USD/KZT 361.94  -7.42
EUR/KZT 423.25  -8.05
 KAZAKHSTAN №1, 2003 год
 Вступление Казахстана в ВТО: проблемы, последствия и перспективы
АРХИВ
Вступление Казахстана в ВТО: проблемы, последствия и перспективы
 
Кенжегали Сагадиев, доктор экономических наук, академик Национальной академии наук Республики Казахстан, Президент Университета международного бизнеса
 
Казахстан все более втягивается в орбиту глобализации - мы строим открытое демократичесоке общество, формируем либеральную экономическую систему, устанавливаем обширные связи со многими государствами мира. Как удачно выразился один из наших интеллектуалов, глобализация уже имеет “экономическое тело”, а его кровеносные, жизнеобеспечивающие сосуды – международная торговля. Именно она придает динамику мировой экономике, вызывает к жизни и волей-неволей тянет за собой все другие аспекты глобализации. Так, за последние полвека объем мировой торговли промышленной продукцией вырос в 17 раз (!), в то время как сам объем мирового производства увеличился лишь в 6 раз. Торговля стала важнейшим фактором экономического роста, как развитых так и развивающихся стран. И это ее влияние на развитие экономики все нарастает. За последнее десятилетие темпы ежегодного роста мировой торговли достигли 6,5%, тогда как совокупный ВНП возрос лишь на 2,0%.
 
Весь этот динамизм мировой торговли и ее растущее влияние на развитие мировой экономики возникли не спонтанно, а на основе постепенной и последовательной выработки согласованных на международном уровне правил, способствующих свободному перемещению товаров, капиталов и услуг. В 1947 году между 23 государствами мира было заключено Генеральное соглашение по торговле и тарифам (ГАТТ), которое выработало совокупность правил, регулирующих торговлю товарами. В последующие годы эти правила совершенствовались и дополнялись, росло и количество стран, присоединившихся к ГАТТ. В 1990 году ГАТТ уже насчитывал 90 стран-членов. В 1995 году, после серии длительных переговоров, была создана Всемирная торговая организация (ВТО) – как преемница ГАТТ и как международный институт, деятельность которого подчинена идеям либерализации и справедливого порядка в мировой торговле.
 
Одновременно были приняты и вступили в силу Генеральное соглашение по торговле услугами (ГАТС) и Соглашение по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС). Сейчас ВТО объединяет 145 стран-членов, и еще около трех десятков государств объявили о своем намерении войти в ее состав. Таким образом, сформирована и все больше набирает силу не просто многосторонняя, а поистине планетарная торговая система, которая институционализирована во многих аспектах и содержит обязательные для всех стран-членов ВТО нормы и правила. Можно утверждать, что в рамках ВТО практически весь мир объединяется под общей либеральной экономической крышей, подчинившись единым для всех принципам деятельности.
 
Казахстан объявил о своем решении войти в члены ВТО, что, безусловно, является оправданным шагом. Стремление нашей страны, строящей открытое общество и открытую экономику, стать в подлинном смысле этого слова полноправным членом мирового сообщества, можно только приветствовать. Это будет знаковым событием для всех нас, ибо по степени своей значимости оно равноценно переходу к рыночной экономике. Да и выигрыш очевиден - отечественные товары получат доступ на рынки других стран без какой-либо дискриминации, произойдет дополнительный приток инвестиций, и не только в сырьевой сектор, но и в другие отрасли экономики.
 
Вместе с тем необходимо подчеркнуть, что все эти выгоды и преимущества не приходят автоматически. Все зависит от того, когда, на каких условиях и с какой степенью готовности войти в этот международный институт. Далеко не случайно, что многие страны длительное время и тщательно готовятся к членству в ВТО. К примеру, Китай, в успешном развитии экономики которого сегодня никто не сомневается, готовился к этому акту более 15 лет, став членом организации только в 2001 году. Не случайно и то, что те страны, которые не придали процессу подготовки серьезного значения и поспешили со вступлением в ВТО, не только не получили каких-либо выгод, но и столкнулись с серьезными трудностями. К ним можно отнести Киргизию, Молдову, Грузию. Опыт вступления этих стран в ВТО в целом можно считать негативным, ибо он не дал того экономического роста, на который они рассчитывали. Киргизия открыла свои границы для всех товаров и ожидала, что придут и значительные инвестиции. А они не только не увеличились, а, наоборот, сократились. Если объем прямых иностранных инвестиций в 1997 году составил в этой стране US$96 млн., то в 2000 году он сократился до US$39 млн. Не улучшаются экономические показатели и в Грузии. В Молдове, после ее вступления в ВТО, возникли серьезные проблемы в ряде жизненно важных отраслей, в таких, как сельскохозяйственное машиностроение, табачная и винодельческая индустрия, а иностранные инвестиции в 2000 году сократились на 8,0%.
 
Этими примерами я вовсе не хочу отвергать саму идею членства Казахстана в ВТО. Однако здоровый пессимизм и взвешенность должны быть главными императивами в выборе алгоритма вступления в эту организацию. Да, мы опережаем вышеназванные страны СНГ по темпам экономического развития и эффективности реформ. Да, США и Европа признали Казахстан страной с рыночной экономикой. Надо отдать должное продуманности стратегии президента, целенаправленным действиям правительства. И все же в вопросе вступления в члены ВТО не должно быть какой-либо спешки и кампанейщины.
 
Сроки вступления диктуются прежде всего готовностью самой страны извлечь выгоды от участия в либерализации международной торговли. К настоящему моменту ресурсная, законодательная, институциональная, человеческая и информационная база в Казахстане не позволяет сказать, что мы получим те выгоды, на которые рассчитываем. Точнее, выгоды вхождения Казахстана в ВТО носят более отдаленный, долгосрочный характер, и поэтому не так очевидны, в то время как потери скажутся быстро и весьма болезненно на всей отечественной экономике. К негативным факторам можно отнести: заметный спад производства в ряде отраслей; ощутимые финансовые потери в виде уменьшения поступлений в бюджет от таможенных пошлин; ослабление устойчивости финансово-банковской системы вследствие ее низкой капитализации; угрозу национальной и продовольственной безопасности вследствие потери контроля над отдельными рынками, оказавшимися в руках иностранных компаний; рост безработицы и наплыв дешевых зарубежных продуктов питания.
 
В настоящее время в республике недостаточно конкурентоспособного, с точки зрения мировой торговли, производства. По общепринятым меркам, отрасль считается конкурентоспособной, если на нее приходится не менее 3,25% мирового экспорта. Доля нашей страны в мировом экспорте по группам товаров распределялась в 2000 году следующим образом: сельскохозяйственные продукты – 0,18%, переработанные продукты – 0,02%, химикаты - 0,01%, базовое машиностроение - 0,22%, минералы – 0,49%. При таких низких показателях выигрыш от участия в мировой торговле, естественно, будет незначительным. Поэтому, если нацелиться на выгодное для себя участие в такой торговле, надо думать об экспортоориентированном производстве.
 
Вследствие узости внутреннего рынка необходимость создания казахстанских экспортоориентированных производств признается давно. Часто мы ссылаемся на опыт Сингапура, Таиланда, Малайзии и других стран, чьи экспортоориентированные стратегии вывели их товары на внешний рынок, обеспечив этим странам устойчивый экономический рост. Китай, несмотря на огромный внутренний рынок, с самого начала отдал приоритет развитию отраслей и предприятий, производящих товары для экспорта. Мы же, кроме признания этого факта, пока мало чего добились. За годы реформ численность работающих в казахстанской промышленности сократилась в 2 раза, уровень износа основных фондов достиг 60%, объем инвестиций в отрасли явно недостаточен. А ведь успешность вступления Казахстана в ВТО в первую очередь зависит от уровня развития отечественной промышленности.
 
Другой, очень важный вопрос, - это меры по защите собственного товаропроизводителя и внутреннего рынка. Речь не о том, чтобы как-то защитить все отрасли нашей экономики. В условиях либерализации торговли по правилам ВТО ряд наших отраслей и производств с низкой конкурентоспособностью производимых ими товаров или перестанет существовать, или будет перепрофилирован. И хотя это отчасти поможет нам быстрее преодолеть тяжелое наследие многозатратной советской экономики, в то же время, если не принять защитных мер, ряд жизненно важных для нашей экономики отраслей будет просто задавлен иностранной конкуренцией. Это сельское хозяйство, легкая и пищевая промышленность, машиностроение, производство строительных материалов и другие отрасли.
 
Сейчас доля импорта по ряду продовольственных товаров составляет от 40 до 60% от общего объема их ежегодного потребления. И это при ныне действующем, более или менее удовлетворительном уровне тарифной защиты. А ведь одним из условий вступления в ВТО является существенное снижение уровня импортных тарифов. Каково будет тогда самочувствие отечественных продовольственных отраслей? Не получится ли так, что наплыв импортных товаров приведет к их банкротству? Один лишь пример. Сегодня доля импорта в кондитерской промышленности составляет 54,2%. Из 160 казахстанских предприятий работают только 4 - остальные либо стоят, либо частично перепрофилированы. Объем импортируемой из Украины карамели за последние два года вырос в 15 раз, а печенья только за один год – в 40 раз! Доля российского шоколада на нашем внутреннем рынке достигла 46%, а печенья - 45%. Скажем, завтра войдут в действие правила ВТО, более либеральные, с низким уровнем тарифной защиты. На наш рынок придет конкурентоспособная продукция и из других стран. Что тогда? Полностью закрывать собственные кондитерские предприятия? И не только кондитерские, но и другие предприятия пищевой и легкой промышленности, которые находятся сегодня в аналогичных условиях.
 
Ряд стран на стадии переговоров по вступлению в ВТО тщательно обговаривает эти защитные меры, а некоторые до вступления в нее существенно повышают импортные тарифы для того, чтобы постепенно, в течение переходного периода снижать их до приемлемого уровня. К примеру, Россия в целях защиты собственного рынка в 2001-2002 годах резко подняла импортные тарифы на сельскохозяйственные продукты и продовольственные товары. А как решается этот вопрос в Казахстане? К сожалению, у нас нет об этом информации, а ведь эта проблема должна быть одной из основных на переговорах.
 
Теперь о сельском хозяйстве, поскольку это одна из самых сложных сфер международной торговли. Вопреки провозглашенным принципам, политика протекционизма, проводимая развитыми странами при защите собственных рынков, по-прежнему остается их любимым коньком. К примеру, США увеличили помощь своему аграрному сектору с US$7,2 млрд. в 1996 году до US$22,9 млрд. в 2000 году. ЕС также является ярым сторонником протекционизма в отношении своих сельхозпроизводителей. Так, осенью 2002 года комиссией Евросоюза принято решение о выделении 40 млрд. евро (US$39 млрд.) в год на прямые субсидии европейским фермерам. В странах ЕС доля субсидий составляет в среднем 40% дохода крестьян от реализации сельхозпродукции. В то же время в ряде стран, таких, как Польша, Швейцария и других, в целях защиты внутреннего рынка импортная пошлина на сельхозпродукцию достигает 500-650%.
 
Все это заставляет нас серьезно подойти к выработке мер по государственной поддержке аграрного сектора и защите внутреннего рынка сельхозпродукции. Мы приняли трехлетнюю программу возрождения села, и это серьезный шаг вперед. Более 40 миллиардов тенге ежегодно могут существенно поправить положение дел в нашем сельском хозяйстве. И все же, учитывая, что материально-техническая база этой отрасли весьма запущенна, размеры выделяемых государством средств необходимо наращивать. В расчете на единицу себестоимости сельхозпродукции размер выделяемых аграрному сектору государственных субсидий составляет около 8% (в Европе эта поддержка раз в 5 больше). Поэтому в ходе подготовки к вступлению в ВТО нам надо обговаривать гораздо больший объем государственной поддержки сельскому хозяйству, чем мы можем сейчас это себе позволить. К примеру, объем ежегодных субсидий сельскому хозяйству России в настоящее время составляет около US$1 млрд., в ходе же переговоров она настаивает на US$16 млрд. И такая позиция мне представляется справедливой, поскольку коренная модернизация сельского хозяйства этой страны потребует огромных затрат из-за ее отсталости по сравнению с развитыми странами. Устаревшие технологии, неблагоприятные климатические условия, низкая рентабельность отечественного сельского хозяйства также будут вынуждать нас оказывать ему государственную поддержку во все возрастающих объемах. И этот факт, думается, должен быть предметом весьма серьезных переговоров с ВТО.
 
По имеющейся информации, Казахстан в ходе переговоров не ставит вопроса об экспортной субсидии на сельскохозяйственную продукцию, ссылаясь на то, что в экспортной практике она, как таковая, у нас ранее не применялась. Вряд ли такая постановка проблемы экономически целесообразна. Прежде всего Казахстан - это внутриконтинентальная страна с огромной территорией, находящейся на значительном удалении от рынков сбыта. В результате транспортная составляющая в себестоимости казахстанской продукции достигает в среднем 20-25%, в то время как в Европе и странах, близких к морским коммуникациям, она составляет не более 10%.
 
Таким образом только из-за высоких транспортных издержек снижается конкурентоспособность некоторых видов казахстанской продукции. В то же время при наших возможностях мы могли бы стать крупным экспортером зерна и мяса не только в близлежащие, но и страны дальнего зарубежья. Однако при этом траспортные затраты, связанные с реализацией сельхозпродукции на внешнем рынке, государство в виде экспортных субсидий должно взять на себя. Решая проблемы сбыта, такая мера способствовала бы росту товарности и возрождению сельской экономики. Кстати, стимулирование экспорта сельхозпродуктов путем предоставления субсидий со стороны государства достаточно широко применяется многими развитыми странами.
 
В целом нам необходимо серьезно проанализировать все возможные последствия вступления Казахстана во Всемирную торговую организацию. Нужно привлечь к этой работе ученых и специалистов, как это уже сделано в России. Надо проинформировать население о ходе и результатах переговорного процесса по ВТО. О тех проблемах, с которыми мы сталкиваемся или столкнемся. Ведь правила ВТО будут непосредственно влиять на каждого из нас: потребителя и производителя, экспортера и импортера. И чем больше будет знать общественность о требованиях ВТО, тем больше будет у нее возможностей готовиться к ним. Китай, к примеру, обстоятельно ознакомил 2000 руководителей своих провинций с правилами ВТО, а те в свою очередь проделали такую же работу в масштабе своего региона. В Казахстане в этом плане не делается ничего. Поэтому было бы целесообразным открыть в республике центры по обучению бизнесменов и предпринимателей работе в условиях ВТО. Пришла также пора начать подготовку специалистов по международной торговле высшей квалификации, которых сегодня нам так не хватает.
 
Словом, нам нельзя наступать дважды на одни и те же грабли. Первый раз это было связано с шоковой терапией, со стремительным изменением всей нашей экономической системы. Тогда нас к этому вынуждали многочисленные объективные и субъективные факторы. Сейчас иные условия. Поэтому мы должны тщательно проанализировать все “за” и “против” вступления в ВТО, предпринять ряд превентивных защитных мер, аргументированно отстаивать наши позиции в ходе переговоров. Наше вхождение во Всемирную торговую организацию должно принести как можно меньше потерь, а главное - сыграть позитивную роль в обеспечении устойчивого экономического роста.


Список статей
Недропользование в Казахстане: анализ и перспективы  Эльвира Джантуреева, Дмитрий Сидоренко 
Краткий обзор казахстанского закона об инвестициях  Эндрю Гриффин, Карен Острандер-Круг 
Налоговая нагрузка в Казахстане  Жанат Бердалина, Айгуль Мустапаева 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem