USD/KZT 367.06  -1.95
EUR/KZT 416.17  -0.21
 KAZAKHSTAN №5, 2015 год
 АССОЦИАЦИЯ. Нефтесервисный паралич
АРХИВ

Нефтесервисный паралич

Почему нашим подрядчикам все реже удается получить контракты у недропользователей

Падение мировых цен на «черное золото» оказывает негативное влияние не только на добывающие, но и нефтесервисные предприятия. Даже такие мировые гиганты, как Schlumberger и Halliburton, сегодня едва сводят концы с концами. О том, что происходит на этом рынке, рассказывает генеральный директор ОЮЛ «Союз сервисных компаний Казахстана» Дауржан Аугамбай.

 

С какими проблемами столкнулись члены Вашего союза в связи с резким падением нефтяных цен?

Нынешнее состояние нефтесервисной отрасли Казахстана напрямую связано с несколькими факторами. И речь здесь идет не только о цене на нефть, хотя она и является основополагающей составляющей в данном вопросе. Я бы хотел пока остановиться на двух основных аспектах, которые необходимо учитывать. Во-первых, нельзя забывать о том, что нефтесервисный сектор – это суботрасль, которая прежде всего взаимодействует с крупными недропользователями и их генеральными подрядчиками. При этом объемы капитальных затрат и планы реализации проектов, операторами которых являются крупные недропользователи, зависят от цен на углеводородное сырье. Во-вторых, на уровень развития нефтесервисной отрасли влияет техническая и технологическая оснащенность отечественных предприятий, работающих в ней. Это так называемый уровень конкурентоспособности местных компаний и их соответствия требованиям операторов.

Давайте детальнее разберемся с этими аспектами. В текущих условиях цена на нефть стала причиной сокращения объемов работ и капитальных затрат, что негативно отразилось на местных нефтесервисных компаниях. Последние были вынуждены скорректировать свои производственные планы не в пользу своих сотрудников, которые остались без работы. Отечественные предприятия оказались между молотом и наковальней: с одной стороны, они вынуждены сокращать персонал из-за отсутствия необходимого объема заказов, а с другой – несут социальную ответственность за своих рабочих. В отрасли имеется немало примеров, когда из-за падения цен на нефть крупные и средние недропользователи резко сокращали объемы работ, на которые рассчитывали наши компании. Стоит отметить, что, несмотря на это, казахстанские подрядчики стараются максимально удерживать свой персонал, держа слово, данное в рамках обязательств перед региональными властями. Но, сами понимаете, при отсутствии источников дохода соблюдать такое обещание в течение долгого периода не получится. Рано или поздно ниточка порвется.

Данная проблема перекликается с еще одной: падение цен на нефть стало причиной неплатежей со стороны недропользователей и их подрядчиков за работы и услуги, выполненные нашими нефтесервисниками. Ладно, если бы выплаты перестали поступать именно в момент падения цен на нефть. Но ведь неплатежи стали носить системный характер и порой длятся от года до трех лет. В совокупности, если исходить из грубых расчетов, общая задолженность недропользователей перед нефтесервисниками составляет уже порядка 100 млрд тенге. Эти средства могли бы пойти на обновление основных средств, обслуживание кредитов, обучение персонала и дальнейшее развитие компаний, что ведет к повышению их конкурентоспособности. Но на деле эти деньги не поступают, оставаясь в карманах недропользователей, у которых, в свою очередь, тоже имеются причины их невыплаты.

Таким образом, в отрасли возникает стойкое ощущение проникающего паралича и взаимной задолженности. Местные компании, не имеющие средств для развития, перестают соответствовать требованиям недропользователей, и сейчас редко кому из них удается получать контракты от операторов. Причин этого тоже несколько. Если говорить вкратце, то отсутствие денежных средств, которые могли бы выступить гарантией при подаче заявки на тендер, а также недостаточные техническая и технологическая вооруженность и опыт взаимодействия с недропользователями ведут к тому, что многие предприятия остаются за бортом. Есть еще разногласия казахстанских нефтесервисников с китайским недропользователем, но эта тема заслуживают отдельного разговора.

Как девальвация тенге отразилась на экономических показателях реализуемых нефтесервисных проектов?

Подавляющее большинство отечественных компаний имеет на руках контракты, индексированные в тенге. Они предполагают выполнение определенного объема работ и услуг и содержат в себе фиксированные расходы для реализации того или иного проекта. Вместе с тем каждый закуп в рамках выполнения проекта производится за рубежом и в иностранной валюте. В такой ситуа-ции девальвация значительно сокращает общую сумму контракта, что ставит под сомнение возможность его выполнения, не говоря уже о получении прибыли. Поскольку большинство компаний приобретает оборудование, комплектующие и технику за иностранную валюту, продолжающееся обесценение тенге приводит к тупиковой ситуации и преддепрессивному состоянию. При этом изменение договорных условий в случае девальвации тенге не оговаривается, что ставит наших нефтесервисников в весьма затруднительное положение. Добавьте сюда имеющуюся задолженность, выраженную в додевальвационных тенге, которую наши компании не могут получить вовремя. Вместе с тем девальвация выгодна для нефтедобывающих компаний и, по идее, должна подвигнуть их к началу выплат долгов. Как видите, картина настолько понятна, что дальнейшие комментарии здесь излишни.

 

Какие антикризисные меры можно было бы предпринять в такой ситуации?

Единственным выходом из сложившегося положения является вовлечение максимального количества компаний в крупные проекты, которые реализуются иностранными операторами. Необходимо обеспечить равный доступ к тендерам, отдав местным предприятиям приоритет при получении контрактов в той части работ, которая не отличается высокой технологичностью. Ведь самые сложные виды работ, являющиеся высокомаржинальными, и без того выполняются иностранными компаниями. Наличие контрактов для казахстанских игроков – это жизненная необходимость, которая поможет им вырасти, получить опыт и развиваться дальше. Ведь не для того они создавались и работали, чтобы продавать свое оборудование, увольнять людей и отдавать нишу иностранцам.

 

Как отразится вступление в ВТО на требованиях к недропользователям в сфере казсодержания? Какие альтернативные инструменты планируется внедрить?

Данный вопрос волновал Союз нефтесервисных компаний Казахстана задолго до вступления нашей страны в ВТО. Получить от государственных органов ответы на многочисленные вопросы, которые волновали наших членов, мы пытались еще в 2013 году. К сожалению, тогда мы не смогли получить исчерпывающего разъяснения, поскольку переговорный процесс оставался в секрете. Даже сейчас, после подписания протокола о вступлении Казахстана в ВТО, не вся картина ясна до конца. Кстати, в последнем, осеннем номере журнала нашей ассоциации «KAZSERVICE» мы постарались пролить свет на эту тему, озвучив мнение ряда представителей государственных органов. Понятие «местное содержание» в скором времени прекратит свое существование, но у нас еще остается немного времени, чтобы пользоваться защитными механизмами. Конечно, новые условия рынка и правила игры станут благоприятными для иностранных компаний и в краткосрочном периоде отечественным игрокам будет очень сложно. Мы выражаем сомнение, что в рамках членства в ВТО наши предприятия станут конкурентоспособнее. Если даже в период высоких цен на нефть и при наличии инструментов казахстанского содержания мы так и не вырастили «национальных чемпионов», то как мы это собираемся делать при текущей ситуации?

 

В июле ваш Союз провел совещание по проблемным вопросам, возникшим при взаимодействии наших нефтесервисных компаний с китайским оператором «СНПС-Актобемунайгаз». В чем суть разногласий, какие предложения были выдвинуты и были ли они приняты?

Суть проблем, которые мы поднимали, заключалась в том, что казахстанские игроки, работающие в Актюбинской области, практически перестали получать заказы от китайских недропользователей, которые отдают предпочтения своим подрядчикам. Под «своими» подразумеваются китайские компании, которые имеют больше полномочий и прав доступа при распределении контрактов.

Как результат, многие были вынуждены переориентироваться на другие ре-гионы, ну а те, кто все еще пытается работать с китайским оператором, страдают из-за отсутвия обратной связи с ним. При подаче заявки на участие в тендере местные компании получают отказ, но при этом им не предоставляют обоснованного и детального объяснения причин, по которым они не прошли. И это при том, что наличие объяснений позволило бы нашим предприятиям лучше подготовиться и исправить ошибки.

Также имеет место укрупнение лотов, что ограничивает возможности участия в тендерах. В целом закрытость китайского оператора вынуждает местных игроков покидать свой регион, который заполняют китайские подрядчики. По итогам ряда встреч с «СНПС-АМГ» была достигнута договоренность решать данные проблемы, но пока особых продвижений здесь не наблюдается. Наверное, правильнее будет озвучить достижения по факту, поскольку вопросы эти поднимались еще в январе 2014 года и, как видите, остаются открытыми до сих пор.

 

Российские эксперты считают большой угрозой давление, оказываемое на нефтесервисный рынок РФ со стороны китайских подрядчиков. Похоже, аналогичная ситуация наблюдается и у нас?

Данная проблема действительно имеет место. Бесспорно, китайские компании лучше оснащены материально и технически, они имеют поддержку со стороны своего государства и используют скрытые механизмы демпинга, с которыми отечественным игрокам бороться сложно. Поэтому то, что мы наблюдаем в Актюбинской области, может плавно перетечь и в другие регионы. Например, в Кызылординскую область, где также превалируют китайские операторы. В этой связи нужно работать над тем, чтобы создавались совместные предприятия. Тем более что взаимодействие с компаниями из КНР неизбежно хотя бы по той причине, что Китай также является членом ВТО.

 

Какие задачи стоят перед Союзом на ближайшую перспективу?

На ближайший год мы поставили своей целью дальнейшее взаимодействие с крупными операторами (ТШО, КПО, НКОК, СНПС), с тем чтобы максимально состыковать местные компании с этими недропользователями. Будет продолжена работа по изучению сложных и запутанных механизмов прохождения предквалификации, участию в экспертных группах в рамках проектов расширения. Немаловажной является организация ряда технических семинаров и круглых столов с недропользователями с целью донесения до местных компаний ценной информации по получению контрактов и грамотному участию в тендерах. Также в наших планах проведение V ежегодной конференции «Казнефтегазсервис», ставшей полезной и признанной информационно-диалоговой площадкой, на которой собираются руководители Министерства энергетики и Министерства по инвестициям и развитию РК, представители Национальной палаты предпринимателей Казахстана «Атамекен», ТОО «PSA», Контрактного агентства, АО «КазМунайГаз», ТОО «Тенгизшевройл», «Карачаганак Петролеум Оперейтинг», «Норт Каспиан Оперейтинг Компани», Ассоциации «KAZENERGY», казахстанских и зарубежных отраслевых ассоциаций, а также нефтесервисных и нефтегазовых компаний.  

 

Союз сервисных компаний Казахстана

Образован в 2011 году. Основной задачей союза является объединение нефтесервисных предприятий республики для консолидированного подхода в решении имеющихся в отрасли проблем. К другим задачам, над которыми работает союз, относятся вовлечение отечественных компаний в крупные нефтегазовые проекты Казахстана, отстаивание интересов своих членов, создание информационно-диалоговой площадки для нефтесервисных организаций. В рамках объединения обсуждаются вопросы, связанные с аспектами доступа к долгосрочным планам закупок недропользователей, взаимодействием нефтесервисных подрядчиков с заказчиками, критериями отбора подрядчиков, государственным регулированием нефтесервисного бизнеса и другими законодательными инициативами. Союз активно сотрудничает с Министерством энергетики, Национальной палатой предпринимателей Казахстана, ТОО «Самрук-Казына Контракт», Национальным Агентством по развитию местного содержания «NADLoC» и Казахстанским контрактным агентством.

 

Дауржан Аугамбай

В 2002 г. закончил КазНУ им. аль-Фараби по специальности «Международные экономические отношения», а в 2007 г. – КазНТУ им. К.И. Сатпаева по специальности «Разработка нефтяных и газовых месторождений». В 2005–2006 гг. получил степень магистра MSc Investment Management в Cass Business School (Лондон), прошел стажировку в лондонском инвестиционном подразделении West Landesbank AG.

С 2002 г. работал региональным менеджером Управления международных отношений, а с 2004 г. – главным дилером Управления Казначейства АО «Банк ТуранАлем». С 2006 г. – начальник отдела по выпуску еврооблигаций в АО «Банк ТуранАлем». С 2007 г. – директор департамента финансовых рисков и долговых обязательств в ENRC Kazakhstan. С 2008 г. – исполнительный директор в АО «Астана-финанс». В августе 2009 г. учредил ТОО «Акыл-кенес Консалтинг».

Член совета Ассоциации «Болашак», Председатель Совета МОО «Центр Жас маман», главный редактор журнала «KAZSERVICE».



Список статей
KAZENERGY 2015. За энергорынок!  Таир Мансуров 
KAZENERGY 2015. За диверсификацию!  Кайргельды Кабылдин 
МАНГИСТАУ. От нефти до бензина  Ракимбек Амиржанов 
ГЕОЛОГИЯ. Глубинные привилегии  Балтабек Куандыков 
RIXOS PRESIDENT ASTANA. Ивенты класса люкс  Гульмира Темирбекова 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem