USD/KZT 359  -2.94
EUR/KZT 420.1  -3.15
 KAZAKHSTAN №1, 2008 год
 Рынок продовольствия. Не хлебом единым
АРХИВ
Рынок продовольствия. Не хлебом единым
 
Редакционный обзор
 
Продолжающийся с лета 2007 года рост цен на продовольственном рынке показал, что Казахстан сегодня не может прокормить себя самостоятельно. Повсеместно резко подорожали хлеб, растительное масло, мясо, молочная продукция, сахар, которые, как известно, составляют основу стандартной продовольственной корзины казахстанцев. Для того чтобы хоть как-то стабилизировать цены на продукты питания и насытить внутренний рынок продовольствием правительство решило прибегнуть к жестким административным мерам.
 
Государство вплотную занялось стабилизацией внутренних цен на нефтепродукты и продовольствие, для чего в правительстве были созданы две рабочие группы. Первую, по нефтепродуктам, возглавил министр энергетики и минеральных ресурсов Сауат Мынбаев. Вторую, по продовольствию, – министр сельского хозяйства Ахметжан Есимов.
 
Как заявил вице-премьер Умирзак Шукеев, «у нас наработан опыт регулирования внутреннего рынка ГСМ, который заключается в создании балансов нефтепродуктов во всех регионах». При этом он добавил, что власть намерена использовать все рыночные и административные ресурсы, чтобы заполнить этот сегмент отечественного рынка и избежать скачка цен.
 
Что касается продовольственного рынка, то для его насыщения правительство продолжит практику коммерческого закупа зерна через Зерновой союз. Соответствующие меморандумы между этим объединением и акимами областей, по словам Умирзака Шукеева, «будут продлены до нового урожая».
 
Помимо зерна, государство возьмет под контроль еще две позиции – растительное масло и сахар. «Чтобы избежать импорта инфляции вместе с продукцией, мы создаем запасы этих продуктов. При этом закупаем ресурсы не в стране, а за рубежом», – уточнил г-н Шукеев. По его информации, основными методами госрегулирования здесь будут либерализация импорта, отмена пошлин на ввоз продовольствия и подготовка объемов для своевременных продовольственных интервенций. Вице-премьер заверил, что акимы областей уже ознакомлены с порядком их осуществления.
 
Уже небезопасно
 
По мнению экспертов, решения, принимаемые официальной Астаной, теоретически верны. Другой вопрос: как они будут реализовываться на деле. Так старший экономист USAID в Казахстане Майкл Бойд считает, что при выработке механизмов правительству следует учесть, что существуют две цены на продовольствие – мировая и внутренняя. «На рост мировых цен Астана повлиять никак не может, и это факт. Если этот глобальный рост сказывается на внутренних ценах, государство может лишь, к примеру, закупать товары за рубежом и продавать их населению по заниженным ценам». При этом г-н Бойд подчеркивает, что такое субсидирование лучше всего осуществлять за счет бюджетных средств. «На первых порах эти меры снимут социальную напряженность и действительно позволят снизить цены на основную группу товаров. Но, с другой стороны, важно, чтобы политика власти по обеспечению продовольственной безопасности ни в коем случае не шла вразрез с интересами товаропроизводителей», – предупреждает экономист. Правительство, по его словам, должно четко понимать: если сейчас частный бизнес заставят продавать товары по непривлекательной цене, завтра у него снизятся продуктивность и, соответственно, прибыль. Поэтому государственная политика должна учитывать интересы и населения, и товаропроизводителей.
 
Другой подход нужен и в отношении оптовых реализаторов. «Ситуация с ценами на продовольствие, наблюдаемая в последние полгода, требует ее тщательного изучения антимонопольными органами. Это лишь на первый взгляд кажется что рост цен связан с мировыми трендами. На самом деле по многим позициям явно прослеживается отсутствие конкуренции, приводящее к неконтролируемому подорожанию товаров», – резюмирует свои доводы г-н Бойд.
 
Ситуация с резким и, как оказалось, весьма слабо поддающимся контролю скачком цен поставила под вопрос само наличие продовольственной безопасности Казахстана как таковой. Под этим термином понимается неограниченная во времени способность государства обеспечивать доступ населения к продуктам питания в количестве и качестве, достаточном для здорового физического и социального развития каждой личности в обычных условиях и минимально необходимом для поддержания здоровья и работоспособности в чрезвычайных продовольственных ситуациях.
 
Согласно нормативам Всемирной продовольственной организации (FAO) государство считается «самодостаточным» в плане обеспечения продуктами питания, если доля импортируемого им продовольствия не превышает 15% от общей потребности. Судя по этим критериям, сейчас говорить о продовольственной безопасности Казахстана не приходится. По большинству продуктов, входящих в продовольственную корзину, импорт составляет от 40% до 60%, а по отдельным пунктам достигает 100%. Лишь только по хлебу и хлебопродуктам мы не только обеспечиваем сами себя, но и близлежащие страны.
 
По оценке председателя Совета ассоциации таможенных брокеров РК Геннадия Шестакова, сегодня в Казахстан завозится до 20% потребляемой в стране говядины и свинины, 60% рыбы, до 30% молочных продуктов, 80% сыра, 50% подсолнечного масла, до 50% овощей и фруктов, 40% картофеля. Согласно таможенной статистике, всего за 10 месяцев 2007 года республика импортировала 1604 тыс. т продуктов питания на сумму в $1,117 млрд. За то же время было вывезено 6882 тыс. т на $1,319 млрд, при этом экспорт на 99% состоял из зерна и муки.
 
Адеми Ерасылова, научный сотрудник отдела экономических исследований КИСИ при президенте РК, утверждает, что в Казахстане показатель продовольственной зависимости от внешнего рынка составляет около 25%. За счет собственного производства у нас обеспечиваются лишь базовые потребности населения. При этом импортная продукция, по словам эксперта, дешевле и качественнее отечественной.
 
Одной из главных причин такого положения казахстанского агропромышленного комплекса является диспаритет роста цен на промышленную и сельхозпродукцию. В годы реформ цены на промышленные товары повышались в 4–5 раз быстрее, чем на продукцию АПК. Спад отрасли виден и по уменьшению ее доли в национальном продукте страны: в структуре ВВП вклад сельхозтоваров сократился с 26% в 1991 году до 5,5% в 2006-м.
 
Между тем заместитель председателя совета Союза «Атамекен» Виктор Иванов считает, что предлагаемые правительством меры не отличаются свежестью. «Эти инициативы рождаются в Астане на протяжении вот уже десяти лет подряд, и каждый раз к ним прибегают как будто впервые», – скептически отмечает он. Что касается нефтепродуктов, то власти давно следует окончательно разобраться, разработав принципиальный системный подход, который бы однозначно, раз и навсегда определил правила для всех игроков. «Наверху знают, к кому конкретно, и какие меры следует применить, чтобы каждый год не возникало одних и тех же проблем как у нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих компаний, так и у торговцев и потребителей ГСМ», – считает г-н Иванов. Возможно, надлежит установить квоты экспортерам нефти и нефтепродуктов, обязав последних, к примеру, до 20% переработанной нефти продавать на внутреннем рынке.
 
В случае с продовольствием, по мнению эксперта, Астане давно пора перенять опыт развитых стран, создающих условия для собственных производителей, чтобы те могли сбывать свою продукцию по ценам, соответствующим доходам населения. «Если у товаропроизводителей не получается продавать продукцию по низким ценам, то государство должно их дотировать или выплачивать компенсацию. Но это должно касаться лишь товаров первой необходимости, входящих в продовольственную корзину», – поводит итог г-н Иванов.
 
Когда наступит завтра
 
По словам Гани Калиева, председателя социал-демократической партии «Ауыл», сельское хозяйство – это не товарно-рыночная отрасль. В любой стране мира оно находится под патронажем государства, так как обеспечение продовольственной безопасности является его жизненно важной задачей. Сегодня рост мирового производства продуктов питания отстает от темпов роста численности людей. Уже сейчас около 40% населения планеты недоедают, и эта тенденция будет усугубляться. Следовательно, нужно научиться производить продукцию сельского хозяйства не только в благоприятных, но и в более жестких климатических условиях. Учитывая это, государство должно стимулировать и поддерживать крестьян. По словам г-на Калиева, биопотенциал почв в США, Центральной и Южной Америке, Европе, на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии в 2,5–3 раза выше, чем в Казахстане. Соответственно, наша республика собирает в 2–3 раза меньше урожая с одного гектара. «Если мы вступим в ВТО, то в Казахстане развернется открытая конкуренция, которую наши крестьяне выдержать не смогут, так как сегодня они не в состоянии окупить даже текущие расходы», – подчеркивает политик.
 
Ему вторит политолог Досым Сатпаев: «Наше сельское хозяйство с точки зрения перспектив находится не в лучшем положении. Когда мы вступим в ВТО, наша конкурентоспособность упадет, тогда начнут вымирать отечественные сельхозпроизводители. И мы утонем в импорте». По его словам, нашей продовольственной безопасности угрожает неподготовленность страны к вступлению в ВТО. «Если мы не сможем договориться о субсидиях и преференциях для сельского хозяйства, тогда Казахстан будет полностью зависеть от мирового рынка продовольствия», – считает он.
 
По мнению г-н Калиева, власти страны недостаточно оказывают помощь развитию АПК. «Во всех государствах, даже располагающих благоприятными климатическими условиями, практикуется субсидирование сельского хозяйства в объеме 20–80% от валовой стоимости сельхозпродукции, у нас же этот показатель – всего 1,5–2%. Безвозвратные субсидии на 1 га пашни в США составляют $300, в ЕЭС – $400, а у нас – лишь $5», – констатирует он. Этот перекос надо устранять, так как уже сегодня республика остро чувствует рост цен на продукты питания. Когда власти кинулись искать причины, выяснилось, что многие товары подорожали на мировых рынках или у зарубежных производителей. Казахстан в этой ситуации оказался весьма уязвимым. «Поэтому республика обязана повысить субсидирование аграрно-промышленного комплекса хотя бы до 40–50%. Помимо этого, необходимо наладить внутреннее производство продуктов питания таким образом, чтобы по основным категориям – хлебу, мясу, молоку, овощам, фруктам полностью обеспечивать себя за счет внутреннего производства. Только тогда государство не будет зависеть от экспорта», – считает г-н Калиев. При этом выделять бюджетные средства необходимо на производство всех сельхозкультур. Такая политика не только обеспечит продбезопасность, но и создаст новые рабочие места, будет способствовать рациональному расселению людей по стране, а также повысит конкурентоспособность отечественной сельхозпродукции.
 
Не надо изобретать велосипед
 
Итак, чтобы исправить ситуацию, необходимо стимулировать внутреннее производство, в том числе путем создания барьеров для импорта. Именно об этом говорил премьер-министр Карим Масимов на одном из заседаний правительства: «Тенденция последних 2–3 месяцев такая, что «горячие деньги» перешли в рынок продовольствия. Спекулянты начали играть на этом рынке, поэтому нам надо адекватно ответить. Я не исключаю какие-то протекционистские меры или увеличение финансирования». Также премьер отметил, что «в краткосрочном периоде инфляция в Казахстане на продукты питания была импортируемой».
 
Однако в ближайшем будущем единственными мерами по защите рынка и стимулированию роста внутреннего производства останется таможенное регулирование и распределение бюджетных средств среди предприятий отрасли.
 
По оценкам экспертов ООН, уровень доступности внутреннего рынка Казахстана для импортируемых товаров можно охарактеризовать как высокий. Так, этот показатель в 2–4 раза выше, чем у индустриально развитых стран, которые жестко защищают свой рынок и одновременно стимулируют продвижение собственных товаров за рубежом. В настоящий момент в республике действует пять ставок таможенных тарифов на аграрную продукцию: 0%, 5%, 15%, 20% и 30%. Ими охватываются 2239 наименований по товарной номенклатуре ВЭД. При этом средневзвешенный импортный тариф по агропродовольственной группе товаров составляет около 12,2%. Это один из самых низких показателей в мире! Для сравнения: в Болгарии он составляет 35%, в Латвии – 34%, в Китае – 15%.
 
По словам г-жи Ерасыловой, на первом этапе наиболее разумным будет все-таки повышение пошлин на импорт продовольствия на 15–25% для различных групп товаров, чтобы средневзвешенная ставка выросла до 18–20%. В дальнейшем необходимо создавать систему государственного мониторинга экономики с точки зрения ее продовольственной безопасности, а также систему стимулирования и субсидирования производства продовольствия с учетом специализации регионов. Эксперт отмечает, что все эти программы уже разработаны и запущены, однако они не действуют из-за неправильной постановки задач.
 


Список статей
Мировые инвестиции: Инерция роста  Глобальный инвестиционный обзор 
Нефтяные хроники. Ветер перемен  Редакционный обзор 
Страховой рынок. Итоги и прогнозы  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem