USD/KZT 359  -2.94
EUR/KZT 420.1  -3.15
 KAZAKHSTAN №6, 2015 год
 КАЗАХСТАН И ВТО. Бой за льготы по версии ВТО
АРХИВ

Бой за льготы по версии ВТО

Новые правовые нормы вызвали у участников СЭЗ тревоги по поводу отмены действующих льгот после вступления Казахстана в ВТО

В конце октября в казахстанское законодательство о специальных экономических зонах был внесен ряд изменений. Предполагается, что поправки позволят решить ряд системных проблем в деятельности СЭЗ, повысить их эффективность и инвестиционную привлекательность. Однако есть один нюанс, который может заслонить все достоинства ведения бизнеса в СЭЗ. Речь идет о требованиях ВТО, которые вступят в силу уже через год. 

   

Согласно определению Всемирного банка, специальная экономическая зона – это, «как правило, географически локализованный земельный участок с четкими фиксированными границами и особым административным режимом, управляемый одной организацией, предлагающей структурированный пакет стимулов со стороны государства (например, освобождение от таможенных пошлин, облегченный таможенный режим) для компаний, которые размещают свой бизнес в СЭЗ».

На сегодняшний день в мире функционирует около 2 000 всевозможных особых экономических зон, которые условно можно разбить на 25 разновидностей. Одни из них ориентированы на внешний, а другие – на внутренний рынок. В зависимости от решаемых задач в этих зонах могут действовать льготы по таможенному, арендному, валютному, визовому, трудовому и прочим режимам, что создает условия для развития промышленности и инвестирования иностранного капитала.

Предтечей появления современных СЭЗ послужило принятие в США в 1934 году Закона о зонах внешней торговли (Foreign Trade Zones Act), Целью создания таких зон была активизация экспортно-импортной деятельности при использовании механизмов снижения таможенных издержек. При этом главным образом предполагалось сокращение импортных тарифов на детали и компоненты для производства автомобилей.

Общепризнанным мировым лидером в области создания и развития СЭЗ также считается Ирландия. В 1949 году, когда страна была провозглашена независимой республикой, она имела сугубо аграрную экономику, испытывала перепроизводство сельскохозяйственной продукции, массовую безработицу, нищету, низкую грамотность и отток населения со своей территории. За три последующих десятилетия Ирландия создала на своей территории почти 60 локальных СЭЗ, что помогло ей превратиться в равноправного члена европейского экономического сообщества.

Больших успехов в данном направлении достиг и Китай, где в настоящий момент успешно работают 5 особых экономических регионов. В общей сложности в течение последних 20 лет на территории китайских СЭЗ было введено в действие около 5 700 предприятий с участием иностранного капитала.

Примечательно, что в развитых странах наибольшее распространение получили зоны свободной торговли и научно-технические зоны, тогда как в развивающихся – экспортно-производственные зоны. В целом мировой опыт функционирования СЭЗ свидетельствует о том, что это направление является весьма действенным инструментом экономического роста.

 

Механизм заработал не сразу

В Казахстане первые специальные экономические зоны появились в 1991 году. В их число вошли Жайрем-Атасуйская (Жезказганская область), Алакульская и Жаркентская (Талдыкорганская), субзона на базе предприятия «Талдыкорганвнештранс» в Талдыкоргане, Лисаковская (Костанайская) и свободная торговая зона «Атакент» в городе Алматы. Кроме того, свободными экономическими зонами были объявлены Атырауская, Восточно-Казахстанская, Карагандинская и Мангистауская области. Однако первый опыт образования СЭЗ из-за несовершенства правовых и организационных механизмов оказался неудачным, и в 1996 году все эти зоны были упразднены.

Второе дыхание идея СЭЗ получила с запуском государственной Программы форсированного индустриально-инновационного развития. Причем в этот раз, параллельно с созданием новой когорты СЭЗ, была пересмотрена и законодательная база их функционирования. 21 июля 2011 года Президент Нурсултан Назарбаев подписал закон «О специальных экономических зонах в Республике Казахстан». В результате процесс вхождения в СЭЗ и получение всех необходимых разрешений были максимально упрощены – для этого была предусмотрена услуга «одного окна». Функции отбора участников СЭЗ были возложены на управляющие компании совместно с акиматами. При этом был внедрен принцип «автоматического одобрения» – если в течение установленного законом срока не получено отрицательного ответа, значит, инвестор автоматически становится участником СЭЗ.

Вместе с тем к организациям, осуществляющим деятельность в особых территориях, были предъявлены определенные требования. Они должны состоять на регистрационном учете в налоговых органах, не иметь структурных подразделений за пределами территорий СЭЗ и получать 90% дохода от реализации товаров собственного производства (кстати, последнее условие некоторые инвесторы сейчас предлагают пересмотреть).

Взамен при соблюдении этих условий в экономических зонах установлен благоприятный налоговый режим. Участникам не нужно платить корпоративный налог, налог на имущество и землю и НДС. Кроме того, на территории СЭЗ действует режим «свободной таможенной зоны», при котором некоторые иностранные и казахстанские товары могут размещаться и использоваться без взимания таможенных пошлин. В этот перечень входят машины, оборудование и материалы, необходимые для ввода объектов в эксплуатацию на территории СЭЗ, а также оборудование и сырье, предназначенные для производства и проведения научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. В то же время при вывозе импортных товаров с территории СЭЗ на остальную часть таможенной территории Республики Казахстан таможенные пошлины и налоги взимаются.

Принятие закона послужило толчком к более динамичному развитию СЭЗ – достаточно сказать, что объем частных инвестиций в проекты на их территории вырос с 33,2 млрд в 2010 году до 375 млрд тенге в 2015-м.

 

Что имеем

На данный момент в республике действуют 10 специальных экономических зон. В их число входят промышленно-производственные зоны: «Морпорт Актау», «Онтүстiк», «Национальный индустриальный нефтехимический технопарк» и «Астана – новый город» (в части индустриальной субзоны города Астаны); сервисные – «Бурабай» и «Астана – новый город» (в части строительной субзоны), а также технико-внедренческая зона – «Парк информационных технологий». Кроме того, в ряде регионов созданы СЭЗ, призванные развивать отдельные отраслевые направления, включая СЭЗ «Сарыарка» (Карагандинская область) – металлургия и металлообработка, СЭЗ «Хоргос – Восточные ворота» (Алматинская область) – транспорт и логистика, а также СЭЗ «Павлодар» (Павлодарская область) – химическая и нефтехимическая промышленность.

По данным Министерства по инвестициям и развитию, в рамках СЭЗ Казахстана уже действует 162 проекта, еще 101 находится на стадии реализации. Например, в СЭЗ «Морпорт Актау» построены заводы по выпуску морских металлических конструкций, стекловолокнистых труб высокого давления, труб нефтяного сортамента, предизолированных труб, планшетных компьютеров, телевизоров и мониторов. В СЭЗ «Парк инновационных технологий» налажено производство жидкокристаллических телевизоров и мониторов, персональных компьютеров, ноутбуков, серверов, полупроводниковых приборов и других изделий электронной техники, а также разработка программных продуктов. В составе СЭЗ «Оңтүстік» работают фабрики, выпускающие хлопчатобумажную пряжу, гигроскопическую вату, хлопковую целлюлозу и готовые текстильные изделия. В свою очередь, СЭЗ «Национальный индустриальный нефтехимический технопарк» реализует проект строительства интегрированного газохимического комплекса.

По данным управления СЭЗ «Павлодар», на 1 ноября текущего года в ней зарегистрировано 28 участников, включая такие компании, как АО «Каустик», ТОО «Белизна-ПВ» и ТОО «Бо-На», а до конца года здесь планируется ввод в эксплуатацию еще двух проектов: ТОО «УПНК-ПВ» и ТОО «АгроХимПрогресс».

В администрации СЭЗ «Бурабай» нам сообщили, что на 30 октября 2015 года в ней зарегистрированы три участника – ТОО «Burabay Tourism City», ТОО «Borovoe Country Club» и ТОО «Научный оздоровительный комплекс». В декабре 2012 года здесь введен в эксплуатацию туристско-гостиничный комплекс «Burabay Lakes Resort Hotel», который находится под управлением всемирно известного в гостиничном бизнесе оператора – Rixos.

В свою очередь, в СЭЗ «Астана – новый город» реализуется 58 инвестиционных проектов с объемом инвестиций 173,7 млрд тенге. Здесь размещены заводы по сборке локомотивов, выпуску железобетонных изделий, производству сэндвич-панелей, пассажирских вагонов и светодиодной продукции.

В общей сложности объем производства предприятий СЭЗ Казахстана по сравнению с 2009 годом вырос в 5 раз и составил 816,3 млрд тенге.

 

Раскрыть потенциал

Необходимо отметить, что по сравнению с другими странами Таможенного союза в Казахстане созданы наиболее благоприятные условия для участников СЭЗ. Так, если в России предприятия на территории особых зон выплачивают КПН в размере 13,5%, а в Беларуси – 12% в течение 5 лет, то у нас они вообще освобождаются от этого налога в течение 10 лет. Причем сроки действия льгот по налогу на имущество и земельному налогу у нас также самые солидные – 10 лет, против пяти у коллег по ТС. Что касается льгот по НДС, то Казахстан здесь обошла только Россия, предложив участникам зон освобождение от налога на 20 лет. В белорусских СЭЗ предприниматели должны платить НДС в размере 10% и только в течение 5 лет.

Казалось бы, с такими привилегиями предприятия в наших экономических зонах должны появляться как грибы после дождя. Но результаты оставляют желать лучшего. Дело в том, что количество действующих проектов в СЭЗ намного меньше зарегистрированных. Например, в СЭЗ «Астана – новый город» числится 90 предприятий, из них действующих – только 23, в «Морпорт Актау» из 30 участников работает 9, в «Оңтүстік» из 24 – 8, а в «Хоргос – Восточные ворота» из 68 – только 1.

Для того чтобы найти причины такой неутешительной статистики, в 2013 году Министерство по инвестициям и развитию с привлечением международного консультанта – сингапурской компании «Джуронг» провело исследование, по итогам которого был выявлен ряд проблем, тормозивших развитие СЭЗ Казахстана. В первую очередь – это отсутствие инфраструктуры, во-вторых –несовершенство законодательства, и в-третьих – низкая эффективность органов управления.

Деньги на инфраструктуру нашли в рамках бюджетного финансирования программы ФИИР: если в 2013 году на ее строительство было выделено 8,3 млрд тенге, то в 2014-м – 93,5 млрд, а в 2015-м – 85,9 млрд тенге. Однако процесс этот оказался небыстрым: к примеру, по данным МИР, «в связи со сложностью объектов на зонах «Павлодар» и «НИНТ» их инфраструктура будет сформирована в 2019 году, а полное ее строительство завершится в 2020 году». Едва началось создание инфраструктуры и самой молодой из экономических зон – «Химпарк Тараз». А значит, потенциал наших СЭЗ все еще не раскрыт.

На решение второй и третьей проблемы также понадобилось немало времени. Хотя Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам совершенствования специальных экономических зон» начал разрабатываться еще в 2014 году, он был принят и подписан Президентом лишь в октябре текущего года.

Одним из ключевых изменений стало создание Единого координационного центра (ЕКЦ) на базе АО «Национальное агентство по экспорту и инвестициям «KAZNEX INVEST». Работа данного центра в первую очередь будет направлена на оказание всесторонней помощи органам управления СЭЗ в вопросах функционирования СЭЗ, что должно повысить их результативность.

В целом, функционал ЕКЦ включает налаживание системы мониторинга и оценки эффективности деятельности СЭЗ, оптимизацию бизнес-процессов и внутрикорпоративных документов, организацию и проведение маркетинговых мероприятий, подготовку анализа проектов, а также выявление недобросовестных участников и др.

В пользу создания ЕКЦ свидетельствует и российский опыт. У наших соседей особые экономические зоны (ОЭЗ) появились в 90-х годах, но на протяжении 15 лет они работали неэффективно. В 2006 году россияне внесли изменение в законодательство, согласно которому управлением особых территорий должен заниматься единый координатор – ОАО «Свободные экономические зоны». Это положительно сказалось на деятельности российских ОЭЗ. На сегодняшний день там работают 383 резидента, заявлено более 500 млрд рублей (2 365 млрд тенге) частных инвестиций, из которых компаниями вложено в проекты уже более 160 млрд рублей (756 млрд тенге).

Возвращаясь к нашим реалиям, стоит отметить, что новое законодательство также предусматривает облегчение взаимодействия участников СЭЗ и органов управления. Если раньше у предпринимателей, которые планировали передать объекты инфраструктуры в пользу управляющей компании, возникала дополнительная финансовая нагрузка в виде обязательств по выкупу права временного возмездного землепользования, то теперь эти требования исключены.

Кроме того, поправки избавляют предприятия от проблем со справками для получения льгот по КПН, а именно с документами о признании доходов от приоритетных видов деятельности. Получение такого подтверждения было настолько тяжелым, что легче было скрыть обороты, чем доказать свое право на льготы. Как нам пояснили в МИР РК, раньше эти документы выдавались местными исполнительными органами, без проверки непосредственно на предприятии. Однако в штате МИО не всегда имеется квалифицированный работник, который может предоставить соответствующее заключение. Таким образом, заключение МИО не могло быть корректным основанием для отнесения деятельности к приоритетным видам. Теперь же получения подтверждений от акиматов просто не требуется.

Кроме того, поправки в закон предусматривают применение участниками СЭЗ международных стандартов по строительству. Это сделано для удобства реализации проектов в рамках ЭКСПО-2017. 

А вот базовое условие, которое подразумевает отсутствие у компаний дочек за пределами зоны, сохранилось. «Возможность наличия структурных подразделений за пределами СЭЗ влечет вероятность занятия иной неприоритетной деятельностью и пользования при этом льготами, что противоречит политике и природе предоставляемых мер господдержки в рамках деятельности СЭЗ», – пояснили сохранение требования в МИР РК.

В целом, по мнению чиновников, новое законодательство должно серьезно улучшить работу наших СЭЗ. Вместе с тем есть еще один момент, который может значительно снизить привлекательность экономических зон, – это соблюдение условий ВТО. 

 

Интеграция, ведущая к потерям

В рамках ВТО режим СЭЗ не регулируется каким-либо отдельным соглашением. Вместе с тем, по требованиям ВТО, любые экономические зоны должны создаваться и действовать в рамках норм и правил ГАТТ. То есть Казахстан обязан предоставлять товарам других государств–членов ВТО не менее благоприятный режим, чем отечественным. В связи с этим нашей стране придется отменить все промышленные субсидии, в том числе содержащиеся в программах развития. Кроме того, право компаний регистрироваться и функционировать на территории СЭЗ по правилам ГАТТ не должно быть увязано с экспортоориентированностью и требованием о местном содержании. Потому большинство участников казахстанских СЭЗ опасаются, что как только вступят в действие условия ВТО, изменятся и ставки таможенных пошлин. 

Как показывает практика, подобные перспективы отпугивают инвесторов и предпринимателей, заставляя их сворачивать проекты. К примеру, в 2010 году после вступления Казахстана в Таможенный союз появился риск отмены таможенных послаблений для участников СЭЗ. В итоге объем инвестиций, привлеченный в зоны, ушел в минус – в 2011 году наши СЭЗ лишились 5,7 млрд тенге. Таких потерь не было даже в 2009–2010 годах, когда в экономических зонах отменили льготы по НДС.

Опыт других стран также свидетельствует, что инвесторы очень болезненно воспринимают отмену таможенных льгот. Например, в Украине вплоть до 2004 года наблюдался значительный приток инвестиций в свободные экономические зоны.Однако затем украинские власти приняли решение приостановить льготный режим. И хотя эти зоны продолжали существовать, интерес предпринимателей к ним начал угасать. Уже запущенные предприятия продолжили работать, тогда как находившиеся на стадии проектов так и остались проектами. Такая же ситуация может возникнуть и в Казахстане.

Так, еще в августе текущего года директор Департамента регулирования внешнеторговой деятельности Минэкономики Жанель Кушукова сообщила, что с уходом льгот по импортным таможенным пошлинам с территории СЭЗ их привлекательность может снизиться.

С другой стороны, благодаря новому Закону «Об инвестициях» для инвесторов открываются другие возможности. Там предусмотрено освобождение от уплаты импортных таможенных пошлин и заложена норма о льготах по ввозу сырья, материалов, оборудования, комплектующих к этому оборудованию. В рамках именно инвестиционных преференций она сохраняется как для ВТО, так и для ТС и ЕАЭС. Координатор деятельности наших экономических зон – АО «KAZNEX INVEST» также считает, что вступление Казахстана в ВТО не будет иметь прямых последствий для СЭЗ.

Впрочем, поживем – увидим. В соответствии с принятыми обязательствами таможенные льготы для участников СЭЗ закончатся 1 января 2017 года. Будем надеяться, что это не станет переломной датой для их развития.

                                                                                      Римма Ивахникова



Список статей
СТРАТЕГИЯ. Рост, реформы, развитие  Нурсултан Назарбаев 
ЛИДЕР ЭКОНОМИКИ. Алюминиевые перспективы  Казахстанский электролизный завод 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem