USD/KZT 367.06 
EUR/KZT 416.17 
 KAZAKHSTAN №4, 2005 год
 Культура Казахстана – Евразийский вектор
АРХИВ
Культура Казахстана – Евразийский вектор
 

Последние годы прошлого столетия и первые годы века нынешнего ознаменованы вторжением в наш лексикон термина "глобализм". Мой компьютер, кстати, до сих пор помечает этот неологизм и все производные от него волнистой красной линией. Между тем, сопротивление наметившейся унификации человечества нарастает: мирные демонстрации противников глобализации во многих странах нередко перерастают в ожесточенные схватки с силами правопорядка, заканчиваясь поджогами и арестами. Вероятно, это вызвано тем, что люди подобным образом пытаются отстоять свою самобытность…
 

Порой мне думается: хороша была бы команда корабля, пересекающего экватор, одетая для защиты от тропической жары в стеганые чапаны и войлочные колпаки. А ведь в раскаленной от зноя казахской степи такая одежда была бы самой лучшей – нещадно палит солнце, потрескалась земля, а температура человеческого тела остается в пределах 36-38 градусов по Цельсию. Европеец тотчас бы расстался со своей одеждой, раскрыл бы зонтик, надел бы пробковый шлем или искал бы место в тени.
 

Как ни странно, но такие простые примеры помогают понять саму суть геополитики, а именно – непростое соотношение различных государственных интересов, разнообразные "кормящие ландшафты" и сосуществование не совпадающих национальных культур. Геополитическая малограмотность – причина непонимания друг друга, нежелание войти в положение соседа по дому, по континенту, по планете.
 

К несчастью, непонимание становилось "автором" опасных призывов типа "Даешь мировую революцию!" или "Германия превыше всего!". Немало тревожного и в современных лозунгах образца "Да здравствует единая Европа!" или "Глобалисты всего мира, объединяйтесь!". Такие лозунги и призывы получают распространение и проводятся в жизнь с санкции или по инициативе властных структур. Происходит насилие над историей, над мирным и спокойным бытием человечества.
 

Тем интереснее и полезнее неординарный опыт Казахстана, одного из немногих государств мира, повседневная практика которого заставляет вспомнить знаменательные слова философа Ивана Ильина о единой "нации многих народов". Эти слова были сказаны о России, но с полным правом их можно отнести и к нашей стране. К этому высказыванию Ильина можно присоединить и множество статей из книг евразийцев трех поколений, чтобы объяснить разницу между континентальным и островным менталитетом, между мировоззрением мононациональным и полиэтническим.
 

Представители европейской городской культуры застывают в недоумении на пороге войлочного жилища кочевников. Иногда они, оставив в стороне политкорректность, даже делятся с "аборигенами" своими впечатлениями: "Первый раз встречаемся с народом, возводящим капитальные строения для ушедших из жизни. А войлочные жилища – для живых людей". Они имеют в виду мазары и юрты. Однако Лев Николаевич Гумилев как раз о юрте – великом изобретении кочевого народа – отзывался с восторгом, потому, что летом в ней прохладно, а зимой – тепло. В любую минуту можно сняться с места и перекочевать, не бросая нажитое добро. Кстати, образованному европейскому человеку не приходит в голову недоумевать по поводу пирамид в Северной Африке, этих своеобразных мазаров на древнеегипетский лад. А вот нравы и обычаи степняков ему в диковинку. При этом зарубежные гости, прибывшие из стран с урбанистической культурой, восхищаются архитектурой нынешней казахстанской столицы – Астаны, отражающей традиции предков и фантазию современных зодчих. Особенность степного менталитета – в равном уважении и признании достоинств каменного и войлочного жилища.
 

ХХI век наследовал тревоги и противоречия века ХХ. Это – извечные проблемы войны и мира, сосуществование разных культур и религий, геополитическая рутина. Вот почему сегодня все более очевидна ценность открытий евразийцев. Л. Н Гумилев определил историю не гуманитарной, а естественной наукой, обосновав закономерность возникновения все новых и новых этносов. Теоретические положения евразийцев испытали яростное сопротивление. Не признавались они ни Западом, ни Востоком. Однако и фашистская Германия, и коммунистический СССР интересовались трудами евразийцев пристрастно, изымая и арестовывая их архивы. Полный запрет с евразийских трудов был снят только в конце 80-х годов ХХ столетия, перед самым распадом Советского Союза.
 

Еще в Древнем Китае хорошо понимали: "Не приведи Бог жить в эпоху перемен". Однако именно в эти трагические годы одна за другой пришли к читателю книги Л. Н. Гумилева: "Поиски вымышленного царства", "Древняя Русь и Великая степь", "Тысячелетие вокруг Каспия", "Конец и вновь начало", "От Руси до России", "Черная легенда", "Ритмы Евразии". Лев Николаевич оказался готов разъяснить и восстановить в правах великое, интеллектуальное достижение начала ХХ века – учение евразийцев. К слову сказать, все эти труды – о нашем месте в мире.
 

Почти все книги Гумилева, тем более труды русских евразийцев, вышедшие в 20-е – 30-е годы прошлого столетия, попали в колоссальный поток "возвращенной литературы": от романов Набокова до трактатов Шестова и Бердяева. И здесь евразийские тексты могли бы затеряться, оставаясь еще долго в безвестности. Осуществить действительное возрождение евразийства, вырвать его из состояния интеллектуальной летаргии могла лишь личность титанического размаха. Таким и был "последний евразиец", как именовал себя сам Лев Николаевич, или "великий евразиец" – как назвал Гумилева Президент Казахстана Н. А. Назарбаев.
 

К счастью, на постсоветском пространстве нашлось государство, где внимательно отнеслись к евразийскому учению. По общему признанию, именно Казахстану – единственному государству СНГ – удалось нащупать пути-дороги преодоления всеобщего кризиса: морального, интеллектуального, культурного. Это произошло потому, что началось не скованное догмами и запретами советской эпохи обращение к прошлому, глубокое освоение исторического наследия, подробное изучение личностей и событий от седой древности до наших дней. Совершилось (и продолжается) открытие многих ранее недоступных источников, появились многочисленные исследования по истории казахов и других народов Центральной Азии, о конно-кочевой культуре, о связях с иными культурными мирами.
 

Наглядно этот прорыв сказался в осознании духовной и культурной самостоятельности казахского народа, в построении новой интеллектуально-нравственной, духовной модели общественной жизни.
 

Уместно здесь вкратце рассказать об уникальном научно-гуманитарном проекте последних лет – Государственной программе "Мадениет мура" ("Культурное наследие"). Программа, принятая по инициативе Н. А. Назарбаева, – свидетельство сопричастности современного Казахстана к мировой цивилизации. Кроме всего прочего, она открывает миру богатства национальной духовной сокровищницы. Для реализации этой программы задействован ряд академических институтов, Национальная библиотека, высшие учебные заведения страны. Эти планы осуществляются по двум направлениям. Первое: создание обширнейшего арсенала словесных и материальных памятников казахского народа – от археологических исследований до публикации литературного наследия. Сюда же относятся поиски документальных свидетельств по истории и культуре казахов в архивах и книгохранилищах России, Китая, Ирана, Турции, Франции. Упомянем также беспримерный прорыв в современной казахской лексикологии – выход в свет Большого казахско-русского словаря. Прибавим к этому многотомные толковый, диалектологический и фразеологический словари и появление двухтомной "Грамматики казахского языка".
 

Второе направление – издание многотомных переводов на казахский язык трудов выдающихся зарубежных ученых по философии, лингвистике, истории, теории литературы, географии, этнографии. Классические произведения мировой литературы, собранные в единую серию, выходят в новых переводах. Кстати, казахстанская наука заняла ныне одну из главных позиций в востоковедении. Достаточно назвать серию "Современные востоковедные исследования", тематические журналы, получившие заслуженное признание в мировых центрах востоковедения. Причем именно в Казахстане впервые переводятся на русский язык многие раритетные издания арабских, персидских и тюркских письменных источников. Такое приобщение наглядно сказалось и в том, что при Национальной библиотеке созданы центры ирано-персидской и китайской культуры. На очереди – индийский и японский центры.
 

Чтобы по достоинству оценить масштабы программы "Культурное наследие", приведем один пример. Институту литературы и искусства поручено подготовить к изданию сто томов произведений казахского фольклора "Бабалар сози" ("Слова предков"). Сюда вошли дастаны, сказки, эпические сказания, пословицы, поговорки, поминальные плачи, айтысы… Эти великолепные произведения национального художественного слова до нынешнего времени оставались почти неизвестными. А ведь ничего нельзя упустить из богатейшего народного наследия! И это только одно поручение Институту литературы и искусства!.. Кроме того, институт готовит пятитомник переводов на казахский язык лучших исследований по музыковедению, несколько томов о казахстанских театрах, пятитомную "Историю казахской литературы", сборники исследований о казахстанских русских, немецких, уйгурских, корейских поэтах, прозаиках и драматургах. Прибавим, что своеобразным приложением к теоретическим работам Института литературы и искусства стал выпуск телерадиокомпанией "Казахстан" коллекции из девяти дисков, названной "Антология казахского кюя", в которой национальное музыкальное наследие представлено в исполнении лучших мастеров игры на домбре.
 

Надо сказать, что, пожалуй, именно театральный репертуар – наиболее наглядное свидетельство полномасштабного присутствия на казахстанской сцене драматургических произведений "всех стран и народов". Театр имени Ауэзова ставит трагедию "Эдип-царь" Софокла и "Ревизора" Гоголя. На этой же сцене идут "Гамлет" и "Укрощение строптивой" Шекспира. Великий английский драматург вообще почитаем в Казахстане, как это принято в странах, имеющих глубокие театральные традиции. "Гамлет" поставлен также в Театре имени Лермонтова, в Театре для детей и юношества (здесь же – "Двенадцатая ночь"), "Ромео и Джульетта" – в драматическом театре в Астане, "Король Лир" – в Уйгурском театре, "Макбет" – в DTA (Немецкий театр Алматы)… Не обижены также Чехов, Островский, Тургенев, Лорка, Мольер. Есть спектакли по мотивам национального казахского, уйгурского, корейского фольклора…
 

Самоидентификация казахов гармонично сочетается с развитием этого процесса у сотни других этнических групп, входящих в состав единого казахстанского народа. "Мы, народ Казахстана…", – так записано в Конституции нашей республики. Причем особенность такого естественного сосуществования обеспечена тем, что русские, украинцы, немцы, татары, курды, поляки и представители других национальностей не теряют связей с одноименным этносом за пределами Казахстана, не расстаются со своими духовными и культурными корнями.
 

В России и других странах СНГ трудно найти что-либо подобное государственной программе "Болашак", благодаря которой казахстанские юноши и девушки любой национальности получают образование в первоклассных учебных заведениях планеты – от Кембриджа и Оксфорда до Московского университета. В этом году впервые по этой программе казахстанцы будут учиться в Российской академии театрального искусства (ГИТИС), Государственном институте кинематографии (Москва), Санкт-Петербургской академии театра, кино и телевидения. Это обстоятельство – практическое применение положения о том, что полноценное существование народа, в том числе такого многонационального и многоконфессионального, как казахстанский, невозможно без всестороннего приобщения к мировому опыту. Идет ли речь об экономике и финансах или о литературе и культуре.
 

Нынешние преобразования в Казахстане во многом заслуга Президента Н. А. Назарбаева, лидера безоговорочной евразийской ориентации, политика, неоднократно выступавшего с перспективными интеграционными инициативами. Очевидно, что теоретический фундамент подобных инициатив – евразийского происхождения. А предполагаемые результаты – противостояние тревожным вызовам времени при помощи культуры, этого лучшего объединительного феномена. Здесь действует такой закон: чем подробнее знаем историю, тем основательнее чувствуем себя в современности; чем надежнее защищена культура, тем больше мира и спокойствия в стране.

Татьяна Фроловская
 


Список статей
Приоритет развития – демократия  Ербулат Сейлханов, Айгуль Абылгазина 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem