USD/KZT 359  -2.94
EUR/KZT 420.1  -3.15
 KAZAKHSTAN №3/4, 2001 год
 Сравнительный обзор казахстанского инвестиционного климата
АРХИВ
Сравнительный обзор казахстанского инвестиционного климата
 
 
Мартин Райзер, Европейский банк реконструкции и развития
 
В этом коротком обзоре рассматриваются два важных вопроса. Во-первых, в нем представлены сравнительные данные по отдельным странам, позволяющие определить качество инвестиционного климата Казахстана среди некоторых, подобных ему государств в регионе и мире. Во-вторых, в обзоре суммированы результаты проведенных исследований по определению основных факторов, препятствующих в достижении благоприятного инвестиционного климата в Казахстане. Цель этого обзора заключается в том, чтобы на основе фактического материала представить исходные данные для дальнейшего, более полного исследования барьеров для инвестиций в Казахстане и анализа издержек, связанных с их преодолением.
 
Инвестиционный климат Казахстана с точки зрения международной перспективы
 
В табл. 1 представлены некоторые макроэкономические показатели по Казахстану и другим странам с богатыми ресурсами и средним доходом. Из данных этой таблицы можно сделать следующие выводы:
 
• С доходом в размере $1400 на душу населения Казахстан в 1998 г. был примерно на том же уровне, что Алжир или Иран, значительно беднее Венесуэлы и Мексики, но богаче, чем Индонезия или Нигерия. Заметьте, что ВВП на душу населения составляет сегодня приблизительно $1000, а это ставит под сомнение возможность говорить о реальной оценке.
 
• Оцененные нефтяные запасы, исключая месторождение Кашаган, были ниже запасов в Венесуэле, Мексике или Иране, но мало отличались от запасов в Нигерии и были намного выше, чем в Алжире и Индонезии. Вероятно, в следующие 5-7 лет Казахстан поднимет производство нефти примерно до 1,2-1,5 млн. баррелей в день, что сделает его заметным, но не главным участником на мировом нефтяном рынке.
 
• Макроэкономические индикаторы риска свидетельствуют, что Казахстан устойчиво находится в группе стран с переходной экономикой, гордясь вторым наивысшим долгосрочным кредитным рейтингом, самым низким уровнем долга по отношению к экспорту и третьим наивысшим рейтингом по привлечению прямых иностранных инвестиций. Необходимо отметить, что в последние месяцы 2000 г. все макроэкономические показатели Казахстана имели тенденцию к росту и спред1 суверенных займов в настоящий момент на 350 пунктов ниже, чем в среднем по странам с переходной экономикой.
 1 Спред - это разница между ценой покупки и продажи, устанавливаемая «делателем рынка» на фондовой бирже.
 
Табл. 2 отражает инвестиционные риски, порождаемые факторами, отличными от макроэкономических, и сосредоточивает внимание, в частности, на коррупции.
 
Первые две строки таблицы содержат совокупное значение риска страны из рейтинга ICRG на 1999 г. и 2000 г. соответственно, то есть среднее значение по шести категориям: коррупция, правовые нормы, бюрократические особенности, этническая напряженность, расторжение контрактов и принудительное отчуждение. Следующие две строки относятся непосредственно к коррупции и дают сравнительный рейтинг по странам, рассчитанный «Транспэренси Интернешнл». Из этих табличных данных можно сделать следующие выводы:
 
• Похоже, что согласно рейтингу ICRG Казахстан несколько утратил свой вес в 2000 г., хотя он все еще находится выше рейтинга Алжира, Индонезии и Нигерии. По усредненному рейтингу Казахстан в 2000 г. не попал в число стран с низким-средним доходом (в 67,6) и оказался значительно ниже стран со зрелой развивающейся экономикой, таких как Мексика. Возможно, такому ухудшению способствовали споры с иностранньми инвесторами относительно действующих контрактов и возрастающее число публикаций о коррупционных делах. Это вызывает озабоченность членов СИИ, поскольку с улучшением макроэкономической среды в целом отношение к инвесторам в некоторых случаях ухудшилось.
 
• Как и в 1999 г., в 2000 г. Казахстан находился в нижней части таблицы индекса восприятия коррупции. Однако он продвинулся на несколько позиций вверх - с 84-го места (из 99) на 65-е (из 90). Объяснить это улучшение довольно сложно. Индекс восприятия коррупции складывается из колеблющегося среднего числа опросов, которое может меняться от года к году, так как некоторые страны могут добавляться или исключаться из рассмотрения в различных исследованиях. Число таких исследований в 2000 г. в Казахстане сократилось с 5 до 4. Более того, методы исследований сильно отличаются друг от друга. Если в исследованиях не участвуют страны, получившие худшие результаты, то одного этого достаточно, чтобы произошло передвижение вверх по шкале, даже если все оставшиеся голосующие не изменили своего мнения. Тем не менее, в глазах международных экспертов Казахстан, по-видимому, добился некоторого улучшения в сфере борьбы с коррупцией.
 
• По уровню коррупции Казахстан, по-видимому, более близок к странам со зрелой развивающейся экономикой, таким как Мексика и Венесуэла, чем к Индонезии или Нигерии. Однако, большинство восточноевропейских стран набрали значительно более высокий балл. В 2000 г., согласно рейтингу, по восприятию коррупции Казахстан находился ниже Китая и выше Румынии.
 
• Важно отметить, что показатели коррупции в Казахстане стабильны, лучше, чем в других крупных странах СНГ, особенно России (82-е место в 2000 г.), Украины (87-е место) и Узбекистана (79-е место). Но разница с последним у Казахстана очень мала, а отклонения во мнениях среди голосующих довольно большие.
 
Табл. 3 проводит более глубокое региональное сравнение на основе данных обзора «Условия для бизнеса и деятельность предприятий» (УБДП)2, выполненного по заказу ЕБРР и Всемирного банка. УБДП был проведен в 1999 г. в 20 странах с переходной экономикой и охватывал около 150 предприятий в каждой стране. Исследование затрагивало, в основном, местные предприятия малого бизнеса и поэтому является интересным дополнением к рейтингу экспертов в табл. 2.
2 Более подробно см. Transition Report (1999) и Hellman, Jones, Kaufinan and Shankerman (2000), «Measuring Governance and State Capture: The Role of Bureaucrats and Firms in Shaping the Business Environment». Всемирный банк, Рабочий документ 2312.
 
В четырех колонках таблицы оцениваются особенности общего инвестиционного климата (простое усреднение по 10 категориям), риски инфляции и валютный риск, препятствия, вызванные коррупцией, налогами и регулированием. Оценки выставлялись от 1 (не имеет значения) до 5 (очень важно). Результаты представлены ниже:
 
• В 1999 г., т.е. когда и проводился обзор УБДП, макроэкономические риски вызывали значительную озабоченность у предприятий в Казахстане, но это положение вряд ли значительно изменилось с того времени, несмотря на успешную девальвацию в апреле 1999 г.
 
• По коррупции Казахстан занимает среднее положение, которое лучше, чем в Румынии и России, но хуже, чем в некоторых странах СНГ и значительной части Центральной Европы. Однако в целом коррупция считается меньшим препятствием, чем многие другие факторы. Разница в соответствующих позициях обзора УБДП и в таблице индекса восприятия коррупции внутри региона является отражением неточности этих оценок. И все же необходимо заметить, что обзор УБДП строится, в основном, на восприятии предприятий малого бизнеса, в то время как «Транспэренси Интернешнл» проводил опрос иностранных экспертов и агентства по определению уровня рисков. Казахстанским властям следовало бы как-то обеспокоиться тем фактом, что их особенно плохо оценивают собственные отечественные предприятия.
 
• Налоги и регулирование являются ключевыми сдерживающими факторами бизнеса во всех шести странах, и Казахстан здесь опять занимает среднюю позицию. На этом фоне представляется интересным рассмотреть мнения предприятий по поводу нового Налогового Кодекса.
 
• В целом положение Казахстана в отношении инвестиционного климата не отличается от России и Украины, но оно намного хуже, чем в Польше. И хотя это неудивительно, но все же разочаровывает, если конечно Казахстан стремится стать лучшим местом для инвестиций в регионе.
 
В обзор УБДП включен для рассмотрения инвесторами и ряд других препятствий, но так же, как и Казахстан, большинство стран выделило в качестве основных факторов для беспокойства макроэкономическую среду, налоговый режим и регулирование. В этом Казахстан, опять же, ничем не отличается от рассматриваемой группы стран. Более высокий рейтинг у Узбекистана слегка удивляет, но это можно объяснить выбором опрашиваемых предприятий: в искаженных узбекских условиях выживают только те компании, которые научились справляться с проблемами.
 
В табл. 4 отражен вопрос коррупции в переходный экономический период. В ней указаны уровень и частота взяток, доля фирм, на которые повлияли продажа парламентских голосов и президентские указы в пользу частных интересов (уровень коррупции среди государственных служащих), среднее время таможенной очистки товаров для импортирующих компаний. Есть хорошие и плохие результаты: с одной стороны, по этим данным представляется, что компании в Казахстане дают взятки реже, чем в других странах и на них мало влияют государственные органы, с другой - доля взяток к доходу является высокой. Таможенная очистка в Казахстане тоже проходит медленно - в четыре раза дольше, чем в Польше или Румынии.
 
И опять результаты по Казахстану не расходятся в таблице с показателями других стран СНГ. Согласно обзору УБДП, Казахстан не предлагает более привлекательные условия по сравнению с другими странами региона.
 
Основные препятствия - результаты предыдущих исследований в Казахстане
 
До сих пор основной акцент был сделан на сравнении Казахстана с другими странами со средним доходом и переходной экономикой. Его инвестиционный климат ни в чем особенно не лучше и не хуже в сравнении с остальными, равными с ним странами. Если Казахстан желает улучшить свое положение и привлекательность для инвесторов, то первым делом ему необходимо прислушаться к опыту существующих инвесторов и обратить внимание на основные препятствия, на которые они указывают. В табл. 5 обобщены результаты проведенных исследований, касающихся основных препятствий для бизнеса. Два из таких исследований - обзор Международного центра по налогам и инвестициям (ITIC) 1997 г. и обзор Евробизнеса - были адресованы иностранным инвесторам. Результаты опроса инвесторов были сфокусированы на административных барьерах, с которыми сталкивался отечественный и иностранный бизнес в Южно-Казахстанской области. Обзор ЮСАИД по малому бизнесу был посвящен небольшим местным предприятиям Атырауской области. В табл. 5 также представлены мнения, выраженные членами СИИ во время общего собрания в декабре 1999 г.
 
Представляется возможным сделать несколько следующих важных выводов:
 
• Для инвесторов обременительно не столько соблюдение существующих правил, сколько их запутанность и неопределенность в отношении их применения. Как отмечается в результатах опроса инвесторов, эти проблемы зачастую связаны с государственным управлением на низовом уровне, с его недостаточным профессионализмом и тенденцией к мелкому взяточничеству.
 
• В рамках общей проблемы отсутствия последовательности в применении существующего законодательства и слабого общественного управления, налоговая система и процесс исполнения законов в судах находятся в зонах повышенного беспокойства. В особенности иностранных инвесторов беспокоит защита их прав по казахстанскому и международному законодательству. Например, из-за отсутствия правоприменения международных договоров по налогообложению и арбитражных решений. Из обзора ITIC интересно отметить тот факт, что иностранные инвесторы склонны к тому, чтобы винить изменения в законодательстве за некоторую непоследовательность в применении законов в условиях переходной экономики.
 
• На местных административных уровнях более серьезными барьерами, чем отчетность, лицензионные требования и законодательство по труду, считаются вмешательство в операционную деятельность (например, через чрезмерное инспектирование) и решения местных органов, в особенности относительно земельных прав. Однако иностранных инвесторов продолжают беспокоить и квоты на иностранных рабочих. Более того, как показали обзоры по Атырауской и Южно-Казахстанской областям, местные условия значительно отличаются друг от друга.
 
• Эти обзоры также интересны на предмет рассмотрения других сфер, которые не считаются основными препятствиями для инвестиций. Наиболее значимыми среди них являются: отсутствие напряженности в отношении наличия квалифицированной рабочей силы и затрат на нее, отсутствие беспокойства по поводу качества инфраструктуры, малое число жалоб на ставки действующих налогов, небольшая обеспокоенность по поводу политической стабильности, культурных барьеров, общей торговли, обмена иностранной валюты, а также режима для прямых иностранных инвестиций.
 
Выводы
 
Казахстан достиг значительного прогресса в некоторых ключевых областях инвестиционного климата. Более того, наличие богатых ресурсов, квалифицированной и дешевой рабочей силы, а также общей политической стабильности должно сделать страну очень привлекательной для инвесторов. Тем не менее, применение и исполнение законов и инструкций остается непредсказуемым, а потому является в Казахстане главным элементом риска для бизнеса. Такие риски подчиняются политике. СИИ отчетливо, в очень конкретной форме обозначил их на заседаниях рабочих групп и на встрече с Президентом Республики Казахстан Н.А.Назарбаевым. И хотя ожидать быстрого прогресса по многим вопросам было бы не реалистично, все же есть надежда, что факты, представленные здесь, и результаты запланированного исследования издержек административных проволочек заставят Правительство Казахстана со всей серьезностью обратить внимание на поднятые проблемы.
 
 
 


Список статей
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem