USD/KZT 375.9  +1.7
EUR/KZT 423.56  +3.22
 KAZAKHSTAN №2, 2007 год
 Лучше меньше, да лучше. Как нам диверсифицировать ГМК
АРХИВ
Лучше меньше, да лучше. Как нам диверсифицировать ГМК
 
Минерально-сырьевой комплекс по-прежнему является одним из факторов, позволяющих Казахстану сделать серьезный экономический рывок и стать конкурентоспособным товаропроизводителем. Вместе с тем приходится констатировать, что процесс приватизации в горно-металлургическом комплексе (ГМК) не перетек плавно в процесс диверсификации отрасли. Политика концентрации на товарах низкой добавленной стоимости – то есть сырье, – проводимая собственниками горно-металлургических предприятий, существенно повышает риск зависимости отечественной экономики от внешней конъюнктуры и несет в себе угрозу ее устойчивому развитию. 
 
Стабилизация и рост объемов производства ГМК – свидетельство оправданности действий, предпринятых правительством в середине 90-х годов, по переводу комплекса на рыночные рельсы. Сейчас в структуре промышленного производства Казахстана на долю черной и цветной металлургии приходится 20,3% товарной продукции. Объемы добычи металлических руд с тех пор выросли в 3,5 раза. Однако сегодня, когда путем разгосударствления и приватизации в республике сформировались крупные компании-монополисты под иностранным управлением, правительство вынуждено пожинать не только плюсы, но и минусы такой политики. Среди них неразвитость производственных фондов, технологическое отставание, низкий уровень передела и невысокая номенклатура металлоизделий. Взяв курс на инновации, государство вынужденно считаться с мнением собственников предприятий ГМК, а оно не всегда соответствует видению реформ официальной Астаны. В этой связи в феврале 2007 года президент Казахстана Н. А. Назарбаев заявил: «Мы должны настаивать на том, чтобы наши иностранные партнеры, осваивающие богатейшие недра Казахстана, реально и серьезно повернулись бы к нуждам страны и на рыночной основе приняли решительное участие в диверсификации нашей экономики и социальном развитии».
 
Таким образом, хозяевам медных гор предложили сменить статус: из дорогих гостей, которым, в свое время, предлагалось на выбор все самое лучшее, превратиться в равноправных деловых партнеров. Косвенно на это повлияло и принятие закона «Об инвестициях», уравнявшего в правах иностранных и отечественных инвесторов, а также требование президента Казахстана о пересмотре контрактов в связи с изменением налоговых условий. Тем не менее руководство предприятий ГМК, в последнее время декларирующее приверженность принципам диверсификации, нашло оригинальный контрход, предложив государству рассмотреть три варианта своего участия в данном процессе. Первый предусматривает, что половину расходов по переводу производств ГМК на новые рельсы должно взять на себя государство. Второй – что опять же государство должно усовершенствовать налоговую политику, предполагающую расширение перечня затрат, включаемых в себестоимость, а также ввести нормы, предоставляющие общедоступные налоговые преференции по затратам на модернизацию и реконструкцию производства в реальном секторе. Третий – что для притока инвестиций следует освободить от налогообложения (на срок до 3–5 лет) дивиденды, получаемые резидентами Республики Казахстан из казахстанских источников.
 
Естественно, что такой подход не мог не загнать ситуацию в тупик. В результате, как сказал Председатель правления АО "Фонд устойчивого развития «Казына» Кайрат Келимбетов, в металлургическом и нефтяном секторах «по проблемам диверсификации нет общего консенсуса».
 
Неумение договариваться привело к тому, что сегодня при впечатляющей динамике, демонстрируемой отечественной экономикой, признаки ее диверсификации по-прежнему слабы. Темпы роста горнодобывающей отрасли (в 2001–2006 гг. составившие в реальном выражении 63,2%) опережают темпы роста перерабатывающих отраслей (55,1% за этот же период), и угроза превращения страны в сырьевого экспортера более чем реальна.
 
Стоит напомнить, что еще в 1999–2003 годах перед ГМК ставились задачи по реализации научных разработок путем создания малых и средних производств, а также освоение технологий по выпуску конкурентоспособной продукции высокой товарной готовности. Однако, несмотря на это, промышленное производство материалов и металлоизделий на основе новейших технологий (порошковой металлургии, электрометаллургии, гальванотехники, новых литейных и химических технологий и т. д.), равно как и эффективное использование вторичных ресурсов, по-прежнему в минусе. Усугубляет ситуацию и тот факт, что на фоне продолжающейся работы по восстановлению простаивающих и расширению действующих предприятий, повышению качества выпускаемой продукции очевиден спад их производительности. Аналитики отмечают, что за текущие 12 лет объемы добычи руд отдельных видов цветных металлов заметно сократились, в частности свинцово-цинковых – более чем на 67%. Причина – в недостаточности инвестиций для восстановления и поддержания производственных мощностей.
 
По мнению экспертов Инвестиционного фонда Казахстана (ИФК) на состояние отечественной цветной металлургии сегодня негативно влияют старение и низкий уровень экологической безопасности применяемых технологий, перекосы в структуре производства (низкая обеспеченность горных предприятий подготовленными к выемке запасами руд, низкий уровень выпуска продукции высокой степени готовности и т. д.). Но самый главный фактор – коэффициент износа основных производственных фондов, который составляет около 50%. Они также констатируют, что налицо потеря многих видов ценной металлургической продукции. В качестве примера приводится тот факт, что если до 1991 года Шымкентский свинцовый завод выпускал более 25 наименований продукции и извлекал из сырья 14 элементов, то в настоящее время созданное на его базе АО «Южполиметалл» производит только около 15 наименований, извлекая 9 элементов.
 
Снизилось и извлечение основного металла руды. Если ранее оно составляло по свинцу 94–95%, золоту – 92%, серебру – 95%, то сейчас эти показатели составляют 80–85%, 90% и 92% соответственно. В то время как редкие элементы практически не извлекаются. Между тем без поиска новых месторождений и расширения сырьевой базы производство в Казахстане цветных металлов будет конкурентоспособным не более 25–30 лет. Эксперты постоянно заявляют о необходимости разработки рентабельных месторождений цинка и меди. Для сведения, по данным Комитета геологии и недропользования РК, сегодня доля инвестиций в разведку твердых полезных ископаемых от общего объема инвестиций на геологоразведочные работы сократилась по сравнению с 1996 годом в десять раз. Если тогда на эти цели направлялось 22% от общего объема инвестиций, предназначенных для ГРР, то в 2003 году уже только 2%. Несмотря на улучшение данных показателей в течение последних лет, говорить об окончательном решении этой проблемы преждевременно.
 
Не лучшим образом обстоят дела и в черной металлургии. По данным ИФК, в республике не производится требуемый сортамент проката и металлоизделий для машиностроительной, нефтегазовой, горно-металлургической, легкой, пищевой и других отраслей, а также строительной индустрии, тяжелого машиностроения и судостроения. Нет промышленных производств материалов и металлоизделий на основе новейших технологий. Недостаточно эффективно используются вторичные ресурсы металлов, баланс которых до конца не учтен, а вывоз за границу производится бесконтрольно.
 
Между тем, как отмечают аналитики, горно-металлургический и энергетический комплексы страны, используя имеющуюся базу, вполне способны освоить современные технологии сталеплавильного передела. В первую очередь, это технологии прямого восстановления железа из руд и концентратов с получением губчатого железа (высококачественного сырья, заменяющего чугун и металлолом при выплавке стали в дуговых печах), а также технология получения сортового проката повышенной прочности и пластичности из углеродистых низколегированных, легированных, нержавеющих и других марок сталей. Это позволило бы Казахстану сократить объем импорта сортового проката и в перспективе послужить основой для его экспорта.
 
Однако инвесторы пока не очень спешат брать на вооружение новые технологии, даже несмотря на то, что уровень мировых цен на металл позволил бы сделать это не задумываясь. Вероятно, что для выпуска товаров повышенной добавленной стоимости им нужны дополнительные стимулы. А их-то как раз и нет. Отдельные показательные примеры (например, участие государства в строительстве электролизного завода в Павлодаре или же создание «Института высоких технологий» на базе НАК «Казатомпром»), увы, не могут стать точкой отсчета для диверсификации ГМК.
 
Заложенная инвесторами в период кризиса отрасли ориентация на наращивание любой ценой выпуска сырья для получения быстрой отдачи от вложенных инвестиций – вот тот тормоз, который не позволяет ГМК сделать шаг в будущее. Очевидно, что основная причина «неудач» в сфере диверсификации комплекса кроется в стабильно высоких мировых ценах на основные сырьевые ресурсы.
 
Например, если на 1 января 2001 года цена за одну тонну меди на Лондонской бирже металлов составляла $1784, то в январе 2007 года она уже превысила $5670. Цена на цинк за шесть лет сделала скачок с $900 до $3500 за тонну. Как результат, 90% производимой предприятиями ГМК продукции уходит на экспорт, а вывоз концентрата и «чушкового» металла по-прежнему остается самым выгодным и беспроблемным путем получения доходов.
 
И все же не стоит забывать, что ничто не может длиться бесконечно. Например, по прогнозу, высказанному аналитиками Beijing Antaike Information Development: «К концу 2007 года стремительный рост цен на цветные металлы на протяжении последних пяти лет завершится на фоне высоких темпов роста запасов». А потому, учитывая прямую зависимость ГМК Казахстана от динамики цен на мировых рынках, процесс диверсификации становится единственно возможным вариантом для стабильного развития отрасли.
 
Существует и мнение, что выход казахстанских горно-металлургических компаний на IPO сдвинет этот вопрос с мертвой точки. За корпорацией «Kazakhmys», которая в конце 2006 года разместила на LSE 26,2% своих акций и привлекла 661 млн фунтов стерлингов, вероятно, последует ENRC. Но говорить о том, что все представители ГМК решатся на проведение международного аудита и выход на мировой фондовый рынок, пока рано. Самые большие риски при проведении IPO – это риск потери контроля над компанией и риск в результате раскрытия информации. Проведя IPO, компания приобретает не только множество совладельцев, но и становится публичной. Учитывая, что многие компании добывающего сектора до сих пор не присоединились к инициативе прозрачности контрактов, массового выхода их на IPO ждать не приходится.
 
В итоге с высокой долей вероятности можно утверждать, что процесс диверсификации по-прежнему откладывается на неопределенное время. Более того, в свете стабильно сохраняющегося на мировом рынке спроса на металлы и возникающего на этом фоне мультипликативного эффекта Казахстан может окончательно закрепиться в группе государств с сырьевой экономикой. ГМК нашей страны, развивающийся на первый взгляд динамично, на деле замер на месте. И «оживление», связанное с выходом отдельных компаний на международный фондовый рынок, может стать признаком временной ремиссии. Реального же изменения ситуации можно ожидать лишь тогда, когда возникнет пресловутый консенсус между государством и инвесторами, о котором и говорил глава «Казыны».
 


Список статей
С чего начинается бренд?  Евгений Жаркин 
Фондовый рынок. Итоги полугодия  Татьяна Кудрявцева 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem