USD/KZT 356.54  +2.42
EUR/KZT 419.43  +2.7
 KAZAKHSTAN  №3, 2016 год
 АЭФ 2016. Дилемма диверсификации
АРХИВ

Дилемма диверсификации

Слезть с сырьевой «иглы» и не попасть в ловушку среднего дохода

В рамках Астанинского экономического форума The Economist провела Казахстанский инвестиционный саммит. В его рамках члены нашего правительства, руководители международных компаний и независимые эксперты попытались найти формулу успешной диверсификации экономики через развитие институтов и инновации.

Открывая мероприятие, Саймон Баптист, главный экономист The Economist Intelligence Unit и управляющий директор The Economist Group по странам Центральной Азии, отметил, что сейчас Казахстан вступил в критически важный период структурных изменений. Падение сырьевых доходов и притока инвестиций, волатильность курса национальной валюты и рост инфляции, отток капитала и ухудшение кредитного портфеля банков – все эти вызовы требуют от руководства республики четкого видения дальнейших перспектив и новых стратегических решений.

Сможет ли Казахстан более комплексно использовать свои природные богатства, чтобы получить от них максимальную отдачу? Удастся ли нам встроиться в программу региональной инвестиционной экспансии Китая и при этом избежать внутренних противоречий, как это произошло в отношении земельных реформ? Какую роль сможет сыграть Казахстан в развитии новых центров экономического притяжения – Ирана, стран Юго-Восточной Азии и Африки? С какой скоростью пройдет приватизация государственных активов и какие результаты она принесет? Именно так обозначил г-н Баптист вопросы, волнующие делегатов саммита, в число которых вошло более 120 руководителей и топ-менеджеров зарубежного и казахстанского бизнеса.

План правительственных реформ и ключевые политические инициативы, реализуемые на пути к диверсификации, в своем выступлении обозначил Премьер-министр Казахстана Карим Масимов. Напомнив, что с начала глобального финансового кризиса прошло уже почти десятилетие, он отметил, что экономические риски не только продолжают существовать, но и все больше угрожают миру. Особенно это касается развивающихся рынков, таких как Казахстан. С начала двухтысячных годов наша страна испытывала резкий экономический рост, сопровождавшийся планомерным улучшением благосостояния населения. «Это создает большие ожидания в отношении дальнейших шагов к экономическому процветанию. Но по мере того, как казахстанская экономика замедлялась, мы обеспокоились, что в какой-то момент наша страна может столкнуться с ростом деструктивного популизма. Мы хотели бы предвосхитить эти угрозы».

Понятно, что для достижения этой цели необходимо высокое доверие граждан к власти. Чтобы свести к минимуму конфликт интересов, чиновники должны действительно служить обществу, а судебная система гарантировать, что все будут равны перед законом. Важным моментом, по мнению г-на Масимова, также является содействие прозрачности и подотчетности государства на всех уровнях. В этой связи в Казахстане решено внедрять систему меритократии – всеобщий принцип, согласно которому руководящие посты в правительстве, судах, правоохранительных органах, национальных компаниях и холдингах должны занимать люди, доказавшие, что заслужили это своими способностями. «Направляемые этой идеей в прошлом году мы запустили целый ряд беспрецедентных институциональных реформ, возможно самых крупных с момента обретения независимости Казахстана. Более того мы решили оказать поддержку этих институциональных реформ обеспечив крупный структурный переход в экономике с упором на крупномасштабную приватизацию, рыночную легализацию и устранение госконтроля над ценами. Все эти реформы были запущены в прошлом году Президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым в рамках плана нации «100 конкретных шагов».

Как считает Карим Масимов, такой «переход» демонстрирует сильную политическую волю и приверженность государства созданию страны, которая обеспечит добропорядочную жизнь для всех своих граждан.      

От сырья – к хай-теку

Блок экономических преобразований делегатам Саммита представил министр по инвестициям и развитию Асет Исекешев. Он напомнил, что после кризиса 2008-2009 годов, президент Нурсултан Назарбаев объявил курс на индустриализацию и улучшение инвестиционного климата страны. «Мы пересмотрели экономическое законодательство, разработали программы для бизнеса, призванные стимулировать рост производительности и приток инвестиций в производство и новые технологии, а также способствовать ненефтяному экспорту. Другими словами – начали программу экономической диверсификации».

На первом этапе новой индустриализации, в 2010–2014 годах, особое внимание уделялось развитию транспортной, энергетической, коммуникационной и индустриальной инфраструктуры, чтобы базовые потребности бизнеса в ней были удовлетворены. К 2015 году по итогам первой пятилетки индустриализации обрабатывающая промышленность стабилизировалась, а ее доля в ВВП закрепилась на уровне 10%, в то время как горнодобывающий сектор сократился с 20% до 12%. Было построено более 2 тыс. перерабатывающих предприятий, появилось 26 абсолютно новых секторов экономики, организовано почти 200 тыс. рабочих мест. Выросло новое поколение предпринимателей, инженеров и ученых.

Важную роль в этом сыграли иностранные инвесторы: «Сегодня они по-прежнему заинтересованы в традиционных секторах добычи природных ископаемых, но привлекательность переработки также растет. Эта сфера уже привлекла более $20 млрд. Мы счастливы сотрудничать со всеми инвесторами и делаем все, чтобы им было удобно и комфортно», – заверил глава МИР. Более того, в перспективе власти рассчитывают превратить Казахстан в новый инвестиционный хаб для Центрально-Азиатского региона, и для этого имеются все необходимые возможности.

Задача второй пятилетки индустриализации – завершении формирования базовых индустрий, в том числе таких кластеров, как машиностроение, нефтехимия, производство минеральных удобрений, органических продуктов питания. С учетом того, что размер казахстанской экономики сравнительно небольшой, акцент делается на экспортно ориентированные производства с высокой добавленной стоимостью при этом приоритетными рынками для их продукции будут Россия, Центральная Азия, Иран и Западный Китай.

Помимо обрабатывающей промышленности, Казахстан планирует развивать сектор продуктивных услуг, которые также могут увеличить долю ненефтяного экспорта в ВВП. В их числе – транзит и логистика, туризм, инжиниринг и другие профессиональные услуги.

В частности, в 2018 году начнет свою работу Международный финансовый центр «Астана», деятельность которого будет регулироваться на принципах и нормах английского права с использованием английского языка в дело- и судопроизводстве. Кроме того, уже с 2017 года бизнесмены из всех стран ОЭСР смогут посещать финансовый центр на основе безвизового режима. В этом аспекте Казахстан является пионером среди стран СНГ и Центральной Азии – сегодня такой режим уже действует для инвесторов из 19 приоритетных государств – Австралии, Венгрии, Италии, Монако, Бельгии, Норвегии, Швеции, Малайзии, ОАЭ, Сингапура, Великобритании, США, Германии, Финляндии, Франции, Швейцарии и Японии. «Мы приглашаем инвесторов к сотрудничеству по инфраструктурным проектам посредством приватизации и методом ГЧП. Это большой шаг навстречу взаимовыгодному сотрудничеству. Более того, для поддержки инвесторов в приоритетных отраслях экономики предусмотрен пакет стимулирующих мер, в рамках которого предоставляются таможенные и налоговые льготы, инвестиционные субсидии и правительственные гранты».

На вопрос модератора, насколько переход от нефтегазовой и горнодобывающей промышленности к переработке является реалистичным для Казахстана, министр ответил: «Мы прекрасно понимаем, что диверсификация – небыстрый процесс. Это наша долгосрочная цель, на которую уйдет время и усилия. Однако я считаю, что наша политика является пусть и амбициозной, но реалистичной и прагматичной».

Уверенность Асета Исекешева строится на том, что первые пять лет индустриализации дали Казахстану очень хороший опыт, а также четкое представление о бизнес-климате регионов, о возможностях, рынках и товарах, которые страна должна производить, чтобы стать частью глобальной цепочки поставок. «Мы понимаем свои преимущества, свои недостатки. Мы очень хорошо изучили глобальные тренды и риски, мы работали со своими партнерами – Всемирным банком, ОЭСР, ЕБРР и другими. Использовали их рекомендации».

Говоря о рисках, с которыми Казахстан может столкнуться в ходе диверсификации, глава МИР прежде всего отнес к ним экономическую ситуацию в Китае и России, вопросы финансового рынка и стоимости различных товаров в сопредельных государствах, а также конкурентоспособность казахстанских специалистов. Что касается трудностей, связанных с привлечением инвестиций ввиду падения цен на нефть, то это, скорее, глобальная тенденция. В ближайшие 10 лет Казахстан собирается привлечь в экономику $100 млрд, причем у правительства уже есть 200 проектов с иностранным участием.

Довольно оптимистично настроено правительство и в отношении преодоления технологического отставания страны. «Мы понимаем, чтобы выжить в мире будущего, мы должны иметь креативную экономику с креативным человеческим капиталом… мы видим, что формируется четвертая индустриальная революция. Границы между областями физики, цифровых технологий стираются, они смешиваются, старапы модернизируют экономику. Все эти тренды дают возможность Казахстану перепрыгнуть разрыв. И мы готовы к ответу на эти вызовы», – заверил г-н Исекешев.

Во-первых, осознавая критичность человеческого капитала, правительство запускает новую модель школьного, профессионально-технического и высшего образования, основанного на функциональной грамотности. Ведется подготовка квалифицированных кадров по приоритетным отраслям индустриализации совместно с ведущими мировыми вузами-партнерами такими, как Кембриджский, Калифорнийский университеты и другие.

Во-вторых, в разработке находится программа «Цифровой Казахстан», которая предусматривает создание современной цифровой инфраструктуры, расширение охвата населения широкополосным доступом к интернету, увеличение пропускной способности, создание новых DATA-центров и лабораторий, а также повышение цифровой грамотности населения.

В-третьих, основой развития высокотехнологичных секторов экономики является т. н. креативное предпринимательство.В этой связи в текущем году в республике запускается программа «Старап Казахстан», которая будет выявлять и поддерживать лучшие стартапы и инноваторов по примеру «Стратап Чили». Это поможет повысить экспортный потенциал казахстанского продукта и увеличить инвестиционную привлекательность экономики страны. 

«Казахстан – надежный партнер и я абсолютно уверен, что наша страна станет одной из «историй успеха» в ближайшем будущем. Мы будем привержены экономической диверсификации и прогрессу. Принимая все эти меры, мы хотим дать дорогу возможностям, инновациям и росту» – резюмировал г-н Исекешев.

Экономические «ловушки» для Казахстана

Свой взгляд на пути выхода нашей страны на траекторию устойчивого роста, а также связанные с этим риски высказали и зарубежные спикеры. В частности, директор McKinsey Global Institute Ричард Доббс предложил Казахстану позиционировать себя в качестве уранового хаба. Для этого у нас есть все возможности – страна является лидером по добычи урана, к тому же сейчас идет подготовка к созданию на ее территории банка обогащенного урана. В результате появится модель взаимодействия с другими государствами, при которой Казахстан получает двойную выгоду: сначала зарабатывая на производстве топлива, а затем – на его хранение.

Еще одна перспективная ниша – глобальные поставки пищевой продукции. В долгосрочной перспективе продукты питания будут обладать гораздо большим потенциалом, чем топливно-энергетические ресурсы. По словам г-на Доббса, потребность в них растет, а для их производства требуется много земли, чем, безусловно, должен воспользоваться Казахстан. Кроме того, эксперт предложил активно участвовать в грузоперевозках по Шелковому пути, развивать транспортно-логистическую инфраструктуру, порты и железные дороги.

Главный экономист регионального управления по Европе и Центральной Азии Всемирного банка Ганс Тиммер также считает, что нам нужно делать ставку на сельское хозяйство. В то же время он указал на три сложности, с которыми могут столкнуться инвесторы в нашей стране. Во-первых, хотя в Казахстане уже проведена масса реформ, на практике они работают не всегда. Во-вторых, у нас сложно создать конкурентоспособный частный сектор. По словам г-на Тиммера, для этого нужна не просто реализация нескольких успешных проектов в приоритетных секторах, а серьезные, всеобъемлющие изменения в экономике, которые позволят открыть доступ предпринимателям к мировым рынкам. Третья проблема, на которую эксперт посоветовал обратить внимание, имеет социальный характер. Правительство зачастую недооценивает влияние экономических шоков на благосостояние и покупательную способность граждан, и нужно каким-то образом абсорбировать эти негативные факторы. «Впрочем, – несколько успокоил г-н Тиммер, – такие недочеты характерны не только для Казахстана, но и для других государств. Когда в стране проходит процесс трансформации, то, конечно же, он не может быть легким».

Он также напомнил, что в свое время в управление холдингу «Самрук-Казына» была передана часть государственных активов, причем предполагалось, что это повысит эффективность деятельности национальных компаний, а часть из них будет приватизирована. Однако затем в ходе нивелирования последствий кризиса 2008 года роль государства в экономике не только не снизилась, но и увеличилась. «Я думаю, одна из сложных задач – это запустить программу приватизации в рамках текущего кризиса и сократить в целом влияние государственного сектора. Нужно сделать так, чтобы всем было комфортно работать в новых условиях, и это, конечно, будет непросто».

Еще один момент, на который обратил внимание Ганс Тиммер, – это то, что в Казахстане по-прежнему сохраняется советский подход к ряду вопросов, к примеру, не доведен до конца переход на электронный документооборот. «Приходя в министерства, вы, наверное, встречали охранников, которые стояли у входа. Они пропускают людей, согласно предоставленному списку. И на протяжении долгого времени человек в форме ищет вашу фамилию в бумажном документе. Я думаю этот список можно поместить в компьютер и тем самым ускорить процесс проверки. На западе уже давно отошли от бумажных носителей».

Говоря об инвестициях в Казахстане, эксперты часто упоминали, что наша страна дает возможность выхода на рынки России и стран ЕАЭС. Однако, по мнению бывшего главного экономиста ЕБРР, директора Института международных отношений Лондонской школы экономики Эрика Берглофа, Казахстан не может полагаться только на экономические отношения с Евразийским экономическим союзом. Он считает, что из-за санкций Россия потеряла большой объем доходов, и потенциал ЕАЭС не так уж силен.

В этой связи он заявил, что политика Казахстана, направленная на взаимное сотрудничество с крупными державами, имеет больше смысла. Когда у страны множество торговых партнеров, она не окажется в изоляции. Тем более что многим экономическим центрам мира интересно сотрудничество с Казахстаном.  

В свою очередь, профессор экономики Массачусетского технологического института Дарон Аджемоглу акцентировал внимание на качестве процесса диверсификации. По его мнению, нашей стране нужно не просто сосредоточиться на освоении новых видов продукции, а обеспечить инклюзивный рост производства, основанный на производительности, технологичности и увеличении добавленной стоимости. В истории было множество примеров, когда страны, которые зависели от полезных ископаемых, пытаясь диверсифицироваться начинали развивать одну определенную отрасль под контролем государства. Так, в Мексике в XIX веке был сделан акцент на переработку сырья. В результате там возникли монополии текстиля, цемента, машиностроения, причем производственный процесс был не очень эффективным, поскольку другим отраслям не давали возможность развиваться. Та же самая ошибка была повторена в Аргентине, Бразилии и некоторых странах Ближнего Востока в XX веке. Поэтому приоритетной задачей, по мнению г-на Аджемоглу, сейчас должна быть не столько диверсификация, сколько создание благоприятной бизнес-среды.

Говоря об основных вызовах, которые стоят перед Казахстан в этой связи, профессор экономики предупредил, что страна может попасть в «ловушку среднего дохода». Такая проблема может возникнуть, если уровень заработной платы низкий и производство промышленных товаров дешевое, однако при этом бизнес-структуры не способны конкурировать с развитыми экономиками, где внедряются инновации.  В таких случаях переход от среднего к высокому доходу требует фундаментальных изменений.

Кроме того, Казахстан может попасть в «ловушку средних институтов». Как пояснил Дарон Аджемоглу, экономики, основанные на эксплуатации природных ресурсов и импорте технологий, страдают из-за отсутствия высококвалифицированного человеческого капитала. Для такой модели не требуются талантливые специалисты – и перейти к другой экономической системе будет очень сложно. В этой связи профессор выразил надежду, что создание Международного финансового центра «Астана» позволит улучшить качество жизни и привлечь обратно в страну талантливых казахстанцев, которые сейчас живут за границей. 

В целом, иностранные эксперты сошлись во мнении, что, несмотря на заявление казахстанских чиновников о диверсификации и структурных реформах, основу нашей экономики по-прежнему составляет сырьевой экспорт. Да, правительство делает ставку на привлечение иностранных инвестиций, но для этого только одной политической воли недостаточно. Необходимы соответствующий климат, высокое качество государственного управления, развитая финансовая инфраструктура и независимость судебной системы. И над этими вопросами властям Казахстана еще нужно работать.

Редакционный обзор



Список статей
АЭФ 2016. Дилемма диверсификации  Редакционный обзор 
СИИ. Финансовые ворота Евразии  Редакционный обзор 
БЛИЦ-ОПРОС. Стандарты CRIRSCO снижают риски  Базарбай Нурабаев, Галым Нуржанов, Гарри Паркер 
ФОРУМ. На связи с инвесторами  Редакционный обзор 
БЛИЦ-ОПРОС. Евразийский союз: потенциал полностью не раскрыт  Александр Яковлев, Анатолий Ничкасов, Ара Саакян 
ПРОГНОЗ. Металлургия на изломе  Турар Жолмагамбетов 
ЗОЛОТО. Крепкий орешек  Сергей Смирнов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem