USD/KZT 374.47  +1.82
EUR/KZT 421.43  -1.01
  KAZAKHSTAN №6, 2014 год
 Дорогой наш Кашаган
АРХИВ

Дорогой наш Кашаган

Как известно, попытка запустить коммерческую добычу на Кашагане потерпела фиаско: газопровод, идущий с острова D на установку комплексной подготовки нефти и газа «Болашак», оказался аварийным. В общей сложности из-за множественных трещин в сварных стыках и самих трубах вышло из строя 200 км газопровода.

 

Результаты проведенного на Кашагане обследования неутешительны – необходима полная замена трубы, а ведь еще сравнительно недавно высказывалось мнение, что добыча будет быстро возобновлена и столь радикальные меры не понадобятся.Как указывалось в материалах, распространенных в ходе состоявшегося в начале октября в Астане заседания профильного комитета Мажилиса Парламента по проблемам развития нефтегазовой отрасли, для возобновления добычи в 2016 году подрядчик разместил ранние заказы на два вида труб одновременно по двум рассматриваемым вариантам: базовому и альтернативному. Это соответственно 60 км 28-дюймовых труб из углеродистой стали класса прочности L360 (Х52) стоимостью $40 млн (с компенсационной выплатой $28 млн в случае отказа от дальнейшего размещения заказа) и 100 км 28-дюймовых труб из углеродистой стали L450 (Х60) с внутренним покрытием из нержавеющих сплавов стоимостью $550 млн (компенсация $360 млн).

Поскольку базовый вариант имеет высокий риск повторных утечек, то на состоявшемся тогда же, в октябре, правительственном совещании выбор пал на второй, более дорогой, но и более устойчивый к коррозии вариант. Таким образом, «вилка» удорожания, составлявшая от $1,6 млрд до $3,6 млрд сместилась к максимуму. Соответствующие расходы участники консорциума поделят между собой пропорционально долям участия в проекте.

При этом, как показывает практика, нельзя исключать того, что реальные расходы по ремонту вышедших из строя труб превысят запланированную сумму. Таким образом, новый рост стоимости станет очередным ударом по данному и так самому дорогостоящему в мире, энергетическому проекту.

Напомним: изначально планировалось, что на первом этапе разработки Кашагана потребуется $31 млрд, однако по факту сумма составила $38 млрд. При этом общий бюджет освоения месторождения тоже вырос – с $57 млрд до $136 млрд. Безусловно, такое увеличение, с одновременным затягиванием сроков реализации проекта, позволяет международным членам консорциума усилить свои позиции, требуя от Казахстана повышения отдачи от своего участия.

Пока же не вполне ясно, когда именно возобновится добыча. Заместитель министра энергетики Магзум Мирзагалиев в рамках конференции KIOGE отметил, что «есть один факт, который всех нас радует. Это то, что на Кашагане добыча была начата, нефть там есть, и мы все-таки надеемся, что после того, как заменим трубы в 2016 году, добыча у нас пойдет».

Действительно, согласно утвержденному плану, добыча нефти на месторождении начнется во второй половине 2016 года. Однако аналитики считают более реальным 2017 год или даже более позднюю дату. Это не только приведет к затягиванию сроков получения реальной прибыли с Кашагана – СРП позволяет получать правительству свою долю лишь после покрытия расходов инвесторов – но и в случае сохранения низких цен на нефть – к слому всей экономики проекта.

Напомним, что еще весной 2013 года Сауат Мынбаев, будучи министром нефти и газа, заявлял, что окупаемость проекта при цене нефти $90–100 – это нижний порог, поскольку в этот проект инвестированы огромные средства.

А ведь именно с Кашаганом связаны надежды Казахстана на рост нефтедобычи с высокими экспортными доходами и налогами. Последняя отсрочка уже повлияла на подходы государства к социальной сфере (повышение пенсионного возраста, сокращение выплат по беременности) и привела к росту налогов и штрафов.

Ранее предполагалось, что уже в текущем году добыча на Кашагане составит 8 млн т и достигнет 12 млн т в 2015 году. Это позволило бы Казахстану войти в топ-10 крупнейших нефтедобывающих стран. Остановка добычи привела к пересмотру всех государственных планов роста производства нефти. Еще недавно наши высокопоставленные должностные лица утверждали, что к 2015 году в стране будет производиться 150 млн т нефти. Теперь, как заявил министр энергетики Владимир Школьник, достижение объемов, превышающих 100 млн т, ожидается лишь к 2023 году. 

 

Топливная сага

С начала осени Министерство энергетики пыталось преодолеть топливный кризис, который в этот раз принял затяжной характер – длится уже более трех месяцев. Причина его столь же «уважительная», как и в предыдущие годы: отечественные НПЗ не могут обеспечить своей продукцией потребности республики в необходимых объемах. Так, перерабатывающие предприятия суммарно производят 1,9 млн т бензина (при спросе в 2,8 млн т) и около 4 млн т дизтоплива (4,8 млн т). Поэтому до 40% потребляемого в Казахстане топлива мы вынуждены завозить из России. Однако проведенная в феврале девальвация тенге сделала этот импорт экономически не выгодным.

Власти стараются справиться с дефицитом различными путями: отказываются от запланированного на октябрь ремонта НПЗ в Шымкенте (перенеся его на весну), создают стабилизационный фонд топлива, увеличивают географию импорта дефицитных ГСМ. Так, частично потребности республики были закрыты за счет толлинговых поставок из Китая: за 9 месяцев текущего года оттуда было ввезено 285 тыс. т светлых нефтепродуктов.

Кроме того, в НК «КазМунайГаз» пытались договориться о закупке 10 тыс. т азербайджанского бензина. Однако эта страна отказалась нам продавать свое топливо. По словам главы госкомпании SOCAR Ровнага Абдуллаева, «производимых в Азербайджане объемов бензина хватает для обеспечения потребностей внутреннего рынка. Объемы экспорта автобензина у нас небольшие, и эти возможности ограничены».

Таким образом, принимаемые Министерством энергетики меры, как и ранее, продолжают борьбу с последствиями, а не причинами возникшего дефицита ГСМ. При этом разработанный ведомством план по стабилизации внутреннего рынка предполагает лишь сиюминутные решения накопившихся проблем. И это понятно: рынок нефтепродуктов непрозрачен, а внятной политики по обеспечению внутренних потребностей в ГСМ нет. К примеру, министр энергетики Владимир Школьник пообещал заняться тотальным аудитом топливных баз. «Мы проверим все склады, базы, бочки. Если кто-то не будет выпускать на рынок бензин, создавать дефицит, ажиотаж, а потом продавать его по высокой цене, он подвергнется преследованию. Я согласен, это не решение проблемы, это некий сдерживающий фактор, который мы ослабим до октября месяца», – заявлял он.

Аналитиками уже тогда высказывались сомнения в том, что будут обнаружены такие скрытые объемы ГСМ, которые смогут заметно повлиять на сложившуюся ситуацию. И действительно, этот «некий сдерживающий фактор» так и не был ослаблен ни до октября, ни в октябре, Более того, в ряде регионов конец октября отметился нехваткой топлива и длинными очередями автомашин к заправкам.

Несмотря на то что к декабрю нефть потеряла в цене свыше 40%, правительство не торопилось пересматривать предельные розничные цены на нефтепродукты, хотя это и предусмотрено законодательством. И только когда из-за обвала рубля и падения мировых котировок в Казахстан стало поступать заметно подешевевшее топливо из России, власти заявили о снижении цен на некоторые виды нефтепродуктов. Соответствующий приказ Минэнерго опубликовало 10 декабря. Согласно ему, цена бензина АИ-92 снижается со 128 до 115 тенге за литр, а дизельного топлива – со 115 до 107 тенге. При этом стоимость АИ-80 остается на прежнем уровне – 89 тенге.

Этот шаг правительства, безусловно, был необходим, однако он опять носит конъюнктурный характер, поскольку очевидно, что никаких экономических расчетов не проводилось. Цену на бензин просто вернули к летнему уровню, когда стоимость барреля нефти колебалась около отметки в $105–110. Между тем, как отмечалось выше, котировки уже длительное время держатся в районе $65 и, следовательно, стоимость литра топлива должна быть более низкая. Таким образом, цены изменены волевым решением «сверху», а не в результате действия основных механизмов рыночной экономики – конкуренции, спроса и предложения.

 

КазМунайГаз режет бюджеты

На фоне падения цен на нефть национальная компания «КазМунайГаз» планирует сократить свой бюджет на 2015 год. Об этом 9 декабря на брифинге в Астане сообщил председатель правления компании г-н Сауат Мынбаев, отметив, что бюджет пересматривается исходя из стоимости нефти в $50 за баррель. Программа капиталовложений также будет сокращена с наименьшим влиянием на инвестиции в поддержание текущей добычи.

Согласно последнему проспекту еврооблигаций, до 2018 года НК «КазМунайГаз» намерен потратить $19,8 млрд, из которых $4,3 млрд – в 2014-м и $4,8 млрд – в 2015 году. Программа капитальных инвестиций включает расходы на поддержание добычи РД КМГ ($3,4 млрд), на проект Кашаган ($0,6 млрд), модернизацию Атырауского НПЗ ($2,1 млрд) и реконструкцию Павлодарского НПЗ ($1,3 млрд). Еще $32,9 млрд планируют израсходовать совместные предприятия КМГ с долей национального оператора в капиталовложениях, пропорциональной его доле участия в соответствующем СП.

По мнению аналитиков HalykFinance, такое решение «КазМунайГаза» неудивительно и соответствует общей тенденции сокращения глобальными нефтяными компаниями расходов на следующий год и отказа от сделок по покупке активов на фоне падающих цен на нефть. Это окажет положительное влияние на кредитный профиль КМГ, так как позволит смягчить последствия ожидаемого в течение следующих двенадцати месяцев снижения рентабельности на показатели кредитоспособности.

 

Аксай введен в строй

Дочернее предприятие КМГ – АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз» в начале декабрясообщило о вводе в эксплуатацию в Кызылординской области нефтегазового месторождения Аксай площадью 296 км2, находящегося в 25 км к западу от месторождения Акшабулак. Лицензия на разработку принадлежит ТОО СП «Казгермунай», 50% доли которого РД КМГ приобрел в 2007 году.

По словам генерального директора РД КМГ Абата Нурсеитова, запуск Аксая позволит компании «Казгермунай» стабилизировать добычу нефти на достигнутом уровне. Кроме того, дополнительные объемы газа дадут возможность стабильно выполнять социальные обязательства по обеспечению Кызылорды голубым топливом.

Согласно отчету независимой компании Miller and Lents Ltd., по состоянию на 31 декабря 2013 года запасы нефти Аксая категории 2Р составили 1,5 млн т, а газа – 1 626 млн м3. По предварительным оценкам, объем добычи нефти на месторождении достигнет 114,5 тыс. т (2,4 тыс. б/с), а газа – 70 млн м3. При этом планируется, что добытая нефть будет реализовываться в соответствии с существующими направлениями СП «Казгермунай», а газ будет поставляться на внутренний рынок по ценам, которые устанавливаются государством.

Инвестиции в проект «Обустройство месторождения Аксай» составляют 9,6 млрд тенге (около $53 млн). В будущем ожидаются дополнительные капиталовложения, которые будут направлены на строительство скважин.

Для справки: структура «Аксай» была выявлена еще в 1980-х годах. В период с 2002 по 2006 годы месторождение находилось в режиме пробной эксплуатации. После завершения работ по доразведке газовых залежей в 2011 году было установлено, что Аксай является именно газовым месторождением с нефтяными оторочками.

 

Мировой рынок нефти

В сентябре–декабре нефтяные цены продолжили падение. С середины 2014 года котировки на нефть марки Brent на лондонской бирже ICE снизились более чем на 40%: если в июне цена барреля превышала $115, то к середине декабря он торговался ниже $64. Таким образом, Brent продемонстрировал самое крутое с 2002 года падение цены.

Однако даже эксперты пока не решаются судить пройдено ли дно. Ряд из них полагает, что кризис нефтяного рынка только вступил в свою первую фазу и ожидать роста цен в ближайшее время не стоит. Опубликованный отчет Goldman Sachs показал практически единодушное согласие среди аналитиков по поводу того, что котировки останутся на низком уровне, как минимум, в течение 1–2 лет. Более того, председатель одного из крупнейших американских инвестфондов Franklin Templeton Investments Марк Мобиус отмечает, что есть варианты, когда баррель способен рухнуть до $40 (например, при массовом закрытии коротких контактов или финансовых потрясениях). Однако вероятность подобного развития событий мала, а потому, по его мнению, мировые цены на нефть восстановятся и к концу 2015 года составят $80–90 за баррель.

Аналитики связывают падение котировок с укреплением доллара, высоким предложением и низким спросом на нефть. Америка распечатала свои сланцевые месторождения, а страны ОПЕК приближаются к рубежу 30,6 млн баррелей ежедневной добычи. Вместе с тем существуют и версии «заговора». Сторонники одной из них полагают, что таким образом США в союзе с Саудовской Аравией «наказывают» Россию по сценарию, примененному в 80-х годах против СССР.

Поклонники другой, антиамериканской версии, наоборот, считают, что арабские монархии ведут свою игру, пытаясь через понижение цен выдавить сланцевую нефть США и Канады с международного рынка, сделав ее добычу и переработку нерентабельными. Так, министр нефти ОАЭ Сухейль аль-Мазруи в своем интервью Financial Times высказался откровенно: «США начинали как скромный разработчик сланцевых месторождений, а теперь стали крупным поставщиком. Но новички должны учитывать фундаментальные правила игры. Переизбыток нефти на рынке повредит и им, и всем остальным». Таким образом, арабские страны не заинтересованы в массированном выбросе на мировой рынок американской сланцевой нефти и пытаются отстоять свою долю рынка.

И, похоже, им это удается. Инвестиции в развитие новых сланцевых месторождений уже сократила такая крупная корпорация, как ConocoPhillips. Ведущая нефтяная компания в штате Северная Дакота – Continental Resources тоже решила приостановить бурение новых скважин. Не исключено, что в ближайшие месяцы о начале процесса сворачивания сланцевых проектов заявят другие игроки.

Как бы то ни было, происходящее обесценивание УВС способно привести к уходу с мирового рынка значительного объема трудноизвлекаемой нефти, включая сланцевую. Как заявил на проходившей в конце октября в Лондоне международной конференции Oil and Money генеральный секретарь ОПЕК Абдалла Салем аль-Бадри: «при нынешних ценах на нефть ($85 за баррель) до 50% трудноизвлекаемой нефти исчезнет с рынка».

Таким образом, мировая нефтяная индустрия вошла в этап затяжной рецессии, когда снижение цен объясняется не только объективными экономическими причинами, но и пессимизмом инвесторов. Рост экономики Еврозоны составит в этом году всего 0,8%. При этом МВФ снизил прогноз глобального роста в 2014 году с 3,4% до 3,3%, а в 2015-м – с 4% до 3,8%. 

Поддержать цены может сезонное повышение спроса на нефть. Однако ОПЕК (обеспечивающая около 40% мировых поставок сырья) в ходе прошедшей 27 ноября в Вене сессии приняла решение, что не будет сокращать квоты на добычу с целью вернуть котировки нефти к $100 за баррель. И все же внутри этой организации нет единого мнения и если в следующем году ОПЕК согласится сократить производство, то котировки на нефть вновь начнут расти. По расчетам аналитиков американского банка Goldman Sachs, для балансировки нефтяного рынка мировым производителям необходимо сократить поставки на мировой рынок на 800 тыс. баррелей в сутки.

В случае, если члены картеля будут больше озабочены сохранением своей доли на рынке, чем снижением цен, падение продолжится. Дело в том, что в связи с масштабной добычей сланцевых УВС производство нефти в США вышло на максимумы за последние 30 лет. При этом Международное энергетическое агентство уже в четвертый раз за последние пять месяцев понизило прогноз спроса на нефть – до 92,4 млн б/с в 2014-м и до 93,3 млн б/с – в 2015 году. 

 

Производственная статистика

По данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики РК, в январе–ноябре в Казахстане произведено 73,7 млн т нефти и газового конденсата, что составляет 98,7% к соответствующему периоду прошлого года. При этом добыча сырой нефти упала на 2,5% – до 61,9 млн т. Такое отставание первый вице-министр энергетики Узакбай Карабалин объяснил затянувшимся ремонтом оборудования на заводе закачки сырого газа СП «Тенгизшевройл». В итоге, по прогнозным данным, объем нефтедобычи в 2014 году окажется меньше, чем годом ранее.

Выросло производство газа, достигнув 38,78 млрд м3 (+1,8%). Из этого объема природный газ составил 19,36 млрд м3 (+3,8%), а нефтяной попутный –19,42 млрд м3 (на уровне прошлого года).

За 10 месяцев произведено 2,74 млн т бензина, что на 12,6% больше, чем за аналогичный период прошлого года. При этом до 4,62 млн т (-0,9%) сократился выпуск дизельного топлива, а топочного мазута – до 3,35 млн т (-1,6%).



Список статей
Золотой знак качества   Сергей Гахов 
Страновое самочувствие  Сергей Зелепухин 
Надежная защита экспортеров  «КазЭкспортГарант» 
Даешь админреформу!  Аскарбек Махмутов 
Плацдарм для лидера  «БИПЭК АВТО – АЗИЯ АВТО» 
Помощь для машпрома  Аскарбек Махмутов 
Баллада о бедных банкирах   Сергей Зелепухин 
В зоне особого внимания  Редакционный обзор 
Дорогой наш Кашаган  Сергей Смирнов 
Туризм для деловых  Алексей Нигай 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem