USD/KZT 352.54 
EUR/KZT 415.15 
 KAZAKHSTAN №4, 2007 год
 Экономика Казахстана. Вот, новый поворот!
АРХИВ
Экономика Казахстана. Вот, новый поворот!
 
Основным последствием для отечественной экономики в связи с проблемами в финансовом и строительном секторах может стать значительное снижение темпов роста ВВП. Результат августовских событий очевиден: рецессия в хозяйственной системе Казахстана, которая, похоже, начинает набирать обороты.
 
От роста к рецессии
 
Несмотря на весьма распространенное мнение, что локомотивом нашей экономики на протяжении последних лет является нефтегазовая индустрия, даже поверхностный анализ статистических данных приводит к совсем иному выводу. Если с 1999 года главный вклад в рост ВВП обеспечивала нефтянка, то с 2004 года пальма первенства перешла к банковскому и строительному секторам. По итогам первого полугодия 2007 года их доля в росте ВВП достигла 6,6%, тогда как удельный вес остальных секторов экономики составлял лишь 3,6%.
 
Причем рост и банковской, и строительной отрасли в разы превосходил динамику ВВП. Так, если в 2004–2007 годах ежегодное увеличение ВВП в среднем составляло 10%, то за то же время индустрия финансовых услуг и строительство росли в среднегодовом выражении на 37,5% и 44,2% соответственно. По итогам первых шести месяцев текущего года (вплоть до кризиса на ипотечном рынке США) рост финансового сектора в его годовом сопоставлении превысил 60%!
 
И все бы ничего, если бы такие темпы обеспечивались за счет внутренних источников фондирования. Однако ряд крупнейших казахстанских банков активно привлекал кредитные средства из-за рубежа ввиду их меньшей стоимости в сравнении со стоимостью ресурсов на внутреннем рынке. В частности, ставка рефинансирования Национального банка была выше, чем процентные ставки на западных рынках. В результате отечественные банковские институты увеличили объем внешних заимствований с $800 млн в первом квартале 2005 года до $4,8 млрд в первом квартале 2007 года. Именно этот фактор и стал (наряду с высокими темпами прироста валовых иностранных инвестиций) основной предпосылкой сохранения за последние три года экономического роста Казахстана на уровне 10%.
 
Однако после августовских событий ставки на кредитные средства из-за рубежа резко пошли вверх. Для казахстанских банков это означало: увеличение риска рефинансирования, снижение ликвидности и ужесточение кредитной политики, а для экономики в целом – сокращение финансовых вливаний со стороны банковского сектора и замедление темпов роста ВВП.
 
Ситуация осложняется тем, что основная часть средств, которые привлекали отечественные БВУ на западных рынках капитала, направлялась в строительную отрасль и на выдачу ипотечных займов. Суммарный объем кредитования строительных компаний пятью крупнейшими банками Казахстана (на которые приходится свыше 70% активов банковской системы) менее чем за три года повысился в 6,5 раза – с $1,6 млрд на конец 2004 до $10,4 млрд на конец первого полугодия 2007 года. Тем самым удельный вес кредитов застройщикам в ссудном портфеле этой пятерки на сегодняшний день составляет примерно 20–25% без учета ипотечных займов. Ну а если прибавить и ипотеку, то этот показатель достигнет 35–40%.
 
Поэтому естественно, что после ужесточения банками условий кредитования строителей и получения населением ипотечных займов (повышение процентных ставок, уменьшение сроков и увеличение первоначального взноса) следует ожидать значительного снижения доли этих сегментов в ссудном портфеле отечественных БВУ. А это означает дальнейшее замедление темпов роста стройиндустрии и связанных с ней отраслей и, как следствие, – усиление рецессионных тенденций в экономике.
 
Продолжение следует
 
Возможно, несколько смягчат спад предполагаемые меры правительства по выкупу ипотечных кредитов у БВУ через казахстанскую ипотечную компанию и кредитование застройщиков для окончания ими проектов долевого строительства. Однако эти, по сути, антикризисные меры по ряду причин не в силах существенно повлиять на сохранение прежних темпов роста в строительном секторе.
 
Во-первых, до сих пор остается непонятным, какую сумму правительство готово выделить не поддержание отрасли из недавно созданного (кстати, за счет средств налогоплательщиков) антикризисного фонда. Ясно только одно, что не все эти $4 млрд пойдут на поддержку застройщиков.
 
Во-вторых, другой фактор, который негативно влияет как на строительную индустрию, так и на темпы роста банковской системы, – это неопределенность на внешних рынках капитала. Инвесторы по-прежнему живут ожиданиями углубления ипотечного кризиса в США и подсчитывают убытки от его первой волны. Поэтому снижения ставок на западных долговых рынках нашим банкам в скором времени ожидать не стоит. Это не только усиливает для них риск рефинансирования, но и снижает их темпы роста, кредитные возможности и долю в ВВП.
 
В таких условиях заявления Нацбанка о восстановлении БВУ способности фондироваться на внешних рынках преждевременно. Несмотря на то что с августа по ноябрь наши банкиры смогли привлечь на западных рынках более $4,2 млрд и выплатили (при косвенной поддержке центрального банка) значительные суммы по своим внешним обязательствам, все это указывает не столько на «восстановление способности казахстанских банковских институтов осуществлять внешние заимствования», сколько об их способности удержаться на плаву благодаря финансовым «подтяжкам» Нацбанка. Однако цена вопроса заключается в том, сколь долго это может продолжаться – ведь золотовалютные резервы не резиновые, а деньги налогоплательщиков не бесконечны. Правда, остаются еще средства Нацфонда и накопительной пенсионной системы, однако, как уверяет правительство, «не может быть и речи» об их использовании для поддержания ликвидности банковской системы. 
 
В-третьих, индекс KazPrime, отражающий среднюю ставку по межбанковским депозитам на внутреннем рынке, впервые превысил 12%, тогда как до августовских событий он не доходил и до 4%. Это недвусмысленно указывает на то, что отечественные банки продолжают испытывать проблемы с ликвидностью, помноженные на усилившееся инфляционное давление. В связи с этим они вряд ли пойдут на снижение кредитных ставок, а это повлечет за собой очередную волну сокращения объемов кредитования экономики.
 
Только этих трех перечисленных факторов достаточно, чтобы сделать вывод о том, что рецессия отечественной экономики из краткосрочной тенденции имеет все шансы перерасти в среднесрочную проблему. Однако, говорить о полномасштабном финансовом кризисе пока преждевременно, поскольку Национальный банк еще в состоянии поддерживать ликвидность ведущих казахстанских БВУ.
 
Между тем растет скептическое отношение к нашим банкам и со стороны иностранных кредиторов (о чем свидетельствует продолжающееся падение котировок акций трех ведущих БВУ на LSE), подогреваемое снижением международных прогнозов и рейтингов. Остается только догадываться о том, по какой процентной ставке казахстанские банки осуществили внешние заимствования с августа по октябрь. И хотя сами банкиры не склонны распространяться на этот счет, можно предположить, что она оказалась выше той, что была до американского ипотечного кризиса. Ведь за более высокие риски принято платить и большие деньги.
 
На этом фоне некоторые аналитики проводят аналогии с российским дефолтом 1998 года, который, как известно, был непосредственно связан с чрезмерно высокой концентрацией средств финансовых институтов на рынке государственных ценных бумаг. Фактически это была легальная финансовая пирамида, построенная на заоблачно высоких процентных ставках, устанавливаемых правительством РФ. И как только государство не смогло отвечать по своим «бумажным» обязательствам перед внутренними и внешними инвесторами, пирамида рухнула, вызвав волну банкротств и дефолт госбюджета. Конечно, текущая ситуация в Казахстане существенно отличается от событий 1998 года в России. К тому же к возникновению дефицита ликвидности в банковском секторе государство не имеет прямого отношения. Однако нельзя отрицать и чрезмерную концентрацию банковских займов в строительной отрасли и на рынке недвижимости. С одной стороны, банки стали источником увеличения совокупного предложения жилья посредством финансирования стройиндустрии, с другой – источником роста совокупного спроса на недвижимость посредством выдачи ипотечных займов. И стоило только западным инвесторам перекрыть кран относительно дешевых финансовых потоков, наступили «заморозки» и в строительном секторе, и на рынке ипотечного кредитования. А потому ожидать скорой «оттепели» в этих сегментах, по меньшей мере, наивно.  
 
Что день грядущий нам готовит?
 
Если на вопрос, стоит ли ждать снижения темпов роста ВВП по итогам года, аналитики, правительство и финансисты отвечают утвердительно, то единого мнения по поводу крайней отметки такого снижения и его продолжительности – нет. Согласно официальной позиции, которую недавно озвучил премьер-министр Карим Масимов, реальный рост ВВП в следующем году будет в пределах 5–7%, то есть половину или чуть меньше половины ранее прогнозируемых 10%. В свою очередь аналитики российской инвестиционной компании «Атон» также прогнозируют замедление роста ВВП Казахстана в краткосрочной перспективе. По их мнению, в этом году он будет в пределах 7,5% с дальнейшим снижением до 6,6% в 2008 году, а прежних темпов – на уровне 10% – ВВП достигнет только в 2010 году. 
 
Согласно наиболее пессимистичным прогнозам, кризис ликвидности на западных рынках капитала будет наблюдаться на протяжении последующих двух лет. Это повлечет за собой плавное ослабление тенге из-за дальнейшего увеличения дефицита счета платежного баланса по текущим операциям, который в этом году, по прогнозам Нацбанка, составит более 4% ВВП. В этом случае есть все основания говорить, что в предстоящие два года рост ВВП будет в пределах 4–6%. В то же время девальвация тенге повысит конкурентоспособность производств, выпускающих продукцию для внутреннего рынка. Впрочем, это не окажет значительного влияния на темпы экономического роста ввиду «узости» казахстанского рынка, несмотря на высокий платежеспособный спрос.
 
По самым оптимистичным прогнозам, прежние темпы экономического роста возобновятся уже в конце первого квартала 2008 года. Правда, мало кто в это верит. Ведь масштабы глобального кризиса ликвидности оказались куда более серьезными, чем предполагалось ранее, а способность наших банков занимать на западных рынках будет ограничиваться высокими процентными ставками и негативными ожиданиями иностранных инвесторов.
 
В этой ситуации более реалистичными представляются оценки тех аналитиков, которые прогнозируют развитие банковского и строительного секторов в первом полугодии следующего года в боковом тренде с возможным дальнейшим незначительным снижением их роста. И только во втором полугодии возможно изменение тенденции в сторону постепенного повышения. 
 
Так или иначе, в следующем году прежних темпов роста рынка финансовых услуг и строительной отрасли ждать не приходится, а значит, не будет и прежнего роста ВВП.
 


Список статей
Конкурентоспособность. Шаг вперед и два назад  Сергей Гахов, Елена Заборцева 
Фондовый рынок. Оценки и прогнозы  Жасулан Бекжигитов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem