USD/KZT 354.12  +1.58
EUR/KZT 416.73  +1.58
 KAZAKHSTAN №4, 2003 год
 Инвестиционная деятельность в Республике Казахстан
АРХИВ
Инвестиционная деятельность в Республике Казахстан
 
Редакционный обзор
 
Привлечение иностранных инвестиций в экономику Казахстана
 
С 1993 по 2002 год в экономику Казахстана было привлечено US$23008,7 млн. иностранных инвестиций (ИИ). В их структуре преобладала доля прямых иностранных инвестиций (ПИИ) – US$15353,8 млн. (66,7%), US$7316,7 млн. составили торговые кредиты, ссуды и другие обязательства, и лишь US$338,2 млн. (1,5%) пришлось на долю иностранных портфельных инвестиций (ИПИ).
 
Структура иностранных инвестиций в разрезе стран
 
Инвестиционные тенденции последних лет практически не изменились. Как и в прежние годы, неоспоримым лидером по привлечению иностранных инвестиций остаются США. На их долю приходится US$6660,4 млн., или 28,9% общего объема ИИ, из которых US$6286,9 млн. составляют ПИИ, вложенные в 1993-2002 годах. США лидируют по привлечению инвестиций в нефтегазовую отрасль, а также в сектор транспорта и связи (табл. 1).
 
Вторым крупным донором является Великобритания, которая вложила в экономику Казахстана US$2404,6 млн. (10,5%). Она занимает вторую позицию в горнодобывающей отрасли и третью – в секторе транспорта и коммуникаций.
 
С каждым годом наращивают свои инвестиции Нидерланды (10%). Особенно активны инвесторы в обрабатывающей промышленности Казахстана – US$369,6 млн. Кроме того, страна лидирует в таких отраслях, как финансовые услуги – US$661,9 млн., в предоставлении услуг предприятиям (аренда и операции с недвижимым имуществом) – US$573,7 млн., а также занимает второе место в секторе транспорта и связи.
 
Несмотря на то, что общая доля иностранных инвестиций Италии за указанный выше период составила всего US$1231,5 млн. (5,6%), последние два года итальянский бизнес в Казахстане очень активен. Во многом это связано с успешной деятельностью итальянской компании ENI, участвующей в Карачаганакском проекте. Кроме того, страна является лидером в привлечении инвестиций в строительство – US$37,5 млн.
 
Прямые иностранные инвестиции в экономике Казахстана
 
Всего в экономику страны поступило в 2002 году US$12861,1 млн. иностранных инвестиций, из которых приток ПИИ составил US$4037 млн. В то время как в 2001 году этот показатель без учета поступлений от приватизации по контрактам 2000 года составлял US$4048 млн. Поскольку в структуре иностранных инвестиций доля ПИИ преобладает, то рассмотрим ситуацию, сложившуюся с прямыми инвестициями по видам экономической деятельности.
 
Сохранение стабильного уровня привлечения инвестиций было обусловлено реализацией крупных инвестиционных проектов по разработке нефтяных месторождений Тенгиз, Карачаганак и Кашаган. Увеличение иностранными инвесторами бюджета освоения проектов являлось решающим фактором притока ПИИ. Более половины (51%) валового поступления ПИИ за 2002 год приходилось на долю инвестиций в добычу нефти и природного газа, 19% на геологическую и изыскательскую деятельность и 14% в металлургическую промышленность.
 
Нетто-приток прямых инвестиций составил US$2561 млн., сократившись на 9% относительно аналогичного показателя 2001 года. Это было связано с тем, что в 2001 году вливания в акционерный капитал казахстанских предприятий были обеспечены в основном за счет приватизации государственных пакетов акций (US$497 млн.), тогда как в 2002 году объем таких сделок был незначительным. В целом он составил около US$243 млн., что более чем вдвое ниже, по сравнению с 2001 годом. Таким образом, в 2002 году в структуре ПИИ произошло снижение доли поступлений в акционерный капитал и увеличение доли долгового капитала и реинвестиций (табл. 2).
 
Безусловно, что интенсивному притоку ПИИ в нефтегазовую отрасль способствовал благоприятный инвестиционный климат в этом секторе экономики. В то же время за период с 1993 по 2002 год привлечение ПИИ в обрабатывающую промышленность было в 10 раз меньше и составило лишь US$1641,2 млн. Если в прошлые годы объемы иностранных инвестиций в различные сектора были сопоставимы (скажем, в 1995 году объем ПИИ в черную и цветную металлургию составлял 16% к общему объему ПИИ, а в нефтегазовую отрасль 20%), то современные тенденции указывают на неоспоримый приоритет нефтегазового сектора (соответственно 2,6 и 66%). Кроме того, значительно сокращены иностранные инвестиции в добычу металлических руд.
 
В настоящее время диспропорции в развитии различных отраслей казахстанской экономики продолжают увеличиваться, сказываясь и на развитии областей республики: наиболее интенсивно развиваются регионы, где расположены месторождения нефти и газа.
 
Основные итоги деятельности совместных предприятий и иностранных компаний
 
Как известно, в Казахстане закрепились компании, входящие в 25 крупнейших ТНК мира, среди которых “Эксон-Мобил” (занимающая 3-е место в мире по объему зарубежных активов), “Шеврон-Техсако” (13), “ТотальФинаЭльф” (19).
 
В республике активно действует российская компания “Лукойл” – первая в списке 25 крупнейших ТНК региона Центральной и Восточной Европы. Обладая зарубежными активами на сумму более US$4 млрд., она вполне может конкурировать с крупнейшими ТНК из развивающихся стран, включая “LG электроникс” (3-е место в списке крупнейших ТНК из развивающихся стран), которая, кстати, также является партнером Казахстана.
 
В настоящее время в стране осуществляют свою деятельность 8933 совместных предприятий и иностранных компаний. В целом же по сравнению с 2001 годом их число выросло в 2,2 раза. Основная их доля сосредоточена в Алматы (5732 компании) и Астане (558 компаний) (табл. 3).
 
Однако тенденции последних двух лет указывают на значительное увеличение их числа и в других регионах республики. Так, в Акмолинской области в 2002 году их число выросло практически в 8 раз (176), в Южно-Казахстанской области в 4 раза (382), в Мангистауской области в 2,5 раза (192). Таким образом, увеличение числа СП и иностранных предприятий наблюдалось во всех регионах без исключения. Однако динамичный рост количественных изменений не везде привел к улучшению качественных показателей: в 2002 году в некоторых регионах республики у СП и иностранных компаний наблюдался спад промышленного производства. В частности, это относится к Костанайской (в 2,7 раза) и Южно-Казахстанской (в 1,2 раза) областям (табл. 4).
 
Сегодня в стране действуют более 87 крупных и средних промышленных предприятий с участием иностранного капитала, из них 69 – в нефтегазовом секторе. В 2002 году доля СП и иностранных компаний в общем объеме республиканского производства составила 63%, или приблизительно US$8,2 млрд. (в 1999 году этот показатель составлял всего 43,6%, или US$4,2 млрд.). Отметим, что по сравнению с отечественными предприятиями они дают больший прирост объемов промышленного производства. Причем в основном такие темпы связаны с развитием добычи нефти и газа.
 
Так, в 2002 году основной прирост промышленного производства СП и иностранных компаний в Актюбинской области (на 36%) был обусловлен деятельностью компании CNPC, в Атырауской области (на 21%) – компании “Тенгизшевройл”. Аналогичная тенденция наблюдается и в Кызылординской области, где рост на 51% был обеспечен за счет продукции “ПетроКазахстан” и др.
 
Несмотря на значительные, в течение последних четырех лет, темпы роста производства у СП и иностранных предприятий, необходимо учитывать тот факт, что 70-80% производимой ими продукции экспортировалось, и как правило, это были сырьевые материалы. Всего в 2002 году доля экспорта СП и иностранных компаний достигла US$5,9 млрд., или 61,4% общего объема республики, и имеет положительные тенденции роста (в 1999 году она составляла около US$3,4 млрд.) (табл. 5).
 
Отметим, что за последние годы также резко возрос импорт СП и иностранных компаний: если в 1999 году ими импортировалось товаров и услуг на сумму около US$1,15 млрд., то в 2002 году этот показатель составил более US$3,3 млрд. В основном это связано с активизацией импорта оборудования и услуг для крупных инвестиционных проектов в нефтегазовом секторе, осуществляемых в Атырауской, Актюбинской и Западно-Казахстанской областях.
 
Повышение конкурентоспособности экспорта
 
Одна из важных экономических задач, стоящая перед правительством любой страны, заключается в создании “конкурентоспособности экспорта”. Несмотря на то, что основной целью экспортной конкурентоспособности является увеличение доли на международных рынках, она далеко не ограничивается этим фактором.
 
Реализация такой политики подразумевает прежде всего диверсификацию “экспортной корзины”. Кроме того, она должна обеспечивать более высокие темпы роста экспорта, модернизацию таких составляющих, как технологии и квалификация кадров. Однако главное условие – это расширение базы отечественных компаний, способных вести конкурентную борьбу на международном уровне, с тем, чтобы конкурентоспособность стала устойчивой и сопровождалась ростом доходов. Все эти проблемы в последние годы четко обозначились и в экономике Казахстана. Особую актуальность для республики приобрела необходимость диверсификации экспорта, поскольку в 2002 году доля сырой нефти и газового конденсата в экспорте страны составила 51,9%. Кроме того, за последние четыре года доля отечественных предприятий в общем экспорте страны сократилась с 42 до 38%, а доля СП выросла.
 
Можно было бы не акцентировать внимание на этом важном аспекте, если бы не тот факт, что основную часть экспорта компаний с иностранным участием составляют сырьевые товары. Таким образом, потенциал ТНК не задействован в интересах республики, а местная промышленность становится все менее конкурентоспособной. В такой ситуации необходима экспортная переориентация отечественных предприятий, которая заставила бы местные компании равняться на более высокие стандарты, обеспечила бы им возможности для более простого доступа к информации и подвергла бы более сильному конкурентному давлению, побуждая прилагать существенные усилия для освоения новых навыков и возможностей. Это имеет исключительно важное значение для наращивания местной добавленной стоимости и безболезненного увеличения заработной платы. Ведь несмотря на то, что средняя заработная плата в Казахстане является самой высокой среди стран СНГ, все же уровень жизни нашего населения остается достаточно низким, поскольку среднедушевые доходы у трети населения ниже прожиточного минимума.
 
Роль расширения экспорта для процесса развития
 
Повышение конкурентоспособности экспорта требует колоссальных усилий. И здесь “несырьевые” ТНК способны помочь в решении этой важной задачи, но задействовать их потенциал не так просто.
 
Возникает вопрос о выгоде Казахстана, обусловленной торговлей, связанной с каналами таких ТНК: начиная от улучшения состояния торгового баланса страны до модернизации экспортных операций и сохранения с течением времени завоеванных позиций. Однако следует иметь в виду, что филиалы иностранных фирм осуществляют еще и импорт.
 
В Казахстане экономические тенденции последних четырех лет указывают, что положительное сальдо торговых операций предприятий с иностранным участием уменьшается. За этот период импорт СП вырос практически в 3 раза, а экспорт всего лишь в 1,8 раза. Если сохранятся такие темпы роста, то к 2007 году для Казахстана исчезнут какие-либо выгоды от деятельности СП и иностранных предприятий, поскольку возникнет отрицательное сальдо их торгового баланса. Вероятность подобного сценария необходимо учитывать уже сегодня.
 
Таким образом, главный вопрос для правительства сводится к тому, как страна может получить наибольшую пользу от активов, находящихся в распоряжении ТНК. Многое зависит от стратегии, реализуемой ТНК, с одной стороны, и от соответствующего потенциала и политики принимающей страны, с другой.
 
Что делать?
 
К числу основных инструментов инвестиционной политики относятся:
• предоставление информации и услуг по поиску партнеров;
• поощрение иностранных филиалов к участию в программах, направленных на модернизацию технологического потенциала отечественных поставщиков;
• поощрение создания ассоциаций и клубов поставщиков;
• совместная деятельность по подготовке кадров;
• различные схемы расширения доступа отечественных поставщиков к финансовым средствам.
 
За последние годы в Казахстане был создан благоприятный инвестиционный климат для развертывания деятельности ТНК. Однако, если провести исследование инструментов, используемых в национальной политике, то необходимость дальнейшей работы в этой области становится очевидной.
 
В 2003 году было образовано Казахстанское контрактное агентство (ККА), которое в настоящее время создает базу данных по местным поставщикам товаров, услуг для поиска соответствующих партнеров. Однако акцент при этом делается на развитие производств, удовлетворяющих потребности нефтегазового сектора. А правильно ли это, учитывая фактор имеющегося потенциала конверсионного машиностроения, интенсивного стимулирования производств и сервисных услуг в нефтедобывающей России? Сможет ли республика в дальнейшем конкурировать в этой сфере с российскими поставщиками и найти свою нишу в мировом производстве? Может быть, важнее создать другие производства на базе новых технологий!
 
В развитых странах, таких, например как Ирландия отказываются от идеи развития связей лишь между местными компаниями и иностранными филиалами, расположенными в данной стране, а поощряют участие отечественных предприятий в производственно-сбытовых цепочках ТНК, базирующихся в разных регионах мира.
 
Таким образом, задача для стран, которые хотели бы повысить свою экспортную конкурентоспособность во взаимодействии с ТНК, заключается в том, что сначала необходимо подключиться к системам международного производства этих корпораций, а затем наращивать для себя выгоды от их использования.
 
 Если ККА призвано содействовать поиску партнеров, то такие государственные институты развития, как недавно созданные Инвестиционный фонд, Банк развития Казахстана, Инновационный фонд и др., расширяют схемы государственного финансирования для отечественных компаний. Они предоставляют займы местным предприятиям на более мягких условиях, чем коммерческие банки.
 
Созданная при Правительстве РК рабочая группа, занимающаяся рассмотрением инвестиционных предложений для финансирования их государственными институтами, выработала такую методику сбора данных и отбора проектов, которая носит явно “плановый характер”: сначала информацию предоставляют регионы, затем отраслевые министерства, а далее национальные компании. Воникает закономерный вопрос: когда будут рассматриваться инициативы частного бизнеса? Кроме того, эксперты рабочей группы отмечают еще одну проблему – малое число инвестиционных предложений, носящих инновационный характер.
 
Не случайно международные финансовые институты (МВФ, Всемирный банк, ЕБРР) акцентируют внимание руководства Казахстана на опасности неэффективного использования бюджетных средств и призывают к созданию инвестиционных институтов, руководствующихся в своей деятельности рыночными принципами. Они считают, что новая инвестиционная стратегия не должна означать выборочное поощрение отдельных отраслей и предприятий, ведущую роль в которых играет государственный сектор. Необходимо содействие развитию малых и средних предприятий, которые создают основную долю рабочих мест и более гибкие технологические схемы производств. Поэтому более важно формирование прозрачных правил и равных условий деятельности для всех рыночных субъектов посредством правовых и нормативных документов, соблюдение которых обеспечивается в обязательном порядке.
 
Поскольку для содействия диверсификации экспорта требуется высокое качество инвестиций со стороны как государства, так и частного сектора, в целях развития новых источников экономического роста правительству важно задействовать все имеющиеся ресурсы.
 
Известно, что ТНК являются лидерами в производстве и маркетинге ориентированных на экспорт товаров. Это особенно касается тех товаров, для сбыта которых подключение к сетям маркетинга и распределения имеет решающие значение, в том числе и в обрабатывающей промышленности. Однако в современных условиях некоторые из таких ТНК отказываются от производственных функций и передают их производителям-подрядчикам, фокусируя свое внимание на инновационной деятельности и маркетинге. Ведущие ТНК создают совместные инновационные механизмы с другими фирмами (конкурентами, поставщиками или покупателями) и с такими учреждениями, как научно-исследовательские лаборатории и университеты. Возвращаясь к казахстанским реалиям, приходится констатировать, что сегодня этот важнейший ресурс ТНК в республике не используется, несмотря на то, что созданы Инновационный фонд, ОАО Национальная компания “Казахстан инжиниринг” и другие структуры, призванные решать эти проблемы. Адекватно мировым тенденциям стоит и вопрос о подготовке кадров для инновационных компаний.
 
Учитывая фактор переориентации инвестиционной политики Казахстана на развитие обрабатывающего сектора и инфраструктуры, необходимо уже сегодня думать о подготовке кадров для этих отраслей. Однако “прорехи” в государственном регулировании образовательного процесса создают условия по дальнейшему снижению как качества, так и количества подготавливаемых специалистов, в том числе по различным инженерным специальностям. Погоня за прибылью в высших учебных заведениях в данном случае не в интересах государства.
 
Что же касается в целом деятельности сырьевых ТНК и других иностранных компаний по подготовке местных кадров, то этот процесс, в принципе, урегулирован. В контрактах на недропользование предусмотрена соответствующая статья затрат. Так, хорошо работают обучающие программы по подготовке специалистов в нефтегазовой сфере в компании КIO. Создан новый местный Институт нефти и газа, который активно сотрудничает с крупнейшими иностранными нефтегазовыми компаниями мира. Определен механизм взаимодействия нефтяных компаний и государственных структур при подготовке кадров в программе по освоению Северного Каспия. Примеры можно приводить и далее. И хотя кадровый вопрос в нефтегазовой сфере решается успешно, тем не менее хотелось бы отметить, что добывающий сектор не может решить проблему занятости в контексте общенациональных интересов. По данным Агентства по статистике РК, за последние четыре года количество занятых в нефтегазовых компаниях составило около 1% всего экономически активного населения Казахстана. За тот же период доля занятых в совместных предприятиях по всем отраслям экономики в целом увеличилась всего на 1% и составила в 2002 году 3,7% (табл. 6).
 
 

Резюмируя опыт зарубежных стран
 
Во многих странах ТНК сыграли важную роль в расширении экспорта за счет налаживания взаимоотношений как связанных, так и не связанных с участием в капитале. Тем не менее при значительных размерах доли ТНК в экспорте этих стран она все же варьируется.
 
Республика Корея, являющаяся одним из ведущих мировых экспортеров, добилась экономических успехов с относительно ограниченным присутствием ТНК в виде ввезенных ПИИ. Хотя связи, не основанные на участии в капитале, сыграли важную роль в повышении конкурентоспособности крупных корейских компаний, которые составляют сегодня сердцевину экономики этой дальневосточной страны.
 
Другие государства, такие, как Венгрия, Ирландия, Китай, Коста-Рика и Мексика вырвались в ряды ведущих экспортеров главным образом за счет опоры на ПИИ при создании базы для своего наиболее динамичного экспорта. Помимо этого, каждая страна имела собственные специфические преимущества, позволившие ей подключиться к системам международного производства. Так, например, размеры экономики Китая позволяют ему обеспечить ”эффект масштаба” и помогают расширять экспорт. У Венгрии, Ирландии и Мексики – это преференциальный доступ на основной экспортный рынок. В Ирландии и Коста-Рике роль важного фактора сыграли национальная политика, в основе которой лежал дальновидный подход к привлечению высокотехнологичных ПИИ и найденная ниша в международных сетях поставщиков.
 
И все же чрезмерная зависимость от ТНК в вопросах конкурентоспособности экспорта имеет свои недостатки. ТНК могут фокусировать свое внимание исключительно на статистических сравнительных преимуществах принимающей страны, например, на наличии крупнейших месторождений полезных ископаемых или дешевой рабочей силы. Модернизация же экспорта подразумевает как повышение эффективности производства, так и трансформацию статистических сравнительных преимуществ данной страны в динамические путем налаживания связей филиалов иностранных компаний с отечественными предпринимательскими кругами, дальнейшего развития квалификации рабочей силы или с помощью внедрения более сложных технологий. Тем не менее специализация на трудоемких сегментах, даже при условии высокотехнологического экспорта, в некоторых случаях может быть нежелательной, поскольку она может приносить ограниченные выгоды с точки зрения подготовки кадров или технологий, практически не затрагивая местную экономику. Кроме того, по мере роста заработной платы такое конкурентное преимущество, как дешевизна рабочей силы, исчезнет.
 


Список статей
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem