USD/KZT 375.9  +1.7
EUR/KZT 423.56  +3.22
 KAZAKHSTAN №2, 2004 год
 Нас объединяет не только нефть…
АРХИВ
Нас объединяет не только нефть…
 
На вопросы журнала “Kazakhstan” отвечает Чрезвычайный и Полномочный Посол Исламской Республики Иран в Республике Казахстан, доктор Мортаза Саффари
 
Как Вы оцениваете уровень торгово-экономических отношений между Исламской Республикой Иран и Республикой Казахстан?
 
Сегодня официально зарегистрированный торговый оборот между нашими странами колеблется в пределах US$400-500 млн. Однако его реальный объем, по моим расчетам, намного больше. Дело в том, что эти цифры относятся сугубо к товарам, которыми Иран и Казахстан обменивались исключительно в рамках двусторонней торговли. Вместе с тем имеется перечень товаров, которые не были учтены статистикой внешнеторговых отношений наших стран. К примеру, некоторые иранские товары поступают на казахстанский рынок через Дубай (ОАЭ), Ашхабад и Бишкек, но под маркой Эмиратов.
 
К числу неучтенных относится и значительная часть тех товаров, которые завозят в Казахстан шоп-туристы. Кроме этого, определенный товарообмен осуществляется в рамках оказания научно-технических услуг. Еще одной статьей ирано-казахстанского торгового оборота является обмен нефтью по линии SWAP. Таким образом, это говорит не только о том, что объем торговли между нашими государствами больше, чем официально зарегистрирован, но также свидетельствует и о высоком потенциале сотрудничества между Казахстаном и Ираном в этой сфере.
 
Как, по Вашему мнению, этот потенциал может быть реализован?
 
Для расширения нашего торгового сотрудничества есть достаточно путей. Так, если раньше многие торговые сделки проводились небольшими фирмами и для их регулирования не существовало каких-либо банковских структур, то сегодня в Казахстане учрежден филиал Банка развития экспорта Исламской Республики Иран, через который могут решаться различные торговые вопросы. С целью создания благоприятных условий для экспорта в Казахстане этот банк готов предоставить бизнесменам товарный кредит. Безусловно, это будет способствовать увеличению торгового обмена между странами.
 
Другой вопрос относится к возможностям, существующим в настоящий момент в транспортной сфере. Если в прошлом они не использовались в полной мере, то в будущем развитие автомобильных, воздушных и морских перевозок, должно увеличить объемы двустороннего торгового обмена.
 
Вы, наверное, знаете, что между Ираном и Казахстаном существует железнодорожное сообщение. Однако при этом наши бизнесмены порой жалуются на недостаток вагонов. И хотя иранские автоперевозчики готовы активизировать свою деятельность на данном маршруте, зачастую они сталкиваются с трудностями, связанными с получением разрешений, которые выдаются казахстанской стороной. Снятие таких неторговых барьеров, естественно, будет способствовать увеличению ирано-казахстанского торгового оборота.
 
Мы также предлагаем активизировать судоходное сообщение между нашими странами, чтобы увеличить объем морских грузоперевозок. Важную роль в этом процессе могла бы сыграть Иранская судоходная компания. Это предложение приобретает особую актуальность, если учитывать тот факт, что перевозка товаров железной дорогой сопряжена с пересечением границ Туркменистана и Узбекистана, а эти государства имеют собственные тарифы и диктуют свои условия.
 
Сегодня между портом Актау и портами Исламской Республики Иран уже налажено морское паромное сообщение, действуют и значительные льготы. С увеличением мощности этих портов и строительством новых паромов будет расширяться и наше сотрудничество.
 
Не могли бы Вы в двух словах рассказать об иранской транспортной инфраструктуре на Каспии?
 
Прежде всего хочу отметить ее высокую степень развития. В этом могли убедиться министр транспорта и коммуникаций РК и другие официальные лица Казахстана, побывавшие в наших портах во время своего визита в Иран. К примеру, не так давно на берегу Каспия был построен очень удобный для морских паромов порт Амирабад, который имеет перед другими портами преимущество, поскольку состыкован с железнодорожной станцией и автомагистралью. Кроме того, здесь созданы все условия для приема сырой нефти. Помимо Амирабада, у Ирана на Каспии есть и другие действующие порты - Нико, Ноушахр, Анзали.
 
В продолжение нашего разговора относительно взаимодействия наших стран в транспортной сфере: каковы перспективы ирано-казахстанского сотрудничества в рамках проекта новой Трансазиатской железной дороги?
 
Для реализации этого проекта существуют все условия. Во-первых, он оправдан с экономической точки зрения. Во-вторых, мы получаем выход на обширный китайский рынок с его огромным потенциалом. Вместе с тем серьезной проблемой являются различия в железнодорожных стандартах наших стран. Если у Китая и Ирана они одинаковы, то железные дороги Казахстана имеют ширину колеи, аналогичную российской. Таким образом, вам нужна дорога, соответствующая общим стандартам маршрута, Китай - Каспий - Иран - Турция и далее до Европы.
 
Конечно, данный проект потребует от Казахстана и огромных инвестиций, в то время как Иран, для того чтобы состыковать вышеупомянутый маршрут, может обойтись незначительными капиталовложениями (и наше государство в этом готово участвовать). Казахстанское правительство может либо самостоятельно финансировать свою часть проекта, либо, если такой возможности нет, передать его реализацию частным инвесторам.
 
Насколько готовы иранские бизнесмены инвестировать в Казахстане?
 
Сегодня в Казахстане активно действует 137 иранских компаний. Работая, они приобрели богатый опыт. В этой связи хотел бы отметить один момент. Некоторые иранские фирмы, приехавшие в вашу страну 10 лет назад, к сожалению, столкнулись с отдельными трудностями, что стало причиной их апатии к работе на казахстанском рынке. Конечно, сегодняшние условия намного отличаются от условий десятилетней давности, и компании, разочаровавшиеся тогда, должны понять, что в Казахстане наступили другие времена, когда можно и нужно инвестировать. Поэтому задача нашего посольства заключается в том, чтобы предоставлять им необходимую информацию. Лично я с оптимизмом смотрю на расширение иранских инвестиций в сфере мелкого и среднего бизнеса. В последние годы тут явно наблюдаются положительные сдвиги. По этому поводу я не раз беседовал с представителями иранских компаний, и они высказывали свою заинтересованность в работе на казахстанском рынке.
 
С учетом повышенного внимания правительства РК к развитию малого и среднего бизнеса я считаю, что оно должно содействовать созданию благоприятных условий для нашего сотрудничества в этой сфере.
 
С другой стороны, не так давно я имел беседу с руководством Министерства экономики ИРИ, во время которой предоставил информацию о вашей стране. Она была воспринята положительно, поскольку иранская экономика достаточно развита, а значит, и может обеспечить некоторые потребности Казахстана.
 
Согласно данным Банка развития экспорта Ирана ваши компании инвестировали в Казахстан US$50 млн. В этой связи не могли бы Вы рассказать о том, какие отрасли казахстанской экономики являются для них наиболее привлекательными?
 
Эти частные иранские фирмы, как правило, вкладывали свои инвестиции в промышленность и строительство, которое велось в основном в Алматы и Атырау. В настоящее время решается вопрос об иранских инвестициях в аграрный сектор Казахстана. Например, две наши фирмы начали инвестировать сельскохозяйственные проекты в Южно-Казахстанской области. Совсем недавно в Шымкенте был введен в эксплуатацию завод по производству моторных масел и антифриза. Объем иранских инвестиций в его строительство составил US$4 млн. Другая иранская фирма начала осуществлять инвестирование в размере US$30 млн. в создание производства керамических плит, кафеля и сантехники. При этом мы говорим лишь о тех объектах, которые построены или уже строятся. И это только начало. С учетом интереса иранских фирм к деятельности в южном регионе Казахстана в будущем, я надеюсь, мы станем свидетелями их более активной работы.
 
Нам известно, что стабильность внутренних цен на бензин и другое углеводородное топливо во многом обусловлена высоким уровнем развития иранской нефтеперерабатывающей и нефтехимической промышленности. Как, на Ваш взгляд, может использовать Казахстан опыт Ирана в этой сфере?
 
Действительно, после победы Исламской революции в Иране большое значение придается развитию национальной нефтяной индустрии и строительству современных нефтеперерабатывающих производств. Рассматривая сырую нефть в качестве стратегического товара, нашей целью является снижение уровня ее продажи за рубеж. Это означает, что Иран не хочет быть лишь экспортером нефти, а стремится перерабатывать ее в готовую продукцию. Так, при нынешней средней мировой цене на сырую нефть в US$30 за баррель, страны, перерабатывающие ее самостоятельно, зарабатывают на каждом барреле до US$300. Поэтому если до революции мы ежедневно экспортировали 6 млн. баррелей, то сегодня лишь 2,5 млн. Вместе с тем только бензина иранские НПЗ производят сейчас около 1,5 млн. баррелей в день. Инвестировав огромные средства в развитие нефтехимии, наша страна ежегодно выпускает до 22 млн. т продукции этой отрасли. В будущем данный показатель должен достичь 70 млн. т.
 
Как видите, такая политики намного выгоднее.
 
На мой взгляд, у Казахстана здесь также имеются хорошие возможности. Поскольку Иран обладает большим потенциалом в сфере технологий и производстве оборудования для нефтехимической промышленности, он мог бы оказать вашей стране помощь в этой области. Тем более, что предлагаемые нами цены ниже, чем цены других стран. В качестве примера хочу привести сотрудничество ИРИ с Туркменистаном, где мы реализовали два проекта по строительству НПЗ.
 
Изменилась ли позиция Ирана по проблеме совместного освоения государствами региона ресурсов Каспия?
 
Прежде всего я хочу заявить, что мы считаем Каспий уникальным водоемом, а потому придаем ему особое значение. С учетом существующих вокруг него проблем он должен оставаться морем взаимопонимания, мира и дружбы для всех народов региона. Это наша принципиальная позиция и, именно исходя из этих соображений мы принимаем участие в переговорном процессе по правовому статусу Каспийского моря.
 
Скажу больше: хотя мы выступаем за совместное использование этого моря всеми Прикаспийскими государствами, мы также не возражаем тем из них, которые в последние годы предлагают его поделить, поскольку понимаем, что каждая сторона в этом вопросе имеет свое собственное мнение. К сожалению, казахстанские средства массовой информации несколько исказили нашу позицию. Ирану было приписано стремление поделить Каспийское море на пять равных частей, когда доля каждой из стран составит 20%.
 
Действительно, иранские эксперты на основании современных геометрических методов, международных положений и опыта, а также других критериев определили, что доля ИРИ должна составлять примерно от 19,7% до 20,03%. Однако эти 20% не следствие деления моря на пять частей, а результат точных инженерных расчетов. Мы разъяснили эту позицию всем, поэтому, если вы обратитесь к любому авторитетному международному органу, он примет такую модель. Вот почему мы и в дальнейшем будем стоять на своем в этом вопросе.
 
На последней встрече в Астане представитель России Виктор Калюжный заявил, что многие из Прикаспийских государств в какой-то степени смягчили свои позиции. Мы также желаем этого.
 
Как Вы относитесь к тому, что с расширением экономической деятельности на шельфе Каспия все более реальной становится угроза истощения его биоресурсов?
 
Этот вопрос является одним из ключевых в отношениях между Ираном и другими Прикаспийскими странами. Ведь рано или поздно нефть закончится, и мы не должны жертвовать ради нее этим уникальным водоемом. Правительство Казахстана также придает этому вопросу большое значение. Мы активно сотрудничаем по данной проблематике со всеми заинтересованными сторонами. Так, пять Прикаспийских государств подписали в Тегеране Конвенцию по защите окружающей среды Каспия.
 
Серьезной проблемой, требующей совместных усилий, стало сохранение на Каспии популяции рыб осетровых пород. И хотя в течение многих лет Иран занимается размножением осетровых, биологический баланс, существовавший во времена СССР, сегодня нарушен. На последней встрече в Астане был поставлен вопрос об улучшении сложившейся ситуации, и все же, на мой взгляд, для его решения многое еще предстоит сделать.
 
Что может связывать Иран и Казахстан помимо экономических интересов?
 
Прежде всего я хочу отметить нашу историческую близость. Ведь основные источники по древней истории Казахстана написаны на персидском Языке. В наших языках очень много общих слов. Не будет ошибкой сказать, что около 30% казахских слов заимствованы из персидского языка или через него из других языков. Такая тесная связь не нуждается в комментариях. Поэтому, я убежден, что наши двусторонние отношения в сфере культуры будут способствовать и экономическому сотрудничеству.
 


Список статей
Навигаторы нашего неба  Сергей Кульназаров 
Испат Кармет: реинкарнация гиганта  Навал Кишоре Чоудхари 
Трубопроводы в Казахстане: правовые аспекты  Абай Шайкенов, Энтони Чиони 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem