USD/KZT 369.36  -2.5
EUR/KZT 431.3  -2.03
 KAZAKHSTAN №1, 2015 год
 Предчувствие девальвации
АРХИВ

Предчувствие девальвации

В начале марта в Алматы прошел второй ежегодный саммит финансовых директоров – CFO Idea Exchange & Networking Event. В этом году вполне ожидаемой центральной темой дискуссии стал вопрос о возможности очередной девальвации национальной валюты. Причем в том, что для этого созрели все объективные предпосылки, не высказал сомнения ни один из участвовавших в обсуждении экспертов.

 

В начале несколько слов о самом мероприятии. Инициированный страховой компанией Centras Insurance, саммит изначально задумывался как дискуссионная площадка для финансовых директоров крупных производственных компаний. Однако, поскольку в его рамках рассматривались не только актуальные финансовые, но и социально-политические темы, мероприятие привлекает внимание экспертов из самых разных областей. Только в этот году их количество достигло 350 человек.

Основной месседж нынешнего саммита: бизнес должен быть готов к новым вызовам, которые будет диктовать непростая ситуация, сложившаяся после крупных политических и экономических потрясений 2014 года. Спикеры и участники делились своим мнением о событиях в Украине, снижении рейтинга России, об обвале рубля, присоединении Казахстана к ЕАЭС, падении цен на нефть, пенсионной реформе и многом другом. Однако, пожалуй, наиболее живая дискуссия развернулась вокруг вопроса о перспективах тенге, которому была посвящена отдельная секция под названием «Девальвация доверия в Казахстане. Методы лечения».

В роли «затравки» для дебатов стал доклад с весьма красноречивым названием «В ожидании девальвации», который представил глава центра экономического анализа «Ракурс» и экс-председатель Нацбанка Ораз Жандосов. По его мнению, в нынешних условиях Казахстану просто необходим очередной обвал тенге, причем чем быстрее это будет сделано, тем лучше для экономики и бизнеса. Вот что он заявил дословно: «16 лет назад в такой же ситуации я думал, что такая дурная девальвация, как та, что была проведена 4 апреля 1999 года, у нас будет последний раз. Конечно, глядя вперед, я не мог себе представить, что через 16 лет страна с тысячами выпускников программы «Болашак», занимающих лучшие рабочие места, будет снова находиться в таком же положении. С другой стороны, понятно, что нынешняя ситуация достаточно специфическая. Это двойной удар, связанный с низкими ценами на нефть и другие товары нашего сырьевого экспорта, и тем, что мы сегодня называем геополитическим кризисом. Понятно, было сложно прогнозировать, что в рамках нашего интеграционного объединения мы получили у партнера валюту, существенно обесценивавшуюся по отношению к нашей. Этого не было при прошлых сырьевых кризисах, когда движение валют было более или менее синхронно».

Вместе с тем, говоря о назревшей девальвации, г-н Жандосов предложил использовать опыт, полученный в 1999 году. Он имел в виду переход на свободно плавающий курс национальной валюты, который просуществовал с апреля по октябрь того же года, когда курс вновь зафиксировали. «За эти 16 лет нужно было перейти к курсу валюты, который был бы понятен для хозяйствующих субъектов, опирался на какие-то реалии, а не на пожелания. На мой взгляд, другого пути, как переход к свободно плавающей валюте, не остается. Решить этот вопрос при такой структуре нашей экономике непросто. Прежде всего из-за того, что большие потоки поступающей в страну валюты проходят через Национальный фонд, который является конструкцией, к сожалению, достаточно условной. Понять, как точно функционирует Национальный фонд, исходя из сегодняшних нормативных актов практически невозможно. Если валюта перейдет к свободно плавающему курсу, то информация о потоках, которые сейчас заходят и выходят из Нацфонда, должна быть у всех субъектов рынка, а не только у одного правительства. Конструкция Национального фонда должна быть более жесткой, может быть, это требует и конституционного закрепления. На мой взгляд, переход к свободному плаванию тенге — вопрос политической воли и желания. Мы же подошли к очередному стрессу, так и не подготовив переход к плавающему курсу».

Говоря о рисках, связанных с оттягиванием столь болезненного решения, г-н Жандосов предупредил, что если рыночный паритет к российскому рублю не будет восстановлен, то есть большая вероятность, что тот дополнительный спрос, который правительство намерено создать в рамках антикризисных мер, быстро уйдет в российский импорт. «Понятно, что о закрытии границ в рамках нашей интеграции речь, наверное, идти не может… По товарным позициям, где есть конкуренция с российскими товарами, мы теряем рынок в очень быстром режиме. Можно ли это компенсировать через систему господдержки, причем не только через субсидирование и предоставления кредитов, но и по другим компонентам себестоимости, прежде всего зарплаты? На мой взгляд, комплексного решения пока правительство не предложило».

 

От кризиса к кризису

Сразу после выступления Ораза Жандосова началась дискуссионная секция, модератором которой выступил глава «Группы оценки рисков» Досым Сатпаев. Свой первый вопрос он адресовал председателю правления Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) Серику Аханову: «Если бы Вам дали возможность по школьной пятибалльной шкале оценить доверие граждан к финансовой системе страны, какую бы Вы оценку поставили?» На что г-н Аханов ответил довольно расплывчато. «Я учился по-разному. Вначале плохо, в средних классах был ударником, а в университете — отличником. Поэтому считаю, что и у общества — разные оценки. Например, я, как председатель правления АФК, поставил бы «пять», как профессор университета «Туран» ставлю «четыре», а как читатель ваших интервью — «три».

В свою очередь, председателю правления Народного банка Умут Шаяхметовой, также принимавшей участие в обсуждении этого вопроса, было явно не до шуток. Она обрушилась с резкой критикой на политику Нацбанка: «В стране создан искусственный дефицит ликвидности тенге. Регулятор боится, что эти деньги придут на валютный рынок и будут давить на курс национальной валюты. Таким образом, создана проблема, которая может привести к кризису неплатежей. Во-первых, между юрлицами это уже происходит: банки не кредитуют бизнес, одни компании не платят другим, не выплачиваются зарплаты, не погашаются кредиты в БВУ и т. д. Во-вторых, у самих банков возникает кризис ликвидности. А если остановятся платежи в банковском секторе, если уже сами банки не смогут провести платежи, то в стране наступит огромный кризис».

В этот момент к дискуссии присоединился Ораз Жандосов, который заметил, что большинство стран не раз проходило через финансовый кризис, тогда как «Казахстан, кажется, первая страна, которая, еще не выйдя из предыдущего кризиса, близка к другому».

Видимо, оценив сарказм экономиста, модератор спросил у него, а что бы тот сделал, если бы вновь стал главой Нацбанка. На что г-н Жандосов выдвинул несколько вполне конкретных предложений: «Нацбанк нужно снова делать структурой, которая фокусируется на выполнении своей ключевой функции: проведении денежно-кредитной политики, гарантирующей низкую инфляцию и низкие инфляционные ожидания. Из Нацбанка нужно вывести банковское регулирование и забрать ЕНПФ, потому что никакого отношения к Нацбанку пенсионный фонд не имеет».

 

Когда ждать обвала тенге?

Возвращая коллег к вопросу о возможной девальвации, г-н Сатпаев шутя заметил, что обсуждение этой темы в последнее время ему больше напоминает разговоры о снежном человеке: «Все видят его след, а самого — нет». Однако с ним не согласился президент общественного фонда «Аспандау» Канат Нуров: «Этого снежного человека все видят — он, голодный, стучится в нашу дверь! Нам придется сделать девальвацию. Просто сейчас мы теряем время, а экономика подвисла».

В ответ Досым Сатпаев предположил, что досрочные президентские выборы означают отсрочку резкого ослабления курса тенге. В то же время он отметил, что вряд ли существуют какие-либо гарантии, что девальвация не состоится сразу после избрания главы государства, 26 апреля. В свою очередь, г-н Жандосов подкорректировал прогноз модератора: «После инаугурации есть еще одна важная дата в июле (6 июля исполняется 75 лет Нурсултану Назарбаеву — ред.), а потому эта дата (26 апреля — ред.) оптимизма не вселяет. И все же, чем раньше пройдет девальвация, тем лучше. Иначе будем нести потери и дальше».

Поддержала экс-главу Нацбанка и Умут Шаяхметова. По ее мнению, население уже готово к новому обрушению курса нацвалюты. «Какие бы мантры мы ни читали о том, что все будет стабильно, все сидят на долларовых депозитах, включая бизнес и нацкомпании. Решение о девальвации надо принимать быстро, поскольку цена вопроса очень высока — это золотовалютные резервы, которые идут на поддержку курса. И то, что Нацбанк сейчас хочет запретить обменники, а покупку долларов разрешить только под определенные контракты — это откинет нас на десятилетие назад. Население понимает, бизнес понимает. Девальвация ожидаема. А если уверять, что ее не будет, но она все же произойдет, то мы породим еще больше недоверия к системе».

Несколько в диссонанс мнению вышеназванных спикеров прозвучало заявление еще одной участницы дискуссии — заместителя председателя правления Национальной палаты предпринимателей Юлии Якупбаевой. По ее словам, многие предприниматели не поддерживают девальвацию, даже вопреки тому, что находятся на грани разорения.

 

Есть три кита

Не менее интересной оказалась вторая панельная дискуссия «Дедолларизация в Казахстане. Миф или реальность». В ее ходе почти все эксперты высказали мнение о том, что меры, предлагаемые регулятором и правительством, малоэффективны.

Напомним, что недавно правительство совместно с Нацбанком разработало план на 2015–2016 годы по снижению зависимости экономики от доллара. Он уже одобрен правлением Национального банка и включает «три основных стратегических направления». Во-первых, обеспечение макроэкономической стабильности; во‑вторых, развитие безналичных платежей и сокращение теневого оборота; в‑третьих, обеспечение приоритета национальной валюты над иностранной.

По первому направлению предусмотрены меры по диверсификации экономики и повышению казахстанского содержания в производимых товарах, работах и услугах. По второму планируется осуществить перевод сделок с движимым и недвижимым имуществом на безналичный расчет.

Что касается третьего направления, то планом предусмотрено, во‑первых, увеличение размера гарантирования по депозитам населения в национальной валюте с 5 млн до 10 млн тенге и, во‑вторых, снижение ставки вознаграждения по депозитам населения в иностранной валюте с 4% до 3% годовых. Сюда же относятся предоставление банкам тенговой ликвидности, оздоровление банковского сектора и ввод запрета на указание цен в иностранной валюте.

Саму идею дедолларизации экономики участники дискуссии назвали популистской и далекой от реальности. Как отметил бизнесмен Сакен Сейфуллин, самое лучшее, что мы можем сделать в текущих условиях, — вообще отказаться от иллюзий о возможности повысить доверие к тенге. «У нас средства Национального фонда находятся в долларах. Накопления населения находятся в долларах. Банки тоже в долларах кредитуют. И все правы. На данный момент я предлагаю снять «дедолларизацию» как лозунг, поскольку наша сырьевая экономика импортозависимая. И в долгосрочной перспективе мы будем жить «в обнимку» с долларом».

По его мнению, необходимо расширить сферы применения тенге. «Я не знаю, у нас сейчас кризис или нет. Мы из кризиса 2007 года не вышли и, возможно, войдем сразу в другой. А поможет ли действительно девальвация? Я не знаю ни одного бизнесмена, который работает на внутреннем рынке и для которого девальвация была бы планом. Мысль, что девальвация неизбежна, лишает тебя возможности планировать. В бизнес-сообществе возникает апатия. Меня не страшит расходование средств Нацфонда. В конце концов он создавался, чтобы поддерживать курс тенге и какие-то другие ситуации. Но я тоже согласен: пусть девальвация свершится».

В свою очередь, председатель биржевого совета Казахстанской фондовой биржи Жанат Курманов считает, что даже девальвация тенге не решит проблему дедолларизации экономики. «Мы очень много импортируем. Сальдо торгового баланса мы выводим в плюс только за счет того, что продаем свои природные ресурсы. В этом отношении проблема дедолларизации — вопрос экономической политики. Пока в Казахстане не наладим собственное производство, импортозамещение и поддержку предпринимателей, вопрос дедолларизации мы не решим».

Куда более категоричным оказался Ораз Жандосов, который назвал неправильным решением начинать реализацию плана по снижению долларизации экономики с регулирования небанковских обменных пунктов. При этом экономист обрушился с критикой и на бывшего главу Нацбанка Григория Марченко: «Административными методами это (дедолларизацию — ред.) не сделать. Марченко глупостями занимался, хотел закрывать внебанковские обменники. Сейчас опять план дедолларизации правительства начинается с регулирования валютообменных пунктов. Понятно, что это анекдот». По его мнению, дедолларизации экономики можно добиться только через доверие к национальной валюте, а технические меры являются вторичными.

Ораза Жандосова вновь поддержала Умут Шаяхметова. При этом она весьма критически высказалась в отношении инициатив экономиста Олжаса Худайбергенова, который предлагал для снижения долларизации ввести государственную курсовую гарантию по тенговым депозитам и одновременно поэтапно снизить уровень ставок по долларовым вкладам с 4% до 1%. «Есть еще такие идеи: пусть государство гарантирует тенговые депозиты, и в случае девальвации будут возмещения из Национального фонда. Это вообще утопия! Я считаю, это даже антинациональные предложения. Это и физически, и технически неосуществимо. Самое главное — это опять-таки цена вопроса. Все ложится на наши резервы, на Национальный фонд».

В целом, саммит был проведен на достаточно высоком уровне как организационно, так и с точки зрения приглашенных на него экспертов. Что касается главного впечатления от мероприятия, то оно заключается в том, что и экспертное сообщество, и финансисты, и предприниматели всерьез ожидают в ближайшие месяцы новой девальвации нацвалюты, а потому не верят в эффективность мер правительства и регулятора по дедолларизации экономики.



Список статей
Комплекс умных решений  ТОО «Karlskrona LC AB» 
В крутом пике  Светлана Арбузова 
E-commerce: почему миссия выполнима  Редакционный обзор 
Аритмия рынка  Редакционный обзор 
НацБанк вводит новые правила  Редакционный обзор 
Комплимент от шефа  Евгений Момот 
Предчувствие девальвации  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem