USD/KZT 369.01  -6.89
EUR/KZT 416.39  -7.17
 KAZAKHSTAN №1, 2008 год
 Рынок нефтепродуктов. Почем бензин для народа?
АРХИВ
Рынок нефтепродуктов. Почем бензин для народа?
 
В последнее десятилетие, несмотря на стабильный рост нефтедобычи, в Казахстане регулярно случаются перебои с поставками нефтепродуктов внутренним потребителям и, как следствие, наблюдается постоянное повышение цен на них. Рынок лихорадит и весной, и летом, и осенью. 2007 год стал исключением лишь в том, что осеннее подорожание произошло на два месяца позже. Однако ни официальная Астана, ни работающие в республике компании не спешат вкладывать средства в развитие нефтепереработки. Отчасти это понятно. Несложный экономический расчет показывает, что в сложившихся условиях овчинка не стоит выделки: НДС, акциз на бензин, сложности с экспортом отечественных ГСМ снижают рентабельность нефтеперерабатывающих проектов ниже разумных пределов.
 
Особенности приватизации нефтегазовой отрасли в Казахстане привели к тому, что правительство сегодня оказалось не в состоянии проводить последовательную энергетическую политику. Отчасти это связано с тем, что деятельность Агентства по регулированию естественных монополий и защите конкуренции не соответствует предназначенной ему роли. Слабость этой структуры позволяет ей лишь реагировать на текущие события, а не устанавливать правила «энергетической игры». И хотя во все новые контракты по недропользованию теперь включается специальная норма о поставках на внутренний рынок 10–20% добываемой нефти, на деле коммерческая разработка этих месторождений начнется еще не скоро. Условия же ранее заключенных долгосрочных контрактов не позволяют государству применять цивилизованные методы тарифного регулирования, а потому оно вынуждено использовать, как правило, малоэффективные способы воздействия на внутренний рынок. В итоге правительство, наступая на одни и те же «грабли административных методов», не в состоянии заставить добывающие компании осуществлять поставки нефти на отечественные НПЗ. Получив очередной ценовой удар, оно принимает не требующее больших усилий некое административное решение и бежит дальше. Так, будучи главой Минэнерго, Владимир Школьник периодически вводил запреты на экспорт нефтепродуктов. Сменивший его в начале 2006 года Бактыкожа Измухамбетов подписал с основными игроками топливного рынка меморандум «О социальном партнерстве между государственными органами и основными ресурсодержателями нефти и нефтепродуктов и производителями нефтепродуктов по обеспечению внутреннего рынка нефтепродуктами в 2006 году». Документ обязывал производителей принять во внимание рекомендацию госорганов об оптовой и розничной реализации ГСМ по приемлемым ценам и насытить ими внутренний рынок. Однако реалии оказались иными. Правительство не сумело добиться от подписантов элементарного выполнения взятых на себя обязательств: жизнь меморандума оказалась короче его названия, и цены вновь – сначала летом, а затем и осенью – поползли вверх. Новый министр энергетики Сауат Мынбаев, возглавив рабочую группу, занимающуюся стабилизацией внутренних цен на нефтепродукты, о меморандуме сейчас уже и не вспоминает.
 
Старая песня
 
Заигранная ценовая партитура повторяется ежегодно: как только один из трех действующих в республике НПЗ останавливается на технический ремонт, следует повышение цен на ГСМ. При этом нефтепереработчики клянутся, что плановая остановка завода к дефициту не приведет, поскольку для обеспечения бесперебойных поставок топлива на автозаправки заблаговременно созданы его достаточные запасы. На деле все оборачивается очередным скачком цен. Так, несмотря на окончание сельхозработ и снижение спроса на ГСМ, остановка в октябре 2007 года на плановый ремонт НПЗ в Шымкенте почти сразу привела к росту стоимости бензина. К примеру, только за ноябрь цена на отдельные марки бензина в Костанае увеличилась на 8–10 тенге.Если в начале ноября 92-й бензин можно было купить по 73 тенге за литр, то в середине декабря он стоил уже на 9 тенге дороже, а отпускная цена литра зимнего дизтоплива подскочила с 69 тенге до 87. В Павлодаре, где, как известно, есть свой НПЗ, бензин марки АИ-93 за две недели вырос в цене на 6 тенге и реализовывался по 87 тенге за литр. На столько же подорожал АИ-80 – с 70 до 76 тенге. Примерно такой же рост цен наблюдался и на алматинском рынке ГСМ.
 
В целом за прошедший год стоимость бензина марки АИ-80 в среднем по республике поднялась на 20 тенге, АИ-93 и АИ-96 – на 10, дизтоплива – на 13. И это повышение, по-видимому, далеко не последнее, причем следом за ГСМ вверх ползут цены на другие товары и услуги, рост которых пока правительству удалось стабилизировать. Стоит отметить, что бюджет 2008 года отличается весьма умеренным ростом расходов на социальные выплаты, которые вряд ли смогут компенсировать рост цен и тарифов даже ушедшего года.
 
У нас и у них
 
Как известно, цена бензина зависит от его себестоимости, Та, в свою очередь, наполовину формируется исходя из внутренней стоимости нефти, а наполовину зависит от остальных факторов, включая технологию переработки (чем больше компании могут получить бензина из тонны нефти, тем ниже будет его цена). Согласно данным немецкой рейтинговой компании Gesellschaft Technische Zusammenarbeit (GTZ), которая проанализировала цены на топливо в 171 стране мира по итогам 2006 года, формирование цен во многом зависит и от принципов налоговой политики правительства. К примеру, в странах – экспортерах нефти государство предоставляет дотации на топливо (в Иране – 38% стоимости литра бензина, в Венесуэле – 28%, в Египте – 25%, в Саудовской Аравии – 10%), чтобы цены на него для граждан этих государств оставались невысокими.
 
В Казахстане (как и в России), несмотря на высокий экспортный потенциал, государство не только не дотирует производителей и потребителей бензина, но и облагает топливо налогами, повышая тем самым его цену. Для сравнения: в импортирующих горючее США доля налогов в цене бензина составляет лишь 22%, при этом часть налогов приходится на федеральный сбор, а часть – на местный. Однако в случае форс-мажора (например роста цен на нефть) власти штата, чтобы не вызывать недовольство избирателей чрезмерным удорожанием бензина, могут сократить свою долю до нуля.
 
По мнению известного экономиста Каната Берентаева, ситуация в Казахстане качественно может измениться только при смене экономической политики. Новая модель, считает он, должна быть направлена на развитие производства, а не исключительно на сферу обращения. Другие эксперты полагают, что для перелома тенденции роста цен на ГСМ нужно снизить налоговую нагрузку на нефтепереработчиков и потребителей бензина путем обнуления акциза и НДС. Звучат также предложения об обнулении импортных пошлин на ввоз оборудования для нефтепереработки.
 
Кто виноват?
 
Руководители как властных, так и бизнес-структур, объясняя причину резкого роста цен на бензин (как, впрочем, и на хлеб), единогласно ссылаются на рыночные факторы или на изменение мировой конъюнктуры. В частности, по мнению советника генерального директора Торгового дома «КазМунайГаз» Галыма Тумабаева, основными причинами роста цен на ГСМ являются: «Во-первых, повышение мировой цены на сырую нефть марки Brent с $53 за баррель в начале года до $95–96 – в ноябре 2007 года. Во-вторых, удорожание нефтепродуктов в Российской Федерации. В-третьих, рост цен на ГСМ в странах Центральной Азии в 2007 году в среднем на 30%. И, наконец, в-четвертых, – резкое увеличение потребления бензина и дизельного топлива в Казахстане в 2006–2007 годах». Увы, эти аргументы не содержат ничего нового и озвучиваются уже в течение ряда лет.
 
Однако ссылка на то, что бензин подорожал вследствие роста мировых цен на нефть, малоубедительна – Казахстан является экспортером, а не импортером нефти. Повышение цен на нефть может только стимулировать экспорт, чрезмерному росту которого правительство просто обязано противопоставлять имеющиеся в наличии фискальные инструменты. Механизмом регулирования может служить также скупка и продажа нефтепродуктов в целях товарной интервенции и поддержания желаемого уровня цен. Тем более что активное участие государства в обеспечении энергетической безопасности характерно для любой страны с рыночной экономикой.
 
На отечественном рынке ГСМ наблюдается еще одна довольно негативная тенденция: крупные игроки предпринимают попытки монополизировать розничную сеть путем вытеснения независимых операторов. Так, если в начале 2007 года 18 АЗС сети «К-Бастау» (Южно-Казахстанская область) получали около 72 т бензина в сутки, то к концу года всего 20–25 т. При этом на Шымкентском НПЗ утверждают, что по-прежнему отпускают на область 20–25 тыс. т бензина в месяц. Следовательно, основная часть горючего поставляется заправкам, аффилированным с НПЗ.
 
По мнению экспертов, сейчас нефтяными компаниями контролируется менее 40% рынка АЗС. Однако через 2–3 года эта цифра может достигнуть 70%. Только НК «КазМунайГаз» рассчитывает к 2010 году увеличить свою долю в розничной сети с 4 до 15%. С одной стороны, это сделает рынок более подконтрольным. С другой – сдержать рост цен на негосударственных заправках будет практически невозможно. Тем более что уровень отечественного производства высокооктановых марок бензина очень низок.
 
Бензиновая статистика
 
Аналитики, отслеживающие проблему дефицита ГСМ, уже неоднократно подчеркивали, что ситуация повторяется с завидным постоянством. И это вполне объяснимо. Если, по данным Минэнерго, за счет внутреннего производства потребность в дизтопливе и мазуте закрывается полностью, то в случае с бензином – лишь на 87%. По словам президента АО «Главное диспетчерское управление нефтяной и газовой промышленности» МЭМР РК Кайрата Кайпиева, сейчас рынок Казахстана находится в серьезной зависимости от поставок из России. И это при том, что качество практически всех нефтепродуктов, производимых в настоящее время тремя казахстанскими НПЗ, ниже российских аналогов. По информации г-на Кайпиева, объем отечественного производства высокооктановых марок бензина в 2007 году составил лишь 74% от уровня внутренней потребности.
 
И все же объем переработки нефтяного сырья растет. Так, если в 2003 году он составил 8,8 млн т, то в 2007 году – 12 млн т. Однако, учитывая, что сюда входит и импортированная российская нефть (3–4 млн т ежегодно), получается, что собственно казахстанского сырья в республике перерабатывается не более 8 млн т. В целом доля переработки нефти от общего уровня ее добычи уже в течение нескольких лет застыла в Казахстане на уровне около 18%.
 
По итогам 2007 года в Казахстане было произведено 3,9 млн т дизельного топлива, 2,6 млн т мазута и 258,9 тыс. т керосина. Если говорить только о бензине, то его производство выросло с 1,84 млн т в 2003 году до 2,6 млн т в 2007 году.
 
Получается парадокс: производство нефтепродуктов растет, но вместе с их дефицитом. Видимо, одна часть бензина идет на экспорт, а другая – на внутренний рынок через цепочку существующих при каждом НПЗфирм-посредников. При всем при этом НПЗ остаются недозагруженными. Конечно, они могли бы производить больше бензина, однако это уже нанесет ущерб экспортным поставкам сырой нефти. А они, как известно, остаются приоритетом для добывающих компаний: гнать нефть на внешний рынок сегодня гораздо выгоднее, чем перерабатывать ее на месте.
 
Одну из главных причин роста цен на нефтепродукты отечественные чиновники видят в ценовом сговоре. Так, глава Мининдустрии Галым Оразбаков заявил: «Мы исследовали рынок ГСМ и пришли к выводу, что на нем действуют трейдеры, между собой аффилированные, которые, по сути, осуществляют ценовой сговор, в результате – растут цены на ГСМ». Не исключает ценового сговора на уровне реализаторов и глава ГДУ Кайрат Кайпиев.
 
В такой ситуации одним из способов если не остановить, то значительно замедлить рост цен на топливо является увеличение экспортных пошлин. Другая мера – открытие товарной биржи. Продажа ГСМ через биржу резко повысит прозрачность рынка нефтепродуктов. Ведь сегодня цена топлива на заправках значительно превышает отпускную цену заводов. Безусловно, и в Минэнерго, и в правительстве прекрасно осознают, что рост цен на топливо связан прежде всего с деятельностью бесчисленных посредников-перекупщиков, однако воз и ныне там. А ведь о необходимости создания биржи говорится уже несколько лет.
 
Цена – их, качество – наше
 
Большой проблемой является и качество горючего, которое, увы, не дотягивает до международных стандартов. Как показывает практика, краткосрочные «рейды качества» не дают желаемого результата: наказывают виновных, награждают отличившихся – и всё... Закон о переходе на новые, более высокие, стандарты качества горючего, как и предложение перейти с января 2008 года на Евро-2, остается на стадии разработки. Но самое главное – в республике отсутствует четкая система контроля качества поступающих, хранящихся и реализуемых нефтепродуктов. Надзорные органы могут проводить плановый контроль лишь раз в год или по жалобам клиентов.
 
По словам начальника отдела антимонопольного управления по Костанайской области Гульмиры Дильдибековой, сегодня никто не контролирует рынок ГСМ. В Костанайской области антимонопольное управление еще весной включило в свой реестр несколько крупных нефтяных компаний, но это решение было отменено.
 
В своем докладе на конференции «Рынок нефтепродуктов Казахстана» директор ТОО НЦЭН ORGANIC, эксперт-аудитор по нефтепродуктам Акмарал Калмуратова привела такие цифры: на 10 из 17 проверенных в марте 2007 года АЗС в пробах автобензина были выявлены несоответствия по октановому числу. Так, октановые числа бензинов, продаваемых под маркой АИ-85, АИ-80, оказались соответственно 76 и 75. Но это частности, главное в том, что если в 2008 году страны ЕС вводят Eвро-5, то в Казахстане лишь планируется переход на стандарт Eвро-2. Таким образом, по стоимости наш бензин европейский, а по качеству – каким был, таким и остался.
 
 
В конце 2007 года НК «КазМунайГаз», купив за $2,7 млрд 75% акций румынской нефтяной компании The Rompetrol Group NV (TRG), реализовала свое давнее желание обзавестись нефтеперерабатывающими мощностями в Европе. Однако ряд экспертов полагает, что это очень высокая цена, особенно в сравнении с приватизацией румынской госкомпании PETROM, которая, будучи намного крупнее по активам, чем TRG, была продана OMV примерно за $1 млрд. 
 
Эта крупнейшая в истории «КазМунайГаза» сделка позволит нацкомпании удвоить свои перерабатывающие мощности за счет двух румынских НПЗ («Вега» и «Петромидиа»). Кроме того, получив розничную сеть из 630 АЗС в семи европейских странах, она сможет выйти на рынок нефтепродуктов Центральной и Восточной Европы. На обоих НПЗ будет перерабатываться в основном казахстанская нефть, причем в объеме порядка 5 млн т в год, а это половина черного золота, экспортируемого сегодня «КазМунайГазом».
 
В течение нескольких лет национальная компания намерена инвестировать в активы Rompetrol $400 млн, причем в эту сумму входят затраты как на модернизацию (к 2009 году продукция НПЗ должна соответствовать стандартам Eвро-5) и развитие производственных мощностей, так и на увеличение розничной сети. Получается, что НК «КазМунайГаз» в погоне за прибылью будет поставлять нефть для ее переработки за рубежом, а не насыщать внутренний рынок. Обычно так действует частная, а не государственная компания.
 
На старых мощностях
 
Правительства меняются, но проблемы остаются, а потому можно прогнозировать повторение ситуации и в наступившем году. Между тем потребление ГСМ в Казахстане быстро растет, и к 2015 году мощности существующих НПЗ будут полностью исчерпаны. Учитывая, что строительство одного НПЗ занимает около 7 лет, стране уже сейчас необходимо начать сооружение нового государственного нефтеперерабатывающего завода, который работал бы на внутренний рынок и тем самым устанавливал среднюю стоимость ГСМ. Однако в списке «прорывных» проектов новый НПЗ не значится. Таким образом, в 50 конкурентоспособных стран республика будет «прорываться» на старых мощностях...
 
Наши нефтекоммерсанты, проявляющие особую активность в приобретении и строительстве перерабатывающих активов за рубежом, почему-то индифферентны к вкладыванию средств в подобные проекты в самом Казахстане. А ведь в свое время, будучи министром энергетики, Владимир Школьник заявлял, что «иметь всего три НПЗ на весь Казахстан – это смешно». Вот так, со смехом сквозь слезы, и идем к светлому будущему.
 
Сергей Смирнов
 


Список статей
Мировые инвестиции: Инерция роста  Глобальный инвестиционный обзор 
Нефтяные хроники. Ветер перемен  Редакционный обзор 
Страховой рынок. Итоги и прогнозы  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem