USD/KZT 356.54  +2.42
EUR/KZT 419.43  +2.7
 KAZAKHSTAN  №3, 2016 год
 MINEX Central Asia 2016. Инвесторам нужен выбор!
АРХИВ

MINEX Central Asia 2016 - Инвесторам нужен выбор!

Инвестиционные возможности и риски для капитала в сырьевом секторе, также проблемы законодательства в сфере недропользования оказались в центре внимания участников VII горнопромышленного форума MINEX Central Asia 2016, собравшего ведущих представителей казахстанского и зарубежного горного бизнеса.

В число делегатов форума, прошедшего под девизом «Перспективы и потенциал горнодобывающей отрасли в эффективном экономическом развитии», вошло более 300 представителей отраслевых министерств, горнодобывающих, инженерных, технологических, сервисных и инвестиционных компаний Казахстана, а также из стран ближнего и дальнего зарубежья.

Как и ожидалось, заявления отечественных чиновников напоминали очередную попытку продемонстрировать потенциальным иностранным инвесторам наличие в Казахстане больших запасов природных ресурсов и хороших возможностей для капиталовложений в сырьевой сектор.

Первым на этом акцентировал внимание министр по инвестициям и развитию Асет Исекешев. Открывая форум, он подчеркнул, что сейчас правительство отошло от прежней практики в части предоставления прав на недропользование, перейдя на аукционную модель. «На аукцион выставляются слабоизученные участки недр, требующие дополнительных поисковых работ. Участки специально выбираются около моногородов с оснащенной ресурсной базой для того, чтобы создать и сохранить рабочие места в этих регионах».

Как отметил министр, по результатам первого аукциона, состоявшегося в декабре прошлого года, было продано 36 лотов, что позволило привлечь в госбюджет более 1,5 млрд тенге в качестве подписных бонусов. «Аукцион является максимально открытой и прозрачной формой конкурса, когда оглашение решений происходит публично. В целом получены положительные отзывы от инвесторов о доступности и простоте аукциона».

Говоря о мерах по упрощению разрешительных процедур в сфере недропользования, г-н Исекешев напомнил, что за последние три года был осуществлен первый этап реформ в этом области. «Например, сроки предоставления геологической информации сокращены с 240 до 1 дня. Внесены изменения в законодательство о недрах в части предоставления права на разведку в упрощенном порядке на основе австралийской модели. Сокращены сроки заключения контрактов на разведку с 2 лет до 25 дней».

Чиновник уверен, что подобные шаги позволят привлечь в разведку большое количество малых и средних юниорских компаний, поскольку, как показывает мировой опыт, именно они открывают до 50% всех новых месторождений.

Однако позже генеральный директор Iluka Resources в Казахстане Элисон Морли в своем выступлении весьма скептично высказался по поводу практической реализации новых правительственных инициатив в сфере недропользовани: «Каждый раз, когда мы приезжаем на такие встречи, – получаем поддержку от правительства. Но когда мы работаем с исполнителями, они действуют совсем иначе. И мы надеемся, что обучение ваших сотрудников на местах поможет воплощаться положениям Кодекса о недрах».

Другой спикер от государства – председатель Комитета геологии и недропользования Министерства по инвестициям и развитию Базарбай Нурабаев – подробно остановился на потенциале и перспективах добычи в Казахстане цветных и драгоценных металлов.

По его словам, только прогнозные ресурсы золота в стране оцениваются в 9,5 тыс. т, в том числе золоторудных месторождений – в 7,7 тыс. т. При этом, согласно оценкам, предполагаемые запасы меди составляют 100 млн т, а цинка и свинца – 135 млн и 50 млн т соответственно.

Говоря о запасах углеводородного сырья, Базарбай Нурабаев подчеркнул, что только в Прикаспийской впадине они оцениваются в 63 млрд т условного топлива. «Имеющиеся прогнозные ресурсы свидетельствуют, что общие запасы недр Казахстана в несколько раз выше, чем мы сегодня имеем. Это подтверждает необходимость проведения дальнейшего изучения остаточных бассейнов, где возможно выявление значительных запасов углеводородов. При этом основная часть прогнозируется в глубоко залегающих горизонтах – свыше 6–7 км».

Понятно, что работа с более сложными месторождениями потребует современных технологий и соответствующего инфраструктурного сопровождения. Не случайно в рамках форума состоялось подписание соглашения между автономным кластерным фондом «Парк инновационных технологий» и компанией McKinsey об учреждении Центра компетенций в сфере ГМК, совмещающего принципы бережливого производства и Индустрии 4.0. Предполагается, что центр станет воплощением четвертой промышленной революции с полной компьютеризацией всего производственного процесса – от добычи полезных ископаемых до их переработки.

Помимо этого, между национальной геологоразведочной компанией «Казгеология» и немецкой DMT GmbH&Co KG был подписан меморандум о сотрудничестве с целью создания коммерческой лаборатории для изучения геохимических свойств проб, получаемых в ходе геологоразведки, и подготовки программы обучения стандартам отчетности CRIRSCO. Для справки отметим, что DMT GmbH&Co KG является одной из ведущих независимых компаний в сфере предоставления услуг горнодобывающим предприятиям. Фирма специализируется на геологических исследованиях, геологоразведке, проектировании и инжиниринге горнодобывающих предприятий, а также на обучении и сертификации.

Семь раз отмерь – один раз отрежь

В отличие от чиновников, исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Николай Радостовец не стал акцентировать внимание на ресурсном потенциале Казахстана и инвестиционных возможностях для бизнеса в сырьевом секторе. Вместо этого он остановился на критике отдельных предложений правительства по изменению законодательства в сфере недропользования и налогообложения.

В частности, глава АГМП выступил против введения двух систем – независимой и государственной оценки запасов твердых полезных ископаемых. Говоря о намерении Казахстана перейти на международные стандарты публичной отчетности по запасам (CRISCO), г-н Радостовец, посетовал, что правительство еще не определилось, как реализовать данную инициативу. К примеру, Министерство национальной экономики предлагает недпропользователям работать по CRISCO, но в то же время остается обязательство компаний отчитываться перед государственной комиссией по запасам полезных ископаемых (ГКЗПИ).

«Мы считаем, что совмещение этих двух документов, двух вариантов работы по запасам недопустимо. Это позиция АГМП. Если есть независимая оценка, то ей надо доверять как недропользователям, так и государству, в частности Комитету по геологии и налоговикам. У нас же получается, что, помимо обязательств перед ГКЗПИ, появится еще необходимость платить независимым оценщикам CRISCO». В этой связи он предложил отменить госкомиссию в разрабатываемом новом Кодексе о недрах и недропользовании.

Кроме того, исполнительный директор АГМП призвал перейти от принципа рационального использования недр к принципу экономической рентабельности при осуществлении добычи: «Мы видим, как бы ни пытались Министерство по инвестициям и развитию и Министерство национальной экономики сочетать позиции по налогообложению недропользования, очень многие вопросы остаются открытыми». К примеру, в случае введения налога с продаж привлечение инвестиций окажется менее эффективным, менее применимым и менее нужным будущим недропользователям, чем действующая система: «Когда сейчас обсуждается вопрос, то ли будет налог с продаж, то ли НДС, мы однозначно утверждаем, что в Казахстане нужно сохранить действующий налог на добавленную стоимость, потому что все страны, с которыми мы имеем партнерские отношения по недропользованию, работают по системе НДС».

По информации г-на Радостовца, многие компании уже просчитали возможные последствия взимания налога с продаж и установили, что это приведет к увеличению каскадных затрат и, в конечном счете, – росту себестоимости продукции. «Поэтому хотелось бы, чтобы инвесторы высказали свою точку зрения, поддержав АГМП в том, что не надо переходить на новые налоги, а нужно улучшить практику взимания НДС».

Он также напомнил, что больше всего недропользователям хотелось бы определенности и предсказуемости, призвав сохранять налоговую стабильность на весь период действия контракта. При этом он попросил правительство проявить налоговую гибкость. Речь идет о том, чтобы налог на добычу полезных ископаемых мог меняться в автоматическом режиме: «В случае если ценовая конъюнктура неблагоприятная, то нужно, чтобы недропользователь сам мог снижать себе НДПИ в зависимости от финансового результата».

В то же время исполнительный директор ассоциации поддержал намерение государства ввести некоторые другие новшества в законодательство: «Говорили, что в новом Налоговом кодексе будет изменена позиция в отношении платежей недропользователей и осуществлена замена подписного бонуса – бонуса коммерческого обнаружения и платежа по возмещению исторических затрат – на единый арендный платеж. Считаем, что в этом плане мы на правильном пути, и мы поддерживаем это».

Нет проектов – нет инвестиций

Другие профучастники рынка также глядят на возможности в горнодобывающей отрасли Казахстана не только через розовые очки. Например, управляющий директор American Appraisal в России и СНГ Александр Лопатников отметил, что, вопреки появлению позитивных тенденций, в секторе возникли и отрицательные факторы.

«Общая картина в отрасли претерпевает изменения в связи с тем, что ажиотаж и количество шальных денег существенно поубавились, остались более профессиональные, более серьезные и уверенные инвесторы».

При этом спикер обратил внимание на то, что многие из проектов в секторе разрабатывались и рекламировались в период бума середины 2000-х годов. «Сейчас, к сожалению, значительная их часть, особенно низкорентабельных, со сложной отработкой, либо не будет запущена вообще, либо не быстро найдет своих инвесторов. Ресурсный потенциал как у Казахстана, так и СНГ колоссальный, но проектов немного».

Генеральный директор компании «Верный Капитал» Даврон Рустамкулов согласился с утверждением Александра Лопатникова о том, что на рынке осталось мало интересных проектов. По его мнению, сегодня в горнодобывающей отрасли практически нет выбора: «Многие проекты экономически неэффективно отрабатывать, они лежат на полке и ждут, когда конъюнктура вернется к своим нормальным показателям».

В то же время он сделал оговорку, что часть объектов продолжает оставаться рентабельной и привлекательной: «Золото и драгметаллы, наверное, некоторое исключение, потому что цена на золото продолжает быть интересной. У каждого месторождения есть своя максимальная стоимость. И задача, которая стоит перед инвестором, – реализовать как можно больше из этой стоимости. Это всегда связано с управленческими навыками, дисциплиной, выполнением программ и доступностью капитала».

В свою очередь управляющий партнер ScholzvonGleich Стефан Шольц напомнил, что еще несколько лет назад ситуация в ГМК была другой: «Рынок был «перегрет», активен, цены – высокие. Все очень профессионально работали. А сейчас люди немного заскучали, накупив слишком много и не всегда того, что нужно».

Сейчас, по его мнению, нужно немного передохнуть, сделать шаг назад и все обдумать. «Я не буду говорить, что два года назад цикл закончился. Нет, он не закончился. Посмотрим, что будет дальше. Последние два года цены на товарное сырье только снижаются, золото хорошо идет, а другие вещи – нет».

При этом он обратил внимание на негативные тенденции в виде снижения вложений частного капитала и количества компаний, выходящих на IPO. По его мнению, связано это с тем, что сейчас инвесторы фокусируются на эффективности и пытаются добиться роста этого показателя.

«Бизнесмены очень хорошо делают свою домашнюю работу. И это дисциплинирует. Не потому, что инвесторам нравится так делать, а потому, что времена такие. Падение цен не отразилось на золоте – и к нему большой интерес. Но это не означает, что каждый потенциальный объект по добыче золота прибыльный и все кинутся его покупать. Все зависит от содержания, технологий и затрат. Инвестор будет сравнивать международные сделки и возможности в других странах».

Как считает г-н Шольц, у Казахстана есть потенциал для развития горнодобывающей отрасли. Однако он обратил внимание и на ряд негативных аспектов: «Все хотят работать в Канаде, Австралии, а в Казахстане не особо. Потому что слишком большая неопределенность, ты просто не знаешь, что будет, если у тебя возникнет какая-нибудь проблема. Просто нет никаких прав. В Канаде и Австралии твои права защищены». В такой ситуации эксперт посоветовал не стараться схватиться за большие проекты, а успокоиться и все внимательно проанализировать.

Планы «Казатомпрома» и амбиции «Полиметалла»

В свою очередь, управляющий директор по производству АО «НАК «Казатомпром» Юрий Демехов рассказал о планах атомной корпорации на ближайшие несколько лет. «Сегодня, в условиях программы трансформации и активизации бизнеса, повышения стоимости компании мы приняли программу по выводу непрофильных активов из сферы ее деятельности».

Так, если в начале 2015 года у «Казатомпрома» были 82 дочки и внучки по различным видам деятельности, то 10 из них уже выведены из состава компании. В 2016 году планируется вывести еще 12. При этом предполагается, что к концу следующего года у нацкомпании останутся 38 дочерних и зависимых организаций, которые будут связаны только с профильным – урановым бизнесом.

Тем самым закладывается фундамент для выхода «Казатомпрома» на первичный рынок акций. «Стоит задача в конце 2018 года выйти на рынок IPO, и к тому времени мы должны сформировать привлекательный пакет акций нашей компании для привлечения партнеров».

Кроме того, в планах «Казатомпрома» значится создание фонда для стабилизации цен на уран. Как сообщил г-н Демехов, документально он будет оформлен в течение текущего года, а базироваться, предположительно, – на Ульбинском металлургическом заводе. Он тут же успокоил, что уровень добычи нацкомпания снижать не намерена и все ее предприятия будут выполнять свои контрактные обязательства. «Но часть добытого урана будет резервироваться в урановом фонде, чтобы обеспечить устойчивость цены через нашу трейдинговую компанию. При благоприятных факторах на рынке по ценообразованию мы будем продавать продукцию, хранящуюся в урановом фонде».

При этом г-н Демехов пояснил, что значительного увеличения добычи урана в Казахстане в ближайшей перспективе не ожидается: «Прирост будет осуществляться только за счет вывода предприятий на проектную мощность. Добыча где-то на уровне 25–25,5 тыс. тонн у нас будет зафиксирована в последующие годы». Для справки отметим, что по итогам прошлого года в республике было добыто 23,8 тыс. тонн природного урана.

Между тем в кулуарах форума директор программы развития минерально-сырьевой базы компании Uranium One Inc. Александр Бойцов заявил о высокой конкурентоспособности казахстанского урана: «На наших совместных с АО «НК «Казатомпром» предприятиях себестоимость добычи – одна из самых низких в мире. И это результат наших совместных усилий, результат технической, технологической и геологической экспертиз, которые накоплены как в контуре «Казатомпрома», так и в контуре Uranium. Мы работаем согласованно и целенаправленно, работаем над себестоимостью».

Делились планами на жизнь не только атомщики. Например, управляющий директор АО «Полиметалл УК» Канат Досмукаметов заявил, что к 2020 году компания планирует стать вторым по величине производителем золота в Казахстане. Он напомнил, что в 2009 году, когда российский игрок приобрел месторождения Варваринское и Кызыл, добыча на них составляла всего 390 килограммов золота, а по итогам прошлого года этот показатель уже доведен до 2 тонн. И это не предел: «После запуска фабрики на проекте «Кызыл» в 2018 году мы планируем получать с двух предприятий вначале почти 4 тонны, а к 2020-му – почти 13 тонн золота».

Согласно планам компании, 50% аффинажа будет осуществляться на аффинажном заводе в Астане. «Концентрат с низким содержанием углерода и мышьяка будем перерабатывать в России с возвратом сплава Доре на аффинаж в Казахстан, как того требует наше законодательство. А высокоуглеродистый, с высоким содержанием мышьяка концентрат будет полностью перерабатываться в Китае».

Однако на форуме говорили не только о проблемах и перспективах горнодобывающей отрасли и планах отдельных компаний, но и об экономической ситуации в целом. Например, главный региональный экономист Европейского банка реконструкции и развития Агрис Прейманис в ходе своего выступления привел прогноз ЕБРР по росту ВВП Казахстана в текущем году.

«Ликвидность тенге повышается. Я действительно верю в то, что мы уже достигли дна в Казахстане и теперь оттолкнулись от него и начинаем расти. Я полагаю, что рост в этом году будет на таком же уровне, как и в прошлом году».

Напомним: согласно официальной статистике, ВВП Казахстана в 2015 году вырос на 1,2%. При этом следует обратить внимание на то, что оценки Агриса Прейманиса идут вразрез январскому прогнозу ЕБРР, когда банк заявлял, что в этом году валовый продукт у нас увеличится на 1,5%.

Говоря о перспективах на 2017 год, спикер заявил, что ожидает возвращение ВВП Казахстана к уровням роста, которые «требуются для стабильности в стране и которые позволят ей стать действительно развитой экономикой».

В то же время, г-н Прейманис отметил, что, последний квартал 2015-го и I квартал этого года для нашей республики оказались тяжелыми: экономический рост замедлился, цены на нефть оставались на низких уровнях, не было краткосрочной ликвидности, а базовая ставка Национального банка находилась на очень высоком уровне. «Тем не менее, за последние несколько месяцев я должен отметить восстановление динамики в Казахстане» – резюмировал представитель ЕБРР.

Редакционный обзор



Список статей
АЭФ 2016. Дилемма диверсификации  Редакционный обзор 
СИИ. Финансовые ворота Евразии  Редакционный обзор 
БЛИЦ-ОПРОС. Стандарты CRIRSCO снижают риски  Базарбай Нурабаев, Галым Нуржанов, Гарри Паркер 
ФОРУМ. На связи с инвесторами  Редакционный обзор 
БЛИЦ-ОПРОС. Евразийский союз: потенциал полностью не раскрыт  Александр Яковлев, Анатолий Ничкасов, Ара Саакян 
ПРОГНОЗ. Металлургия на изломе  Турар Жолмагамбетов 
ЗОЛОТО. Крепкий орешек  Сергей Смирнов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem