USD/KZT 369.36  -2.5
EUR/KZT 431.3  -2.03
 KAZAKHSTAN  №3, 2016 год
 ЭКСПЕРТ. Железные перспективы
АРХИВ

Железные перспективы

Потенциал восстановления позиций казахстанских поставщиков железорудного сырья на рынке Китая, ограниченный сегодня низким спросом, имеет все шансы на свою реализацию в обозримом будущем. Так считает руководитель проектов аналитической компании «Металл Эксперт Консалтинг» Николай Филькевич.

Текущая ситуация

Казахстан входит в ТОП-15 крупнейших добытчиков железной руды и производителей железорудного сырья (ЖРС) в мире. Ведущим предприятием отрасли является АО «ССГПО», которое обеспечивает около 2/3 от суммарного выпуска концентрата в стране и является единственным производителем окатышей.

Роль экспорта для казахстанских производителей ЖРС сложно переоценить – поставки на внутренний рынок традиционно не превышают 5–10% от общего объема товарных отгрузок концентрата, аглоруды и окатышей, в то время как остальная часть отправляется в адрес металлургических предприятий России и Китая.

За последние два года динамика экспорта ЖРС из Казахстана (график 1) претерпела ряд важных изменений. Общий объем поставок за рубеж снизился вдвое – с 16 млн т в 2013-м до 8 млн т по итогам 2015 года. При этом сокращением характеризовались все без исключения экспортные направления и сегменты, а наиболее ощутимо упали поставки казахстанской продукции на рынок Китая – с 7 млн т до 300 тыс. т.

Для понимания причин данных изменений и оценки будущих перспектив Казахстана при экспорте ЖРС рассмотрим ситуацию на внутренних рынках ключевых стран-импортеров, а также ценовую конъюнктуру на мировом рынке руды в целом.

Рынок Китая

По итогам 2015 года поставки ЖРС из Казахстана на китайский рынок обвалились до 300 тыс. т, хотя еще несколько лет назад они не опускались ниже 6 млн т в год. Традиционные потребители казахстанской руды три предприятия граничащей с республикой провинции Синьцзян – «Шоуганг Или Стил», «Баостил Байи» и «Баостил Аксу».

Ключевой предпосылкой для снижения закупок является падение спроса на руду со стороны упомянутых комбинатов: по данным Mysteel, в прошлом году производство стали и чугуна в провинции Синцзян сократилось на 40% – до 7 млн тонн. В таких условиях китайские металлурги предпочитают закупать ЖРС местного производства или импорт из Монголии, более дешевый для отдельных потребителей по сравнению с поставками из Казахстана за счет короткого транспортного плеча и, соответственно, меньших затрат на доставку (график 2).

Анализ актуальной стоимости транспортировки ЖРС показывает, что для трех упомянутых предприятий данная величина варьируется в диапазоне от $30 до $50 за тонну. Соответственно, при среднем уровне себестоимости производства концентрата в Казахстане примерно $25/т точка безубыточности при поставках руды потребителям на северо-западе КНР равняется $55/т. Для сравнения: средний уровень закупочных цен на концентрат в провинции Синцзян в прошлом году составил около $50 /т.   

Необходимо отметить, что снижение поставок руды из Казахстана не единственное изменение в структуре закупок ЖРС китайскими металлургами. Несмотря на сохранение статуса крупнейшего глобального производителя готового проката, по итогам прошлого года в КНР наблюдается сокращение объемов потребления металлопродукции и выплавки стали практически на 15 млн т. Основная причина – снижение спроса на металл, обусловленное замедлением роста китайской экономики.

На протяжении 2013–2015 годов внутреннее производство ЖРС в Китае в пересчете на концентрат 62% сократилось с 400 млн до 300 млн т, что стало следствием закрытия множества мелких нерентабельных предприятий по добыче руды и большей привлекательности закупок дешевой импортной руды из Австралии и Бразилии. В то же время существенно сократились поставки сырья из азиатских стран, постепенно наращивающих собственное производство стали.

По оценкам «Металл Эксперт Консалтинг», тенденция сокращения спроса на металлопродукцию в Поднебесной может продлиться еще несколько лет и, по всей видимости, станет причиной для дальнейшего снижения выплавки стали в стране, что, в свою очередь, обусловит сокращение спроса на ЖРС. Это может стать «шоковой терапией» для всего глобального рынка железной руды: КНР потребляет порядка 2/3 от мирового объема ЖРС, и анонсирование множества новых железорудных проектов в предыдущие годы было связано с ожиданиями дальнейшего роста спроса на руду на уровне не менее 5% в год. А в текущих реалиях последнее маловероятно.

Вместе с тем завершение переориентации изначально экспортно ориентированной экономики КНР на внутренний рынок, закрытие неэффективных производств и сокращение избытка мощностей в черной металлургии Китая впоследствии станут предпосылкой для возобновления роста спроса на металлопрокат и восстановления прежних объемов потребления железной руды. Таким образом, потенциал по восстановлению позиций казахстанских поставщиков на китайском рынке, в настоящее время ограниченный низким спросом, в обозримом будущем имеет все шансы быть реализованным.

Рынок России

По итогам прошлого года объемы закупок ЖРС из Казахстана российскими потребителями – Магнитогорским (ММК) и Челябинским («Мечел») металлургическими комбинатами составили 8 млн тонн. При этом с августа единственным покупателем казахстанской руды в России является ММК.

Как известно, Магнитогорский меткомбинат не обладает собственными активами по производству ЖРС, в связи с чем предприятие закупает эту продукцию на местном рынке, а также импортирует из Казахстана. В настоящее время между ММК и ССГПО продолжает действовать долгосрочное соглашение (рассчитанное до конца 2017 года), в рамках которого казахстанский поставщик ежемесячно поставляет комбинату около 200 тыс. т окатышей и 450 тыс. т концентрата.

По оценкам «Металл Эксперт Консалтинг», благоприятные перспективы спроса на ЖРС из Казахстана на внутреннем рынке России обусловлены следующими основными факторами:

1. Географическая близость. В условиях текущих низких цен на ЖРС, избытка его предложения на рынке, а также роста стоимости транспортировки в РФ (в 2016 году – на 9%; с 2017 года Минэкономразвития РФ предполагает индексирование ж/д тарифа на уровень инфляции) потребители будут стремиться оптимизировать закупки, отказываясь от более затратного сырья. Очевидно, что основной возможностью по снижению закупочных цен на ЖРС является выбор географически более близкого поставщика, стоимость доставки от которого будет ниже. При этом анализ затрат на транспортировку (графики 3 и 4) ЖРС в адрес Магнитогорского и Челябинского комбинатов показывает, что казахстанское предприятие ССГПО характеризуется наименьшей величиной ж/д тарифа по сравнению с российскими поставщиками.

2. Ожидаемый рост спроса на руду в условиях восстановления выплавки стали. Специалисты Минэкономразвития РФ, а также авторитетные зарубежные аналитики (IMF, OECD, ЕБРР и др.) прогнозируют возобновление роста российской экономики уже с 2017 года, что обусловит рост внутреннего потребления готовой продукции, выплавки стали и, соответственно, потребности в ЖРС.

Цены на железную руду

Бенчмарком глобального рынка руды традиционно выступает спотовая цена на железорудную мелочь австралийского происхождения (62% Fe) для рынка Китая. На ее основании формируются квартальные соглашения, а также изменяют свою ценовую политику другие поставщики.

На протяжении последних трех лет стоимость железной руды 62% на мировом рынке (график 5) снизилась практически в три раза: со $150/т до уровня текущих $50–55/т (CFR Китай), в последний раз наблюдавшегося на рынке в 2003 году.

В настоящее время мировой рынок ЖРС прежде всего подвержен влиянию фактора дисбаланса спроса и предложения. Объемы глобального потребления железной руды снижаются, отражая сокращение выплавки стали и чугуна (согласно данным WSA, на 2% в 2015-м и на 4% в I квартале 2016 года). В то же время предложение сырья со стороны ведущих поставщиков – Австралии и Бразилии, напротив, продолжает увеличиваться: в прошлом году экспорт ЖРС из этих стран вырос на 7–8% (суммарно +77 млн т). Очевидно, что рост предложения за счет Австралия и Бразилии происходит одновременно с сокращением поставок компаний из других стран, себестоимость производства ЖРС у которых выше. В частности, это касается китайских горнорудных компаний, поддержка которых со стороны государства в последние годы существенно ослабла, а затраты зачастую превышают текущие уровни цен. Несмотря на снижение спроса, ведущие мировые производители ЖРС продолжают анонсировать планы по увеличению объемов продаж для увеличения рыночной доли. В частности, австралийская Rio Tinto намерена поднять добычу на 40 млн т.

Помимо показанного выше фактора избытка предложения ЖРС, важную роль в снижении котировок руды сыграло укрепление американского доллара по отношению к основным мировым валютам (евро, иена, фунт). В частности, только в 2015 году он окреп более чем на 5%.

По оценкам «Металл Эксперт Консалтинг», в условиях снижения потребности в руде со стороны Китая ключевыми драйверами роста глобального спроса на ЖРС в среднесрочной перспективе могут стать развивающиеся страны Азии (прежде всего, Индия), Африки и Ближнего Востока. По состоянию на начало текущего года в мире продолжается реализация порядка 40 проектов, а также заявлено еще 10. Даже если рассматривать только те из них, которые в настоящее время реализуются, а также планируемые, но с известной датой запуска, то суммарный прирост мощностей по ЖРС до 2020 года превышает 500 млн тонн. Очевидно, что далеко не все заявленные инициативы будут действительно завершены: даже при самых смелых прогнозах роста мирового потребления чугуна и стали рынок не сможет поглотить 50-процентный прирост предложения товарной железной руды в следующие 10 лет. В таких условиях из всех проектов будут реализованы прежде всего наиболее эффективные (с наименьшими производственными затратами) и инвестиционно обеспеченные (вертикально интегрированные холдинги, сразу являющиеся потребителями добываемой руды).

Сохранение избытка предложения ЖРС на мировом рынке и дальнейшее ужесточение конкуренции в отрасли являются ключевыми аргументами в пользу длительной фазы сохранения низких цен на руду. На графике 6 представлен консенсус-прогноз ожидаемого изменения цен на ЖРС в кратко- и среднесрочной перспективе, сведенный «Металл Эксперт Консалтинг» на основании почти 20 исходных отчетов отраслевых и инвестиционных аналитиков, опубликованных в апреле–мае текущего года. Консенсус-прогноз, построенный как среднее значение по всем актуальным прогнозам, предполагает стабилизацию цен на руду на уровне $47–50/т до конца 2017 года с последующим укреплением до $60/т к 2020 году за счет улучшения конъюнктуры и роста инфляции.

Выводы и рекомендации

Подводя итоги, можно сделать ряд выводов. Во-первых, в кратко- и среднесрочном периоде на мировом рынке ЖРС ожидается сохранение избытка предложения, что не позволит ценам вернуться к прежним высоким уровням.

Во-вторых, основным направлением внешних отгрузок из Казахстана в ближайшие годы останется Россия, что обеспечено не только наличием долгосрочного контракта между ССГПО и ММК, но и одним из наименьших уровней затрат на транспортировку среди всех производителей ЖРС за счет географической близости поставщика к меткомбинатам российского Урала.

В-третьих, в условиях снижения спроса на руду в Китае и возросшей доли транспортировки в цене для традиционных потребителей в провинции Синьцзян существенное увеличение объемов отгрузок казахстанскими экспортерами на данный рынок по итогам 2016–2017 годов видится маловероятным. Вместе с тем, мы полагаем, что по мере восстановления спроса на ЖРС в КНР и увеличения цен на руду на мировом рынке Казахстан способен постепенно отвоевывать потерянные позиции на китайском рынке, который еще несколько лет назад обеспечил около 50% от суммарного экспорта сырья из страны.

По оценкам «Металл Эксперт Консалтинг», одним из основных факторов, способных повысить конкурентоспособность ЖРС казахстанского производства для зарубежных потребителей, является оптимизация себестоимости добычи и обогащения руды. В этом вопросе показателен опыт ведущих австралийских железорудных компаний – Rio Tinto, BHP Billitton и FMG, которые на протяжении последних лет снизили производственные издержки с $25–30/т до текущих $15–20/т.  

Еще одна рекомендация – уменьшение стоимости транспортировки руды по территории Казахстана, которая может быть реализована снижением правительством ж/д тарифа при экспорте ЖРС, а также повышением эффективности ж/д перевозок руды за счет использования большегрузных вагонов, увеличения длины состава, уменьшения собственного веса вагонов (для снижения нагрузки на ось) и т. д.

Кроме того, мы видим благоприятные перспективы для роста потребления железной руды на внутреннем рынке. Высокий потенциал увеличения металлопотребления в Казахстане, сохраняющийся ввиду необходимости развития жилищного, промышленного и инфраструктурного строительства, обусловит рост загрузки сталеплавильных мощностей. При этом ввиду снижения ломосбора и усугубления дефицита на рынке лома в Казахстане (после вступления в ВТО в конце 2015 года запрет на экспорт лома из страны за пределы Таможенного союза отменен, что привело к ужесточению конкуренции между внутренними потребителями и зарубежными импортерами) альтернативным видом сырья для выплавки стали может стать горячебрикетированное железо (ГБЖ), производимое из руды. Не случайно проект АО «ССГПО» по развертыванию в Костанайской области производства высококачественного ГБЖ (90% Fe) мощностью 1,8 млн т брикетов в год относится к приоритетным и внесен Правительством Казахстана в Комплексный план по развитию ГМК до 2019 года.

Графики

Николай Филькевич, руководитель проектов «Металл Эксперт Консалтинг», эксперт по рыночному прогнозированию

www.metalexpertresearch.ru



Список статей
АЭФ 2016. Дилемма диверсификации  Редакционный обзор 
СИИ. Финансовые ворота Евразии  Редакционный обзор 
БЛИЦ-ОПРОС. Стандарты CRIRSCO снижают риски  Базарбай Нурабаев, Галым Нуржанов, Гарри Паркер 
ФОРУМ. На связи с инвесторами  Редакционный обзор 
БЛИЦ-ОПРОС. Евразийский союз: потенциал полностью не раскрыт  Александр Яковлев, Анатолий Ничкасов, Ара Саакян 
ПРОГНОЗ. Металлургия на изломе  Турар Жолмагамбетов 
ЗОЛОТО. Крепкий орешек  Сергей Смирнов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem