USD/KZT 369.01  -6.89
EUR/KZT 416.39  -7.17
 KAZAKHSTAN №1, 2002 год
 Конституционное право на судебную защиту и арбитражное соглашение
АРХИВ
Конституционное право на судебную защиту и арбитражное соглашение
 
Айгуль Кенжебаева, Партнер международной юридической фирмы «Саланс Гертцфелд и Гейлбронн», Директор Казахстанской практики фирмы, кандидат юридических наук, Магистр права (США), Член научно-консультативного совета Верховного суда Республики Казахстан
 
Чего греха таить, мы, практикующие юристы, а тем более обычные граждане, довольно редко заглядываем в Конституцию. Обычно нам достаточно законов и подзаконных актов, которые соответствуют Основному закону априори. Когда же встает вопрос о соответствии Конституции того или иного правового явления, то это порой приносит совершенно неожиданные результаты.
 
Недавно было опубликовано Постановление Конституционного совета РК от 15 февраля 2002 года №1 «Об официальном толковании пункта 2 статьи 13 и пункта 1 статьи 75 Конституции Республики Казахстан» (далее в тексте «Постановление). Это Постановление заставило меня глубже окунуться в теорию права, чтобы до конца понять его смысл. Приведенный ниже анализ поднятых Постановлением вопросов, возможно, покажется читателю излишне теоретизированным, однако, на мой взгляд, только таким путем можно сделать правильные практические выводы.
 
Пункт 2 статьи 13 Конституции РК гласит:
«Каждый имеет право на судебную защиту своих прав и свобод».
 
1. Является ли это право абсолютным, или оно может быть ограничено? Возможен ли отказ от этого права?
 
Ответ на эти два вопроса является основополагающим для решения вопроса о том, соответствует ли Конституции право на принудительное исполнение решений третейских судов.
 
Постановление было принято в ответ на обращение Премьер-министра РК с просьбой разъяснить, вытекает ли из конституционных норм право судей РК, обжаловать в суде указы Президента РК и постановления Сената Парламента РК об освобождении их от занимаемых должностей. В резолютивной части Постановления указано, что «Пункт 2 статьи 13 Конституции Республики Казахстан, применительно к предмету обращения, следует понимать так, что ввиду особого конституционного порядка избрания, назначения и освобождения от должностей судей Республики Казахстан, они не вправе обжаловать в суде соответственно указы Президента Республики Казахстан и постановления Сената Парламента Республики Казахстан об освобождении от занимаемых должностей». Кроме того, указано, что «суду на основании закона предоставлено право выносить решения, приговоры и иные постановления, допускающие ограничение некоторых конституционных прав человека и гражданина… в случаях, установленных Конституцией и законами республики» (выделено автором).
 
Следовательно официальное толкование пункта 2 статьи 13 Конституции включает в себя постулат, что конституционное право на судебную защиту не является абсолютным, оно может быть ограничено законом.
 
Однако может ли это право быть ограничено самим гражданином или юридическим лицом? Этот вопрос по существу означает, будет ли действительным отказ лица от своего конституционного права на судебную защиту?
 
Ответ на эти вопросы содержится в статье 8 Гражданско-процессуального кодекса РК (ГПК), которая в пункте 4 гласит: «Отказ от права на обращение в суд недействителен, если он противоречит закону или нарушает чьи-либо права и охраняемые законом интересы». Закон (статьи 25, 170, 192 ГПК и статья 9 Гражданского кодекса РК (ГК) ) прямо предусматривает право на защиту своих прав путем обращения в третейский суд. Следовательно, лицо имеет право отказаться от своего права на судебную защиту, и такой отказ будет действительным и подлежащим принудительному исполнению.
 
Отказ от права не следует путать с отказом от осуществления права. Отказ от осуществления права означает, что лицо своими действиями или бездействием фактически отказывается от права, то есть не осуществляет свое право. Пункт 2 статьи 8 ГК предусматривает, что «отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами». Отсюда следует, что если у лица есть право, например, право получить плату за поставленные товары, то добровольный невыезд за границу не означает, что такое право утрачивается. В любой момент, при желании, гражданин может этим правом воспользоваться. Другое дело - отказ от права. Заключая арбитражное соглашение, лицо своим волеизъявлением прямо и недвусмысленно отказывается от своего права на обращение в суд по существу спора, то есть по основному договору. Таким образом, законом прямо предусмотрено право граждан и юридических лиц отказаться от своего права на судебную защиту путем заключения арбитражного соглашения (оговорки).
 
Каким образом осуществляется право на судебную защиту, если сторонами заключено арбитражное соглашение?
 
Для анализа сущности правоотношений и процедуры защиты прав при их нарушении рассмотрим гипотетический договор поставки.
 
(i). Сначала рассмотрим данный вопрос в случае с договором поставки, который не содержит арбитражного соглашения. По договору поставки стороны имеют следующие права и обязанности:
• поставить товар;
• принять товар;
• оплатить товар;
• получить плату за товар.
 
В случае нарушения прав по такому договору поставки стороны имеют право на судебную защиту, то есть имеют право обратиться в государственный суд за защитой своих прав.
 
(ii). В случае, если договор поставки содержит арбитражное соглашение, то право на судебную защиту не исчезает, но приобретает другие формы.
 
Арбитражное соглашение является самостоятельным договором, в котором стороны имеют следующие права и обязанности:
• передать спор на рассмотрение третейского суда;
• признать решение третейского суда как окончательное и имеющее обязательную силу для сторон;
• исполнить решение третейского суда добровольно.
 
В случае нарушения прав по договору поставки при наличии арбитражного соглашения суд принимает решение об оставлении заявления без рассмотрения (ст. 249 ГПК). Это основано на том, что, заключив арбитражное соглашение, стороны по существу отказались от права на судебную защиту по договору поставки. Как показано выше, возможность такого отказа предусмотрена законами и международными договорами Казахстана. Однако судебная защита прав по договору поставки все же осуществляется, но не непосредственно путем обращения в суд по договору поставки, а путем возможности принудительного исполнения решения третейского суда по арбитражному соглашению.
 
Поскольку арбитражное соглашение является договором, то в случае нарушения прав сторона имеет право на судебную защиту своих прав по арбитражному соглашению. Сущность и предмет арбитражного соглашения заключается в том, что стороны отказались идти за разрешением спора по основному договору в суд и согласились, получив решение арбитража, добровольно его исполнить. Если одна сторона не исполняет решение арбитража, права другой стороны в этом договоре считаются нарушенными и подлежат судебной защите. Такая судебная защита производится путем принудительного исполнения судом решения третейского суда.
 
Суд исполняет решение только по действительному арбитражному соглашению. Как и на любую сделку, на арбитражное соглашение распространяются все правила признания сделок недействительными. Поэтому суд при решении вопроса о принудительном исполнении решения третейского суда должен проверить, не является ли арбитражное соглашение недействительным (совершено ли оно при действительном волеизъявлении сторон и т. д.). Именно эта обязанность суда имеется в виду в пункте 3 Постановления Пленума Верховного суда от 19 октября 2001 года, где говорится, что суд обязан проверить, имеется ли письменное соглашение сторон о рассмотрении спора третейским судом.
 
Кроме того, суд должен проверить, не нарушен ли порядок формирования третейского суда и рассмотрения спора, надлежащим ли образом был уведомлен ответчик о месте и времени рассмотрения дела и т. д.
 
Таким образом, право на судебную защиту в данном случае реализуется в том, что в случае нарушения арбитражного соглашения одной из сторон (например, путем неисполнения решения третейского суда) стороны, заключившие арбитражное соглашение, имеют право обратиться за защитой в суд. Поскольку арбитражное соглашение не служит основанием для спора по существу дела, а служит основанием для спора по процедуре его рассмотрения и исполнения решения третейского суда, то логичным является то, что при обращении в суд решение третейского суда не пересматривается по существу, а в принудительном исполнении может быть отказано только, если суд признает арбитражное соглашение недействительным или если будет доказано, что процедура арбитражного разбирательства имела существенные дефекты.
 
Таким образом, принудительное исполнение решений арбитража и является формой судебной защиты прав сторон спора. Положение статьи Конституции о том, что каждый имеет право на судебную защиту, не нарушается, а наоборот, исполняется, если суды исполняют решения арбитражей.
 
Каковы основные выводы Постановления Конституционного совета от 15 февраля 2002 года в отношении исполнения решений третейских судов?
 
Постановление Конституционного совета от 15 февраля 2002 года содержит три основных вывода:
 
1. Третейский суд не входит в судебную систему, осуществляющую правосудие в Республике Казахстан, рассматривает имущественные споры между участниками гражданских правоотношений по их добровольному волеизъявлению. Обращение в третейский суд не является для граждан и юридических лиц реализацией их права на судебную защиту прав и свобод, установленного пунктом 2 статьи 13 Конституции.
 
2. Конституционный принцип «Правосудие в Республике Казахстан осуществляется только судом», закрепленный пунктом 1 статьи 75 Конституции, распространяется только на суды, входящие в судебную систему Республики. Рассмотрение споров третейскими судами не означает осуществление правосудия.
 
3. Заключение сторонами гражданско-правового договора о передаче спора на разрешение третейского суда не исключает в последующем возможности рассмотрения данного спора судами судебной системы Республики в порядке, установленном действующим законодательством.
 
Два первых вывода не вызывают никаких вопросов, являясь четкими и ясными. Однако серьезные сомнения возникают при толковании третьего вывода. Поскольку этот пункт Постановления говорит о «передаче спора на разрешение третейского суда», и далее предусматривает возможность рассмотрения данного спора судами», то отсюда следует, что в суде вновь может быть рассмотрен спор по существу (то есть, следуя нашему примеру, спор по договору поставки). При таком толковании данного пункта Постановления само существование арбитражного соглашения теряет всякий смысл. Между тем, как правильно отмечается в Постановлении, стороны имеют право воспользоваться свободой договора и заключить арбитражное соглашение, по которому исключается обращение в суд для рассмотрения спора по существу.
 
Указанное положение можно интерпретировать и другим образом. Конституционный совет не признал неконституционной норму подпункта 5 статьи 249 ГПК об оставлении судом заявления без рассмотрения, если между сторонами заключено арбитражное соглашение. Кроме того, как показано выше, требование о принудительном исполнении арбитражного решения является средством судебной защиты сторон арбитражного соглашения, и в этом смысле вывод о возможности обращения в суд, в случае невыполнения арбитражного решения одной из сторон, полностью соответствует законодательству и Конституции.
 
Поэтому, существует настоятельная необходимость в том, чтобы Конституционный совет разъяснил смысл комментируемого положения таким образом, чтобы комментируемое положение позволяло обращение в суд при наличии арбитражного соглашения только по основаниям, предусмотренным самим арбитражным соглашением, то есть не для разрешения спора по существу основного договора и не для пересмотра решения арбитража, а только при нарушении процессуальных норм, как это указано в Нью-Йоркской конвенции.
 
Регулирует ли законодательство Республики Казахстан процедуру исполнения решений арбитражных органов?
 
Статья 425 ГПК прямо предусматривает возможность принудительного исполнения решений иностранных арбитражей. Кроме того, Закон РК «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» предусматривает порядок принудительного исполнения решений международных и иностранных арбитражей. Статья 5 Закона прямо указывает, что одним из видов исполнительных документов являются исполнительные листы, выдаваемые на основании решений международных и иностранных арбитражей. Кроме того, по указанному вопросу существует целый ряд международных договоров, стороной которых является Республика Казахстан. Наиболее важным из них и имеющим прямое отношение к проблеме исполнения решений третейских судов (арбитражей) является «Нью-Йоркская конвенция 1958 года о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений». Нью-Йоркская конвенция предусматривает обязанность судов РК в случае поступления к ним иска по вопросу, по которому стороны заключили арбитражное соглашение, направить стороны в арбитраж (статья 2.3), и привести в исполнение арбитражное решение в соответствии с установленным Конвенцией порядком (статья 3). Другим важным международным договором, стороной которого выступает Республика Казахстан, является Конвенция об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств (ICSID) от 18 марта 1965 года (Вашингтонская Конвенция). Она также предусматривает обязанность признания решений этого арбитражного органа Республикой Казахстан и принудительное исполнение его решений судами РК (раздел 6).
 
Принудительное исполнение решений арбитражей прямо предусмотрено и Законом РК от 27 декабря 1994 года «Об иностранных инвестициях». Статья 27 данного Закона законодательно закрепляет список целого ряда арбитражных органов, включая и Арбитражную комиссию при Торгово-промышленной палате РК, где могут разрешаться инвестиционные споры. Важной нормой Закона является то, что в случае выбора инвестором одного из этих арбитражных органов для разрешения спора, согласие Республики Казахстан на арбитражное разбирательство предполагается полученным. Кроме того, Закон прямо исключает возможность рассмотрения спора судом, если установит, что иностранный инвестор письменно выбрал арбитражную процедуру рассмотрения спора. В таком случае суд должен прекратить производство по делу. Пункт 6 Закона гласит, что «любое арбитражное решение, вынесенное в соответствии с настоящей статьей, окончательно и обязательно для сторон инвестиционного спора. Такое решение исполняется в Республике Казахстан так же, как решения судебных органов Республики Казахстан». Таким образом, Законом «Об иностранных инвестициях» не только предусмотрена возможность арбитражного рассмотрения спора, но и предусмотрена процедура для исполнения решения такого арбитража.
 
Нормы Закона «Об иностранных инвестициях» в отношении возможности арбитражного рассмотрения инвестиционных споров и процедуры исполнения решений арбитражей применяются также и к спорам по Контрактам на проведение нефтяных операций. Об этом прямо говорит статья 58 Указа Президента РК, имеющего силу закона, от 28 июня 1995 года «О нефти».
 
Из вышесказанного следует, что принудительное исполнение решений международных и иностранных арбитражей достаточно подробно урегулировано законом и международными договорами Республики Казахстан.
 
Каким образом урегулирована процедура исполнения решений арбитражных органов, созданных на территории Республики Казахстан?
 
Постановление Пленума Верховного суда от 19 октября 2001 года не разграничивает порядок исполнения решений третейских судов (арбитражей) в зависимости от того, являются ли они иностранными, международными или казахстанскими. Для этого у Верховного суда были серьезные правовые основания. Обсуждение некоторых из них изложено ниже.
 
Поскольку обязанность принудительного исполнения решений иностранных и международных арбитражей, а также порядок такого исполнения прямо предусмотрен законами и международными договорами, как показано выше, то более детального обсуждения требует вопрос о принудительном исполнении решений казахстанских арбитражей. Важность этого вопроса и само возникновение этой проблемы обусловлено тем, что и статья 425 ГПК, и статья 5 Закона «Об исполнительном производстве и статусе судебных исполнителей» предусматривают возможность принудительного исполнения решений международных и иностранных арбитражей, а о порядке исполнения решений других арбитражей (т.е. казахстанских) умалчивается.
 
Ниже нами приводится ряд аргументов, объясняющих правомерность распространения порядка исполнения арбитражных решений на все арбитражи, включая и казахстанские.
 
(i). Прежде всего, законы РК не дают понятия «международный арбитраж». Международным арбитражем может вполне быть и арбитражный орган, созданный в Казахстане, но с участием иностранных физических или юридических лиц. Кроме того, как известно, третейский суд (арбитраж) может быть назначен сторонами специально для данного дела (ad hoc arbitration), и такой арбитраж может состоять из одного или нескольких лиц, которые могут быть гражданами Казахстана или других государств и проводить заседания арбитража как в Казахстане, так и за рубежом. В таком случае будет очень трудно, если не невозможно, определить, являются ли эти арбитражи международными или казахстанскими.
 
Некоторую ясность в этот вопрос вносит Нью-Йоркская Конвенция 1958 года, пункт 1-й которой гласит, что она «применяется в отношении признания и приведения в исполнение арбитражных решений, вынесенных на территории государства иного, чем то государство, где испрашивается признание и приведение в исполнение таких решений, по спорам, сторонами в которых могут быть как физические, так и юридические лица. Она применяется также к арбитражным решениям, которые не считаются внутренними решениями в том государстве, где испрашивается их признание и приведение в исполнение».
 
Законодательство Казахстана не содержит никаких норм, которые бы объявляли какие-либо решения каких-либо арбитражей «внутренними». В толковании этой нормы Конвенции нельзя опираться на обыденное понимание терминов. Юридически для того, чтобы исключить применение Конвенции к казахстанским арбитражам, необходимо принять законодательные нормы, которые бы прямо исключали ее применение к ним, путем наделения казахстанских арбитражей статусом «внутренних». Следовательно, в отсутствие таких прямых норм решения любых арбитражей (включая и те, которые вынесены на территории Казахстана) должны исполняться в таком же порядке, как и иностранные решения, в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией.
 
Следовательно, Верховный суд в своем Постановлении Пленума совершенно правильно применил Нью-Йоркскую конвенцию, сделав на нее ссылку как на одно из оснований принятия Постановления, и разъяснил судам порядок исполнения решений арбитражей, предусмотренный Конвенцией. При этом Верховный суд не вводил новых процессуальных норм, а лишь повторил те нормы, которые содержатся в международном договоре.
 
(ii). Еще одним аргументом для доказательства того, что возможность исполнения решений казахстанских арбитражей и процедура такого исполнения предусмотрены казахстанским законодательством, является тот факт, что, как было показано выше, Закон «Об иностранных инвестициях» и (со ссылкой на него) Указ «О нефти» прямо предусматривают возможность обращения сторон для разрешения спора в Арбитражную комиссию при Торгово-промышленной палате РК. При этом, по смыслу указанных законов, решения Арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате РК исполняются в таком же порядке, как и решения судов РК.
 
Следовательно, законодательство Республики Казахстан содержит достаточную правовую базу для исполнения решений как международных и иностранных арбитражей, так и арбитражей, созданных на территории Республики Казахстан.
 
Вывод: Решение проблемы о соответствии статье 13 Конституции Республики Казахстан права сторон заключить арбитражное соглашение и, тем самым, отказаться от права на судебную защиту по основному договору, и о возможности реализации права на судебную защиту путем обращения в суд за принудительным исполнением решения арбитража лежит в фундаментальном праве участников гражданских правоотношений на свободу договора и в их фундаментальном праве на судебную защиту своих прав.
 


Список статей
Арбитраж в Казахстане: ступени развития  Петр Грешников, Игорь Грешников 
Рекрутинг в Казахстане  Гульзара Адилова 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem