USD/KZT 369.36  -2.5
EUR/KZT 431.3  -2.03
 KAZAKHSTAN №2, 2000 год
 Что необходимо знать новым инвесторам о нефтедобыче в Казахстане
АРХИВ
Что необходимо знать новым инвесторам о нефтедобыче в Казахстане
 
Ханс Браакман, Генеральный Директор Грата Петролеум Консалтантс Лтд.
 
Я написал эту статью для того, чтобы поделиться своим опытом с потенциальными инвесторами о том, как в Казахстане начинать проекты по разведке и добыче, сопряженные с риском. Я рассматриваю разные варианты, с которыми мне пришлось столкнуться, работая в отделе по новым коммерческим предприятиям «Shell International» и генеральным директором «Shell Temir» в Казахстане. Эти вопросы рассматриваются, в основном, с точки зрения оператора. Однако, они могут быть актуальны и для неоператоров (как казахстанских, так и иностранных), поскольку влияют на конечный результат.
 
Технические вопросы
 
Новый инвестор вначале должен определить вид коммерческого предприятия, которое он намерен создать. Это зависит от цели и стратегии инвестора. Он может стать либо оператором и основать в Казахстане долгосрочное предприятие, либо просто заработать быстрый доход, развивая основное нефтяное месторождение, которое он затем продаст и уедет. Стратегия также определит степень риска, которую инвестор готов принять, и размер инвестиционного капитала, которым он рискует.
 
Нужно сделать индивидуальный выбор: или предприятие по разведке (высокий риск, низкие инвестиции), или коммерческое предприятие по развитию и добыче (низкий риск, высокие инвестиции). У нефтяных проектов меньше сложностей с доступом на рынок и с ценообразованием, чем у газовых проектов, для которых обычно требуются долгосрочные вложения.
 
Разведка в доказанных нефтяных бассейнах менее рискованна, чем в практически неразведанных бассейнах.
 
Примером доказанного бассейна является Прикаспийский Бассейн, где уже были обнаружены очень большие объемы нефти и газа мирового класса. Нефть встречается, в основном, в карбонатных резервуарах под слоем соли пермского периода, которая формирует хороший пласт для нефтяной ловушки в месторождениях Карачаганак и Тенгиз, а также в новом Кашаганском обнаружении компании «OKIOC» в Каспийском море. До сих пор попытки разных операторов на разведочных площадях этого бассейна были безуспешными. Таким образом, разведка даже на этой высокоизученной площади до сих пор представляет собой игру случая. Это является следствием того, что геологические параметры во всем бассейне различны, особенно качество резервуаров под солью и доступ к нефти в резервуарах над солью. Исследование регионов, выполненное консультантами по этому или другим бассейнам, может быть полезным для точного определения более привлекательных блоков, особенно для компаний, которые не имеют собственных экспертов и достаточной информации об этих площадях.
 
Неразвитые и неразведанные бассейны являются игровым полем для инвесторов, готовых вести буровые работы без предварительного геологического изучения и желающих получить высокое вознаграждение за высокий риск. Правительство должно будет предложить таким инвесторам гораздо более выгодные контрактные условия, чем работающим на более исследованных площадях, гарантируя тем самым высокое вознаграждение в случае успеха.
 
Экономические вопросы
 
Многие международные нефтяные компании имеют ряд собственных предположений для экономического анализа возможностей инвестирования, особенно для прогнозирования будущих цен на нефть, инфляции и скидок. Возможности классифицируются с помощью математической формулы для определения их относительной привлекательности. Они, в основном, являясь субъективными предположениями, (такими как возможность успеха (ВУ)) и более реальными исчислениями, (такими как расходы на разведочную программу и развитие месторождения) объединяются в формулу для того, чтобы прийти к ожидаемой денежной стоимости (ОДС) проекта (рис.1). Важно понять, что ОДС само по себе является величиной, которая с малой вероятностью может быть реализована, так как ОДС – это результат комбинации успешных и неудачных обстоятельств, которые взаимно исключают друг друга. Это не больше, чем просто инструмент для сравнения «неба и земли» и для оценки привлекательности большого числа возможностей. Чистая приведенная стоимость (ЧПС) разведочной программы в случае неудачи эквивалентна капиталу, поставленному на риск, а чистая приведенная стоимость обнаруженного месторождения является вознаграждением в случае успеха. Последняя может быть получена так называемым методом Монте-Карло, то есть путем статистического моделирования нескольких одинаковых по размеру месторождений.
 
Давайте сделаем обзор некоторых параметров для экономического анализа, которые типичны для ситуации в Казахстане. Во-первых, это высокие затраты на транспортировку нефти до рынков сбыта (большие дистанции по железной дороге и/или нефтепроводу), которые легко могут достигнуть $5-8 за баррель, в зависимости от расположения месторождения. Во-вторых, это планирование рабочих программ, которые учитывают возможность отсрочек из-за сурового зимнего климата (см. ниже Вопросы Оперирования). Относительно благоприятные контрактные условия обычно компенсируют эти отрицательные факторы. Однако, недавно введенное требование поставлять часть добытой нефти на внутренний рынок, ограничивая доходы от экспорта, может стать основным фактором снижения привлекательности для новых коммерческих предприятий в Казахстане.
 
Правительство должно быть в курсе, что потенциальные инвесторы нуждаются в установленных и стабильных контрактных условиях для фазы добычи для того, чтобы сделать адекватную экономическую оценку нового предприятия. Без соглашения об условиях добычи Правительству будет более сложно заключать контракты, а недропользователи будут испытывать трудности в поисках партнера или покупателя в случае, если они пожелают частично или полностью передать свои права по договору.
 
Вопросы оперирования
 
Прежде чем делать экономический анализ, нужно быть в курсе вопросов связанных с оперированием, так как они могут сильно повлиять на планирование и затраты разведочной программы. Самый поразительный фактор – это суровый континентальный климат с температурой, падающей до -40° C. В таких климатических условиях могут работать только полностью оснащенные для зимы буровые установки, которые достаточно дороги и которых нет, как правило, у местных компаний. Хотя сейсмические операции можно продолжать и зимой, желательно их проводить весной и осенью. Летом, температура достигает +40° C, что делает операции по разведке менее приятными для бригады, работающей на месторождении. Во время оттепельного периода (март/апрель) сейсмические операции и передвижение бурового оборудования лучше избегать из-за влажного и илистого состояния почвы.
 
Поэтому планирование программы следует выполнить тщательно, с учетом времени, необходимого для приобретения всех лицензий, относящихся к деятельности оператора. Проект для скважины и буровой установки должен быть составлен стандартным образом и одобрен множеством органов и инстанций. Также необходимо установить оценку влияния проекта на окружающую среду. Если один из требуемых пунктов пропущен, даже если он является несущественным, это может стать причиной значительных дополнительных отсрочек даже для операторов с хорошей деловой репутацией. После этого необходимо подготовить (с помощью местных компаний) площадки для расположения буровых установок и пробурить водные скважины, что обычно занимает не менее шести недель. Очевидно, что для программ места расположения должны быть выбраны и одобрены заранее во избежание простоя буровой установки, в случае, если бурение первой скважины окажется быстрым.
 
Для коммерческих предприятий с высоким риском, планирование и подсчет затрат разведочной программы особенно сильно влияют на ожидаемую денежную стоимость (ОДС), как это и объясняется на схеме экономической оценки (рис.1).
 
Правовые вопросы
 
В настоящее время все договора по разведке и добыче подписываются Агентством Республики Казахстан по инвестициям (АРКИ) как официальным компетентным органом Правительства.
 
Впрочем, новые инвесторы вскоре поймут, что существует гораздо больше государственных инстанций, к которым следует обращаться, работая в Казахстане, и что АРКИ сегодня не обладает достаточными ресурсами и персоналом для эффективного обслуживания инвесторов в соответствии с концепцией «One-Stop-Shop», что являлось первоначальной целью создания Агентства.
 
Мониторинг Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды происходит через региональные инстанции - территориальные управления «Запказнедра» (западный регион), «Южказнедра» (южный) и т.д. Определенные лицензии должны быть получены из Министерства энергетики, индустрии и торговли, особенно, в период работ по добыче. Это министерство также является инициатором недавних экспортных ограничений, так как оно заинтересовано в поставках нефти на нефтеперерабатывающие заводы. Далее, это двусмысленная позиция государственной компании «Казахойл», которая с одной стороны представляет Правительство в нескольких совместных предприятиях и других контрактах, а с другой стороны, является независимой оперирующей нефтяной компанией.
 
Не считая этой «большой четверки», существует большое количество других инстанций, которые должны выдавать свое согласие и которые требуют различные отчеты. Это комитет по стандартам (Госгортехнадзор), отдел по санитарии и др. Зачастую, по одному и тому же вопросу следует обращаться как в республиканский, так и в областной (и даже районный) орган. В фазе добычи вам придется иметь дело с национальной компанией «Казтрансойл» и ее дочерней компанией «Казтрансгаз».
 
Правительство сделало бы большую услугу нефтяной индустрии Казахстана, если бы весь контроль и мониторинг нефтяной индустрии осуществлялись только одним органом.
 
Вдобавок к этой сложной системе лицензирования, существует ряд других правовых вопросов на пути у нового инвестора, таких как вид и регистрация компании, передача «интереса» в случае уже существующего контракта, приобретение разрешения на работу. Все эти вопросы нуждаются в компетентном правовом содействии, которое, кстати, может быть оказано моими партнерами - юридической фирмой «Grata», владеющей большим опытом в вопросах, связанных с нефтяной промышленностью.
 
Договорные вопросы
 
Я уже затрагивал важность установления в договоре определенных условий для фазы добычи. Это позволит избежать длительных переговоров, касающихся, например, процента Роялти в случае, если было сделано открытие месторождения. Без этих условий невозможно определить: будет ли это открытие для инвестора коммерческим успехом или нет.
 
Другие вопросы, которые должны быть прояснены, касаются налогов. Согласно параграфу 8 статьи 61 Налогового Кодекса Республики Казахстан, оператор освобождается от НДС на проведение работ по «геологической разведке». Законодатели, очевидно, хотели облегчить ношу инвестора в фазе, когда его капиталовложения становятся рискованными. Однако, более ясной формулировкой было бы следующее: «освобождение относится ко всем статьям расходов, которые включены в бюджеты и рабочие программы по разведке». Я бы порекомендовал внести эту прозрачную формулировку в контракты во избежание слишком ограниченной и произвольной интерпретации закона местными (налоговыми) властями.
 
Другой налог, который нуждается в прояснении, - это Земельный Налог. Если ставка этого налога не указывается в контракте, это может стать предметом переговоров с областными или местными властями и привести к противоречиям с ними. Лучшим решением этой проблемы была бы низкая ставка земельного налога, связанная с определенными обязательствами недропользователя инвестировать в местные проекты, где он осуществляет операторские работы. Это даст гарантии не только том, что деньги используются на благие цели, но и создаст инвестору положительную репутацию и поддержку местного населения.
 
Подоходный налог с физических лиц оплачивается в виде удержки с платежной ведомости. Бенефициаром является сборщик налогов по месту регистрации. Я рекомендую новым инвесторам зарегистрировать свой филиал или представительский офис в районе операторских работ, поскольку это выгодно для областных и районных властей, так как польза от этого будет более значительной и заметной, чем в большом городе, таком как Алматы.
 
Почти все контракты и лицензии имеют статьи о требовании или сильном предпочтении нанимать и обучать казахстанские кадры и суб-контракторов. Для многих иностранных операторов, с учетом их требований для западного качества и технологий, это может стать причиной конфликта. Для того, чтобы удовлетворить договорные и технологические требования, нужно найти приемлемый баланс между услугами казахстанских и иностранных компаний. Было бы даже лучше пользоваться услугами совместных предприятий, когда казахстанские юридические лица с иностранной долей и часто иностранным менеджментом обеспечивают требуемое качество и подготовку казахстанских специалистов. Моя компания в данное время формирует такое совместное предприятие для предоставления геологических услуг операторам в Казахстане. – «KazNIGRI International Ltd.».
 
Через партнерство с компанией «Favel International Associates» (Великобритания) будет предложена целая сеть услуг специалистов от геологии до биостратиграфии, анализа коры, геохимии, сейсмической интерпретации, трехпространственного моделирования и планирования развития месторождения.
 
КазНИГРИ в Атырау в тесном сотрудничестве с иностранными экспертами будет предоставлять часть этих услуг. Большой вклад внесут знания местных специалистов, основанные на опыте болеe чем 50-летней работы в нефтегазовой индустрии Казахстана.
 
Таким образом, используя такие совместные предприятия, договорные вопросы могут быть успешно решены, а у оператора будет меньше проблем с приобретением разрешения на работу для их собственных зарубежных специалистов.
 
Ответственность за окружающую среду на контрактной территории часто является так или иначе одним из договорных условий. Очень важно ограничить ответственность за влияние на окружающую среду операторских работ только контрактом потому, что экологический ущерб может быть получен в наследство от предыдущего оператора. И все же, даже с такой ограниченной ответственностью оператору необходимо активно следовать по пути разрешения проблем загрязнения окружающей среды на лицензионной территории. Это подводит меня к следующему вопросу.
 
Социальные и политические вопросы
 
Примером положительного влияния недропользователя на окружающую среду является очистка и выработка старой протекающей скважины компаниями «Shell» и «Veba» в районе Темир. Протекающая скважина угрожала загрязнением небольшой речки, находящейся рядом с городом Шубаркудук, и представители местных органов власти попросили содействия у экспертов компании «Shell» в решении этой проблемы. Результат был высоко оценен местными жителями.
 
В большинстве сельских районов Казахстана основными социальными проблемами являются безработица и бедность. Все, что недропользователи могут сделать для смягчения этих проблем, будет высоко оценено местными властями и обществом. Операторы должны убедить своих подрядчиков в необходимости как можно больше нанимать местную рабочую силу. Может быть, это будет невозможным там, где требуется длительное время для приобретения требуемых навыков, но все же обучение местной рабочей силы, хотя бы для выполнения простых работ, принесет компании выгоду и популярность. Прямое обеспечение медицинскими услугами, грантами на образование, отоплением или другими основными нуждами, которые в данное время не могут быть выделены из местных бюджетов, принесут инвестору большую пользу.
 
Для того, чтобы стать успешным оператором для инвестора очень важно вести себя как примерный гражданин Казахстана, чтобы население и власти на всех уровнях видели его таковым со стороны. Этот статус поможет инвестору обрести необходимую репутацию и обеспечит сотрудничество с властями для разрешения других проблем.
 
Как заключительный пункт, я хотел бы пояснить, что приведенные выше доводы основываются на моем личном мнении и они не являются критикой, а лишь индикаторами для тех улучшений, которые могли бы быть сделаны для взаимной выгоды как государства, так и инвесторов. Я надеюсь, что эта статья внесет свой вклад в данный процесс.
 
Г-н Ханс Браакман является гражданином Нидерландов. Он получил образование в Ляйденском университете (геология и геофизика), затем проработал 25 лет в отделе нефтегазовой разведки компании «Shell». Он работал в Брунее, Малайзии, Омане, США, Нидерландах, Сирии и в недавнем прошлом генеральным менеджером «ShellTemir» в Казахстане.
 
 Г-н Браакман в апреле этого года основал компанию «GrataPetroleumConsultantsLtd.» вместе с юридической компанией «Grata». В данное время, он создает совместное предприятие с «КазНИГРИ» (Казахстан) и «FavelInternational» (Великобритания). Он надеется, что эти компании внесут свой вклад в дальнейшее развитие нефтяной индустрии Казахстана.
 


Список статей
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem