USD/KZT 367.06 
EUR/KZT 416.17 
 KAZAKHSTAN №1, 2003 год
 Инвестирование в Казахстане: возможности для германских инвесторов
АРХИВ
Инвестирование в Казахстане: возможности для германских инвесторов
 
Михаэль Ф. Краузе, Консультант казахстанской правительственной организации по программе CIM, финансируемой правительством Германии.1
 
1. Данная статья выражает исключительно мнение автора. Автор выражает благодарность Кристиану А. Шмидту (Всемирный Банк) за помощь в подготовке данного материала.
 
Текущее состояние германских инвестиций в Казахстане
 
Политические отношения между Казахстаном и Германией всегда были достаточно хорошими. Германия была одной из первых стран, признавших независимость этой центральноазиатской республики. Страны подписали важные договоры об избежании двойного налогообложения. В силу того что в Казахстане проживает более миллиона этнических немцев, правительство Германии оказывает им постоянную помощь с целью улучшения жизненных условий и предотвращения эмиграции в Германию. И вообще, интересы Германии в Центральной Азии носят иной характер, нежели геостратегический интерес США к данному региону.
 
Что же касается инвестиций, то по состоянию на март 2002 года немецкие компании вложили в экономику Казахстана US$580,4 млн., из них прямые инвестиции составили US$248,8 млн., портфельные - US$6 млн. и финансовые - US$325 млн. Тем не менее сложно считать Германию крупным инвестором Казахстана, особенно если сравнивать приведенные показатели с объемами прямых инвестиций США (US$5,6 млрд.), Великобритании (US$2,1 млрд.) или даже таких стран, как Турция (US$376,2 млн.) и Канада (US$430,6 млн.).
 
Значительная часть немецких инвестиций едва ли вообще может быть принята во внимание, поскольку убытки, согласно неофициальным источникам, составляют около US$200 млн. К концу этого года намерен прекратить свою деятельность в Казахстане и такой крупный инвестор, как “Preussag Energie”. Немецкие инвестиции в целом имеют явно негативную динамику, поскольку основная их часть была вложена в 1993-1997 годах и с тех пор объем инвестирования неуклонно сокращался. Так, в 2001 году прямые инвестиции составили всего US$23,6 млн. Привлечение новых инвестиций, таких, как US$18 млн., вложенных компанией “Knauf” в АО “Гипс”, стало возможным только благодаря немецкой правительственной организации “DEG Beteiligung”, которая взяла на себя часть риска.
 
В то же время торговые отношения между Казахстаном и Германией достаточно успешны. Общий торговый оборот за первые девять месяцев 2002 года составил US$572 млн., из которых US$152,8 млн. пришлось на экспорт из Казахстана в Германию и US$419,2 млн. на импорт из Германии в Казахстан. Германия является вторым (после России) крупнейшим торговым партнером Казахстана по объему импорта и пятым по объему экспорта.
 
Немецкое агентство “Hermes” присвоило Казахстану кредитный рейтинг класса 6, а французское агентство “COFACE” – рейтинг С.
 
По-видимому, общепринятая практика “инвестиции следуют за торговлей” в Казахстане не действует. Республика не играет большой роли в инвестиционных планах немецких инвесторов, особенно транснациональных компаний, а ведь такие гиганты химической промышленности, как “Bayer” и “BASF”, автомобилестроительные “Volkswagen”, “Daimler” и “BMW”, инвестируют огромные средства по всему миру. Более того, в прошлом году компания “Bayer” сократила свое торговое представительство в Казахстане, заявив, что тендеры, в которых она принимала участие, проводились с нарушениями. Следует отметить, что в настоящее время инвестиции “Bayer” в Китае составляют US$6 млрд. и направлены преимущественно в нефтехимическую промышленность. Германия также является крупнейшим инвестором Центральной и Восточной Европы (21% всех прямых иностранных инвестиций), а также России (US$6 млрд.).
 
В данной статье я хотел бы объяснить причины нежелания немецких инвесторов вкладывать капитал в экономику Казахстана, а также предложить меры по улучшению сложившейся ситуации.
 
Состояние прямых иностранных инвестиций в Казахстане
 
Объем прямых иностранных инвестиций, полученных Казахстаномна конец октября 2002 года, составил US$23,4 млрд. В стране наблюдается высокий рост ВВП (9,5% в 2002 г.) и достаточно низкие темпы инфляции (индекс потребительских цен в 2002 г. составил 6,6%). Банковский сектор Казахстана является одним из наиболее развитых среди стран СНГ, а его кредитный рейтинг (долгосрочный рейтинг международного рейтингового агентства “Moody’s” по правительственным облигациям в иностранной валюте: Baa3) впервые достиг “инвестиционного уровня”.
 
В этой связи возникает вопрос: стоит ли Казахстану вообще беспокоиться по поводу инвестиционного климата? Или прав был посол Казахстана в Германии Вячеслав Гиззатов, цитируя немецкого философа Гегеля во время разговора о немецких инвестициях в Казахстане? Когда Гегелю сказали, что его теория противоречит фактам, он ответил: “Тем хуже для фактов”.
 
Более половины прямых иностранных инвестиций сегодня направляется в минерально-сырьевой сектор Казахстана, в частности в нефтегазодобывающую отрасль. Конечно то, что богатая нефтью страна привлекает инвестиции именно в сырьевой сектор, само по себе не является необычным. Даже Нигерия, занимающая одно из последних мест в мире по состоянию инвестиционного климата, привлекла капиталовложений на сумму более US$22 млрд. Крупные международные нефтяные компании хорошо знают, как работать в условиях нестабильности и какую компенсацию за риск они могут запросить.
 
Однако тот факт, что Казахстан сосредоточил все свое внимание на нефтегазовой промышленности, делает его экономику зависимой от изменчивой природы цен на углеводороды.
 
К тому же прямые иностранные инвестиции направлены лишь на реализацию нескольких крупных проектов, в то время как отдельные регионы страны страдают от практически полного отсутствия инвестиций. Правительство Казахстана неоднократно подчеркивало необходимость диверсификации экономики, и прямые иностранные инвестиции в этом процессе могут быть очень полезны. К тому же совершенно очевидно, что продуктивность предприятий, расходы на научно-исследовательские работы и прочие показатели производительности гораздо выше в иностранных компаниях2.
2. Беван, Эстрин. Детерминанты прямых иностранных инвестиций в странах с переходной экономикой. Центр новых и развивающихся рынков. Лондонская школа бизнеса.
 
Согласно исследованию “Расходы, связанные с излишними бюрократическими процедурами и издержками”, проведенному Консультативной службой Всемирного банка по иностранным инвестициям (FIAS), Казахстан не является “страной, привлекательной для инвестиций, так как инвесторы считают ее инвестиционный климат недостаточно благоприятным по сравнению с другими странами”3.
3. Доклад можно найти на сайте www.fic.kz
 
Большинство факторов, сдерживающих приток иностранных инвестиций, касаются не только германских инвесторов, но и инвесторов вообще. Тем не менее их необходимо упомянуть.
 
Итак, основные факторы, определяющие прямые иностранные инвестиции, – это размер рынка страны-получателя, издержки производства и риски, связанные с инвестициями. Марта Брилл Олкотт, авторитетный эксперт по проблемам Казахстана, отмечает, что в казахстанском бизнесе всегда доминировали высокопоставленные чиновники. В условиях рыночной экономики они сумели использовать свое политическое влияние для создания огромных холдингов4.
4. Рабочий доклад ”Возвращаясь к двенадцати мифам Центральной Азии”. Фонд международного мира Карнеги.
 
Когда инвестиции в нефтегазовую отрасль в начале 90-х годов достигли миллиарда долларов, самым удобным способом осуществлять деятельность в Казахстане для американских, британских и итальянских инвесторов было сотрудничество с подобными деловыми кругами.
 
Впрочем, и другие инвестиционные проекты в Казахстане, не относящиеся к нефтегазовому сектору, не имеют недостатка в средствах. Даже если казахстанские бизнесмены все еще не готовы вкладывать свой капитал, международные финансовые организации (Европейский банк реконструкции и развития, Азиатский банк развития и Исламский банк развития) уже передали Казахстану гораздо больше средств, чем государство может потратить.
 
Главная проблема Казахстана – нехватка управленческих кадров, технических “ноу-хау”, слабое знание внешних рынков. В решении этих и многих других вопросов могла бы помочь германская группа компаний “Mittelstand” (главным образом это частные средние компании, в которых работает до 500 сотрудников). Компании “Mittelstand” доминируют на рынке машиностроения и в настоящее время осуществляют активную инвестиционную деятельность в Польше, Чешской Республике, Венгрии и России. На первом этапе помощь может быть представлена в виде обучения казахстанцев иностранными специалистами. Однако, несмотря на то, что это необходимо для республики, действующее трудовое законодательство Казахстана не гарантирует средним по размеру зарубежным компаниям получение разрешения на работу иностранного персонала. Разрешения на работу выдаются только в пределах квоты, устанавливаемой правительством. В 2002 году эта квота составляла 0,14% трудоспособного населения. Разрешение на работу выдается сроком на один год и может быть продлено дважды на такой же срок для менеджеров высшего звена и специалистов с высшим образованием. Однако оно не может быть продлено для квалифицированных рабочих.
 
Как было сказано в письме Торговой палаты США Министерству труда и социальной защиты Казахстана, “во всех этих правилах читается между строк, что Казахстану не нужен вклад иностранного персонала. В выдаче многих (если не сказать большинства) разрешений на работу было отказано из-за многочисленных формальностей. Компании тратят массу времени и денег на то, чтобы уладить вопросы, связанные с бюрократическими правилами. Полученные разрешения влекут за собой дополнительные, порой невыполнимые, условия, не принимающие в расчет экономическую реальность”.
 
К сожалению, нельзя сказать, что правительство Казахстана способствует тому, чтобы в стране была принята благоприятная процедура получения разрешения на работу, применяемая в динамично развивающихся странах, например в Сингапуре. Новый Закон “Об инвестициях” только прибавил забот инвесторам. Печально то, что закон, призванный стимулировать прямые иностранные инвестиции путем предоставления инвесторам значительных преимуществ, в итоге обернулся против инвесторов. При разработке закона были оставлены без внимания такие важные вопросы, как целостность новых контрактов и право решать споры в международных арбитражных судах. И хотя мнение Совета иностранных инвесторов - организации, представляющей иностранных инвесторов в Казахстане, было рассмотрено, его сочли несущественным.
 
В случае с совместным предприятием «Тенгизшевройл» (ТШО), известном благодаря множеству публикаций в прессе, Казахстан в одностороннем порядке изменил условия инвестирования. В ноябре компания приостановила работы по Программе расширения на сумму в три миллиарда долларов после того как правительство Казахстана потребовало ввести метод бухгалтерского учета, несомненно, более выгодный для государственного бюджета, но о котором не было ни слова в контракте 1993 года. Решение по делу ТШО не только не принесло ни малейшей выгоды Казахстану, но и нанесло значительный урон его имиджу. Как заметил служащий одной международной юридической фирмы в Алматы, “государственные налоговые аудиторы зачастую используют новые законы в ущерб существующим контрактам”.
 
Читая статьи в местной прессе и слушая выступления политиков, невозможно избежать ощущения, что казахстанцы чувствуют себя обманутыми первыми инвесторами и пытаются вернуть то, что, по их мнению, у них украли. Такое отношение не позволяет последующим инвесторам чувствовать себя комфортно.
 
Раздутый бюрократический аппарат, коррупция и сложная налоговая система завершают неблагоприятную картину. Процесс регистрации компании в Казахстане может занимать до полугода. Однако, по мнению одного американского бизнесмена, “запутанное налоговое законодательство и часто вносимые в него изменения всегда позволят вам действовать нелегально”. По данным международной организации по вопросам борьбы с коррупцией “Международная прозрачность”, индекс восприятия коррумпированности Казахстана постоянно ухудшается, и в настоящее время страна занимает 88 место (среди 102 стран), т.е. находится в списке ниже России, Украины и Узбекистана.
 
Хотя в Германии также существуют бюрократизм, достаточно сложная налоговая система и коррупция (хотя и в меньшей степени), и инвесторы, по идее, должны быть способны преодолевать эти препятствия, все же ситуация, сложившаяся на данный момент в Казахстане, совершенно неприемлема для большинства германских инвесторов. Надежду вызывает лишь то, что сами казахстанские чиновники говорят об этой проблеме открыто. Казахстан – довольно молодое государство, получившее независимость только в декабре 1991 года, а история свидетельствует, что ситуация в таких странах может быстро улучшиться, если компетентное правительство понимает необходимость реформ.
 
Как улучшить отношение инвесторов
 
Казахстан должен осознать, что в силу своего географического положения и небольшого внутреннего рынка он не является страной, предпочтительной для инвестирования. Текущие условия недостаточно благоприятны для привлечения крупных прямых инвестиций в какие-либо секторы, кроме нефтегазодобывающего, включая нефтехимию.
 
Кроме того, у Казахстана имеются определенные проблемы с имиджем. Так по вышеупомянутому индексу коррумпированности только страны, подобные Нигерии или Бангладеш, занимают места худшие, чем Казахстан. Должен ли в этой связи Казахстан беспокоиться о своем имидже? Несомненно, потому что только благоприятный имидж может сделать страну экономически жизнеспособной5. Однако до сих пор никаких действенных мер по улучшению своего имиджа Казахстан не предпринял.
5. Михаэль Ф. Краузе “Размышления об имидже Казахстана за рубежом”. “Алматы Геральд”, 5-11 декабря 2002 г.
 
Информация о капиталовложениях государственных чиновников и членов их семей в предприятия различных отраслей экономики должна быть более открытой. Это важно не только для борьбы с коррупцией, но также для создания единой конкурентной среды для всех инвесторов.
 
Малым и средним иностранным инвесторам могло бы помочь инициативное агентство поддержки инвесторов, которое бы занималось процедурами, необходимыми для организации бизнеса в Казахстане. Необходимо отметить, что такое агентство подразумевает не предоставление платных консультаций инвесторам, а практическое решение всех бюрократических вопросов. В этом случае инвестор будет иметь дело только с одним бюрократическим аппаратом6.
6. Организация Объединенных Наций по промышленному развитию. Руководство для агентств содействия инвестициям.
 
В прошлом налоговые реформы не смогли увеличить приток инвестиций в отрасли, не связанные с нефтегазовой промышленностью. Если принять отношение налоговых поступлений к объему ВВП за эмпирический показатель налоговой нагрузки в стране, относительная налоговая нагрузка в Казахстане будет на 36% выше, чем в России (налоговые поступления в % к объему ВВП: Россия - 16,2%, Казахстан - 22,1%)7. Подоходный налог с физических лиц в Казахстане составляет всего 9,5% всех налоговых поступлений. Сокращение подоходного налога с физических лиц в России и принятие единообразной ставки в 13% привело, согласно кривой Лаффера, к увеличению налоговых поступлений с 10% до 16% от объема ВВП. Более низкие ставки маргинального налога приводят к росту налоговых поступлений.
7. Источник: KPMG Казахстан.
 
Важным событием в улучшении делового климата в Казахстане стала инициатива Президента страны Нурсултана Назарбаева, призванная устранить бюрократические препоны и сократить число проверок малых и средних предприятий налоговой инспекцией, санитарно-эпидемиологическими органами и другими муниципальными учреждениями. По данным информационного агентства “Хабар”, такие проверки, количество которых в 2002 году возросло на 19%, являются не более чем вымогательством взяток.
 
Существующие правила и порядок выдачи разрешений на работу являются самым серьезным препятствием для малых и средних инвесторов. Было бы беспочвенно утверждать, что иностранные инвесторы не заинтересованы в предоставлении работы казахстанским гражданам. Руководствуясь экономическими мотивами, каждый инвестор как можно быстрее старается заменить иностранных рабочих местными кадрами. Наиболее простым для выполнения было бы правило, согласно которому иностранные работники, зарабатывающие менее US$500, не имеют права получать разрешение на работу, в то время как работникам, чья заработная плата превышает US$2000, разрешение на работу не требуется. Работники, чей заработок составляет от US$500 до US$2000, должны представить доказательства, что их вакансии не могут быть заняты местными специалистами. Чтобы избежать злоупотреблений, доход иностранных работников должен облагаться в Казахстане подоходным налогом с физических лиц.
 
Также должна быть упрощена процедура получения виз. В настоящее время служащие крупных ТНК обращаются за визами в наименее бюрократизированные посольства Казахстана, например посольство Казахстана во Франции. Мелкие и средние компании такой возможности не имеют.
 
Данные комментарии не ставят своей целью разочаровать иностранных инвесторов или их казахстанских коллег. Преобразование коммунистической централизованной командно-административной экономики в свободную рыночную экономику – это трудоемкий и длительный процесс. Тем не менее Казахстан уже многого достиг в этом направлении, а условий, которые были бы идеальными для инвесторов, нет ни в одной стране мира. Создано первое поколение новых компаний с эффективным управлением, одной из которых является “Foodmaster”. Однако, если Казахстан намерен комплексно развивать свою экономику с помощью иностранных инвесторов, делая акцент на такие сложные отрасли промышленности, как машиностроение, ему необходимо продолжать реформы. Диверсификацию промышленности должны осуществлять частные предприниматели, так как государственные инвестиционные программы всегда оказываются менее эффективными. Государство должно ограничиться созданием благоприятных условий для развития экономики. Как говорится, если бы политики были хорошими бизнесменами, они бы не были политиками.
 
Выводы
 
И все-таки самый важный вопрос: нужно ли немецкой “Mittelstand” рассматривать возможности инвестирования в Казахстане? Ответ однозначен: нужно.
 
Наличие огромного количества малых и средних инвесторов из Турции, Индии и других стран показывает, что прибыльное инвестирование в Казахстане возможно. Германские инвесторы столкнулись с проблемой приведения немецкой культуры предпринимательства в соответствие с правилами ведения бизнеса, принятыми в Казахстане. И хотя инвестирование может быть затруднительно, глубокое знание законодательной и налоговой ситуаций – непременное условие успешной инвестиционной деятельности.
 
В любом случае, доход от инвестиций должен быть соразмерным риску, то есть вложенные средства должны окупиться менее чем за три года.
 
Иностранному инвестору следует заранее изучить ситуацию на рынке, чтобы выявить местных конкурентов и взвесить все возможные последствия.
 
Существенный момент - умение обращаться с казахстанской бюрократией. Нередко налоговые инспекторы превышают свои полномочия. Однако опытный бухгалтер, знакомый с местными правилами, знает, как держать себя при нелегальной проверке.
 
Другим важным аспектом для успешного бизнеса в Казахстане является привлечение опытных местных специалистов. Наем выпускников университетов и их последующее обучение – один из лучших способов добиться желаемых результатов. Поэтому дальновидный инвестор заблаговременно налаживает связи с ведущими университетами.
 
Безусловно, лучшая поддержка и гарантия - это наличие соинвестора в лице финансовой организации, например ЕБРР. Однако инвестору следует внимательно ознакомиться с условиями, по которым такие организации осуществляют инвестирование, особенно с условиями расторжения договора.
 
Финансирование краткосрочных потребностей в капитале, таких, как проведение капитала через местные банки, обходится очень дорого, так как банки начисляют до 20% годовых. Налог, удерживаемый из процентов, выплачиваемых по кредитам, не должен превышать полутора ставок рефинансирования Национального банка (в настоящее время ставка составляет 7,5%) для сделок в национальной валюте и двух ставок LIBOR для кредитов в иностранной валюте.
 
Интересным вариантом может стать экспорт в Китай, Иран и Россию. К примеру, крупнейший производитель стали в Казахстане “Испат Кармет” продает 55% своей продукции в Китай и Иран.
 
Создание совместного предприятия с местным или зарубежным партнером может стать первым шагом к потере инвестиций, если не подойти к выбору партнера с предельной осторожностью. Иностранный инвестор должен быть в состоянии контролировать и защищать свои инвестиции. Если инвестор не в состоянии этого сделать, ему следует пересмотреть необходимость инвестирования, а не полагаться всецело на местного партнера. Если иностранный инвестор все-таки решит участвовать в совместном предприятии, он должен быть крайне внимателен при составлении устава и других учредительных документов компании. Партнеры часто сталкиваются со спорными моментами, а совместные предприятия в конце концов прекращают свое существование именно из-за неточностей и двусмысленностей в подобных документах.
 


Список статей
Недропользование в Казахстане: анализ и перспективы  Эльвира Джантуреева, Дмитрий Сидоренко 
Краткий обзор казахстанского закона об инвестициях  Эндрю Гриффин, Карен Острандер-Круг 
Налоговая нагрузка в Казахстане  Жанат Бердалина, Айгуль Мустапаева 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem