USD/KZT 364.95  -2.35
EUR/KZT 416.99  -2.69
 KAZAKHSTAN №4, 2007 год
 Конкурентоспособность. Шаг вперед и два назад
АРХИВ
Конкурентоспособность. Шаг вперед и два назад
 
Сергей Гахов, Елена Заборцева
 
В ноябре 2007 года Всемирный экономический форум опубликовал очередной Отчет о глобальной конкурентоспособности (GlobalCompetitivenessReport 2007–2008). Для Казахстана главной интригой стало то, что в 2006 году мы занимали не 56-е, а 50-е место, то есть де-факто входили в клуб наиболее конкурентоспособных государств мира! Дело в том, что индексный подход, используемый WEF в своих исследованиях постоянно совершенствуется, не обошлось без нововведений и в новом отчете. Чтобы страны-участницы могли отследить свою конкурентоспособность в динамике, по новой методике были пересмотрены и их рейтинги за предыдущий год. И хотя такая «переоценка» преподнесла Казахстану приятный сюрприз, тем печальнее текущие результаты: в 2007 году наша страна опустилась в рейтинге конкурентоспособности на 61-е место…
 
Список участников последнего отчета включает 131 страну (для сравнения в 2006 году их было 125), а это в совокупности более 98% мирового ВВП. Возглавляют рейтинг Соединенные Штаты Америки (см. табл. 1).
 
По мнению соредактора отчета, профессора Колумбийского университетаКсавье Сала-и-Мартина, лидерству США способствует эффективность национальных рынков, высокая конкурентоспособность компаний, а также впечатляющая способность к технологическим инновациям, основанная на первоклассной системе университетов и исследовательских центров. В то же время в отчете отмечены и «некоторые негативные черты американской экономики, связанные с макроэкономическими дисбалансами, которые по-прежнему представляют собой риски не только для общего потенциала конкурентоспособности страны, но и для всей глобальной экономики». Так, совсем недавно проявился ряд опасных тенденций, когда развитие кризиса на американском рынке ипотеки subprime привело к серьезным последствиям на глобальном финансовом рынке.
 
Второе место занимает Швейцария, за которой следуют Дания, Швеция, Германия, Финляндия, Сингапур, Япония и Великобритания. Замыкают первую десятку Нидерланды, сместившие с этой позиции Гонконг на 12-е место. Вплотную к лидерам подобралась Южная Корея, которая всего за год сумела перескочить с 23-го на 11-е место. Самый высокий рейтинг среди латиноамериканских государств имеет Чили (26). По-прежнему опережают все другие крупные развивающиеся страны Китай (36) и Индия (48). В первой половине рейтинга оказались и некоторые государства Средней Азии и Северной Африки. Среди них Израиль (17), Кувейт (30), Катар (31), Тунис (32), Саудовская Аравия (35) и Объединенные Арабские Эмираты (37). Что касается южной части Африки то лишь ЮАР (44) и Маврикий (60) попали в верхнюю часть списка. Явными аутсайдерами рейтинга стали Зимбабве, Бурунди и Чад.
 
Если говорить о Казахстане, то в этом году мы заняли лишь 61-е место, уступив лидерство среди других стран СНГ России (58). Сразу за Казахстаном следует новичок отчета – Узбекистан (62). Ниже по списку находятся Азербайджан (66), Украина (73), Грузия (90), Армения (93) и Молдова (97). Крайне негативную оценку получили экономики Таджикистана (117) и Кыргызстана (119), рейтинги которых к тому же значительно ухудшились по сравнению с прошлым годом (96 и 109, соответственно).
 
Нельзя не упомянуть об отличных результатах Эстонии (27), Литвы (38) и Латвии (45), которые серьезно опередили остальные постсоветские государства, надежно обосновавшись в клубе «50».
 
Механика конкурентоспособности
 
Прежде чем перейти к более детальному анализу конкурентоспособности нашей страны, давайте рассмотрим последние изменения в самой методологии ее измерения. В качестве основного инструмента для ранжирования эксперты WEF используют т. н. Глобальный индекс конкурентоспособности (GCI), который выводится на основе оценки нескольких десятков ключевых компонентов наиболее критичных для продуктивности и конкурентоспособности страны. Более подробно о GCI и его структуре мы уже писали в 4-м номере журнала Kazkahstan за 2006 год.
 
На основании тестирования и консультаций с ведущими экономистами в этом году индекс GCI был значительно усовершенствован. Он включает 110 компонентов (ранее их было 90), которые теперь агрегируются в 12 сводных показателей, или т. н. «слагаемых конкурентоспособности». Среди них (1) институциональное развитие, (2) инфраструктура, (3) макроэкономическая стабильность, (4) здравоохранение и начальное образование, (5) высшее образование и профессиональная подготовка, (6) эффективность рынка товаров и услуг, (7) эффективность рынка труда, (8) уровень развития финансового рынка, (9) технологическая готовность, (10) размер рынка, (11) конкурентоспособность компаний и (12) инновационный потенциал. Необходимо отметить, что ранее показатели 6, 7, 8 и 10 были объединены в один, характеризующий рыночную среду в целом. Новая диверсификация позволила более детально рассмотреть каждый из этих рынков, что делает сам анализ более точным и наглядным.
 
Как и прежде, сводные показатели группируются в три субиндекса: «базовые требования», «факторы эффективности» и «инновационные факторы». При этом вклад каждого из них в итоговый индекс GSI для конкретной страны зависит от того, на какой стадии развития она находится. Ранее для определения уровня развития WEF оперировал только показателем объема ВВП на душу населения. Согласно новой методологии, помимо этого, учитывается и уровень сырьевой зависимости экономики. Так, если 70% экспорта страны приходится на сырьевые товары, ее конкурентоспособность считается более зависимой от группы факторов, входящих в субиндекс «базовые требования». Необходимо отметить, что такой подход сразу же сказался на Казахстане. Несмотря на то что по уровню ВВП наша страна должна быть среди государств, находящихся на втором этапе развития, эксперты WEF поместили республику в переходную группу между первым и вторым этапом.
 
Помимо GCI, в отчете отдельно приводится Индекс конкурентоспособности бизнеса (Business Competitiveness Index, BCI), который оценивает микроэкономические показатели, определяющие текущий уровень производительности национальной экономики. В рейтинге BCI наша страна заняла 72-е место из 127 участников.
 
Остается добавить, что рейтинги основаны на комбинации общедоступных статистических данных и результатов опроса руководителей компаний, который WEF совместно с сетью партнерских организаций проводит в рамках обширного ежегодного исследования. В этом году было опрошено 11 тысяч лидеров бизнеса в рекордном количестве стран. Анкета была составлена так, чтобы охватить широкий круг факторов, влияющих на деловой климат.
 
Слагаемые успехов и неудач
 
Итак, по результатам отчета наша страна опустилась сразу на 11 позиций. Справедливости ради необходимо отметить, что в этом году список участников рейтинга пополнился семью новыми странами. Тем не менее только две из них оказались выше нас по списку, а это значит, что в соревновании со «старыми» конкурентами 9 строчек мы все же потеряли.
 
Как видно из таблицы 2, наихудшие результаты, как и в прошлом году, Казахстан имеет по субиндексу «инновационные факторы» – здесь мы упали с 73-го на 84-е место. На девять позиций (с 57-го на 66-е) мы снизились по «базовым требованиям». Лучше всего дела обстоят с субиндексом «факторы эффективности» – 58-е место. Таким образом, налицо отставание в инновационной сфере.
 
По результатам рейтингов WEF формирует отдельный список сильных и слабых сторон конкурентоспособности каждой конкретной страны, что делает возможным определение приоритетных областей для формулирования ею политики экономического развития и проведения ключевых реформ. Профессор Гарвардской школы и содиректор отчета Майкл Портер убежден: «В экономической политике, в особенности на микроуровне, необходимо задавать приоритеты, отражающие наиболее важные барьеры для конкурентоспособности каждой конкретной страны. Отчет позволяет странам выйти на более высокий уровень по сравнению с отвлеченными теоретическими дебатами о политике и определить конкретные задачи, стоящие перед ними».
 
Приходится констатировать, что баланс преимуществ и недостатков Казахстана сильно смещен в сторону отрицательных составляющих рейтинга (см. табл. 3 и 4). В общей сложности из 110 факторов, учитываемых в GSI, только по 25 наша страна занимает позиции выше 50-й.
 
Необходимо отметить, что, рассчитывая конкурентоспособность каждой страны по тому или иному показателю, WEF использует математический подход, когда сначала выводится балл по семибалльной шкале, и только потом он для наглядности используется при ранжировании участников отчета. Если сопоставить количество показателей, которые Казахстану за год удалось улучшить и которые все-таки упали, без учета результатов конкурентов, а только опираясь на систему баллов, то окажется, что их поровну.
 
Если рассмотреть подробней составляющие нашего рейтинга конкурентоспособности, то, несмотря на множество негативных факторов, все же можно выделить и явные плюсы. Так, основные конкурентоспособные преимущества Казахстана, как и в прошлом году, обусловлены хорошими макроэкономическими показателями (25-е место, совокупный балл 5,6 по семибалльной шкале), включая профицит бюджета (15-е место), спред процентной ставки (5) и правительственный долг (6). Еще одно значительное преимущество – совокупный показатель «эффективность рынка труда», по которому Казахстан занял 15-ю позицию (5,0 баллов).
 
Среди других преимуществ можно выделить высокое качество школьного образования (30), количество процедур, необходимых для регистрации собственного бизнеса (27), гибкость заработной платы (20), а также доступность Интернета в школах (50).
 
Что касается негатива, то больше всего факторов, отрицательно влияющих на рейтинг Казахстана можно отметить в таких сводных показателях, как: «технологическая готовность» (77-е место, 3,0 балла), «инновационный потенциал» (соответственно 75 и 3,1), а также «институциональное развитие» (80 и 3,7) и «развитость финансового рынка» (80 и 4,0).
 
В тройку факторов, наиболее критичных для нашей конкурентоспособности входят: превалирование торговых барьеров (114) и регулирование фондового рынка (113). Полагаем, что нельзя не упомянуть и показатель, напрямую касающийся всех казахстанцев: по продолжительности жизни мы занимаем лишь 107-е место. На том же уровне находится и детская смертность в стране.
 
Аспекты государственного регулирования и качество институционального развития. Это единственный совокупный показатель, в котором практически полностью превалируют негативные факторы. Как и в прошлом году, наибольшую тревогу вызывают уровень этики ведения бизнеса (102), а также независимость судебных органов (100). Весьма низкими являются степень доверия населения правоохранительным органам (91) и качество аудита (85). Уровень организованной преступности ставит Казахстан по этому показателю на 87-е место.
 
Инновации и технологическая готовность. В рамках этих сводных показателей также нужны значительные корректировки стратегического курса развития. За год рейтинг республики в сфере инноваций снизился с 65-й до 75-й позиции. На развитие инновационных процессов значительно влияет недостаток инженерных и научных кадров (98), а также слабый уровень сотрудничества между научно-исследовательскими институтами и промышленностью (71). Технологическая готовность Казахстана также не соответствует уровню передовых стран – здесь мы «упали» с 70-го до 77-го места. В частности, по количеству пользователей Интернета мы находимся на 112 позиции, трансферту ПИИ и технологий – на 101-й, а по доступу к новейшим технологиям – на 90-й.
 
Эффективность финансового рынка. Как уже говорилось выше, это новый сводный показатель, который, кстати, особо актуален для Казахстана в свете последних событий в банковском секторе.В качестве наших достижений в данной сфере можно отметить высокую степень защиты прав иностранных инвесторов (35), а также доступность венчурного капитала (49). Видимо, усилия Национального инновационного фонда по созданию совместных венчурных фондов не остались незамеченными.
 
Среди негативных факторов эксперты WEF указывают слабый уровень регулирования рынка ценных бумаг (113), ограничения потоков капитала (105), неразвитость привлечения финансирования посредством местных рынков капитала (89). К сожалению, по сравнению с прошлым годом общий рейтинг конкурентоспособности финансового рынка потерял 20 позиций, причем падение с 60-го на 80-е место в значительной степени обусловлено резким снижением степени надежности и доверия к финансовой сфере (с 69 до 97). В качестве одной из причин здесь можно назвать пересмотр устойчивости банковской системы (86-е против 72-го места в 2006 году).
 
Высшее образование и профессиональная подготовка. Данный сводный показатель упал с 51-й до 57-й позиции. В частности, весьма низко оценены качество бизнес-школ (95-е место против 80-го), непрерывность профессиональной подготовки сотрудников (93 против 79), а также доступность научно-исследовательских и тренинговых услуг на местном рынке (82 против 66). По наличию собственных квалифицированных кадров и обеспечению отечественных НИИ рейтинг Казахстана за год снизился на 16 пунктов. Качество образовательной системы сейчас находится на 64-м месте.
 
Выводы
 
Результаты Казахстана в рейтинге глобальной конкурентоспособности мы попросили прокомментировать самих авторов отчета. Как отметила старший экономист группы глобальной конкурентоспособности Дженнифер Бланке, благодаря эксплуатации богатых природных ресурсов макроэкономическая среда в нашей стране характеризуется весьма позитивно. В частности, очень высокую оценку получили такие показатели, как профицит государственного бюджета, низкий показатель отношения государственного долга к ВВП, значительная норма сбережений, а также низкие процентные ставки. Тем не менее «возрастающий уровень инфляции не может не представлять оснований для определенного беспокойства». По словам г-жи Бланке, Казахстану предстоит еще много сделать для улучшения институциональной среды. В частности, «необходимо уделить особое внимание таким приоритетным вопросам, как повышение качества работы государственных структур и институтов, защита прав собственности, эффективность работы правительства, степень общественного доверия к политическим чиновникам и правоохранительным органам». Завершают экспертную оценку казахстанской экономики выводы о том, что «концентрация приоритетов на уровне здравоохранения и качества образовательной системы, а также на усилении технологических позиций будут иметь решающее значение в улучшении конкурентоспособности страны».
 
В свою очередь, авторы статьи хотели бы остановиться на следующих моментах.
 
Во-первых, высокая сырьевая зависимость нашей страны на фоне слабой диверсификации экономики реально становится сдерживающим фактором в оценке конкурентоспособности Казахстана. К примеру, Россия, которая тоже экспортирует сырье и имеет уровень ВВП на душу населения сопоставимый с нашим, в этом году осталась, в отличие от Казахстана, в группе стран, находящихся на втором этапе развития.
 
Во-вторых,представляется, что в своих подсчетах эксперты WEF вряд ли полностью учли недавние события в отечественном финансовом и строительном секторах. А это значит, что уже в следующем отчете наш главный конек – показатель макроэкономической ситуации может продемонстрировать не столь впечатляющие результаты. И к этому надо быть готовыми. Очень многое здесь будет зависеть от того, насколько адекватными с точки зрения макроэкономики окажутся меры принимаемые правительством для разрешения ситуации в банковском секторе и строительной индустрии.
 
В-третьих,продолжает расти отставание субиндекса «Инновационные факторы» (оценивающего, кстати, и уровень проработанности стратегий развития). В этой связи весьма показателен пример Узбекистана, который уже сейчас дышит нам в спину. Не обладая значительными сырьевыми ресурсами, эта страна в сфере инновационного потенциала оказалась на 51-м месте, что и стало основным фактором ее высокой общей оценки конкурентоспособности. Сравните с нашей, 84-й позицией – комментарии, как говорится, излишни.
 
В заключение, справедливости ради, надо отметить один нюанс. Конечно, снижение рейтинга страны в глобальном списке конкурентоспособности не обязательно означает рецессию или даже кризис в тех или иных сферах социально-экономического развития. Просто конкуренты не дремлют и тоже постоянно улучшают свои показатели, а потому главное здесь – непрерывность процесса. Ведь под лежачий камень вода не течет, а катящийся камень мхом не обрастет.
 
*Авторы выражают искреннюю благодарность Отделу по связям с общественностью Всемирного экономического форума за помощь в подготовке статьи, а также старшему экономисту Департамента глобальной конкурентоспособности г-же Д. Бланке, любезно ответившей на наши вопросы.
 


Список статей
Конкурентоспособность. Шаг вперед и два назад  Сергей Гахов, Елена Заборцева 
Фондовый рынок. Оценки и прогнозы  Жасулан Бекжигитов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem