно будет ли это новый кодекс или закон с поправками. Нам нужно очень хорошее законодательство, которое будет довольно привлекательным с точки зрения упрощения разведки. В первую очередь мы хотели бы предложить новый принцип для Казахстана: кто обратился первым, тот первым и получает. Опять же многие думают, что если они узнали о каких-то месторождениях, то могут обратиться к правительству и получить право их освоения на основе прямых переговоров. Нет, в любом случае государство выставляет их на тендер, но если нет достаточного количества участников, есть смысл отдавать блок этому единственному участнику тендера».

Г-жа Утегенова предложила тщательно прописать в проекте кодекса то, как будет реализовываться такой принцип. «Хочу привести пример, к чему такая идея может привести. Как известно, один из таких тендеров был объявлен под Рождество. И прежде, чем все наши иностранные инвесторы вернулись со своих каникул, первый раунд уже закончился и все потеряли возможность в нем участвовать. Необходимо избегать подобных ситуаций и государство должно поработать над вопросом о тендерной заявке».

Для этого, по мнению спикера, нужно использовать опыт других государств и публиковать объявления о конкурсе задолго до его проведения, причем «не только на русском и казахском языках и в какой-то местной газете, а с широким освещением в иностранных СМИ».

Кроме того, г-жа Утегенова считает, что пакет геологической информации должен быть подготовлен заранее, для того чтобы дать время инвесторам подготовиться и принять взвешенное решение об участии в тендере.

В завершение своей речи, она обратила внимание на то, что в начале года были внесены поправки в нормативные акты о получении доступа к геологической информации, однако этот механизм не работает на должном уровне, поскольку не каждому недропользователю он доступен. «На данный момент эта система имеет больше декларативную форму. Многие, обращаясь в Комитет геологии, сталкиваются с необходимостью пройти многоэтапный процесс получения разрешения и в итоге не пользуются этой возможностью».

 

…а нашим сервисникам доступ к проектам

Учитывая стоящие перед отечественной нефтянкой задачи весьма перспективной и доходной сферой может стать оказание нефтесервисных услуг. Как считает председатель Союза сервисных компаний Казахстана Kazservice Алмаз Кудайберген, нефтяникам будут нужны помощники, которые будут делать разведку, бурить, строить комплексы, обслуживать скважины, кормить. В общем все то, что является нефтесервисом.

По его оценке, сегодня на одного работника нефтегазовой компании приходится не менее трех представителей нефтесервисной индустрии, в которой по экспертным данным работает не менее 130 тыс. человек. При этом их вклад в ВВП страны уже достигает 5%.

В ходе интенсивной реализации проектов развития крупных месторождений, например при обустройстве Кашагана, строительстве завода второго поколения ТШО, расширении Карачаганакского месторождения, появилось очень много новых компаний, которые серьезно подтянули свою компетенцию. Если вначале 2000-х местные подрядные и сервисные фирмы выполняли в основном простые работы, то сейчас их можно увидеть на проектах средней и большой сложности.

В чем же г-н Кудайберген видит потенциал для еще большего вовлечения отечественных компаний? Первое – это передача местным подрядчикам, как минимум, 50% выполнения инжиниринговых работ по проектам, которые сейчас ведутся вне республики. «Это поможет создать в Казахстане несколько тысяч новых высококвалифицированных рабочих мест, появится развитая нефтегазовая инжиниринговая индустрия. Развивая это направление мы уже через несколько лет сможем экспортировать услуги в соседние страны в рамках ЕЭП, в частности, на российский шельф».

По традиции в качестве примера спикер привел опыт Норвегии, которая сейчас от экспорта нефтесервисных услуг получает доход сопоставимый с половиной выручки от продажи самих энергоресурсов. Более того, выполнение инжиниринга в Казахстане откроет еще больший доступ к проектам для наших производителей. «Они смогут заранее планировать выпуск новой продукции или оборудования. Увеличится их загруженность и даже появятся новые предприятия и сервисы, которые выполняются зарубежными компаниями».

Второй возможностью, по мнению г-на Кудайбергена, может стать увеличение местного содержания в сооружении нефтегазовых объектов. «В гражданском строительстве сформировались крупные национальные чемпионы, которые обеспечивают занятость 10 тысяч граждан Казахстана. Строится Астана, большие авто- и ж/д дороги – все выполняется в основном казахстанскими компаниями. Если мы сможем повторить такой успех в нефтегазовом строительстве, то это будет большим достижением».

Для этого необходимо рекомендовать крупным строительным операторам, чтобы на работы в нефтегазовом секторе привлекались казахстанские компании. Понятно, что последние должны быть конкурентоспособными по цене, качеству и человеческим ресурсам. Ну а чтобы добиться этого г-н Кудайберген посоветовал местным предпринимателям активно перенимать опыт зарубежных коллег и создавать СП. 

 

Перспективы газового экспорта

Старший научный сотрудник программы изучения природного газа Оксфордского института энергетических исследований Саймон Пирани поделился с участниками конференции своим видением рыночных перспектив экспорта центральноазиатского голубого топлива.

По его словам, несмотря на то что большая часть природного газа в нашей стране извлекается попутно, при добыче нефти потенциал Казахстана в этой сфере достаточно высок. По его оценке, производство газа в республике в ближайшие 15 лет значительно возрастет и стабилизируется на уровне 30 млрд м3. При этом в качестве основных рынков для сырья можно рассматривать Россию, Центрально-Азиатский регион, (включая внутренний рынок Казахстана) и азиатские страны (в частности Китай).

Что касается России, то как считает эксперт, благодаря инвестициям в развитие атомной энергетики у нашего соседа есть широкие возможности для улучшения энергоэффективности, что вызовет сокращение спроса на газ. В последние 3-4 года основным драйвером потребления в РФ стала Сибирь и крупные индустриальные регионы. Как считает спикер, потенциал двух крупнейших и конкурирующих между собой российских газодобывающих компаний достаточно велик для того, чтобы охватить 50% рынка внутреннего потребления. «В этих условиях центральноазиатскому газу достаточно сложно попасть на российский рынок, из-за того, что к моменту достижения потребителя, он становится достаточно дорогим по сравнению с себестоимостью газа добываемого там. Но в то же время центральноазиатский газ мог бы конкурировать на южной территории России, которая расположена к региону ближе всего, и здесь определенно возможности есть».

Говоря о потенциале рынка Центральной Азии, г-н Пирани обратил внимание на то, что в Казахстане все большую роль играет политика газификации страны. «В этом отношении есть ожидания, относительно того, что местное потребление будет продолжать расти согласно планам правительства». Похожая ситуация наблюдается и в Узбекистане, который, добывая значительные объемы газа, одновременно становится очень большим его потребителем за счет развивающейся индустрии.

И все же самым важным рынком для региона остается китайский рынок, который открылся благодаря окончанию в 2009 году строительства газопровода из Центральной Азии в КНР. «Безусловно, потребление газа в Поднебесной больше, чем во всех европейских государствах вместе взятых, а политика правительства КНР, направленная на сокращение потребления угля и увеличение доли газа, будет только увеличивать спрос на него. Данный фактор лишь способствует увеличению объемов импорта. В будущем центральноазиатский газ будет оставаться немного дороже, по сравнению с внутренней добычей в Китае, это не помешает ему занять свое место в корзине потребления Поднебесной».

Не обошел стороной эксперт и газовые потребности европейских стран. «Учитывая сложившуюся ситуацию, причиной которой стала политическая нестабильность на Украине, ЕС также заинтересован в привлечении туркменского газа на свои рынки. Но если сравнивать подавленное состояние европейского спроса, который за последние 5 лет оставался неизменным, и динамично растущий китайский рынок, а также учитывая большие проблемы, связанные с возможностью строительства транскаспийского газопровода, станет очевидным, что Туркменистан не нуждается в открытии западного маршрута».

И такое положение дел будет сохраняться до тех пор, пока китайский рынок готов покупать все большие объемы центральноазиатского газа.

В этой связи эксперт прогнозирует, что Китай останется главной движущей силой для развития газовой индустрии региона, и в частности Казахстана, где на ценообразование будет оказывать влияние последнее российско-китайское соглашение. Как известно, после многих лет переговоров в мае 2014 года Россия подписала контракт на 30 лет с объемом экспорта 38 млрд м3 газа из Восточной Сибири в КНР. Исходя из информации, имеющейся в открытом доступе, цена поставок составит от $10,5 до $12 за британскую термическую единицу, что немного меньше, чем получает за свой газ Туркменистан. Это дает своего рода бэнчмарк для других экспортеров, включая и Казахстан, резюмировал эксперт.



Список статей
Золотой знак качества   Сергей Гахов 
Страновое самочувствие  Сергей Зелепухин 
Надежная защита экспортеров  «КазЭкспортГарант» 
Даешь админреформу!  Аскарбек Махмутов 
Плацдарм для лидера  «БИПЭК АВТО – АЗИЯ АВТО» 
Помощь для машпрома  Аскарбек Махмутов 
Баллада о бедных банкирах   Сергей Зелепухин 
В зоне особого внимания  Редакционный обзор 
Дорогой наш Кашаган  Сергей Смирнов 
Туризм для деловых  Алексей Нигай 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem