USD/KZT 372.65 
EUR/KZT 422.44 
 KAZAKHSTAN  №2, 2016 год
 РЕЙТИНГИ. Казахстану снизили рейтинг
АРХИВ

Казахстану снизили рейтинг

Рост инфляции, дефицит государственного бюджета и по-прежнему сильная зависимость от цен на энергоресурсы, оказывают основное давление на суверенный рейтинг Казахстана. Такую оценку дали эксперты Fitch Ratings в ходе ежегодной конференции, которую это международное агентство провело в конце апреля в Алматы.

По словам финансовых аналитиков, принявших участие в мероприятии позиция Казахстана сильно зависит от воздействия внешней конъюнктуры, от низкой оценки по институциональном развитию и качества внутренней экономической политики. Поэтому суть основных вопросов, на которые попытались ответить собравшиеся эксперты, заключалась в том, чтобы найти возможные сценарии для улучшения ситуации и варианты их осуществления.

Забегая вперед отметим, что уже после проведения конференции, агентство Fitch Ratings объявило о пересмотре своей оценки по долгосрочному рейтингу дефолта эмитента (РДЭ) Казахстана в иностранной валюте с «ВВВ+» до «ВВВ» с прогнозом «стабильный». При этом РДЭ в национальной валюте был понижен с «А-» до «ВВВ+», а рейтинг долговых обязательств по необеспеченным облигациям Казахстана с «BBB+» до «BBB».

Во многом причину такого решения, выступая на мероприятии, пояснила Кармен Алтенкирх, директор Аналитической группы Fitch Ratings по рейтингам европейских стран с развивающейся экономикой: «Fitch ждет дефицита государственного бюджета, который достигнет отметки 3,7% от ВВП, в то время как руководство страны пробует поддержать его уровень в пределах 2% от ВВП, поэтапно снижая этот показатель до отметки 1%». Кстати, по данным агентства, ВВП на душу населения в Казахстане резко упал с $14 828 в 2013 году – до $7 102 в этом году. А вот государственный долг из-за перехода национальной валюты в режим свободного плавания напротив увеличился – с 13,9% в 2014-м до 22,1% от ВВП в 2015 году.

В марте этого года Fitch зафиксировало и самый высокий за последние семь лет показатель инфляции, достигший 15,7%, тогда как в прошлом году она составляла 13,6%, а еще годом ранее – всего 7,4%.

Факторы влияния

Как прогнозируют аналитики Fitch, непростая макроэкономическая среда, сложившаяся в результате падения курса тенге на 77% по отношению к доллару, сохранится и в ближайшие месяцы. Тот факт, что с февраля Нацбанк вновь ввел базовую ставку и возобновил операции постоянного доступа с симметричным коридором процентных ставок (+/-2%) конечно улучшает ликвидность денежного рынка. Однако по мнению экспертов Fitch эффективность механизма монетарной трансмиссии по-прежнему остается ограниченной ввиду высокой долларизации, а также низкой долгосрочной ликвидности тенге.

На снижение рейтинговой оценки нашей страны влияет и резкое падение реальной заработной платы, а также уменьшение долларовых доходов, которые обусловливают сокращение потребительских расходов.

Любопытно, что подход к прогнозам международных экспертов вызвал некоторое неодобрение со стороны директора департамента финансовой стабильности и рисков Национального банка РК Сабита Хакимжанова. С его точки зрения им стоило бы принять во внимание противоречия между реальным положением дел в Казахстан и своими оценками. «Редко можно найти страну с таким уровнем внешних активов правительства и таким соотношением фискального баланса. Тем не менее, наш рейтинг намного ниже, чем, казалось бы, должен быть, чтобы соответствовать данным показателям. Шоки, которые испытывает страна – это одна из причин, почему страдает рейтинг Казахстана. Я здесь вижу две зависимости – от текущего и внешнего баланса. Но данные балансы сложно изменить, так как они сильно зависят от экспорта».

Г-н Хакимжанов полагает, что улучшить ситуацию в отечественной экономике мог бы аграрный сектор, у которого на сегодняшний день есть все шансы, чтобы возродиться и не только конкурировать с импортной продукцией, но и выходить на экспорт. Проблема лишь в том, что эта отрасль пока еще крайне мала. Хотя зачатки ее влияния на макроэкономическом уровне уже наблюдаются.

Впрочем, конструктивные «пожелания» не смущают экспертов Fitch Ratings. К примеру Кармен Алтенкирх не исключила, что при определенных условиях рейтинг Казахстана может опуститься и ниже инвестиционного. «Если цена на нефть снизится до $30–35 за баррель в последующие пять лет и правительство не сможет добиться успеха в реализации плана фискальной консолидации, тогда активы Нацфонда начнут активно истощаться. Все это в сочетании с высокой инфляцией, значительным дефицитом бюджета и растущим госдолгом оказывает давление на суверенный рейтинг. Именно тогда бы рейтинг упал ниже инвестиционного». Говоря о сильных сторонах Казахстана, эксперт отметила значительный объем резервов в иностранной валюте и активы Нацфонда, которые на конец марта составили $64,312 млрд.

В то же время уже к концу текущего года наша «нефтяная копилка» может уменьшиться до $59 млрд. Ведь накопленные в ней средства сейчас направляются на финансирование госпрограммы развития инфраструктуры «Нурлы жол». Зато по мнению Fitch Ratings именно эти вливания помогут сдержать общее сокращение инвестиционных вложений.

Что касается позитивного сценария, который бы позволил пересмотреть рейтинги Казахстана в сторону повышения, то с точки зрения г-жи Алтенкирх, это будет возможно в том случае, если цена на нефть марки Brent поднимется до $45–50 за баррель и будет удерживаться на этом уровне в ближайшие год-два.

Хеджирование рисков

Говоря о ситуации с курсом национальной валюты, г-жа Алтенкирх не исключила, что в течение года он будет варьироваться в пределах 360−380 тенге за доллар в зависимости от того, какой будет цена на нефть. В свою очередь Сабит Хакимжанов заявил, что такой прогноз фактически соответствуют сценарию главного финансового регулятора страны. Вместе с тем он отметил, что сегодня по-прежнему остро стоит вопрос доступности займов в тенге. «Банки фондируются в долларах, однако должны выдавать кредиты в национальной валюте. Но предоставлять займы в долларах было бы еще большим риском, поскольку если сами банки валютным риском могут хоть как-то управлять, то, когда вы его передаете заемщику, то теряете контроль. В результате это превращается в кредитный риск, который для банков более опасен».

Как считает представитель Нацбанка, для того чтобы у БВУ появилось долгосрочное фондирование в тенге, необходимо спровоцировать предложение со стороны населения. А это возможно, только если у людей появиться уверенность в том, что доходность по тенге, с учетом девальвации и всех валютных рисков будет не меньше чем доходность по валютным активам.

В этой связи положительным моментом можно считать тенденцию по дедолларизации срочных депозитов, наметившуюся с начала 2016 года. Этот ободряющий сигнал позволяет Нацбанку более смело подходить к формированию процентной ставки на денежном рынке, хотя и у этого инструмента есть серьезные ограничения. «Казалось бы, почему бы не повысить ставку до 20% или до 30%? Но здесь тоже должен быть баланс. Даже если банки повысят ставку хотя бы на 1%, то каждый из них будет существенно терять. Ни один центробанк не захочет поднимать ставки слишком высоко, поскольку это ограничит кредиты, ухудшит состояние банков, и их финансовую стабильность».

Не меньше проблем может возникнуть и при обратном движении. «Если мы опустим ставки слишком быстро и слишком низко, то это может привести к очень сильному усилению тенге. Тогда национальная валюта выйдет за пределы устойчивого уровня, доверие к ней снова ослабнет, а процесс дедоллоризации замедлится и станет менее устойчивым».

В такой ситуация главная задача регулятора заключается в том, чтобы сохранить баланс по ожиданиям доходности, не создать резких перетоков долларовых и тенговых депозитов и дать БВУ возможность самостоятельно управлять валютными рисками. «Мы стремимся к тому, чтобы у участников рынка не было ожиданий того, что произойдут какие-то сюрпризы в курсовой политике или в политике процентных ставок», – подытожил г-н Хакимжанов.

Между тем директор Аналитической группы по финансовым организациям Fitch Ratings Роман Корнев оптимизм в отношении дедолларизации пока не разделяет, обращая внимание на высокий уровень сбережений в валюте и весьма ограниченную обратную конвертацию. «Доля валютных депозитов выросла до 70% от их общего объема по банковскому сектору по состоянию на 2015 год. Произошло это в результате проведения девальвации и задержки с принятием соответствующих мер со стороны властей. Позже для того, чтобы стимулировать переводы сбережений в тенге, максимальные ставки по розничным вкладам были увеличены с 10 до 14%. Но существенного улучшения качества активов банковского сектора в прошлом году не произошло».

Тот факт, что номинальный коэффициент неработающих кредитов в секторе снизился с 24% до 10% эксперт назвал скорее «техническим эффектом» от прекращения действия лицензии БТА и списания неработающих кредитов. А потому г-н Корнев не исключает, что накапливание стрессовых активов у наших БВУ может продолжиться и в 2016 году.

Остается добавить, что по данным Fitch Ratings на конец 2015 года доля неработающих кредитов в «Казкоме» составила 22% от их валового объема, у «АТФ Банк» – 15% от валовых кредитов. Довольно стабильно выглядит казахстанская дочка «Сбербанка» хотя и у нее этот показатель за последний год повысился с 3,2% до 5,4%.

Прогноз по нефтянке

Учитывая высокую зависимость нашей экономики от экспорта углеводородов, наибольший интерес вызывают оценки экспертов в отношении перспектив нефтегазового сектора. В апреле добыча нефти странами ОПЕК по сравнению с мартом увеличилась на 484 тыс. баррелей до 33,217 млн баррелей в день, что является наивысшим показателем с 1989 года. Сегодня крупнейшие экспортеры «черного золота» продолжают искать компромиссные варианты сокращения нефтедобычи, полагая, что это позволит сбалансировать ее предложение и потребление. При этом попытки отраслевых аналитиков спрогнозировать будущие нефтяные цены, порой напоминают гадание на кофейной гуще. Оптимисты ждут повышения котировок до уровня $50–55 за баррель, а пессимисты не исключают нового обвала рынка до $20–30.

На фоне этих метаний, оценки Fitch Ratings выглядят довольно консервативно. «В среднем мы полагаем, что цена составит $35, и будет постепенно расти до $45–46 за год. Ситуация на рынке достаточно динамична и понятно, что возможен пересмотр наших прогнозов. Во многом это зависит от того насколько успешными будут переговоры нефтедобывающих стран», – отметил старший директор Группы по природным ресурсам и биржевым товарам региона EMEA Максим Эдельсон.

Что касается казахстанских реалий, то хотя пока добыча нефти у нас продолжает падать из-за истощения традиционных месторождений и затягивание запуска новых проектов, в Fitch ожидают изменения этого тренда. По прогнозам агентства, в следующие 5 лет объем нефтедобычи должен увеличится на 30%, а до 2025 года – еще на 27%.

Весьма пристально аналитики наблюдают за «КазМунайГазом», который в прошлом году оказался в достаточно сложном положении и активно искала способы сокращения своего общего долга на сумму в $10,8 млрд. Насколько это удалось участникам конференции рассказал управляющий директор по экономике и финансам АО НК «КазМунайГаз» Ардак Касымбек. Компания провела досрочное частичное погашение еврооблигаций совокупным номинальным объемом $3,7 млрд, погасила синдицированный кредит на $400 млн, а также сократила на $670 млн внешний долг своей ключевой дочки – АО «КазТрансГаз».

Кроме того, в 2015 году ФНБ «Самрук-Казына» выкупил у КМГ 50% долю в KMG Kashagan BV за $4,7 млрд. Еще $3 млрд компания получила в качестве предоплаты за 20% долю в добыче нефти ТШО от международного трейдера Vitol SA.

«Мы контролируем порядка 30% добычи в Казахстане и достаточно консервативно подходим к цене на нефть. Наш бюджет был сверстан с учетом цены в $30. Последние два года мы активно занимались оптимизацией затрат», – отрапортовал г-н Касымбек. В планах «КазМунаГаза» после 2018 года выйти на народное IPO. Но сначала придется провести массу трансформаций и освободится от семейного груза в виде большого количества дочек, внучек и правнучек. По словам представителя КМГ, на первом этапе нацкомпании придется отказаться от 3-х НПЗ, где сконцентрировано порядка $3 млрд долга. На втором – на торговый аукцион попадут сервисные компании. «Перед нами стоит задача из сложноуправляемой и непрозрачной структуры, которой сейчас является КМГ, создать достаточно простую, мобильную компанию, где не будет субхолдингов. Иначе говоря, должна получиться большая централизованная компания с производственными функциями».

Не менее грандиозные планы и у единственного акционера КМГ – «Самрук-Казына», где уже больше года назад было заявлено о намерении изменить организационную структуру, почти двукратном сокращении топ-менеджмента и введении в его состав новых лиц, в том числе с опытом работы в зарубежных фондах национального благосостояния. Другое дело, что пока не совсем ясно каким образом все эти идеи отразятся на изменении суверенного рейтинга страны.

В заключение приведем список факторов, которые способны заставить экспертов Fitch пересмотреть свои дальнейшие оценки. К «отягчающим» обстоятельствам агентство относит: 1) возможные ошибки в проводимой политике и/или длительный период низких цен на нефть, что вызовет дальнейшее ослабление суверенного внешнего баланса, а также 2) возобновление ослабления банковского сектора, что приведет к условным обязательствам для государства. В качестве позитивных сигналов от Казахстана ждут: 1) устойчивого восстановления внешних и фискальных буферов (таких как Национальный фонд), 2) шагов по снижению уязвимости госфинансов к резким изменениям сырьевых цен, например, за счет сокращения дефицита ненефтяного бюджета, а также 3) существенного улучшения делового климата и качества управления, которое будет способствовать диверсификации и устойчивому восстановлению отечественной экономики.

 Мадия Торебаева

Для справки. Fitch Ratings оказалось последним из большой тройки международных рейтинговых агентств, кто пересмотрел наш суверенный рейтинг с начала этого года. Так, еще в феврале Standard&Poor`s понизило долгосрочный и краткосрочные рейтинги Казахстана в местной и иностранной валюте с «BBB/A-2» до «BBB-/A-3». По классификации S&P это самый низкий рейтинг в т. н. «инвестиционной» категории. Свое решение эксперты объяснили тем, что падение стоимости сырья ухудшило перспективы роста экономики страны. 

Позже в апреле Moody’s Investors Service понизило рейтинги долговых обязательств правительства Казахстана с «Baa2» до «Baa3» и также присвоило им негативный прогноз. Основными факторами пересмотра были названы ослабление фискального и экономического потенциала страны из-за недавнего структурного сдвига цен на нефть, а также увеличение рисков в банковском секторе. Свои негативные ожидания агентство вероятностью роста давления на банковскую систему, с более широкими отрицательными последствиями для экономической, фискальной и финансовой стабильности. 

 

 



Список статей
МФЦА. Астана слезам не верит!  Кайрат Келимбетов 
КАЗАХСТАН-ПОЛЬША. У нас схожие приоритеты  Радослав Домагальский-Лабендзкий 
ФОРУМ. В кольце новых вызовов  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem