USD/KZT 359  -2.94
EUR/KZT 420.1  -3.15
 KAZAKHSTAN №1, 2006 год
 Освоение Каспийского шельфа требует комплексного подхода
АРХИВ
Освоение Каспийского шельфа требует комплексного подхода
 

Анатолий Золотухин, профессор, доктор технических наук
 

О Каспии написаны тысячи рассказов, повестей, романов, популярных книг и серьезных научных трудов. С Каспием связано множество сказаний, былин и легенд народов и народностей, населяющих его берега. По числу стран, имеющих выход к этому внутреннему морю, Каспий уступает только Средиземному и Черному морям. Богат Каспий и своими подземными кладовыми – под толщей его вод скрыты колоссальные запасы нефти и газа. При правильной постановке дел этого черного и голубого золота будет достаточно, чтобы более полувека обеспечивать энергоресурсами и сырьем для нефтехимии не только прибрежные государства, но и многочисленные страны-импортеры.
 

Однако не все здесь обстоит так просто. Существует целый ряд проблем, от решения которых и зависит эта самая "правильная постановка дел". К их числу относятся вопросы, связанные с правовым статусом Каспия и соглашениями о разделе Каспийского шельфа между государствами, совместно владеющими его богатствами, вопросы законодательства и согласованных стандартов, обеспечивающих правовую базу для безопасного освоения шельфа.
 

К этому следует добавить базу техническую и технологическую. Ведь без современных технологических и технических решений нельзя вести речь о безопасном и эффективном освоении шельфовых месторождений. При этом вопросы обеспечения безопасности как для человека, так и для окружающей среды приобретают первостепенное значение и должны решаться международным сообществом, поскольку нарушение стандартов при освоении даже одного месторождения может привести к негативным последствиям для экосистемы целого региона!
 

С точки зрения безопасного освоения углеводородного потенциала Каспийского шельфа наиболее правильным, на наш взгляд, явилось бы привлечение к этим проектам лучших нефтегазовых компаний мира. Именно так и происходило освоение Норвежского шельфа. Разработанные Норвегией в короткие сроки законодательство и высокие стандарты создавали условия для совместного освоения месторождений группой компаний, одна из которых становилась оператором. Этим самым обеспечивалось применение лучших из существующих технологий, что само по себе уже служило гарантом безопасного и эффективного освоения ресурсов.
 

Углеводородный потенциал Каспия

Известно, что оценки углеводородных ресурсов, проводимые различными организациями, как правило, отличаются друг от друга и могут со временем изменяться в ту или другую сторону. Не избежал такой "метаморфозы" оценок и Каспий. Однако, несмотря на существенные различия в количественной оценке нефтегазовых ресурсов, эксперты всегда оставались единодушными в том, что ресурсы эти колоссальны. Приведем здесь только наиболее оптимистические из них, которые, не претендуя на точность, говорят о потенциале всего региона. В соответствии с этими оценками в недрах Каспия содержится более 50 млрд тонн нефти и около 20 трлн кубических метров газа, что в совокупности позволяет оценить геологические запасы углеводородов в 70 млрд тонн нефтяного эквивалента (ТНЭ). При степени извлечения нефти и газа из недр, соответственно равных 40% и 70%, извлекаемые углеводородные ресурсы составят 34 млрд ТНЭ. Это превышает в 10 раз оставшиеся извлекаемые ресурсы Норвежского континентального шельфа, оцениваемые сегодня в 3,4 млрд ТНЭ.
 

Если говорить о распределении ресурсов между странами Каспийского региона, то по разведанным и доказанным запасам (около 15 млрд ТНЭ) Казахстан далеко опережает следующие за ним Азербайджан, Россию, Туркменистан и Иран. Однако включение в ресурсную оценку прогнозных запасов может вывести Туркменистан с его предсказываемыми запасами в 13–16 млрд ТНЭ (а это в основном газ) на второе место. Недавнее открытие нового крупного месторождения легкой нефти, сделанного ЛУКОЙЛом, еще раз изменило представление о потенциале Каспия, вновь повысив сделанные ранее оценки...
 

По прогнозам, общая добыча углеводородов с шельфа Каспия к 2010 году может составить около 200 млн ТНЭ в год, что лишь ненамного уступает рекордно высокому уровню добычи с Норвежского континентального шельфа, достигнутого в 2004 году1.

1. Уместно напомнить, что львиная доля этой добычи идет на экспорт, что делает Норвегию третьим крупнейшим экспортером нефти и газа в мире.
 

Одни эксперты сходятся во мнении, что Каспий по своим запасам сопоставим с регионом Персидского залива. По оценкам других, к 2010 году доказанные запасы углеводородов Каспия будут в полтора-два раза превышать аналогичные запасы Мексиканского залива. Это вполне объясняет тот факт, что многие государства считают Каспийский регион зоной своих стратегических интересов, а объединенная Европа – одним из основных центров своей энергетической безопасности.
 

Экосистема Каспия

Каспийское море является крупнейшим в мире внутриматериковым бессточным водоемом со сложным рельефом морского дна и сильно изменяющейся глубиной – от нескольких метров на севере Каспия до сотен метров в его центральной и южной частях. Наибольшая глубина моря – 1025 метров. Оно замерзает только в северной части, при этом толщина льда колеблется от 25–30 до 60 см, а столбик термометра может упасть до отметки - 270С. Напротив, глубоководные районы Среднего и Южного Каспия всегда свободны ото льда: даже зимой температура поверхностного слоя воды в южной части шельфа не опускается ниже 110С.
 

Уже только одни природно-климатические условия налагают строгие ограничения на технологии и технические решения по добыче и транспорту углеводородов. К этому добавляются и весьма серьезные требования по охране окружающей среды. Сложная экологическая обстановка в регионе, ухудшение ситуации с состоянием рыбных ресурсов Каспийского моря и их выловом, зачастую осуществляемым без соблюдения взаимосогласованных квот и научных рекомендаций, преобладание браконьерского промысла над легальным могут повлечь еще большее ужесточение этих требований.
 

Важный шаг в обеспечении безопасного освоения ресурсов Каспия международным сообществом был сделан в ноября 2003 года в Тегеране, где Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия и Туркменистан подписали Рамочную Конвенцию по защите морской среды Каспийского моря. Однако это – только первый шаг, и шаг прежде всего политический. Предстоит сделать еще очень многое, чтобы обеспечить безопасное освоение Каспийского шельфа. Не последнюю роль здесь сыграют технологические и технические решения, имеющиеся на вооружении у нефтегазовой индустрии.
 

Технологии и технические решения для безопасного освоения Каспия

Освоение Каспийского шельфа – процесс продолжительный и многостадийный. В силу особой уязвимости экосистемы Каспия необходимо тщательно оценивать компоненту надежности и безопасности предлагаемых к использованию технологий. И здесь пример Норвегии достаточно убедителен: создание эффективных и безопасных технологий, приемлемых для освоения газоконденсатного месторождения Сновит (Белоснежка), расположенного на шельфе Баренцева моря, заняло полтора(!) десятилетия, пока предложенные нефтяниками решения не прошли строгий контроль и не были приняты представителями других отраслей промышленности и общественными организациями. Только после этого началось активное обустройство месторождения. Пример, достойный подражания!
 

С другой стороны, нефтяная индустрия в настоящее время переживает настоящий технологический бум. Мы вступаем в эпоху, когда наработки в области фундаментальных наук, накопленные за предыдущие десятилетия, начинают находить себе применение в новых технологиях. Более того, эта реализация фундаментальных идей идет настолько быстро, что прикладные науки не успевают "обосновать" новые технологии, и единственным способом проверки становится эксперимент или опытное производство. Такое сочетание строгих требований к безопасным методам освоения шельфовых месторождений с бурным развитием новых технологических решений делает очень сложной задачу предсказания на длительную перспективу, какие технологии разработки, добычи и транспорта будут доминировать.
 

Позволим себе, оставляя в стороне экономическую оценку, немного поразмышлять о подходах к освоению месторождений Каспия, принципиально применимых в настоящее время или же в ближайшей перспективе.
 

С точки зрения обустройства месторождений перспективными, на наш взгляд, могут оказаться придонные добычные комплексы и плавучие сооружения по добыче, подготовке и хранению добываемой продукции с жилыми модулями на борту (районы Центрального и Южного Каспия). В северной части шельфа (Россия и Казахстан), скорее всего, возможно использование подводных модулей по добыче, заглубленных в грунт, что исключает вероятность их повреждения льдом, и искусственных островов, с которых по принципу "сухого" заканчивания скважин2 будет осуществляться добыча нефти и газа, а также, скорее всего, их хранение и подготовка к транспортировке.

2. "Сухое" заканчивание скважин означает, что устья скважин находятся на поверхности в отличие от подводного или "мокрого" заканчивания, когда устья расположены под водой.
 

Сейчас можно рассматривать несколько перспективных и в принципе применимых транспортных решений. Вот некоторые из них.
 

Транспорт жидких углеводородов танкерами до береговых сооружений.
Для условий мелководья Северного Каспия размеры и, соответственно, грузоподъемность челночных танкеров будут лимитированы их осадкой. Такой танкер должен быть либо судном ледового класса для круглогодичного использования, либо сопровождаться ледоколом в зимний период.
 

Трубопроводный транспорт многофазной продукции
от устья скважин, расположенных в придонных добычных модулях, до береговых сооружений. Для условий Северного Каспия эти придонные модули и ведущие от них трубопроводы, скорее всего, должны быть заглублены в грунт для предотвращения взаимодействия со льдом.
 

Транспорт сжатого природного газа (СжПГ) специальными танкерами СжПГ с места добычи до рынка.
Эта технология позволяет обойтись без прокладки морских трубопроводов большой протяженности от места добычи до берегового комплекса по подготовке газа. Данный вид транспортировки может оказаться конкурентоспособным при значительном удалении приемных терминалов газа от места его добычи.
 

Разрабатываемая в последнее время технология сжатого сжиженного природного газа (СжСПГ).
Эта технология является, в принципе, очень интересной, так как позволяет снизить затраты на низкотемпературное сжижение газа (с ростом давления температура сжижения также повышается) и на "обслуживание" СПГ в процессе его транспортировки, что может существенно улучшить экономические показатели данной технологии транспорта.
 

Транспорт сжиженного природного газа (СПГ) танкерами СПГ непосредственно с места сжижения природного газа.
Таким местом может быть береговой или же плавучий завод СПГ.
 

Наконец, не надо сбрасывать со счетов "традиционную" технологию транспорта газа с помощью трубопроводов большого диаметра. Необходимо упомянуть и о транспорте нефти. Существующие здесь решения – более "инерционные" по сравнению с транспортом газа, и, помимо традиционных нефтепроводов и танкеров, здесь трудно ожидать каких-либо новых решений. Хотя быть предсказателем в области развития технологий – задача неблагодарная, и я буду рад, если окажусь неправ.
 
Если заглянуть в будущее, то в ближайшей перспективе "просматриваются" новые технические и технологические решения, основанные на комплексном подводном освоении значительной части углеводородных ресурсов Каспия. Речь идет о подводных установках по разделению (сепарации) продукции скважин и перезакачке содержащейся в добываемом газе двуокиси углерода, а также попутно добываемой с нефтью и газом воды в находящиеся глубоко под дном моря пласты. Такие установки позволят решить задачу нулевого сброса вредных веществ в море и устранить выбросы в атмосферу углекислого газа, приводящего к парниковому эффекту. Система "надводного" отделения СО2, разработанная компанией "Статойл" и ее партнерами, успешно реализована на месторождении Слейпнер. С будущего года подобная система в комбинации с транспортом многофазной продукции на берег начнет эксплуатироваться на первом на шельфе Баренцева моря газоконденсатном месторождении Сновит (Белоснежка). С 2007 года на месторождении Тордис компанией планируется промышленное испытание первой установки подводной сепарации.
 

И, наконец, одна из наиболее важных и трудных задач – обеспечение безопасности всех видов транспортировки нефти, газа, конденсата и их продуктов. Непредсказуемость возможных экологических последствий делает эту задачу особенно трудной. Хотя здесь и сделано немало, предстоит сделать гораздо больше. С одной стороны, необходимо согласование существующих или выработка новых норм и стандартов, действующих на всем Каспии. С другой стороны, требуется продолжение работ по оценке опасности загрязнений от аварийных выбросов газа или разливов нефти и конденсата, а также мероприятий по устранению последствий таких событий. Необходимо создание так называемых международных "природоохранных сил быстрого реагирования". Подобного рода предложение было высказано нами на конференции на Шпицбергене (6–8 июня 2005 года) в отношении безопасного освоения ресурсов Арктики. Думаю, что задача эта является в равной степени актуальной и для шельфа Каспийского моря.
 

Уже разработаны технологии и основанные на них методы очистки территорий от нефтяного загрязнения как на суше, так и в открытом море. Значительно "отстают" методы очистки от разливов нефти подо льдом. Для решения этой важной проблемы необходима концентрация усилий ученых и специалистов России и Казахстана, а также представителей международного сообщества.
 

Другая проблема с методами очистки от загрязнений заключается в том, что зачастую наличие технологии не дает 100%-ной гарантии успеха. Залог успеха – наличие методов и технических средств, слаженность действий "природоохранных сил быстрого реагирования". Хочу опять повториться: это задача не для одной компании или же отдельно взятой страны. Решить ее можно только совместными усилиями всех сторон, заинтересованных в безопасном освоении Каспийского региона.
 

Подготовка специалистов для освоения шельфовых месторождений

На наш взгляд, необходимыми условиями успешного (т.е. экономически эффективного и безопасного) освоения углеводородных ресурсов является наличие следующих составляющих:

·
достаточного набора эффективных и надежных технологий поиска, разведки, добычи, подготовки и транспорта добываемой продукции;
·технических средств и сооружений, обеспечивающих безопасное как для человека, так и для окружающей среды применение указанных технологий;
·надежных средств контроля производственных процессов и разработанных систем согласованных действий в чрезвычайных ситуациях;
·высококвалифицированного и хорошо обученного персонала, обеспечивающего безопасное использование как технологий, так и технических средств.
 

Последнему по списку, но далеко не последнему по значимости "элементу" – подготовке высококвалифицированных специалистов для работ на шельфе до сих пор не уделяется должного внимания. Несмотря на то что в целом подготовка специалистов нефтегазового профиля поставлена, скажем, в России на серьезную основу, "морские" специализации находятся только лишь в начале пути. Целый ряд предметов, важных для эффективного и безопасного освоения месторождений шельфа, попросту отсутствует в учебных планах. Сюда можно отнести курсы лекций по современным методам проектирования скважин, методам контроля за состоянием окружающей среды, методам борьбы с разливами нефти, подводным комплексам для добычи нефти и газа, трубопроводному транспорту многофазной продукции и по ряду других дисциплин. Думаю, что похожая ситуация с подготовкой специалистов наблюдается и в других странах Каспийского региона.
 

Быстрое развитие и внедрение новых технологических решений западными компаниями привело к тому, что российская (как и казахстанская) высшая школа оказалась не готовой к тому, чтобы "подхватить" эстафетную палочку от шагнувших вперед науки и производства. Попросту отсутствуют преподаватели, способные сегодня читать некоторые из отмеченных выше курсов. Сначала надо научить учителей! А это требует времени. Опять хочу обратиться к примеру Норвегии. В университете Ставангера первый выпуск специалистов по подводному заканчиванию скважин и придонным добычным комплексам состоится в 2007 году. И это – в стране, проводившей разработку и совершенствование этих технологий в течение последних 15–20 лет, стране, являющейся признанным мировым лидером по подводному освоению месторождений!
 

Необходима гармонизация нефтегазового образования в странах Каспийского региона. Нельзя допустить такую ситуацию, когда грамотная и безопасная разработка месторождения в секторе одной страны с лихвой "компенсируется" безграмотным освоением ресурсов в другой части шельфа, сводящим на нет усилия соседей. Здесь опять особую важность приобретают вопросы международного сотрудничества, стажировки профессорско-преподавательского персонала в западных университетах, совместное чтение курсов профессорами и специалистами, представляющими различные страны, совместное руководство аспирантами, выполнение совместных исследований и т.п.
 

Заключение

Освоение шельфа Каспия – задача для содружества нескольких стран. Под комплексным освоением/развитием Каспийского региона мы понимаем результат совместных усилий различных организаций-участниц, по-разному и в разной степени заинтересованных в решении этой масштабной задачи. Здесь должны работать инженеры и ученые, представляющие различные отрасли промышленности и знаний. Это – и экологи, и специалисты по строительству морских сооружений, инженеры по добыче, танкерному и трубопроводному транспорту, представители государственных органов и неправительственных организаций. Более того, поскольку здесь затрагиваются интересы различных государств (рыболовство и природопользование во внутренних и международных водах, безопасность и т. д.), должен существовать еще и межгосударственный орган, который позволит решать/регулировать неизбежно возникающие между странами споры и разногласия. Разрешу себе повториться еще раз: эта задача – комплексная, и решать ее надо всем вместе.
 


Анатолий Борисович Золотухин занимает должность руководителя проектов в компании "Статойл" и является профессором Университета Ставангера, а также профессором РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина (по совместительству). Имеет диплом горного инженера (1969), диплом математика (МГУ, 1976), диплом кандидата технических наук в области механики жидкости, газа и плазмы (РГУ нефти и газа, 1973) и диплом доктора технических наук в области разработки и эксплуатации нефтяных месторождений (РГУ нефти и газа, 1990). С 2001 является членом-корреспондентом Российской Академии Естественных Наук (РАЕН). Имеет более чем 30-летний стаж академической и научно-исследовательской работы. Является автором и соавтором 12 книг и более 100 статей.
 


Список статей
Стройка длиною в жизнь  Владимир Кананыхин 
Как эффективно обучать персонал  Клаус Хилгерс, Евгения Сухарева 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem