USD/KZT 367.06 
EUR/KZT 416.17 
 KAZAKHSTAN №6, 2015 год
 ЭНЕРГЕТИКА. Ветряк на крыше АЭС
АРХИВ

Ветряк на крыше АЭС

Казахстан не может развивать только возобновляемую энергетику, поскольку такой подход способен «опрокинуть» отечественную экономику. Об этом заявил вице-министр энергетики Бахытжан Джаксалиев в ходе III Форума по устойчивой энергетике Центральной Азии и СНГ. В этой связи, наряду с ветростанциями, в нашей стране будут строить и атомные энергетические объекты.

 

Несмотря на замедление глобальной экономики, спрос на электроэнергию постоянно увеличивается. В то же время на развитие энергетики оказывают влияние такие факторы, как ограниченность топливных ресурсов и рост выбросов парниковых газов в атмосферу. Это приводит к необходимости все большего вовлечения в энергетический баланс возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Как этого достичь наиболее эффективными методами, обсудили делегаты Форума по устойчивой энергетике Центральной Азии и СНГ, который прошел 17–18 ноября в Алматы.  

Открывая мероприятие,вице-министрэнергетики Казахстана Бахытжан Джаксалиев напомнил, что в 2013 году была утверждена Концепция по переходу республики к «зеленой экономике». Одним из основных направлений концепции является модернизация энергокорзины, предусматривающая увеличение доли ветровых и солнечных электростанций к 2020 году до 3%. А уже к 2050 году в стране на альтернативные и возобновляемые виды энергии должно приходиться не менее половины всего совокупного энергопотребления. Поэтому системные меры государственной поддержки возобновляемых источников энергии в Казахстане остаются в качестве долгосрочной политики. Сейчас министерство изучает мировой опыт по усовершенствованию законодательной базы в этой сфере и уже провело ряд конкретных реформ. Например, в Казахстане был введен такой популярный механизм, как система оплаты электроэнергии, вырабатываемой ВИЭ, основанная на фиксированных тарифах. Учитывая тот факт, что проекты в этой сфере являются весьма капиталоемкими, привлечение инвесторов без определенных гарантий будет затруднительно. Поэтому фиксированный тариф – одно из условий для возврата инвестиций. Вице-министр уверен, что эта мера поможет привлечь в отрасль новых инвесторов. Кроме того, в казахстанском законодательстве устранен целый ряд организационных и финансовых барьеров, которые стояли на пути внедрения ВИЭ.

 

Строим атомные станции и «зеленеем»

Представитель Минэнерго также напомнил, что Казахстан стремится быть «зеленым». Страна готовится к проведению международной специализированной выставки «ЭКСПО-2017», тематикой которой будет энергия будущего. На площадке Астаны соберется более 120 стран для обсуждения этих проблем, что повысит узнаваемость имиджа Казахстана в мировом сообществе как государства, заинтересованного в поэтапном вовлечении возобновляемых источников энергии в свой энергобаланс. Уже сейчас в стране строят новые заводы и фабрики, которые будут выпускать комплектующие для ВИЭ. В частности, в столице уже действует ТОО «Astana Solar», которое производит не только фотоэлектрические модули двух типов и солнечные батареи, но и готовые солнечные электростанции различной мощности. А в декабре текущего года будет запущена ветростанция в Ерментау.

Вместе с тем стоимость установок, использующих альтернативные источники энергии, делает переход к ВИЭ очень дорогим. В этой связи правительство совместно с парламентом страны тщательно рассматривают различные модели перехода к ВИЭ в условиях кризиса. К примеру, опыт Таджикистана свидетельствует, что, к сожалению, не все страны могут активно развивать возобновляемую энергетику из-за своих особенностей. Как оказалось, разомкнутая система не дает возможность реализовать избытки энергии летом и аккумулировать ее для использования в часы пик в зимний период. Вследствие нестабильности объемов генерации объектов ВИЭ возникает необходимость в резервировании мощностей, что предполагает достаточно серьезные затраты.

Не в пользу тотального перехода на «альтернативу» говорит и тот факт, что экономика Казахстана остается очень энергоемкой, и любые колебания в тарифной составляющей на электроэнергию будут очень сильно отражаться на конкурентоспособности выпускаемой товарной продукции. «В этой связи мы должны к этому вопросу подходить взвешенно, чтобы не «опрокинуть» нашу экономику, не замедлить экономический рост за общими словами о том, что за возобновляемой энергетикой у нас есть светлое будущее», – заявил г-н Джаксалиев.

Вместе с тем он отметил, что сейчас в Казахстане создан значительный резерв генерирующих мощностей (22–23% резерва к пику максимума нагрузки). И ближайшие 10 лет за энергообеспечение страны можно не беспокоиться. Тем не менее в долгосрочном плане вовлекать новые мощности все же придется. И как сообщил вице-министр, в будущем намечается строительство, как минимум, двух атомных энергетических станций: «Не скажу, что работа в этом направлении ведется активно. Но консультации проводятся на всех уровнях, идут переговоры между главами государств. Россия и Япония уже изъявили желание содействовать в данном вопросе, и полагаю – в ближайшие 5–6 лет будет наблюдаться оживление».

По словам г-на Джаксалиева, иметь вторые в мире запасы урана и не развивать атомную энергетику – просто абсурдно. Тем более что это соответствует мировым трендам. Например, Финляндия, наряду с возобновляемыми источниками энергии, намерена запустить два блока атомной станции по 1 000 мегаватт каждый. Для этого уже подписаны соответствующие договоры с Росатомом. Хотя в Германии свернули эксплуатацию ряда атомных электростанций, тем не менее сейчас немецкие ядерщики рассматривают вопросы их реанимации. В Японии, несмотря на недавнюю аварию, возобновили работу уже 4 реактора, включая второй энергоблок АЭС Фукусима.

Свои резоны для развития атомной энергетики есть и у Казахстана. Во-первых, мы взяли курс на снижение углеродной энергетики, которая действительно наносит значительный ущерб, загрязняя атмосферу. Сегодня в стране добывается 104 млн тонн угля, при этом на внутреннее потребление используется 73–74 млн тонн, а остальное экспортируется. В этом производстве заняты очень широкие слои населения – это целые города. Поэтому, как считает вице-министр, закрывать их нецелесообразно. Правильней будет отправлять уголь на экспорт. Во-вторых, порядка 60% угольных электрических станций морально и физически устарели и требуют полной модернизации.

В этой связи нам нужны новые энергетические источники, которыми могут быть атомные станции. Конечно, имеют место споры по поводу их безопасности, однако, как напомнил представитель Минэнерго, в Казахстане уже сейчас есть свои малые реакторы, которые успешно действуют и контролируются на уровне мировых стандартов. «Кроме того, не забывайте – у нас была атомная электростанция, прекрасно работавшая, имевшая свою уникальность. На основе этого реактора построен практически целый город», – напомнил г-н Джаксалиев опыт эксплуатации АЭС в Актау.

В пользу развития атомной энергетики говорит и то, что в Казахстане достаточно дешевая уранодобыча. И хотя строительство самих станций потребует значительных капиталовложений, атомная генерация будет значительно дешевле, чем угольная. К тому же у нас в стране собираются строить станции третьего поколения, рассчитанные на 60–70 лет безопасной эксплуатации.

«Здесь страхов не должно быть, и мировая тенденция направлена на развитие атомной энергетики. К 2030 году потребление электроэнергии у нас повысится в 2 раза. И даже имея значительный потенциал в части использования солнца и ветра, эти источники не покроют все объемы, которые необходимы для устойчивого экономического роста».

Будущее Казахстана за сбалансированным развитием возобновляемой, традиционной и атомной электроэнергетики, уверен г-н Джаксалиев.

 

Как монетизировать ветер

Возвращаясь к теме развития ВИЭ, необходимо признать, что на текущий момент с экономической точки зрения этим заниматься не обязательно. Однако уже после 2020 года такие источники энергии будут способны конкурировать по себестоимости с традиционной генерацией. И вот тогда опыт создания проектов в инновационной энергетике весьма пригодится. Сейчас самым ключевым моментом является то, что применение ВИЭ – наиболее эффективный способ снижения выбросов парниковых газов.

При этом Казахстан, как участник международного процесса, взял на себя обязательства по снижению этих выбросов уже в новой версии. В текущем году Министерство энергетики разработало Национальный доклад о кадастре (НДК), который был утвержден в рамках конвенции ООН об изменении климата (РКИК ООН). В данном документе отражены индикаторы, которые говорят о том, что к 2030 году мы должны снизить выбросы на 15% по сравнению с показателями 1990 года, а при условии международной помощи – на 25%. Такие обязательства подразумевают, что без развития возобновляемых источников энергии Казахстану не обойтись. Об этом в ходе форума сообщила директор Департамента возобновляемых источников энергии Министерства энергетики Айнур Соспанова. «Действительно, очень большие сомнения у инвесторов на текущий момент, поскольку очень много рисков, и мы это понимаем. Министерство идентифицировало эти риски совместно с финансовыми институтами, Европейским банком реконструкции и развития, плотно работает с международной финансовой корпорацией. Законодательная база несовершенна, и сейчас мы вносим соответствующие изменения».

Как утверждает г-жа Соспанова, министерство изучило мировую историю развития ВИЭ и учло те уроки и ошибки, которые были у европейских и азиатских стран. Одним из главных выводов является то, что возобновляемые источники энергии нужно внедрять в энергобаланс постепенно и планомерно. В противном случае чрезмерный либо слишком незначительный рост не даст того эффекта, которого ожидает страна. Поэтому в новых поправках будут предусмотрены соответствующие целевые индикаторы, чтобы у инвесторов «было понимание, сколько проектов необходимо реализовать по ветру, солнцу и малой гидроэнергетике и каков объем рынка в целом по каждому виду ВИЭ».

Кроме того, министерство намерено разработать и утвердить план размещения объектов ВИЭ для каждого региона. Это необходимо как для системного оператора, так и для региональных электросетевых компаний, поскольку они должны знать заранее, какие сети будут необходимы и какую инфраструктуру нужно подготовить.

Будут предусмотрены и соответствующие нормы для снижения инвестиционных рисков. Во-первых – создание резервного фонда при расчетно-финансовом центре. В краткосрочной перспективе это позволит создать устойчивую схему покупки-продажи электрической энергии. Как результат, в случае если условные потребители не будут вовремя оплачивать счета за электроэнергию, у расчетно-финансового центра будет иметься подушка безопасности. Как утверждает г-жа Соспанова, средства этого фонда могут быть использованы только на вышеназванные цели, что будет четко регламентироваться нормативно-правовыми актами.

Во-вторых, будут более четко регулироваться взаимоотношения между объектами ВИЭ и сетевыми компаниями. Для этого предусматривается типовая форма договора на подключение.

Вместе с тем один из ключевых рисков на сегодняшний день – это то, что Казахстан перешел на плавающий курс тенге. Это вызывает неопределенность, которая не позволяет принять решение об инвестировании в этот сектор. На данный момент вопрос о снижении валютных рисков обсуждается в рамках рабочей группы в Мажилисе. В международной практике есть различные варианты решения этой проблемы. Например, в Украине, Беларуси и России зафиксировали сами тарифы и привязали их к твердой валюте. Однако, поскольку Казахстан идет по пути дедолларизации экономики, схему эту не приняли в Министерстве финансов и Национальном банке. Второй вариант – ввести норму ежегодной индексации на уровне инфляции. Однако для этого необходимо учитывать не только потребительские цены. По словам г-жи Соспановой, недавно было проведено заседание координационного совета, который действует под эгидой Министерства энергетики, где было дано поручение проработать этот вопрос со всеми участниками рынка.

 

Законодательная платформа для ВИЭ

Какие бы пробелы ни существовали в законодательстве, проекты по использованию ВИЭ в Казахстане уже реализуются. О том, какие аспекты необходимо учитывать инвесторам в этой сфере, рассказала Сания Перзадаева, партнер юридической компании Colibri Kazakhstan. По ее словам, к основным мерам государственной поддержки относятся: утверждение фиксированных тарифов сроком на 15 лет с возможностью ежегодной индексации; резервирование и приоритет при предоставлении земельных участков для строительства объектов ВИЭ; обязательное их подключение к сетям энергопередающих организаций, освобождение от оплаты за транспорт электроэнергии по сетям. Кроме того, с 30 января 2012 года введено лицензирование деятельности по производству электрической и тепловой энергии.

Что касается схемы привлечения финансирования для реализации проекта, то здесь есть два пути: через частные инвестиции и государственно-частное партнерство (ГЧП). При этом согласно новому Закону «О государственно-частном партнерстве» партнером в проекте со стороны государства может быть министерство, местный исполнительный орган, а также другие полномочные органы. То есть теперь договоры могут заключать квазигосударственные компании, где 50 и более процентов голосующих акций прямо или косвенно принадлежит государству.

При этом предусмотрено несколько видов реализации инвестпроектов в секторе энергетики по принципу ГЧП. Один из традиционных вариантов – это концессия, то есть доверительное управление имуществом и совместное участие государства и частной компании в уставном капитале. Вместе с тем в законе отражены такие новые виды, как контракт жизненного цикла, лизинг и сервисный контракт.

Что касается способа организации ГЧП-проектов, то наиболее распространенный на данный момент – это проведение конкурсов и тендеров. С одной стороны, это открытая процедура, однако она занимает достаточно много времени. Новый закон позволяет сторонам не проходить эту стадию и участвовать в прямых переговорах, как это практикуется во многих других странах.

Главное преимущество проектов на базе ГЧП то, что они предусматривают определенные меры господдержки: это поручительство государства по инфраструктурным облигациям в рамках договора о концессии, государственные гарантии по займам, передача исключительных прав на объекты интеллектуальной собственности, натурные гранты в виде предоставления земель, гарантии потребления государством определенного объема товаров, работ и услуг (по социально значимым проектам). Причем инвестор может рассчитывать на одновременное получение сразу нескольких мер поддержки. В этом отношении ГЧП является очень привлекательным механизмом. Кроме того, на проекты ГЧП не распространяется секвестрование финансовых обязательств государства.

Вместе с тем г-жа Перзадаева предупредила инвесторов, что в Казахстане имеются определенные требования по разработке и согласованию проектно-сметной документации. Международный инвестор должен понимать, что подключение ВИЭ к сетям энергопередающей организации у нас имеет ряд технических особенностей.

Если говорить о требованиях к производителям электроэнергии, то им необходимо быть включенными в перечень энергопроизводящих организаций, а также предоставлять необходимую информацию о прогнозных объемах выработки и отпуска в сети электрической энергии. В рамках осуществления мониторинга девелопер должен ежеквартально предоставлять такую информацию в Министерство энергетики.

Кроме того, существуют определенные требования по эксплуатации объекта, техническому обслуживанию, охране окружающей среды и т. д. «Поэтому для успешной реализации проекта, для наших девелоперов, которые собираются работать, делать проекты, я думаю, нужно четкое понимание того, какие требования есть, какое законодательство есть, какая платформа существует на сегодняшний день и в рамках чего можно делать эти проекты», – резюмировала г-жа Перзадаева.

В заключение добавим, что по итогам 9 месяцев 2015 года доля возобновляемых источников составляет 0,7%, или 235 мегаватт установленных мощностей в абсолютных величинах. В основном это малая гидроэнергетика, солнечные электростанции обеспечивают 52 мегаватта, а ветровые – порядка 70 мегаватт. Конечно, такие показатели не впечатляют, однако у нас уже есть первый опыт реализации проектов ВИЭ, и надеемся, что эта работа будет продолжена.
 
Римма Ивахникова


Список статей
СТРАТЕГИЯ. Рост, реформы, развитие  Нурсултан Назарбаев 
ЛИДЕР ЭКОНОМИКИ. Алюминиевые перспективы  Казахстанский электролизный завод 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem