USD/KZT 367.3  +0.24
EUR/KZT 419.68  +3.51
 KAZAKHSTAN №6, 2015 год
 KIOGE 2015. Нужно жить по средствам!
АРХИВ

Нужно жить по средствам!

Советы нефтяникам как работать в новых экономических условиях

Завершение цикла высоких цен на углеводороды поставило нефтяные компании в довольно непривычные для них условия. На повестке дня встали такие вопросы, как риски неисполнения договоров, повышение эффективости за счет снижения операционных издержек, а также сохранение кадрового потенциала. Именно эти проблемы рассматривались на осенней конференции KIOGE.

 

Ставка на технологии и глубокую разведку

Для Казахстана, который не теряет надежды использовать нефтяную ренту для создания высокотехнологичной индустриальной экономики, резкое падение экспортных доходов является серьезным вызовом. Чтобы компенсировать негативный эффект, нужно наращивать физические объемы производства сырья, а это невозможно без повышения эффективности разведки и добычи УВС.

По словам вице-министра энергетики Магзума Мирзагалиева, ситуация усугубляется тем, что эра «легкой» нефти осталась в прошлом: как полагают эксперты, основные нефтегазовые резервы сегодня располагаются на глубинах от 7 тыс. до 15 тыс. метров. «Развитие нефтегазовой отрасли Казахстана базировалось в основном за счет месторождений прикаспийской впадины, где сосредоточено 80% всех ресурсов углеводородного сырья. Однако за последние 15 лет значимых открытий сделано не было. Отчасти это можно списать на низкие темпы геологоразведочных работ по сравнению с другими странами. Но в основном это связано с тем, что традиционные объекты исследований по мезозойским и палеозойским отложениям практически себя исчерпали». Как следствие, через 15–20 лет в стране ожидается падение объема добычи, в том числе на таких крупнейших месторождениях, как Тенгиз, Карачаганак и Кашаган.

Как считает спикер, восполнить ресурсную базу можно только за счет разведки, в первую очередь более глубоко залегающих горизонтов, где есть вероятность обнаружения свыше двух десятков крупных месторождений. Он напомнил, что два года назад в республике был анонсирован проект «Евразия», направленный на поиск углеводородного сырья на больших глубинах. «Это позволит привлечь крупные компании и поддержать плато добычи на уровне порядка 100 млн тонн ежегодно в долгосрочной перспективе. Сегодня разрабатывается пакет инвестиционных преференций и налоговых льгот для участников проекта». Специально под «Евразию» при НК «КазМунайГаз» будет создана отдельная операционная компания. С 2016 года планируется работа по сбору и обработке данных, с 2017 года начнется проведение сейсморазведочных работ, подготовка к бурению глубокой скважины.

Вторым жизненно важным направлением развития отечественной нефтянки г-н Мирзагалиев назвал привлечение новых технологий для повышения уровня добычи: «Как я уже сказал, большая часть месторождений находится на стадии разработки. И остаточные запасы квалифицируются как трудноизвлекаемые. Средний коэффициент извлечения в Казахстане равен 30–35%. И сейчас ставится задача по достижению этого уровня до 60%. При этом увлечение коэффициента извлечения на 1% даст прирост до 150–160 млн тонн». 

Сегодня третичные методы увеличения нефтеотдачи пластов, которые доводят коэффициент извлечения до 40–70%, используют такие компании, как ExxonMobil, Royal Dutch Shell, Chevron, Conoco Phillips, Occidental Petroleum, Anadarko, Petrobras, Wintershall и TPAO. Различные технологии опробованы в Египте, Бразилии, Индонезии, Нидерландах. И если наши нефтедобывающие компании не будут вовлечены в этот процесс, то Казахстан рискует отстать от других стран в плане применения инновационных технологий.

Понятно, что такие проекты отличаются капиталоемкостью и связаны с повышенным инвестиционным риском. Поэтому государство готово возмещать часть капитальных и операционных затрат. По словам г-на Мирзагалиева, уже сейчас из республиканского бюджета финансируются различные исследования, изучаются передовые технологии и международный опыт.

Что касается регулятивной среды, то правительством ведется работа по приведению казахстанского законодательства в сфере недропользования к мировым стандартам. Для этого разрабатывается Кодекс о недрах, призванный упростить процедуры предоставления права на геологоразведку и повысить ее привлекательность для иностранных инвесторов. «Со следующего года предусматривается поэтапное внедрение международной системы запасов полезных ископаемых с переходным трехлетним периодом. Соответственно к 2019 году планируется перейти на нее полностью. Вносятся изменения и в экологическое законодательство. Все это позволит привлечь дополнительные инвестиции в отрасль», – резюмировал вице-министр.

 

Три условия для успешной работы в Казахстане

Говоря о развитии местного содержания, практически все участники конференции отмечали, что это важное и нужное направление. Однако далеко не все отечественные предприятия являются конкурентоспособными. По мнению Жандоса Оразалиева, генерального менеджера Lloyds Register Energy по Казахстану, чтобы повысить local content, государству необходимо решить ряд задач. Во-первых, cовершенствовать систему техрегулирования и перейти на общепринятые мировые стандарты. Во-вторых, создать условия для появления новых производств совместно с ведущими международными компаниями. В третьих, стимулировать развитие инновационных и наукоемких производств. И самое главное – модернизировать существующие предприятия, обеспечив сектор высококвалифицированными кадрами.  

Менеджер по местному содержанию компании NCOC Даурбек Утежанов тоже считает, что к этому вопросу нужно относиться серьезно. «Ни один тендер у нас не проходит без казсодержания. В компании есть действующая пятилетка по казсодержанию, мерпориятия которой направлены на повышение уровня компетентности местных компаний». В частности, в NCOC разработана такая инициатива, как ранние тендера. Компания определила список товаров, которые можно приобретать с отсрочкой по поставкам. Таким образом производители получают время, чтобы улучшить или усовершенствовать свою продукцию.

Своим опытом в развитии казахстанского содержания в ходе конференции также поделились представители таких компаний, как NCJ, SAIT Polytechnic и Flour. И практически все выступления сводились к проблеме низкой квалификации местного персонала. 

Другой взгляд на проблему местного содержания и меры поддержки со стороны государства высказал директор департамента сервисного обслуживания российского ООО «Юнако-Инвест» Андрей Кудрявцев. В 2013 году эта компания открыла дочернее предприятие ТОО «Юнако-KZ» для реализации проектов комплексного строительства в энергетическом секторе на территории Казахстана. «Нами запущено производство стеклянных изоляторов в городе Рудном. И, по сути, каждый второй изолятор, который применяется на линиях электропередач нефтегазовых объектов, произведен на нашем заводе в Казахстане. В планах есть производство передвижных компрессорных станций. Прекрасное законодательство по поддержке местного содержания для нас тоже вторично. Это просто инструмент, который надо использовать. Главная проблема – в головах».

Как считает г-н Кудрявцев, для того чтобы компания могла успешно работать в нашей стране, ей прежде всего необходимо учитывать три условия: «Первое – это востребованность оборудования. Также важен технический уровень предприятия и имеющийся рынок сбыта или практика поставок. Второе – это финансовые условия работы компании. В течение нескольких лет просто «впаривать» оборудование уже недостаточно. Необходимы финансовые инструменты для продвижения продукции и услуг. То есть у производителя должно быть понимание проблем, которые стоят у наших заказчиков. Заемные деньги, конкуренция с западными и восточными коллегами – все это бросило вызов не только россиянам, но и местным производителям. Нужно предлагать свои финансовые инструменты. Третий фактор, который мы учитываем, – это расположение завода по отношению к заказчику».

Последний момент очень важен с точки зрения быстрого сервисного обслуживания, и сделать это лучше всего через открытие совместного предприятия непосредственно в Казахстане. «Мы поняли, что главная угроза – внутренняя неготовность создавать производства на территории другой страны. Первая причина – это уверенность в том, что продукцию и так берут, и незачем шевелиться. Вторая причина – удаленное управление. Мы иногда не умеем управлять сервисным центром, удаленным на 100 км, а тут речь идет о тысячах километров. К тому же нужно идти на снижение рентабельности. Когда эти вопросы решены, тогда уже можно оценивать доброжелательность, законодательную базу в стране, наличие технологической площадки и т. д. То есть те вопросы, которые описываются как главные, для нас получились второстепенными», – поделился своим опытом спикер.

 

Убытки в кризис можно уменьшить

Большой интерес в ходе конференции вызвало обсуждение правовых механизмов уменьшения убытков и сохранения ценных кадров в период кризиса. И это неудивительно: как отметил партнер юридической фирмы «Grata» Алмат Даумов, уже с осени прошлого года увеличилось количество дефолтов по контрактам. Причем несоблюдение условий договоров наблюдается как со стороны заказчиков, которые могут не оплачивать выполненные работы, так и со стороны подрядчиков, не способных выполнить оговоренные объемы работ, оказать услуги или поставить товары.

«Причин может быть множество. Во-первых, это девальвация и курсовые потери. Предположим, подрядчик законтрактовался в тенге. Естественно, если изменился курс, он не может выполнить свои обязательства по контракту и возникает дефолт. Как следствие, при таких обстоятельствах идет резкое увеличение споров. Проблемы возникают и у другой стороны. Нефть упала, у недропользователей выручка уменьшилась, и нет возможности оплачивать полностью закуп товаров и услуг. Есть еще и трудовые вопросы. В частности, по индексации зарплат, сокращению фонда оплаты труда, численности персонала. К тому же у недропользователей есть проблемы с возвратом НДС. Причем не только с потверждением самого факта, но и с физическим возвратом уже подтвержденного ранее налоговыми органами НДС. Например, проводится проверка, готовится акт возврата, но в бюджете денег нет, и недропользователь не может эти средства получить у государства».

В этой связи эксперт озвучил ряд советов по уменьшению рисков. Во-первых, заказчик может потребовать у подрядчика гарантии исполнения обязательств. Например, возврата авансового платежа в случае, если тот не справляется с выполнением своих обязательств. Еще один инструмент – гарантия на дефекты. Включение в договор права заказчика на предоставление уведомления о дефектах в рамках определенного времени дает ему возможность свести к минимуму судебные издержки.

Кроме того, представитель Grata порекомендовал принимать работу частями, а также предусмотреть в договоре запрет на право подрядчика удерживать результаты работ до того момента, пока заказчик не оплатил свой долг. «По закону, до момента сдачи результата работ заказчику право собственности на объект незавершенного строительства принадлежит подрядчику. Подрядчик часто этим правом пользуется, и иногда не в интересах самого проекта. Мы советуем заказчикам принимать частями работу, чтобы иметь право собственности. И если подрядчик не в состоянии объект завершить, то будет возможность нанять другого». Если эти меры не привели к разрешению споров, то есть судебный способ защиты. Клиенты в таком случае подают иск и арестовывают счета.

В свою очередь подрядчики тоже могут подстраховаться на случай дефолта со стороны клиентов. «Подрядчики жалуются, что недропользователи не оплачивают выполненные работы. При этом в суд идти не хотят, потому как боятся ставить под угрозу отношения, которые сложились с клиентами. Как досудебный способ защиты можно использовать следующие меры. Во-первых, подписать акт приема-передачи работ, как подтвреждение того, что работы выполнены. Во-вторых, можно подписать соглашение о порядке погашения задолженности, где будет предусмотрена реструктуризация долга».

Когда недропользователь просит подождать с оплатой, подрядчик также способен защитить свои интересы. Например, индексировать сумму долга или обеспечить его банковской гарантией.

Ситуация с девальвацией тенге научила некоторых недропользователей нивелировать и валютные риски, используя так назваемую смену валютного резиденства. «Как правило, резидент с резидентом расплачивается только в тенге, а резидент с нерезидентом – в долларах и евро. Некоторые наши клиенты, которые ранее работали в форме товарищества с ограниченной отвественностью, чтобы использовать иностранную валюту, регистрируют SPV за рубежом и открывают от его имени филиал в Казахстане. Соответственно, контракт или поставка может осуществляться от имени филиала, чтобы цены в договоре установить в долларах».

Что касается требований работников по индексации зарплат, то, как отметил г-н Даумов, законом они не предусмотрены. Поэтому если данный пункт не включен в коллективный договор, то это может рассматриваться лишь как просьба работников. «Есть случаи, когда в трудовых договорах предусматривают привязку к доллару или евро. По законодательству Казахстана лишь выплата должна осуществляться в тенге, а сама зарплата может быть привязана к курсу. Еще один момент, который мы встречаем, – это когда клиенты вводят неполный рабочий режим. Основания для такого действия – это сокращение объемов работ. Нужно уведомить об этом работника за месяц предварительно. Можно перейти на 4-часовой рабочий день или 4-дневную рабочую неделю. Это позволит работодателю сохранить штат, но снизить расходы. Бывают случаи сокращения штата работников. Но это сложно и приводит к большим рискам, потому как органы прокуратуры сейчас очень за этим следят. То есть будут проверки со стороны органов труда и прокуратуры», – предупредил недропользователей эксперт.

В случае возникновения проблем с возвратом НДС г-н Даумов советует обжаловать бездействие налоговиков в вышестоящих органах. Например, обратиться в Комитет госдоходов или горсуд. Он также напомнил, что переплату по НДС можно перебросить в пользу других налогов (КПН и НДПИ).

Кроме того, у любого налогоплатильщика есть право попросить отсрочку уплаты налогов на срок до 12 месяцев. При этом он должен объяснить причины (падение выручки, высокие издержки и др). Стоимость такого налога-кредита – 13,7% в год. Единственное, что нужно предоставить – это банковскую гарантию и залог имущества.

В случае, когда у компании много долгов и нет возможности с ними рассчитаться, г-н Даумов предлагает пойти в суд и попросить об утверждении реабилитационной процедуры. В случае положительного решения все иски и выплаты по долгам будут приостановлены. При этом можно получить отсрочку по кредитам на срок до 5 лет, а штрафы и пени будут заморожены. Это даст возможность компании не обанкротиться, а продолжать свою деятельность и платить зарплату персоналу.

На фоне столь нелицеприятных тем для обсуждения, некоторым утешением для наших нефтяников стало заявление директора по маркетингу и развитию компании Max Petroleum Сэма Берроуза. В своем выступлении он озвучил прогноз о том, что хотя в 2016 году переизбыток нефти сохранится, все же его уровень постепенно пойдет на снижение. Правда, во многом это будет зависеть от восстановления экономики Китая, где девальвация национальной валюты привела к сокращению импорта сырья. Вторым фактором спикер назвал способность Ирана  найти рынки для экспорта своей нефти. Если это не удастся, то планы ИРИ по увеличению добычи могут и не реализоваться.

Римма Ивахникова



Список статей
СТРАТЕГИЯ. Рост, реформы, развитие  Нурсултан Назарбаев 
ЛИДЕР ЭКОНОМИКИ. Алюминиевые перспективы  Казахстанский электролизный завод 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem