USD/KZT 367.06 
EUR/KZT 416.17 
 KAZAKHSTAN №3, 2004 год
 Новый налоговый режим недропользования: сравнительный анализ экономики проектов
АРХИВ
Новый налоговый режим недропользования: сравнительный анализ экономики проектов
 
Джерард Андерсон, Партнер отдела налогообложения компании "Эрнст энд Янг" в Казахстане
 
Джерард Андерсон работает в нефтедобывающей отрасли в течение двадцати двух лет. В последние годы специализируется в вопросах согласования и применения налоговых режимов для крупных проектов по добыче и экспорту нефти в Каспийском регионе. Участвовал в обсуждении налоговых условий по ряду проектов, связанных с созданием СП и ведением деятельности в рамках СРП, включая Кашаганский проект в Казахстане, а также экспортные проекты в Северном море и на Каспии (трубопровод "Баку – Тбилиси – Джейхан"). Имеет значительный опыт работы в проведении независимых комплексных налоговых проверок и в консультировании по приобретению активов, как в Казахстане, так и за рубежом. Является членом Юридической консультативной рабочей группы Секретариата Энергетической хартии.
 
1 января 2004 года в Казахстане вступил в силу новый режим налогообложения в сфере разведки и добычи нефти и газа. Его ключевые аспекты и последствия для инвестиционного климата в республике обсуждались как до, так и во время конференции KIOGE, проходившей 7-8 октября с.г. в Алматы. В настоящей статье мы предлагаем вниманию читателей обзор этого нового налогового режима, анализ его конкурентоспособности на международном рынке, а также пути возможного улучшения.
 
Ключевые изменения
 
Предприятия, занимающиеся разведкой и добычей углеводородов в Республике Казахстан, осуществляют свою деятельность в соответствии с контрактами на недропользование. 1 января 2004 года в систему налогообложения недропользователей были введены значительные изменения, которые определяют новый порядок налогообложения для инвесторов, работающих как как по первой модели контракта, предусматривающей уплату налога на сверхприбыль, так и по второй модели, так называемому соглашению о разделе продукции (далее СРП).
 
Модели налогообложения
 
В соответствии с СРП государство получает долю в продукции недропользователя, а последний возмещает понесенные им расходы в форме части добытой продукции. СРП предусматривает передачу доли добытой продукции Республике Казахстан, а также выплату других налогов и платежей, применимых к данной модели, за исключением рентного налога на экспортируемую сырую нефть, налога на сверхприбыль и некоторых других налогов.
 
В соответствии с новыми изменениями в Налоговый кодекс РК порядок расчета доли продукции, передаваемой Республике Казахстан, является одинаковым для всех СРП, заключенных после 1 января 2004 года. При этом доля РК определяется как суммарная стоимость прибыльной продукции за вычетом доли недропользователя, тогда как доля самого недропользователя в прибыльной продукции расчитывается как наименьшее из процентных значений в соответствии с установленными факторами/триггерами:
1. R-фактор (коэффициент доходности): отношение накопленных доходов недропользователя к накопленным расходам по проекту;
2. внутренняя норма рентабельности (ВНР) недропользователя: ставка дисконтирования, при которой реальный чистый дисконтированный доход достигает нулевого значения;
3.P-фактор (ценовой коэффициент): отношение дохода недропользователя к объему добычи за отчетный период.
4.Применение установленных триггеров может быстро снизить долю инвестора в прибыльной продукции с 70% до 10%.
 
При такой модели налогообложения совокупная доля, получаемая государством в виде налогов, роялти и доли от раздела продукции, должна составлять минимум 20% до возврата и 60% после возврата инвестиций по проекту, что приводит к возникновению так называемого "пополнительного" налога недропользователя. Изменения, внесенные в Налоговый кодекс в отношении СРП, позволяют предположить, что будущие проекты по разведке и добыче нефти на море будут осуществляться на основании СРП, а проекты по разведке и добыче на суше будут осуществляться на основе контрактов, заключенных по первой модели налогообложения, предусматривающей выплату налога на сверхприбыль.
 
Модель контракта, предусматривающая налог на сверхприбыль, заменяет собой модель, которая использовалась до 2004 года и была основана на внутренней норме рентабельности (ВНР), что во многом соответствовало общепринятым международным нормам налогообложения. Новая модель является уникальной для Казахстана и определяет выплачиваемые недропользователем налоги на годичной основе, а не с нарастающим итогом. В соответствии с данной моделью выплачиваемые налоги зависят от отношения полученных инвестором доходов к вычитаемым в налоговых целях расходам за отчетный период. 
 
Вновь предлагаемые изменения в Налоговое законодательство РК, которые, как ожидается, вступят в силу с 1 января 2005 года, отменяют роялти для режима налогообложения по модели СРП. Однако данное изменение не может иметь значительного положительного эффекта на экономику проектов, поскольку "пополнительный" налог не отменен. Предлагаемые изменения к налоговому режиму первой модели устанавливают механизм, схожий с R-фактором и основанный на прибыльности проекта, рассчитанной с нарастающим итогом, но без учета инфляции и временной стоимости денег. Таким образом, данное изменение, а также новый порядок расчета роялти для этой модели, окажет позитивное влияние на ВНР инвесторов в незначительной степени.
 
Сравнительный анализ экономики проектов
 
Для наглядной демонстрации изменений режима налогообложения недропользователей 2004 года мы предлагаем сравнительный анализ экономики проектов в РК и Ливии, которая является одной из стран, составляющих конкуренцию Казахстану в части привлечения иностранных инвестиций. Ливия обладает значительными преимуществами, принимая во внимание доступ к морю и зарубежным рынкам, низкие затраты по добыче и более развитую зону разведки в сравнении с Каспийским шельфом.
 
Сначала сравним проект по освоению месторождения в Ливии, запасы которого составляют 300 млн. баррелей, с аналогичным проектом в Казахстане. Далее рассмотрим изменение экономики такого проекта в Казахстане при пошаговом смягчении налогового режима для недропользователей. В завершение применим те же элементы анализа для месторождения в РК с запасами в 1 млрд. баррелей.
 
При анализе проекта мы заложили цену реализации нефти US$25 за баррель в долгосрочной перспективе. Несмотря на то, что текущая цена реализации нефти практически в два раза превышает цену, используемую при анализе, инвесторы считают, что в долгосрочной перспективе текущий уровень цен не сохранится, в то время как срок действия контрактов на недропользование составляет в среднем 30-40 лет. К тому же, предлагаемый государственный бюджет РК на 2005 год разработан, исходя из цены реализации нефти близкой к US$25 за баррель. При анализе экономики проектов мы также не учитывали того, что инвестор может быть вынужден нести расходы по разведке и разработке месторождения, по доле участия государственной нефтяной компании. Предположительно, такая доля составит минимум 50% участия в проекте.
 
Мы графически представили сравнительный анализ следующих проектов:
· "Ливия в Ливии" – проект, осуществляемый в Ливии с применением ливийского налогового режима;
·  "Казахстан в Ливии" – аналогичный проект, осуществляемый в Ливии, однако с применением налогового режима Казахстана для СРП 2004 года;
·  "Казахстан на суше" – аналогичный проект, осуществляемый в Казахстане при добыче на суше в соответствии с первой и второй моделями налогообложения РК 2004 года;
·  "Казахстан на море" – аналогичный проект, осуществляемый в Казахстане на шельфе Каспия в соответствии с казахстанским налоговым режимом 2004 года;
·  "КПН 33,5%" – налоговый режим, при котором государство взимает только корпоративный подоходный налог по ставке 33,5%, что составляет фактическую ставку подоходного налога для большинства иностранных инвесторов в Казахстане. Данный режим по существу схож с современным налоговым режимом при добыче углеводородов в Великобритании. 
 
Затраты
 
Диаграмма 1 демонстрирует существенную разницу в затратах по добыче углеводородов в Казахстане и Ливии. Так, если в Ливии совокупные затраты, включая расходы по транспортировке нефти, составляют менее US$4 за баррель, то в Казахстане они превышают US$10 за баррель на суше и US$12 за баррель на море, из которых US$6 предположительно приходится на расходы по транспортировке.
 
ВНР
 
Диаграмма 2 показывает ВНР инвестора в различных случаях при цене реализации нефти в US$25 за баррель. В случае "Казахстан на море" ВНР составляет менее 3%, как при модели налогообложения СРП, так и при модели, предусматривающей выплату налога на сверхприбыль. ВНР аналогичного проекта, осуществляемого в Ливии в соответствии с применимым там налогообложением, составляет 20%.
 
Вероятно наиболее интересные результаты представлены для проекта на суше, который осуществляется в условиях Казахстана. ВНР для режима СРП составляет около 6%, а для режима налогообложения по первой модели около 7%. В случае, когда доля государства ограничивается КПН при ставке 33,5%, ВНР составляет почти 15%. При этом ранее действовавший налоговый режим, предусматривавший налог на сверхприбыль, давал по аналогичному проекту ВНР 13,3%, а предлагаемые в 2005 году изменения режима налогообложения по первой модели дадут ВНР 7,66%.
 
Низкие результаты ВНР для проекта "Казахстан на море" обусловлены не только особенностями налогового режима РК. Ситуация по данному проекту, при которой доля государства ограничена только КПН по ставке 33,5%, дает ВНР 8,5%. В то же время этот показатель может быть увеличен почти до 15%, если себестоимость добычи на море снижена на два доллара за баррель и приближается к себестоимости по проектам на суше.
 
Доля государства в доходах по проекту
 
Диаграмма 3 показывает платежи в пользу государства в процентном отношении к доходу по проекту. Под "доходом по проекту" мы подразумеваем превышение валового дохода проекта над затратами по разведке и разработке, а также операционными расходами, то есть доход до осуществления любых видов платежей в пользу государства. Под "платежами в пользу государства" мы подразумеваем совокупную сумму всех видов налогов по проекту, включая бонусы, роялти, государственную долю в разделе продукции, корпоративный подоходный налог, налог на сверхприбыль, если таковой применим, и прочие выплаты в бюджет, за исключением НДС и индивидуального подоходного налога сотрудников.
 
Результаты представлены в "номинальной стоимости денежных средств", что означает недисконтированную стоимость денежных средств в "реальном выражении". То есть будущие потоки денежных средств скорректированы с учетом инфляции в эквиваленте 2004 года; и по стоимости, когда денежные потоки дисконтируются по реальной дисконтной ставке 8%.
 
Примечательно, что в ливийском налоговом режиме самые низкие платежи в пользу государства. И это несмотря на то, что и затраты и, предположительно, технические риски здесь также наиболее низкие.
 
При дисконтировании денежных потоков по ставке 8% платежи в пользу государства по проекту "Казахстан на море" составляют почти 200% от дохода, что является результатом двух важных налоговых механизмов. Во-первых, при применении налогового режима по второй модели (СРП) действует "пополнительный" налог, обеспечивающий платежи в пользу государства, составляющие не менее 20% от валового дохода по проекту до момента возврата инвестиций и 60% после него. Во-вторых, при применении налогового режима по первой модели 2004 года инвестор несет значительную налоговую нагрузку и фактически выплачивает налог на сверхприбыль по проекту, имеющему незначительный ВНР, что связано с определением доходности на годичной основе.
 
Доля поступлений в пользу государства от проекта, согласно предлагаемым изменениям в режим налогообложения 2005 года, по первой модели сократится (см. диагр. 3), однако такое изменение не будет значительным.
 
Анализ платежей в пользу государства
 
Диаграмма 4 демонстрирует сумму платежей в пользу государства в рамках режима налогообложения СРП 2004 года, выраженную в процентном отношении к доходу от проекта (рассмотрены три проекта с запасами 300 млн. баррелей и один проект с запасом 1 млрд. баррелей). Расчеты произведены в денежном эквиваленте 2004 года с учетом дисконтирования. Во всех рассмотренных случаях по Казахстану платежи в пользу государства выше, чем в аналогичных случаях в Ливии.
 
Роль "пополнительного" налога в проектах, наименее выгодных для инвестора, поразительна. Например, в проекте "Казахстан на море" "пополнительный" налог забирает почти 15% дохода от проекта. Более того, в связи с тем, что данный вид налога нельзя отнести на вычеты при расчете корпоративного подоходного налога, КПН поглощает существенную часть и без того сравнительно скромного дохода от проекта. В результате – возврат по инвестициям невысок.
 
При анализе проекта по месторождению с запасами в 1 млрд. баррелей процентное соотношение компонентов, составляющих платежи в пользу государства, в основном аналогично для Ливии и Казахстана. В каждом случае доминирующим компонентом является государственная доля в прибыльной продукции, которая поглощает выгоды инвестора от низкой себестоимости нефти в Ливии, а при анализе проекта с запасами 1 млрд. баррелей – поглощает выгоды и от больших запасов нефти.
  
Раздел дохода при благоприятной рыночной ситуации
 
Диаграмма 5 демонстрирует изменение ВНР инвестора, осуществляющего деятельность в рамках режима СРП 2004 года, при повышении цены реализации нефти. Примечательно, что инвестор получает наиболее существенное повышение ВНР в проекте, который уже является наиболее прибыльным. Это связано с тем, что триггеры для раздела прибыльной продукции уменьшают долю инвестора до 10% в самом начале проекта. Таким образом, в случае роста цены на реализуемую нефть инвестор уже ничего не теряет по своей доле от раздела продукции. В проектах с более низкой прибыльностью доминирующими триггерами для раздела продукции являются ВНР и R-фактор, соответственно, доля инвестора в доходе при обычных ценах на нефть будет более 10%. При повышении цены на нефть действие двух указанных триггеров подавляется третьим триггером – ценовым коэффициентом. В связи с этим меньшая часть дохода от повышения цен будет оставаться у инвестора по проекту с меньшей доходностью, так как в данном случае он получает меньшую долю в разделе продукции. Это объясняет необычную форму графика при анализе проекта "Казахстан на море": линия выравнивается между US$35 и US$45 за баррель, поскольку ценовой триггер доминирует и инвестор отдает большую часть выгоды от высокой цены на нефть в пользу государства. Только при понижении доли инвестора в доходе от проекта до 10%, инвестор начинает получать значимую выгоду от дальнейшего повышения цены на нефть.
 
Улучшение режима
 
Диаграмма 6 позволяет понять механизмы, способствующие улучшению положения инвестора, осуществляющего деятельность в рамках контракта СРП 2004 года, смягчая поочередно наиболее жесткие элементы применимого налогового режима. В данном случае анализируется проект "Казахстан на суше".
 
Отменим прежде всего механизм "пополнительного" налога, принимая во внимание его доминирующую роль, которая настолько значительна, что любые прочие изменения, вводимые в целях анализа экономики проектов, существенно не влияют на ВНР. Таким образом, при отмене механизма "пополнительного" налога, отмечается увеличение ВНР на 2,7%.
 
Предположим, что раздел прибыльной продукции согласно СРП между государством и инвестором будет осуществляться на основании только одного триггера, например, R-фактора, и в порядке раздела долей, действовавшем в Казахстане в середине 90-х годов. В данном случае ВНР по рассматриваемому проекту увеличится еще на 2,5%. Далее предположим, что налоговые механизмы раздела продукции и роялти заменены взиманием КПН в размере 33,5%. В результате ВНП проекта достигнет 14,5%, что представляет собой приемлемый для инвестора возврат на инвестиции.
 
Диаграмма 7 анализирует ВНР аналогичного проекта, но на месторождении, запасы которого составляют 1 млрд. баррелей. Предыдущая диаграмма позволила выяснить, что оптимальным механизмом налогообложения такого проекта для месторождения с запасами 300 миллионов баррелей является взимание КПН по ставке 33,5%. Анализ экономики текущего проекта показывает, что достаточно приемлемый ВНР возникает при применении действовавшего в Казахстане в середине 90-х годов упрощенного режима СРП, который основан на R-факторе.
 
Заключение
 
Надеемся, что приведенный анализ экономики проектов позволяет понять существующий режим налогообложения РК и, в частности, причины низкого ВНР по проектам в казахстанском нефтегазовом секторе. Инвесторы с нетерпением ожидают дальнейших переговоров с правительством РК по вопросам разделения доходов. Результаты этого диалога определят стабильность и долгосрочность будущих нефтедобывающих инвестиционных проектов в Казахстане. Очевидно, что разработанные налоговые механизмы раздела доходов должны гарантировать получение государством справедливой доли нефтяного богатства страны. Но для того, чтобы извлечь это богатство, инвесторам также необходимо получать возврат на инвестиции, сопоставимый с международными стандартами. Безусловно, баланс интересов достигается методом проб и ошибок. Мы полагаем, что механизм, обеспечивающий справедливые возможности, как для инвесторов, так и для правительства, может быть выработан посредством развития множественных условий, применимых к различным проектам.
 
"Эрнст энд Янг" – компания с 90-летней историей, представленная в 138 странах мира. Сегодня "Эрнст энд Янг" имеет 13 офисов в 7 странах СНГ, где работает 1600 специалистов, оказывающих комплексные услуги более чем 1200 клиентам. В 1992 году компания открыла свой первый офис в Алматы. Казахстанская практика компании представлена тремя офисами в Алматы, Астане и Атырау, которые объединяют свыше 100 высококвалифицированных специалистов, оказывающих услуги клиентам, представляющим широкий спектр экономики страны.
 
Данная публикация предназначена для общего сведения и не должна рассматриваться в качестве основы для принятия или отказа от каких бы то ни было решений. "Эрнст энд Янг" не принимает на себя ответственности за последствия и результаты использования этих материалов.
 


Список статей
Банк   Валерий Налобин 
"Черное золото" Богатыря  Дэннис К. Прайс 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem