USD/KZT 375.9  +1.7
EUR/KZT 423.56  +3.22
 KAZAKHSTAN №4, 2015 год
 AMM 2015. Курс на контрцикличность
АРХИВ

Курс на контрцикличность

ГМК Казахстана имеет все шансы не только преодолеть кризис, но и усилить свои позиции на глобальном рынке металлов. Для этого нужно улучшить законодательство, продолжить инвестировать в развитие сырьевой базы и повышение производительности, а также принять более агрессивную стратегию роста. Именно к такому выводу пришли участники VI Астанинского горно-металлургического конгресса.

 

В 2015 году конгресс Astana Mining & Metallurgy собрал около 600 делегатов из 18 стран. Спикерами мероприятия выступили первые руководители национальных компаний, крупных горно-металлургических предприятий и международных агентств, представители науки и бизнеса из Австралии, Афганистана, Великобритании, Казахстана, Канады, Китая, Кыргызстана, Турции и Франции.

Главная тема конгресса была обозначена как «Промышленная политика ГМК: инвестиции, модернизация, производство». В его ходе обсуждались такие актуальные вопросы, как привлечение инвестиций в горно-металлургический сектор, государственная поддержка и программы развития, передовые методы в геологоразведке, энергоэффективность и безопасность на производстве, мировые цены и динамика спроса на металлы, развитие обрабатывающей промышленности для обеспечения устойчивости экономики на фоне ухудшения мировой конъюнктуры сырьевых рынков.

Кроме того, в рамках мероприятия была проведена выставка, представившая до 40 компаний из 9 стран. В этом году экспозиция пополнилась новым разделом – «Сделано в Казахстане для ГМК», где была показана продукция отечественных поставщиков.

Открывая пленарную сессию AMM, первый заместитель Премьер-министра Казахстана Бакытжан Сагинтаев подчеркнул, что горно-металлургический комплекс остается одним из ключевых секторов казахстанской экономики. На его долю приходится около 19% ВВП, а на предприятиях отрасли работают 300 тыс. человек. В условиях вызовов последнего времени, связанных с ухудшением ситуации на мировых рынках металлов, сокращением экспортных поставок, волатильностью курсов валют, правительство делает все возможное, чтобы помочь сохранить конкурентоспособность отечественной металлургической продукции. Так, в прошлом году завершилась первая пятилетка индустриализации, в рамках которой в ГМК введены в эксплуатацию 60 новых производств на сумму $2,5 млрд, создано свыше 16 тыс. постоянных рабочих мест. Еще 6 проектов планируется запустить в текущем году.

Дальнейшая политика государства в сфере ГМК будет взаимоувязана с программой индустриально-инновационного развития на 2015–2019 годы, в которой черная и цветная металлургия оставлены в качестве приоритетных направлений. По словам г-на Сагинтаева, основными задачами для металлургов будут расширение мощностей действующих предприятий, создание новых производств базовых металлов и последующих переделов, повышение производительности труда, обеспечение инфраструктуры инвестиционных проектов, а также стимулирование экспорта и спроса на внутреннем рынке. Со своей стороны, государство обещает продолжить работу по повышению инвестиционной привлекательности сектора. «Законодательно уже закреплено внедрение новых стимулов для инвесторов, расширение инвестиционных преференций и другие стимулирующие меры. Благодаря своевременному принятию правительством Плана мероприятий по поддержке промышленных предприятий на 2015 год, нам удалось сохранить и нарастить объемы производства в горно-металлургической промышленности».

Комплекс системных и точечных мер построен таким образом, чтобы системообразующие предприятия, получая господдержку, в свою очередь, могли стимулировать смежные малые и средние производства путем обеспечения сырьем и закупа их продукции. И это уже приносит свои результаты. По данным г-на Сагинтаева, по итогам 5 месяцев текущего года, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, добыча металлических руд увеличена на 3,6%, а объемы производства металлургической продукции выросли на 15,6%.

Еще одна задача обозначена в рамках 100 конкретных шагов для проведения институциональных реформ в Казахстане, заявленных главой государства. Она предусматривает привлечение в отечественный ГМК всемирно известных транснациональных корпораций. Кроме того, правительство намерено усилить развитие казахстанских брендов в металлургии, в частности, увеличить долю отечественного титана в мировом сегменте данной продукции с нынешних 11 до 20%.

В горнорудной отрасли планируется перейти на упрощенный метод предоставления права недропользования, основанный на модели Западной Австралии, где широко применяется принцип «первый пришел – первый получил». Начат процесс внедрения международной системы стандартов отчетности по запасам полезных ископаемых CRIRSCO, а также продолжается активная разработка Кодекса о недрах.

В заключение своего спича г-н Сагинтаев напомнил, что сейчас Казахстан готовится к проведению Всемирного горного конгресса в Астане в 2018 году, на котором и будут продемонстрированы результаты реализации всех обозначенных им задач.

Между тем некоторые из инициатив наших чиновников нашли свое воплощение уже непосредственно на площадке конгресса. Так, в его рамках Председатель Правления АО «Казгеология» Галым Нуржанов и вице-президент корпорации «Korea Resources Corporation» (KORES) Шин Ким Хым подписали меморандум о взаимопонимании по реализации совместных проектов в Восточно-Казахстанской области, выявлению новых месторождений с запасами полиметаллических руд. Кроме того, как сообщил глава «Казгеологии», в текущем году начнутся геологоразведочные работы полиметаллических руд «Дюсембай» в Карагандинской области.

В свою очередь, г-н Шин Ким Хым, комментируя достигнутые договоренности, выразил готовность своей корпорации внести вклад в индустриализацию Казахстана через формирование международной конкурентоспособной модели бизнеса, которая является средством глобального сотрудничества между KORES и ее партнерами. «В этом процессе KORES может поделиться историей успеха индустриализации Кореи и пригласить ведущие частные корейские компании в соответствующие секторы. Корея готова стать не просто бизнес-партнером, но и истинным другом, который передает опыт и культуру, основанную на взаимном доверии и понимании».

 

База для металлургов

И так, металлургия оказалась в числе приоритетов индустриализации на ближайшие пять лет. Что же касается горнорудного сегмента, то здесь, по словам вице-министра по инвестициям и развитию Альберта Рау, задача номер один – обеспечение наших металлургов надежной и устойчивой сырьевой базой.

В рамках Комплексного плана по развитию горно-металлургической промышленности на 2014–2018 годы предусмотрена реализация 27 инвестиционных проектов в этой сфере на общую сумму более $7 млрд, которые должны быть запущены недропользователями за счет собственных и заемных средств. «На сегодняшний день уже реализованы 4 проекта: по развитию рудных тел на нижних горизонтах Тишинского рудника (ТОО «Казцинк»), строительству золотоизвлекательной фабрики мощностью 2,4 т катодного золота в год (АО «АК «Алтын-алмас») и Таскоринской золотоизвлекательной фабрики (ТОО «Таскара»), а также по добыче и переработке до 450 тыс. т золотосодержащей руды с получением сплава Доре в городе Житикара (ТОО «Брендт»). Объем инвестиций по этим проектам в 2014–2015 годах составил около $122 млн».

Говоря о наиболее значимых проектах, осуществляемых сегодня, г-н Рау особо отметил строительство Актогайского и Бозшакольского ГОКов, модернизацию технологий отработки Жезказганской группы медных месторождений, освоение полиметаллических руд месторождения «Шалкия», полиметаллических руд месторождения «Алайгыр», а также железорудного месторождения «Масальское».

Все они ориентированы на внедрение современных технологий и максимальную эффективность производства. «Когда мы с вами, коллеги, говорим, как нам сложно работать в условиях отсутствия прямого доступа на мировые рынки, высоких транспортных расходов и т. д., нужно понимать, что выход здесь только один: повышать производительность труда, снижать энергоемкость своего продукта, повышать качество».

Наиболее показательным в этом плане он назвал проект Бозшакольского ГОКа: «Хотел бы отметить, что Корпорация «Казахмыс» добывала порядка 35 млн т при численности работников в 45 тыс. Теперь на Бозшаколе будут работать 1 500 человек, при сопоставимом объеме добычи в 30 млн т. Это результаты внедрения передовых технологий, которые привели к значительному повышению производительности труда».

Вполне определенно в плане прописана и роль национальной компании «Тау-Кен Самрук». Она будет выступать в качестве оператора технологически сложных и масштабных проектов по труднообогатимым рудам, которые оказались не по зубам частному бизнесу. На данный момент это уже упомянутые выше месторождения «Шалкия», «Масальское» и «Алайгыр», которые требуют предварительной подготовки и государственного финансирования, чтобы в дальнейшем привлечь в них инвесторов.

Свое развитие получат и совершенно новые для Казахстана проекты. Речь идет о кобальт-никелевом месторждении «Горностаевское», которое осваивает SAT & Company. «Это будет одно из первых в мире производств по переработке бедных окисленных кобальт-никелевых руд с выпуском никелевого штейна и кобальта».

Большие планы в нашем ГМК у китайских инвесторов, которые сейчас рассматривают участие в 14 совместных проектах в этой сфере.

В заключение г-н Рау отметил, что реализация комплексного плана обеспечит загрузку отечественных металлургических предприятий и позволит расширить экспортные направления: «С учетом завершения геологоразведочных работ и вовлечения в разработку новых месторождений мы готовы рассмотреть ваши предложения по актуализации плана…От имени правительства мы можем говорить, что не допустим ни в одном секторе, ни в одной подотрасли истощения рудной базы, обеспечив сбалансированное развитие ГМК – от геологоразведки и добычи до последующих переделов».       

 

И снова кодекс

Одной из центральных тем конгресса AMM уже который год является принятие в Казахстане Кодекса о недропользовании. Работа над ним ведется с сентября 2013 года, когда соответствующую задачу поставил глава государства. Предварительный вариант документа уже готов, его финальный текст планируется доработать осенью и в октябре представить на рассмотрение в Парламент.

Между тем, как заявил исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Николай Радостовец, представители ГМК по-прежнему настаивают на принятии отдельного Горного кодекса: «Недавно был проведен круглый стол с участием АГМП, и большинство экспертов склонны считать, что у горняков должен быть свой кодекс… это носит принципиальный характер, поскольку по многим вопросам мы не можем с нефтяниками иметь общее понимание – у нас совсем другая специфика».

В этой связи он призвал коллег выступить единым фронтом и поддержать эту идею. «Мы отчетливо понимаем, что отрасль уже в 2016 году будет иметь другое законодательное и налоговое поле и вообще другое понимание перспектив своего развития. С учетом поставленных главой государства задач сейчас идет не просто упрощение механизма выдачи разрешительных документов, но происходит трансформация мышления».

Далее г-н Радостовец предложил делегатам обсудить ряд вопросов, которые должны быть учтены в новом Кодексе. И первый из них – ясный понятийный аппарат: «Должны быть четкими такие понятия, как первичная переработка, операции по недропользованию, геологические изучения недр, обогащение, следующий передел. Сейчас они не прописаны, и у нас все время возникают проблемы и споры с налоговыми органами».

Второй вопрос, который прежде всего волнует крупных игроков отрасли, – это угроза пересмотра условий действующих контрактов на недропользование в связи с переходом государства на новую модель лицензирования. По мнению г-на Радостовца, для уже реализуе-мых проектов правила игры должны быть неизменны вплоть до завершения контрактов. Кроме того, он предложил сохранить практику заключения контрактов по особо большим, стратегическим активам и месторождениям.

Следующий момент – как сохранить стабильность условий недропользования. «Если в лицензии будет записана стабильность, а Налоговый кодекс затем изменится – будут ли эти изменения распространяться на нас? Вдруг правительство внесет предложение увеличить НДПИ или еще что-то. Мы хотели бы, чтобы очень четко была предусмотрена защита инвестиций и стабильность налогового режима для недропользования. Горно-металлургический бизнес – это не торговля, здесь контракты и возмещение произведенных инвестиций нередко занимают десятилетия, и нужно четко понять, что через пять или шесть лет будет стабильная поддержка».

Еще один повод для беспокойства бизнеса – будет ли в новом Кодексе упразднено приоритетное право государства на приобретение передаваемых прав на недропользование. Напомним: предложение об исключении такой нормы, сохранив при этом разрешительный режим передачи прав, вошло в число рекомендаций экспертов ОЭСР для Казахстана. Однако пока правительство склоняется к тому, чтобы оставить за собой коммерческие интересы в части стратегических месторождений, что отнюдь не вдохновляет инвесторов.

И конечно, главный лоббист горняков и металлургов не мог обойти стороной тему налогов. По его мнению, в сознании финансистов и налоговиков наконец наступил очень важный перелом: «Представители министерств экономики и финансов признали, что за последние годы они перегрузили сектор недропользования. Создав стимулы для индивидуальных предпринимателей, думая, что пойдет очень активно развитие МСБ, мы в конечном счете этого не получили. Поэтому сейчас очень остро стоит вопрос разгрузки сектора недропользования, чтобы были большие стимулы. Внутренняя окупаемость, доходность проектов в ГМК Казахстана оказывается меньше, чем в тех странах, опыт которых мы перенимаем».

В этой связи г-н Радостовец озвучил ряд положений, которые необходимо закрепить в новом Кодексе. Во-первых – отказаться от инициативы размытия налоговой границы между сферой недропользования и предпринимательской деятельностью в целом. Во-вторых – прекратить практику взимания КПН с убытков недропользователей, предусмотрев возможность отнесения расходов на разведку на вычеты. В-третьих – отменить НДС на геологоразведку, уплату подписного бонуса и бонуса коммерческого обнаружения, упростить возврат НДС по обороту по нулевой ставке, а также решить все вопросы по возврату исторических затрат.

Последний момент особенно волнует недропользователей в связи с поручением президента рассмотреть возможность замены НДС налогом с продаж. «В сфере недропользования нам нужно сохранить НДС, поскольку взимание налога с продаж – это практика, которая, во-первых, нам непонятна. Во-вторых, у всех возникает вопрос: если государство переходит на другую систему, значит, исторические долги, оно что – прекращает по ним обсуждения?»

В заключение глава АГМП подчеркнул, что непростая экономическая ситуация в Китае и России существенно ограничила возможности отечественных экспортеров, а потому вопрос более эффективной конкурентоспособности ГМК сейчас должен стать приоритетом номер один.

 

Медные перспективы

В прочем, пессимизм г-на Радостовца в отношении внешней конъюнктуры разделили далекого не все спикеры АММ. К примеру, Председатель Правления KAZ Minerals Plc Олег Новачук уверен, что в следующие десять лет медный рынок станет самым перспективным.

В качестве аргумента он привел планы правительства КНР о переселении с юго-востока на запад страны около 340 млн этнических китайцев. Полтора года назад было принято решение о строительстве до 2030 года более 150 городов с населением, превышающим 2 млн человек. «Это и строительство линий электропередач, и использование всевозможных материалов для трубопроводов, кондиционеров и многое другое. Несмотря на сегодняшние колебания цен, потребление меди в Китае в средне-срочной перспективе – просто беспрецедентно». Причем медь эта будет нужна на севере и западе Поднебесной, где и находятся ее основные медеплавильные заводы. Тогда как концентрат из Чили, Австралии, Южной Африки приходит в порты на юго-востоке. Для того чтобы доставить его через всю страну, понадобятся колоссальные транспортные расходы, кроме того придется строить новую инфраструктуру и дороги, что опять же очень дорого. В этой связи одним из самых выгодных поставщиков меди для северо-западных проектов Китая становится Казахстан. Именно на этот прогноз опиралось руководство KAZ Minerals инвестируя в освоение Бозшаколя и Актогая. Кстати, согласно статистике, сегодня на эти 2 проекта приходится 68% ожидаемого высоковероятного прироста производства меди в СНГ и 23% – в мире.

«И самое отрадное для нас, что очень многие предприятия сейчас руководствуются тем, что если цена на медь упала, то инвестиции надо немедленно приостановить. Как правило, компании, которые залистингованы на международных фондовых рынках, вынуждены прислушиваться к крупным акционерам, которые, к сожалению, живут очень краткосрочными перспективами».

Г-н Новачук напомнил, что решение о строительстве Бозшаколя и Актогая было принято в 2008 году, как раз перед тем как цены на медь рухнули с $9 тыс. до $3,4 тыс. за тонну, что вызвало реальный кризис в отрасли. «Мы испытали огромнейшее давление со стороны наших иностранных акционеров, что проект должен быть заморожен, но, несмот-ря на это, благодаря поддержке нашего президента и правительства нам удалось успешно провести переговоры с Банком развития Китая и привлечь $4,5 млрд на 15 лет. Деньги мы используем только на строительство этих новых проектов». Как считает глава KAZ Minerals, такая контрцикличная стратегия позволит компании резко нарастить производство на новом пике цен медного рынка, которой, по самым скептическим его прогнозам, придется на 2017–2018 годы.

 

 Уроки суперцикла

Руководитель глобальной практики EY по оказанию аудиторских услуг компаниям горнодобывающей и металлургической отраслей Алексей Иванов поделился своим видением новых рисков для ГМК, которые возникли как результат завершения суперцикла высоких цен.

И первым из них он назвал возросшую волатильность как стоимости сырьевых товаров, так и валютных курсов. В таких условиях одним из ключевых элементов долгосрочного планирования для компаний становится хеджирование.

Второй вызов, особенно проявившийся в этом году, – острая потребность в повышении производительности, которая очень сильно упала за последние 15 лет. К примеру, у угледобывающих компаний Австралии этот показатель сократился на 50%. Понятно, что восстановить рентабельность можно как за счет банального сокращения численности, так и реорганизации производственной цепочки. Причем это достаточно легкий путь, и многие игроки его уже прошли. Однако в дальнейшем потребуются более крупномасштабные изменения, в том числе пересмотр планов горных разработок, технологическое переоснащение и т. д.

Третий момент – более рачительное и разумное использование капитала. Теперь главным показателем эффективности бизнеса служит не общая выручка, а рентабельность задействованного капитала. Причем выраженная в процентах, а не абсолютных значениях. В период постоянно растущих цен на это никто не обращал внимание. Как результат, сегодня в США порядка 69% всех крупных инвестиционных проектов в ГМК столкнулись с превышением сметы затрат, десятки из них отстают от графика. «Аналогичная ситуация в России и Казахстане, а это деньги, это живые потери, в том числе на кредитных ресурсах».

По мнению г-на Иванова, еще одной необходимостью в новых условиях является восстановление службы продаж и маркетинга. «Даже в таком, казалось бы, нерыночном секторе, как горная добыча, на этом тоже можно делать деньги. Это и интернет-торговля, которой сейчас занимаются все крупные горно-металлургические предприятия, в том числе диджитализация».

Следующий риск – национализация ресурсной базы. В условиях кризиса все больше государств ужесточили правила игры, применяя такие инструменты, как принцип «разрабатывай, а то потеряешь» и др. «Все это, конечно, можно использовать. Другое дело, что нужно понимать: если вы используете что-то против инвестора хотя бы один раз, это будет помнить еще много лет не только этот, но и десяток других инвесторов», – предостерег спикер.

По его словам, сталкиваясь с этими и другими рисками, глобальные игроки прежде всего пересматривают свои бизнес-модели, учитывают волатильность, удлиняют сроки стратегического планирования, наращивают инвестиции в НИОКР.

В заключение представитель EY озвучил несколько советов для ГМК Казахстана. Так, для привлечения инвестиций в геологоразведку и развития компаний-юниоров он предложил создать юниорскую биржу по примеру Австралии и Канады. Второй совет – ужесточить требования в части обогащения, что позволит увеличить добавленную стоимость производственной цепочки. Ведь чем выше передел – тем больше денег остается в стране. Третий момент – стимулирование сделок M&A и взращивание национальных чемпионов. «Я думаю, что нужно пересмотреть ключевые компетенции, понять, где казахстанские лидеры отрасли могут оказаться на 1-м–2-м месте в мире и попытаться увеличить свое глобальное присутствие. К примеру, таких моментов, как планы по достижению 20% на титановом рынке, должно быть больше с учетом того, что сырьевая и производственная базы это позволяют».

И последний совет эксперта – переход на контрцикличную модель развития: «В прошлом году мы считали самым главным вызовом ГМК повышение производительности, однако в нашем новом обзоре бизнес-рисков – это способность возвращения к стратегии роста. Несмотря на определенную депрессию, многие игроки начали планировать рост, причем планировать контрциклично. Такого рода мышление позволит получать большую выгоду от природных ресурсов и государству, и компаниям», – резюмировал спикер.  

Сергей Гахов



Список статей
ПОЗИЦИЯ. Словом и делом!  Андрей Кефер 
AMS. Сервис с гарантией  Дэвид Стюарт 
РЕЙТИНГИ. Допинг господдержки  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem