USD/KZT 356.54  +2.42
EUR/KZT 419.43  +2.7
 KAZAKHSTAN №5, 2015 год
 НЕФТЕПЕРЕРАБОТКА. Нестандартный переход
АРХИВ

Нестандартный переход

Почему нашим НПЗ невыгодно производить экологичное топливо

Сроки обращения дизельного топлива и бензина класса K2 (Евро-2) на территории Казахстана продлены до 1 января 2018 года. Не позднее этой даты отечественные НПЗ должны начать выпуск топлива К4 и К5 (Евро-4, Евро-5). Однако, пока не будут решены вопросы поставок нефти на внутренний рынок, а также экспорта произведенного в стране бензина, Казахстан так и не сможет перейти на новый экологичный стандарт.

 

Причина, по которой в Казахстане снова отложили требования по переходу к производству и обращению топлива высокого экологического класса,  — это неготовность казахстанских нефтеперерабатывающих заводов выпускать бензин стандарта К4 и К5 к 1 января 2016 года. В пояснительной записке к изменениям в технический регламент Таможенного союза указано, что модернизация наших НПЗ, проводимая сейчас, будет завершена в течение 2017 года. При этом, до 1 января 2018 года все выпускаемое топливо класса К2 будет реализовываться исключительно на территории нашей страны. И это понятно, ведь в России и Беларуси запрет на выпуск и обращение автомобильного бензина и дизеля экологических классов К2 и К3 действует еще с 2013 года. А для дизельного топлива, используемого для сельскохозяйственной и внедорожной техники, изначально нормы были установлены только для Казахстана.

 

Переход на К5 задерживает Казахстан

Технический регламент «Требования к безопасности бензина, дизельного топлива и мазута», где были прописаны экологические классы для нефтепродуктов, был установлен на территории нашей страны еще в начале марта 2010 года. Его требования предусматривали поэтапное (с 2010-го по 2016 год) введение в Казахстане экологических стандартов для автомобильного топлива. Параллельно было объявлено о запрете на ввоз и производство автотранспортных средств, соответствующих экологическому классу Евро-2 и ниже, а также о переходе на Евро-3. Изначально планировалось, что новый экологический стандарт в нашей стране будет действовать уже с 1 января 2011 года. Однако известие о введении новой нормы сильно обеспокоило автолюбителей. Ведь многие на тот момент уже успели заказать за рубежом машины, не соответствующие стандарту Евро-3. На доставку и растаможку уходит несколько месяцев, и завезти эти авто в страну до нового года никак не удавалось. В результате в Казахстане были введены льготные таможенные пошлины на ввоз автомобилей. Такой подарок от правительства был рассчитан всего на год. Из-за ажиотажа вокруг льготных машин число подержанных легковушек в республике сильно возросло. Застрявшие в пути автомобили оказались под угрозой запрета ввоза в страну. В правительстве снова пошли навстречу автовладельцам и перенесли ввод Евро-3 до 1 января 2012 года. Кроме того, был поставлен вопрос о внедрении в Казахстане с 1 июля 2013 года экологического стандарта Евро-4. Однако отечественные НПЗ уже тогда объявили, что производство бензина такого качества они смогут начать только в 2016 году и до этого времени топливо казахстанского производства будет соответствовать лишь Евро-2. В конце 2012 года был утвержден технический регламент ТС «О требованиях к автомобильному и авиационному бензину, дизельному и судовому топливу, топливу для реактивных двигателей и мазуту». Тогда же было введено понятие «экологический класс» и классификационные коды (К2, К3, К4, К5), определяющие требования к безопасности топлива. С того момента название дизтоплива состоит из аббревиатуры ДТ (дизельное топливо для автомобильных двигателей), букв Л (летнее), З (зимнее), А (арктическое) или Е (межсезонное), обозначающих климатические условия применения, и К с цифрой, указывающей на экологический класс дизтоплива. К примеру: ДТ-З-К4 — дизельное топливо зимнее экологического класса 4. Для каждой страны Таможенного союза были установлены свои сроки поэтапного перехода на выпуск и обращение более экологичных видов ГСМ. В том же техрегламенте указано, что в моторных топливах К4 и К5 должно быть в 10–50 раз меньше серосодержащих соединений, чем в К-2. При этом в автомобильных бензинах К5 объемная доля бензола должна снизиться в 5 раз.

В России стандарт Евро-2 был введен в 2006-м. Но сроки перехода на топливо более высоких экологических стандартов переносились неоднократно. К примеру, изначально планировалось, что Евро-3 будет внедрен в 2009-м, но впоследствии срок перенесли на 2011 год. Позже с просьбой об отсрочке в российское Минэнерго обратились нефтегазовые предприятия, не успевающие построить на своих НПЗ установки, необходимые для выпуска нового топлива. В июле 2011 года 12 нефтяных компаний России подписали с Федеральной антимонопольной службой (ФАС), Ростехнадзором и Росстандартом соглашение о модернизации НПЗ и постепенном переходе до 2015 года на производство более качественных видов нефтепродуктов. В сентябре 2011 года правительство продлило оборот бензинов и дизтоплива Евро-2 – на два года — до 31 декабря 2012-го, Евро-3 – на три года, до 31 декабря 2014 года, а Евро-4 – на один год, до 31 декабря 2015-го. А в конце сентября 2012 года глава ФАС Игорь Артемьев высказался за целесообразность переноса сначала еще на полгода, а затем на год (до 1 января 2014-го) запрета на использование в России моторного топлива низких экологических классов. Объяснялось это различиями в сроках перехода на более качественное топливо внутри ТС. Мол, Россия и Беларусь вводят запреты раньше, чем в Казахстане. После многочисленных споров правительство РФ все же заняло жесткую позицию и приняло решение оставить сроки своего техрегламента. К тому же оно потребовало от нефтяных компаний во что бы то ни стало снабжать рынок топливом необходимого качества. А недостающие объемы рекомендовало восполнять за счет импорта. Более того, для решения проблемы Минэнерго и ФАС РФ предложили закрепить за нефтяниками обязательства по соблюдению определенных объемов поставок ГСМ на внутренний рынок.

В Беларуси переход на более экологичное топливо происходил практически безболезненно. Поставляя значительное количество своей продукции на экспорт, белорусские нефтепереработчики изначально ориентировались на европейские стандарты Евро-4 и Евро-5. Реализовав ряд крупных инвестиционных проектов на ОАО «Нафтан» и ОАО «Мозырский НПЗ», белорусы полностью покрыли потребности внутреннего рынка в дизельном топливе и высокооктановом бензине К3 и К5. До настоящего времени Беларусь соблюдала все условия и сроки, указанные в техрегламенте. Как результат, и Россия, и Беларусь уже два года не используют топливо К2 и готовы к переходу на К4 и К5. И только казахстанские НПЗ тянут с выпуском экологичного топлива.

 

Сырье «утекает» за рубеж

В настоящее время в нашей стране действуют три нефтеперерабатывающих завода. Атырауский НПЗ введен в эксплуатацию в 1945 году, Павлодарский НХЗ — в 1978 году, а Шымкентский НПЗ — в 1985-м. Понятно, что все они построены еще в советское время и требуют модернизации. Сейчас глубина переработки нефти на этих предприятиях в среднем составляет 68%. Планировалось, что к 2016 году она достигнет 89%. Однако модернизация затянулась из-за нехватки денежных средств. В марте заместитель генерального директора по маркетингу АО «КазМунайГаз — переработка и маркетинг» Ерлан Койбагаров сообщил, что компания планировала переработать 15 млн т нефти в год, но план переутвердили на уровне 14 млн 300 тыс. т. В результате НПЗ недополучили деньги, которые могли бы потратить на модернизацию, и выпуск топлива К4 и К5, запланированный на 2016 год, придется отложить.

Выходит, что наши НПЗ сталкиваются с дефицитом сырья. А ведь предполагалось, что после модернизации заводов объем переработки вырастет с 14,3 млн до 18,5 млн т в год. И если спрос НПЗ на сырую нефть не будет удовлетворен, то миллиардные вложения в строительство объектов, необходимых для выпуска топлива К4 и К5, просто не окупятся.

К примеру, на реализацию проекта Атырауского НПЗ «Строительство комплекса по производству ароматических углеводородов» Банк развития Казахстана уже выделил $1 млрд 64 млн. Еще $34 млн выделяются за счет собственных средств предприятия. На проект «Строительство комплекса глубокой переработки нефти» этому же нефтеперерабатывающему заводу необходимо затратить еще $2 млрд 23 млн.

В январе этого года БРК предоставил 25% необходимого финансирования на проведение строительно-монтажных работ в рамках модернизации Павлодарского нефтехимического завода. При этом, по информации банка, общая стоимость контракта под ключ составляет более $1,2 млрд.

В начале июня тот же БРК выделил для АО «Конденсат» заем в размере $120 млн на создание в Западно-Казахстанской области нового предприятия по производству бензина класса К5. Общая стоимость проекта составляет $200 млн.

Что касается реконструкции Шымкентского НПЗ (ТОО «ПетроКазахстан Ойл Продактс»), то точных данных по необходимым инвестициям нет, хотя понятно, что и здесь речь идет о сотнях миллионов. Отметим, что Казахстан также рассматривает возможность строительства нового, четвертого НПЗ, который обойдется примерно в $10 млрд.

В настоящий момент стоимость переработки нефти на наших НПЗ составляет $60–75 за тонну. И для того, чтобы покрыть имеющиеся затраты им нужно перерабатывать минимум 17,5 млн т нефти в год. Но пока заводы не могут получить даже запланированные 15 млн т.

Между тем только в 2014 году Казахстан экспортировал 62 млн т нефти и газового конденсата. То есть несмотря на то, что внутри страны сырья недостаточно, основной его объем уходит за рубеж. Тот же «КазМунайГаз» ежегодно переправляет около 5 млн т казахстанской нефти в Румынию.

Еще в 2007 году компания приобрела контрольный пакет (75%) акций в Rompetrol Group, а в 2009-м были выкуплены оставшиеся 25%. В отчете КМГ за 2014 год указано, что «приобретение Rompetrol Group и дальнейшие существенные инвестиции в реконструкцию производительности ее нефтеперерабатывающих мощностей, развитие логистической инфраструктуры и расширение розничной сети позволило компании приобрести статус «энергетического моста», соединяющего ресурсы Центральной Азии с перспективными рынками Европы». В 2014 году Rompetrol Group был переименован в KMG International. В настоящее время KMG International N. V. зарегистрирована в Нидерландах с головным офисом в Бухаресте и осуществляет свою основную деятельность в Румынии, а также странах Черноморского и Средиземноморского бассейнов.

Компания владеет румынским нефтеперерабатывающим заводом Petromidia, который расположен в уезде Констанца на Черном море. Мощность НПЗ составляет 5 млн т нефти в год. Завод, прошедший модернизацию в 90-х годах прошлого века и в 2005 году, сегодня способен перерабатывать высокосернистые и тяжелые сорта нефти марки Urals. При этом, в отличие от казахстанских предприятий, здесь освоен выпуск продукции стандарта Евро-5.

КМГ также принадлежит НПЗ Vega, расположенный недалеко от Бухареста и Плоешти. Он построен в 1905 году и модернизирован в 1970-х. Проектная мощность предприятия составляет 500 тыс. т в год. Завод специализируется на использовании альтернативных видов сырья (нафта, тяжелые углеводородные фракции, мазут). В 2014 году объем переработки здесь составил 309 тыс. т.

В числе иностранных активов КМГ есть также нефтехимический комплекс, интегрированный с НПЗ Petromidia. Действующие производственные линии комплекса номинальной мощностью 220 тыс. т выпускают полипропилен, полиэтилен низкого и высокого давления различных марок. Источником сырья является пропилен, производимый на НПЗ Petromidia, и покупной этилен. Объем переработки комплекса в 2014 году составил 180,1 тыс. т.

Посредством своих дочерних компаний Dyneff и KMG Trading AG во Франции, Испании, Швейцарии и Сингапуре KMG International также осуществляет трейдинговые операции на международных рынках. При этом доля рынка, которую «КазМунайГаз» занимает в этих странах, ежегодно растет. К примеру, в Румынии она увеличилась с 24% в 2010-м до 27% — в 2014-м. За последние 4 года присутствие компании в Грузии выросло на 5%, в Болгарии — на 3,7%, а в Украине — на 0,7%.

Понятно, что увеличиваются и объемы сырья, необходимые для продажи готовой продукции на этих рынках. Если в 2010 году KMG Trading поставила для Petromidia 3,3 млн т нефти, то в 2014 — уже 4,8 млн т. За это же время продажа нефти третьим сторонам выросла с 311 тыс. т до 4,9 млн т. При этом АО «КазМунайГаз — переработка и маркетинг» не хватило всего 700 тыс. т, чтобы часть прибыли от переработки пустить на модернизацию НПЗ.

В июне текущего года на парламентских слушаниях по вопросам оборота нефтепродуктов депутат Шафхат Утемисов заметил, что в Казахстане действуют 63 контракта на добычу нефти, 31 из которых не предусматривает обязательства по ее поставке на внутренний рынок. Из 68 контрактов на совмещенную разведку и добычу, 16 также не имеют таких требований. Но самое тревожное заключается в том, что практически все контракты, где оговорены квоты на внутренний рынок, распространяются на разработку месторождений, на которых пик добычи уже прошел и наблюдается устойчивая тенденция к ее падению. В связи с этим г-н Утемисов предложил ввести с 2017 года обязательную реализацию нефти через товарные биржи в объеме 30% от уровня среднемесячной добычи. При этом, по его мнению, с учетом того, что данное требование не будет распространяться на крупные проекты, а без поставок добываемой ими нефти на внутренний рынок республика не сможет удовлетворить свои потребности в сырье, Минэнерго необходимо проработать дополнительный механизм обеспечения спроса внутри страны.

Возможно, предложение депутата будет принято. Но тогда казахстанские НПЗ столкнутся с проблемой реализации произведенного бензина. Страна с населением 17 млн человек в таких объемах топлива не нуждается. Как отметил по этому поводу экономист Петр Своик, в Казахстане слишком малый рынок и слишком бедное население, чтобы обеспечить коммерческую окупаемость таких проектов, как модернизация и строительство новых НПЗ. И пока не решится вопрос с экспортом излишков топлива, казахстанские нефтеперерабатывающие заводы будут искать способы отодвинуть сроки введения стандартов К4 и К5.  

Римма Ивахникова



Список статей
KAZENERGY 2015. За энергорынок!  Таир Мансуров 
KAZENERGY 2015. За диверсификацию!  Кайргельды Кабылдин 
МАНГИСТАУ. От нефти до бензина  Ракимбек Амиржанов 
ГЕОЛОГИЯ. Глубинные привилегии  Балтабек Куандыков 
RIXOS PRESIDENT ASTANA. Ивенты класса люкс  Гульмира Темирбекова 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem