USD/KZT 352.54  -6.46
EUR/KZT 415.15  -4.95
 KAZAKHSTAN №5/6, 2001 год
 Европейский банк реконструкции и развития стремится быть катализатором реформ в горнодобывающей отрасли Казахстана
АРХИВ
Европейский банк реконструкции и развития стремится быть катализатором реформ в горнодобывающей отрасли Казахстана
 
На вопросы нашего журнала отвечает Сюзан Габори, ведущий банкир Европейского банка реконструкции и развития
 
Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), созданный в 1991 году, осуществляет поддержку рыночных реформ в странах Центральной и Восточной Европы, а также Содружества Независимых Государств (СНГ). ЕБРР проводит деятельность по развитию конкуренции, приватизации и предпринимательства в 27 странах. В зависимости от нужд конкретной страны и уровня развития ее переходной экономики Банк уделяет особое внимание вопросам усиления финансового сектора, развития инфраструктуры, промышленности и торговли.
 
Работая как с государственным, так и с частным сектором, ЕБРР, помимо своих собственных капиталовложений, привлекает дополнительные источники финансирования и прямые иностранные инвестиции. ЕБРР тесно сотрудничает с другими международными финансовыми институтами и в своей деятельности придерживается модели устойчивого и экологически безопасного развития. Одним из принципов деятельности Банка является то, что он не конкурирует с частными источниками финансирования, а, скорее, дополняет их.
 
Какова роль ЕБРР в развитии горнодобывающих проектов в странах СНГ?
 
Основная роль Банка заключается в том, чтобы быть катализатором, то есть не только обеспечивать средствами, но и способствовать совместному финансированию или помогать мобилизовать внутренний капитал. Мы нашли множество как уже существующих, так и потенциальных проектов на территории всего бывшего Советского Союза. Эти проекты, как правило, сосредоточены в золотодобывающей промышленности. Однако мы рассматриваем проекты и по добыче других металлов и минералов, включая медь, алюминий, никель, цинк и свинец, минеральные пески и, частично, уголь. Европейский банк осуществляет только те проекты, которые имеют серьезное экономическое обоснование, и только в том случае, если они обладают определенным «демонстрационным эффектом». Наше присутствие должно рассматриваться как возможность привлечения других кредиторов, особенно коммерческих банков.
 
В отличие от других республик бывшего Советского Союза в Казахстане не было осуществлено ни одного крупного проекта по добыче золота. Проводилась ли кем-либо экспертная оценка причин этих неудач?
 
Казахстан всегда славился своими нефтегазовыми и рудными запасами. За последние 10 лет были предприняты попытки реализовать ряд проектов в горнорудном секторе, а именно в золотодобывающей отрасли, куда были вложены значительные инвестиции. Иностранные инвесторы добивались этого не один год, но по разным причинам не все проекты были завершены.
 
Что, по мнению специалистов ЕБРР, оказывает наиболее негативное влияние на развитие золотодобывающих проектов в Казахстане?
 
ЕБРР и Всемирный банк совместно с Казахстанской горнорудной ассоциацией провели тщательное изучение состояния дел в горнорудной промышленности республики. Как известно, развитие золотодобывающего сектора в большей степени зависит от колебаний цен на золото.
 
В последние годы цена на золото в регионе составляла US$ 275 за унцию, вследствие чего число золотодобывающих проектов несколько уменьшилось по всему миру. Тем не менее эти проекты, отличающиеся низкими производственными затратами и «приемлемым» уровнем риска, все еще разрабатываются.
 
Приток иностранных инвестиций затрудняют существующие в Казахстане экономические и правовые препоны. Примером этого могут служить действующее налоговое законодательство - налогообложение в горнорудной промышленности Казахстана непривлекательно для иностранных инвесторов, а также преобладающая доля государства в проектах и государственное регулирование цен на услуги естественных монополий. Что касается правовой стороны, то здесь можно упомянуть чрезмерное государственное регулирование экономической деятельности, проблемы, связанные с политическими рисками в республике, обязательное наличие в контрактах условия об арбитраже за пределами Казахстана и исполнение решений международных арбитражных судов.
 
Иностранные инвесторы также оценивают степень делового риска по тому, насколько соблюдается юридическая сила контракта. В Казахстане имели место споры, связанные с международными контрактами в области горнорудной промышленности, которые вызвали резонанс в международных деловых кругах. Для устранения неблагоприятного впечатления Казахстану потребуется осуществить один или два «показательных» проекта.
 
Несмотря на то что законодательство Казахстана позволяет инвесторам заключать Соглашения по разделу продукции (СРП) на золото, ни одного контракта так и не было подписано. В чем причины отсутствия интереса у инвесторов к СРП? Есть ли в мире успешные примеры подобного сотрудничества, и особенно в странах СНГ?
 
Специфика горнорудного сектора в корне отличается от нефтегазового. Поэтому возможность выработки СРП в горнорудном секторе вовсе не означает, что ею обязательно воспользуются. И хотя законодательство по СРП было внедрено в других добывающих отраслях, тем не менее пока неясно, будет ли это оптимальным путем развития для горнорудного сектора.
 
Возможно ли в условиях Казахстана основное внимание инвесторов сосредоточить на развитии мелких и средних месторождений золота, сделав упор на быстрый ввод и наращивание производства (6-9 месяцев) и возврат капиталовложений с форвардной продажей будущего золота?
 
В Казахстане действительно существует возможность успешного развития малых проектов, связанных с золотодобычей. Некоторым из них местные банки предоставляют обеспеченные ссуды. Обычно такие проекты осуществимы на небольших месторождениях с высоким содержанием золота, извлечение которого требует минимальных затрат. Тем не менее, для того чтобы начать разработку такого месторождения, необходим персонал, обладающий соответствующей технической и финансовой квалификацией, а также определенный стартовый капитал.
 
Важнейшим фактором эффективного развития золотодобычи в любой стране является заинтересованность и способность местных банков кредитовать золотодобывающие предприятия. Как известно, успешный опыт Австралии предлагает кроме «золотых займов» и другие виды финансирования - такие, как финансирование «на заказ» (т.е. с учетом специфики потребностей производителя) и «с полки» (т.е. предоставление стандартных пакетов услуг: оборудования в лизинг, составление бизнес-планов, финансирование инженерных разработок и т.д.). Почему, по Вашему мнению, казахстанские коммерческие банки не развивают эти виды финансирования?
 
Способность австралийских компаний получать ссуду под залог золота зависит от того, имеет ли банк-кредитор возможность принимать золото либо наличия у него административных отношений с банком, обладающим такой возможностью. Для предоставления банками подобного рода услуг требуются специальная законодательная база, а также кадры с соответствующей подготовкой. Поскольку теоретически риск банка при выдаче ссуды под залог физического золота уменьшается, предлагаемые им ставки ссудного процента настоящих и «синтетических» «золотых» займов также снижены. Многие казахстанские банки работают с золотом, но, насколько нам известно, дело по организации услуг по предоставлению золотых займов пока не сдвинулось с мертвой точки.
 
Каковы преимущества работы с Европейским Банком?
 
1. Обязательства перед регионом.
 
В ЕБРР входит 62 акционера из 60 стран, включая 27 государств–операторов Европейского союза и Европейского инвестиционного банка. Поскольку ЕБРР оперирует в регионе более 10 лет, он хорошо о нем осведомлен. Являясь крупным институциональным инвестором в регионе, и обладая достаточным опытом и знаниями, а также имея кредитный рейтинг «ААА», банк кредитует и инвестирует исключительно проекты или инвестиционные программы в этих странах.
 
2. Статус «привилегированных кредиторов».
 
Статус «привилегированного кредитора» приносит значительные политические преимущества коммерческим банкам, работающим вместе с нами. Мы понимаем стремление коммерческих банков освободиться от своих обязательств по предоставлению займов для «трудных» стран. Поэтому нашим странам-участницам не разрешено пересматривать условия полученных ими кредитов. Наш статус самого крупного кредитора («lender of record») обеспечивается таким образом, чтобы коммерческие банки, которые кредитуют вместе с нами в пределах нашего так называемого «зонта», накапливали эти преимущества эквивалентно.
 
3. Партнерский подход.
 
Наше присутствие рассчитано на долгосрочную перспективу. В ее рамках мы готовы осуществлять партнерский подход к промышленности и рассматривать не только отдельные проекты, но и программы с компаниями и другими кредиторами на длительный срок.
 
4. Расширение спектра услуг.
 
Для нас очень важно расширение спектра услуг для того, чтобы сделки были более привлекательными для других сокредиторов. Поэтому мы готовы рассматривать не только обычные долги, погашаемые в первую очередь, но также ценные бумаги и собственный капитал, субординированный долг (и некоторые другие из них), золотые займы (или потенциально другие подтоварные ссуды), а также товарную продукцию и возможность хеджирования процентов. Целью программы хеджирования является улучшение проекта и при помощи нашего статуса «ААА» обеспечение успеха проекта на основе самых выгодных процентных ставок. Мы также готовы рассматривать традиционные формы краткосрочного финансирования (т.е. оборотного капитала и торговли) и, возможно, через некоторое время - предоставление гарантий кредитования увеличившихся займов третьих сторон.
 
5. Гибкий подход.
 
Гибкость играет важную роль. Однако в качестве отправной точки я бы выдвинула несколько факторов, на которых базируется наш подход, а именно:
• отношение задолженности к собственному капиталу - 70/30 – 60/40;
• максимальный срок займа – приблизительно 10 лет;
• максимальная сумма займа под один проект – 150 миллионов евро (прибл. 200 миллионов долларов США);
• лимит кредитования - 35% от общей стоимости проекта для каждого отдельного случая.
 
Тем не менее мне хотелось бы подчеркнуть, что для нас также характерны гибкость и способность к диалогу. Мы не настаиваем на своем участии в капитале во всех сделках, которые мы финансируем, хотя возможность частичного возврата займа нашего банка в виде доли участия в капитале может модифицировать наши критерии кредитования.
 
6. Более широкая инициатива.
 
В некоторых ситуациях для продвижения проектов мы также можем предоставить средства для финансирования технико-экономических обоснований, программ приватизации, промышленных или региональных исследований, а также предоставить экспертные финансовые и технические консультации правительствам. Ранее, мы помогли правительствам Казахстана и Узбекистана изучить такие вопросы, как продажа золота и горное законодательство в их странах, чтобы помочь им определить приоритеты и оформить подходящие проекты для международных тендеров и последующей разработки.
 


Список статей
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem