USD/KZT 352.54  -6.46
EUR/KZT 415.15  -4.95
 KAZAKHSTAN №2, 2006 год
 БРК: Мы соответствуем долгосрочным целям страны
АРХИВ
БРК: Мы соответствуем долгосрочным целям страны
 

На вопросы нашего журнала отвечает Президент АО "Банк Развития Казахстана" Аскар Сембин
 

Аскар Болатович, можно ли сегодня говорить о серьезном влиянии институтов развития на процесс диверсификации казахстанской экономики?

Именно эту тему мы обсуждали с иностранными и отечественными коллегами на Евразийском форуме институтов развития 31 мая 2006 года. В этот день БРК исполнилось 5 лет, и мы свой первый юбилей решили отметить весьма прагматично, задавшись вопросом: соответствуют ли институты развития долгосрочным целям страны?
 

Как выяснилось в ходе дискуссии, они не только соответствуют, но и играют важную роль в достижении устойчивого развития экономики и, как следствие, социальной и политической стабильности.
 

В соответствии со Стратегией индустриально-инновационного развития РК на 2003–2015 гг., в 2003–2005 годах был осуществлен первый, подготовительный этап, в ходе которого, в целом, была сформирована инфраструктура институтов развития (ИР). Был начат диалог между государством и частным сектором о том, как им совместно действовать для диверсификации отечественной экономики.
 

Как раз в это время наш банк сформировал свою стратегию действий и приступил к реализации пилотных проектов. Первое, что мы отработали, – это высокая эффективность взаимодействия с национальными компаниями в сфере развития инфраструктуры. Как результат, практически все основные инфраструктурные проекты БРК на сегодняшний день профессиональные ассоциации финансистов признали лучшими в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
 

Другим направлением нашей деятельности на первом этапе стала работа в тех отраслях, в которых из-за ограниченности финансовых ресурсов еще 3–5 лет назад коммерческие структуры не могли успешно функционировать. Это переработка сельхозпродукции, текстильная и бумажная отрасли, производство стройматериалов, сельскохозяйственное машиностроение. В общей сложности к настоящему времени нами реализовано 40 инвестиционных проектов в различных отраслях экономики, включая 15 построенных и действующих предприятий, выпускающих конкурентоспособную продукцию, более 40% которой идет на экспорт.
 

Еще один, пожалуй, самый существенный результат деятельности БРК за первые пять лет, – улучшение условий кредитования экономики банками второго уровня (БВУ). Вспомните, еще недавно ни один коммерческий банк не рискнул бы финансировать промышленное производство в несырьевом секторе на срок более одного года в размере более $5 млн, а если и рискнул бы, то никак не меньше чем под 18–20% годовых. БРК задал новые параметры рынку – длинные и дешевые кредиты именно несырьевому сектору.
 

Более того, нам удалось сформировать инвестиционное мышление у менеджмента предприятий-заемщиков, а также воспитать целую плеяду высококлассных банковских специалистов по работе с инвестиционными проектами.
 

Теперь, с созданием управляющей компании – Фонда устойчивого развития "Казына", начинается новый этап в деятельности ИР – содействие вхождению страны в 50 наиболее конкурентоспособных стран мира через устойчивое развитие и диверсификацию экономики.
 

Ощущаете ли Вы конкуренцию со стороны банков второго уровня?

Конкуренция есть, и прежде всего за идеи, специалистов, банковские технологии. Что касается конкуренции за проекты, то здесь ситуация следующая. Сегодня в Казахстане действуют 34 банка, из них 10 являются крупными и активно растущими. На этом фоне 25–30% инвестиционного кредитования промышленности, которые сейчас приходятся на БРК, совсем немало. И мы будем только рады, если коммерческие банки возьмут на себя нашу долю. Ведь наша цель – инициировать активность частного сектора в обрабатывающих отраслях, привлечь сюда коммерческие банки. А мы пойдем дальше – в межрегиональные инфраструктурные проекты, на рынки соседних стран.
 

Наше новое видение БРК – это признанный международным сообществом провайдер лучшего сервиса в области инфраструктурных проектов, инвестиционного финансирования и торговых операций в Центрально-Азиатском и Каспийском регионах. В Казахстане на сегодняшний день работают практически все международные финансовые организации, и БРК является своего рода хост-банком, который позволяет разделять риски и совместно реализовывать проекты. Благодаря тому что банк соответствует требованиям всех этих институтов, перед нами не стоит вопрос о том, сколько денег мы сможем привлечь под тот или иной проект. Мы способны реализовывать миллиардные проекты, и при этом доля участия БРК может оставаться минимальной. К примеру, реконструкция порта в Баутино при стоимости в $10 млн открыла ворота таким масштабными проектам, как Кашаган, который оценивается в $30 млрд. Но без этого узкого "бутылочного горлышка", которым является порт, не удалось бы осуществить более глобальные планы.
 

Каким образом иностранный инвестор может сотрудничать с БРК?

Наши проекты – это всегда совместное сотрудничество как с казахстанскими коммерческими банками, так и с внешними партнерами. При этом мы ориентированы на "прорывные" проекты в сфере инфраструктуры и высокотехнологичного производства. Если иностранный инвестор готов нам предложить лучшие в мире оборудование и технологии, управленческий и инженерный опыт, готовность соблюдать местное законодательство и сделать все бизнес-процессы абсолютно прозрачными, то мы со своей стороны готовы предложить наши кредиты, репутацию и возможности по разделению рисков.
 

Некоторые наши отечественные предприниматели не готовы к выполнению таких требований и начинают жаловаться на "бюрократизм" БРК. однако не следует забывать, что БРК – это не только государственные деньги, но и средства казахстанских пенсионных фондов и международных инвесторов. Если же мы снизим наши требования к заемщикам или будем закрывать глаза на некоторые недостатки проекта, документации к нему и т.п., то мы перейдем к более рискованному финансированию и потере рейтингов и, соответственно, к повышению стоимости наших кредитов. За все годы работы банка в нашем портфеле не было ни одного безнадежного кредита, а это, согласитесь, – показатель.
 

Сейчас одобрение получают в среднем около 20% проектов, которые нам предлагают. Но я уверен, что если мы не пропускаем какой-либо проект, то такой отказ носит объективный характер. Дело в том, что предприниматели не всегда могут адекватно оценить состояние своего предприятия и собственную готовность к реализации крупных проектов. Зачастую бизнесмен, съездив за границу и увидев там 2–3 успешных предприятия, решает, что ему вполне по силам осуществить такие же проекты в Казахстане. Однако следует помнить, что у нас совсем другое законодательство, другой уровень подготовки кадров, другой уровень себестоимости. Инвестиционный проект в индустриальном секторе – это довольно большая нагрузка и ответственность.
 

Бывает ли так, что отвергнутый ранее проект после доработки может быть принят к финансированию?

Да. Мы учли такую возможность. У нас даже есть расценки на проведение экспертизы повторных проектов. Если найдены более надежные партнеры, произведена реальная оценка стоимости, привлечены эффективные технологии и т.п., то мы готовы принять проект в работу.
 

Как сейчас складываются отношения с институтами развития других стран?

С самого начала своей деятельности БРК ведет политику налаживания контактов с аналогичными зарубежными структурами. С ведущими из них у нас уже заключены меморандумы о взаимопонимании, которые подтверждены конкретными проектами. И это не простая формальность. Например, у ЕБРР вообще не было практики заключения таких соглашений. Однако благодаря взаимопониманию, поддержке правительства и посольства Казахстана сегодня мы реализуем совместно с ЕБРР проекты в сфере энергетики, сельского хозяйства, машиностроения и инфраструктуры.
 

В этом году совместно с нашей новой управляющей компанией "Казына" мы провели Евразийский форум институтов развития, о котором я уже упоминал. К нам приехали коллеги из десятков институтов, с которыми мы очень плодотворно поработали. Были обсуждены перспективы развития несырьевых отраслей и инфраструктуры не только Казахстана, но и всего Центрально-Азиатского региона, способность финансовой системы нашей страны обеспечить поддержку процесса диверсификации экономики, а также применимость различных инструментов инвестирования.
 

Как улучшить суверенные и корпоративные рейтинги? Какие ограничения сдерживают участие иностранного капитала в диверсификации экономики? Есть ли риск для инвесторов при кредитовании несырьевого сектора? Заинтересованы ли зарубежные финансовые институты в выпуске долговых финансовых инструментов для казахстанских инвесторов? На большую часть этих вопросов мы с коллегами нашли ответы, что поможет нам в ближайшее время решить наши стратегические задачи.
 

Сегодня в Казахстане весьма актуальна проблема избыточности денежных средств. Какими, на Ваш взгляд, могут быть способы ее решения?

Действительно, в данный момент у нас наблюдается большой объем денег, сосредоточенный и в Национальном банке и в Национальном фонде. Будут ли они размещаться за рубежом или же они должны поднимать нашу экономику? Конечно, с одной стороны, их надо вкладывать в Казахстане. С другой – неограниченное финансирование приведет к повышению инфляции. Специализированные ИР в этом отношении очень хорошие индикаторы. Если правильно выстроены все процедуры, то в экономику попадает именно столько денег, сколько нужно. Таким образом, государственные агентства становятся наиболее разумным механизмом использования тех капиталов, которые поступают из сырьевого сектора.
 

Капитализация БРК построена по принципу формирования золотовалютных резервов, но, возможно, в ближайшее время политика по управлению активами будет пересмотрена. Деньги должны не только находиться в сохранности, но и правильно управляться. Мы рассматриваем сейчас варианты вывода какой-то их части за рубеж.
 

Я думаю, что именно сверхконсервативное управление капиталом позволяет нам привлекать дополнительные средства на внешний рынок, иметь хорошие рейтинги и кредитовать проекты исключительно из заемных средств. Это очень сильно дисциплинирует. Мы всегда ориентируемся на внешний рынок, делаем свои прогнозы по процентным ставкам, постоянно ощущаем обязательства перед международными кредиторами. Вместе с тем мы держим в сохранности тот пул денег, который так важен стране на случай изменения ситуации на внешних рынках.
 

Но ведь тем самым увеличивается участие государства в экономике?

Государство должно оказывать поддержку частному сектору через эффективное распределение денег между секторами. И предотвращать либо правильно моделировать кризисы, принимая соответствующие превентивные меры. США – один из примеров того, как это можно делать. Любое заявление Федеральной резервной системы – всегда взвешенное, и оно всегда поддерживает экономику. Такую же модель нужно построить и нам, поскольку это позволяет четко осознавать государственную поддержку. У нас в Казахстане уже созданы Фонд устойчивого развития "Казына", компания по управлению государственными активами "Самрук", Агентство по регулированию деятельности Регионального финансового центра города Алматы. Сейчас в экономике баланс между частным бизнесом и государством составляет примерно пятьдесят на пятьдесят. По моему мнению, на данный момент такое соотношение наиболее безопасно для развития частного бизнеса. И мы должны получить максимальные выгоды от этого этапа своего развития, а не пытаться быстро перейти к следующей модели.
 

Кстати, Всемирный банк также позитивно оценивает координирующую роль государства в создании в Казахстане предпосылок для бурного роста экономики, подобного росту "азиатских тигров". Ведь суть взаимодействия частного и государственного секторов состоит в том, что если компании берут на себя производство и реализацию товара, то государство кроме общей инфраструктуры и фискальной политики должно обеспечить внедрение энергосберегающих технологий, транспарентность всех процедур и снижение коррупции. Каждый должен заниматься своим делом.
 
 



Сембин Аскар Болатович
Родился 29 января 1972 г. В 1994 г. окончил юридический факультет КазГНУ имени Аль-Фараби (правоведение), в 1996 году – Институт рынка при КазГАУ (финансы и кредит), в 1997 году – КИМЭП (государственное управление).
В различное время занимал ответственные должности в Национальном Банке, Министерстве финансов, "Народном сберегательном банке Казахстана" и НК "КазТрансОйл".
С 2002 г. – управляющий директор, а с августа 2003 – первый вице-Президент АО "Банк Развития Казахстана". С января 2005 г. – президент корпорации "Ордабасы". С января 2006 г. – заместитель председателя Агентства РК по регулированию деятельности регионального финансового центра города Алматы. С июня 2006 г. – Президент АО "Банк Развития Казахстана".
 


Список статей
Тelecom.kz: только вперед!  Александр Васильев 
LogyCom развивает розничную сеть  Евгений Кудрявцев 
Рынок PR-услуг в Казахстане  Гульмира Арбабаева 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem