USD/KZT 374.47  +1.82
EUR/KZT 421.43  -1.01
 KAZAKHSTAN №1, 2008 год
 Финансовый сектор. Есть ли свет в конце туннеля?
АРХИВ
Финансовый сектор. Есть ли свет в конце туннеля?
 
Редакционный обзор
 
По оценкам аналитиков, глобальные рынки вступили во вторую фазу финансового кризиса, возникшего в результате американского ипотечного кризиса в сегменте sub prim. Поводом для таких оценок послужило резкое падение котировок акций на ведущих биржевых площадках в 20-х числах января. Скептики заговорили о наступлении черных дней для фондовых рынков. И хотя их рост и рост экономик не всегда связаны между собой напрямую, очевидно, что «медвежьи» настроения от Нового Света до Страны восходящего солнца негативно скажутся на рынках долгового капитала. А это значит, что для казахстанских банков теперь речь идет уже не просто об удорожании внешних денег. Под вопрос поставлена сама возможность осуществлять новые заимствования за рубежом и рефинансировать за счет них старые долги. В такой ситуации, считают аналитики, отечественным банковским институтам остается надеяться только на внутренние источники фондирования, свои непрофильные активы и поддержку государства.
 
Господдержке – быть!
 
О том, что государство намерено и в этом году поддерживать ликвидность банков на «адекватном уровне», известно из выступлений официальных лиц задолго до 1 января, когда глобальный кризис ликвидности находился еще в своей первой фазе. Буквально сразу после новогодних праздников правительство, Нацбанк и АФН в очередной раз подтвердили эти намерения, озвучив основные направления экономической политики на 2008 год. В заявлении, в частности, отмечалось, что «Национальный банк будет продолжать оказывать поддержку банковской системе путем предоставления краткосрочной ликвидности различными методами», в которые включены «операции РЕПО, валютные СВОПы и предоставление средств под залог минимальных резервных требований».
 
При этом в документе говорилось, что АФН и Нацбанк будут приветствовать инициативу банков по привлечению альтернативных источников финансирования, таких, как, дополнительная эмиссия акций и (или) конвертируемых облигаций и секьюритизация активов. По мнению регуляторов, эти действия «обязательно приведут к улучшению финансового состояния банков». В свою очередь АФН и Нацбанк клятвенно пообещали оказывать БВУ поддержку в разработке и внедрении подобных инструментов и выразили уверенность, что это в перспективе значительно уменьшит их зависимость от международных долговых рынков.
 
Более детально меры поддержки ликвидности банковского сектора главный банк страны осветил в своем документе «Основные направления денежно-кредитной политики Национального банка Республики Казахстан на 2008–2009 годы». В нем говорится, что, «реагируя на изменение ситуации, сложившейся в мировой и отечественной экономиках», Нацбанк отойдет от проведения жесткой денежно-кредитной политики и повысит роль процентных ставок по операциям. В частности, установление официальной ставки рефинансирования будет производиться в зависимости от ситуации на рынке и уровня инфляции таким образом, чтобы она являлась верхним уровнем ставок на денежном рынке краткосрочных инструментов.
 
Станет ли она таковой, покажет время. А пока Нацбанку, похоже, не до оптимизма – в основных направлениях этого года (в отличие от предыдущего) разработано только два сценария развития событий: «базовый» и «пессимистический», с соответствующим набором мер для каждого.
 
При реализации «базового» сценария, в котором реальный рост ВВП в 2008 году прогнозируется в пределах 5%, Нацбанк намерен проводить «умеренно жесткую» денежно-кредитную политику. С одной стороны, она предполагает принятие мер по поддержанию ставок по операциям Нацбанка на уровне, адекватном складывающейся ситуации, а с другой – проведение операций по обеспечению банков краткосрочной ликвидностью через выпуск краткосрочных нот, привлечение депозитов БВУ и предоставление займов рефинансирования. При этом Нацбанк для формирования краткосрочной кривой доходности не исключает возможность возобновления выпуска краткосрочных нот сроком обращения до одного года.
 
В случае «пессимистического» сценария, согласно которому рост ВВП вообще не будет наблюдаться, Нацбанк готов проводить «поддерживающую» денежно-кредитную политику, подразумевающую возможность «значительного снижения существующих нормативов минимальных резервных требований».
 
Наиболее примечательно выглядит готовность Нацбанка предоставить БВУ прямую долговременную помощь (хотя и в незначительных объемах). Кроме того, в случае сильного давления на курс тенге Нацбанк может допустить «более значительное его ослабление по сравнению с «базовым» сценарием в целях поддержания золотовалютных резервов на уровне, необходимом для выполнения страной своих международных обязательств».
 
Некоторое сомнение вызывает утверждение Нацбанка, что «сжатие внутреннего инвестиционного и потребительского спроса обеспечит корректировку ситуации в платежном балансе за счет сокращения не только расходов на импорт, но и сокращения выплат в обслуживание внешнего долга». До конца года казахстанские банки должны погасить внешние обязательства на сумму $12 млрд, а потому непонятно, о каком сокращении идет речь и за счет чего Нацбанк намерен это делать. Более того, в отличие от предыдущего документа, который составлялся исходя из прогнозов цен на нефть и притока иностранного капитала, в нынешнем Нацбанк ограничивается предположением, что нефтяные цены в этом году будут колебаться в коридоре от $70 до $90 за баррель.
 
К слову, в последнее время цены на нефть испытывают значительные колебания под влиянием информации о возможной рецессии в США. При этом аналитики прогнозируют, что снижение нефтяных цен может превратиться в устойчивую тенденцию, поскольку спад в США приведет к замедлению темпов роста ВВП в других экономических центрах мира, и в первую очередь в Китае, Японии и Европейском союзе. И если это действительно произойдет, то «пессимистический» сценарий Нацбанка может показаться весьма оптимистичным. Вот только неизвестно, за счет чего тогда будет корректироваться платежный баланс, поскольку доходы Казахстана от экспорта нефти и другого сырья при таком развитии событий могут лишь сократиться. А ведь известно, что другой статьи экспорта для покрытия дефицита в платежном балансе у республики попросту нет.
 
Наверное, исходя из возможности возникновения именно такой ситуации, в документе Нацбанка отмечается, что, «учитывая существенный дефицит ликвидности в иностранной валюте и угрозу внезапного оттока капитала из страны, при необходимости будут приняты жесткие меры по стабилизации ситуации на внутреннем валютном рынке. В этих целях Нацбанк даже готов использовать далеко не рыночные механизмы «по ограничению оттока капитала и повышению объемов предложения иностранной валюты, в том числе посредством временного введения валютных ограничений (режим специального разрешения)».
 
Справедливости ради надо отдать должное Нацбанку, который, несмотря на утверждение о корректировке ситуации в платежном балансе, все же ожидает «сохранение значительного дефицита по текущим операциям» (по его оценкам – свыше $5 млрд). При этом Нацбанк делает осторожное предположение, что «банки не смогут рефинансировать за счет нового внешнего заимствования все обязательства перед нерезидентами, срок погашения которых наступает в 2008 и 2009 годы». В такой ситуации приходится только согласиться с Нацбанком в том, что «в условиях отсутствия доступа к внешним ресурсам необходимость обслуживания внешних долговых обязательств обусловит нетто-отток капитала из страны, и с тем, что «это будет оказывать высокое давление на обменный курс тенге в сторону его ослабления».
 
И последнее, что нельзя не отметить, так это готовность правительства в случае необходимости «адресно, на возвратной и платной основе» через банковскую систему удвоить объем средств для обеспечения социально-экономической стабильности, о чем в интервью российской газете «Ведомости» заявил премьер-министр Казахстана Карим Масимов. При этом он напомнил банкирам, что «это проблема не только правительства, но и акционеров банков». И чтобы с ней справиться, с одной стороны, он предложил последним вкладывать дополнительные средства в банк и продавать непрофильные активы, а с другой, дал понять, что «правительство будет поощрять дополнительные эмиссии акций».
 
Эксперты предупреждают
 
Пока правительство, Нацбанк и АФН намечали свои шаги по выходу из сложившейся ситуации, эксперты дали свою оценку происходящего. Многие аналитики, не отрицая целесообразность самой государственной поддержки, весьма критически оценивают возможность выделения правительством «в случае необходимости» дополнительных $4 млрд для стабилизации ситуации. Например, председатель правления страховой компании «Евразия» Борис Уманов на одной из пресс-конференций сказал по этому поводу буквально следующее: «Повышение госрасходов на самые различные проекты должно быть очень дозированно. То есть это как лекарство, прием которого в больших дозах становится ядом. Поэтому, чем больше государство будет занимать деньги банкам, чтобы те в свою очередь кредитовали строительные компании, тем больше рисков мы будем накапливать. И рано или поздно у нас возникнут большие проблемы. Поэтому в такой ситуации, которая сложилась у нас, государственные расходы – дело неплохое, но чем они будут меньше, тем будет лучше для экономики».
 
Всемирный банк, выражая в своем специальном заявлении поддержку мерам, планируемым кабмином, монетарными властями и регулятором, все же отметил, что «правительство и Национальный банк не должны полностью покрывать все риски и потери финансового сектора, возникшие в результате непростой ситуации». Более того, по мнению ВБ, «если у банков и частных инвесторов создастся впечатление, что преобладающая часть их частных рисков застрахована правительством, они в своей деятельности будут брать неоправданные риски, вредные для казахстанской экономики и ставящие под угрозу финансовую стабильность в среднесрочной перспективе».
 
Аналитик международного рейтингового агентства Standart & Poor’s Екатерина Трофимова также положительно отозвалась о мерах властей, назвав их «позитивными и конструктивными». Она отметила, что «казахстанские банки успешно при поддержке со стороны Национального банка, госфиннадзора и правительства справились с первым шоком, связанным с ухудшением ситуации на мировых финансовых рынках». Однако в эту информационную бочку меда, г-жа Трофимова положила весомую ложку дегтя, заявив, что «ни на уровне банков, ни на уровне государства не сформулировано четкого понимания, как банковская система будет развиваться в новых реалиях, чего, прежде всего, ждут иностранные инвесторы». Она особо подчеркнула, что «сегодняшняя напряженность сигнализирует о том, что необходим серьезный пересмотр моделей бизнеса, практик работы в банковском секторе». При этом Екатерина Трофимова выразила уверенность, что именно 2008 год должен предопределить общую динамику развития казахстанской банковской системы на долгосрочную перспективу.
 
Но, пожалуй, настоящий эффект разорвавшейся бомбы вызвала критика правительства и ФУР «Казына» со стороны теперь уже бывшего председателя правления АО «Инвестиционный фонд Казахстана» Зейнуллы Какимжанова, который заявил в прессе буквально следующее: «Есть такая тенденция: проблему в банковской системе переложить полностью на сами банки. Какие у нас главные проблемы в финансовой сфере, о которых все говорят? Большая доля внешних заимствований, плохая структура кредитного портфеля, наличие большой доли ипотеки и проблемы строительного сектора, которые тянут за собой вниз банковский сектор. Да, банки могли вести более взвешенную, осторожную политику. Но банковская система двигалась в тех направлениях, которые были обозначены как приоритеты государственной политики: малый и средний бизнес, индустриальные проекты, жилищное строительство. Вывод: банки направлялись государственной политикой».
 
Что касается прогнозов дальнейшего развития событий, то г-н Какимжанов высказался весьма пессимистично: «Дальше – обострение ликвидности, продолжение уменьшения кредитования в строительной сфере и в области индустриальных проектов. Серьезное негативное последствие – это уменьшение кредитования оборотных средств. И как вы видели в последние годы, во многом динамика роста предприятий была связана с увеличением кредитования оборотных средств. Следовательно, следует ожидать дальнейшее снижение производства, снижение темпов роста ВВП, кризиса платежей в скрытых формах и, как общий результат, – снижение поступлений в государственный бюджет».
 
Кроме того, г-н Какимжанов критично отозвался о механизме поддержки экономики через банки. «Тот механизм, который городится «Казыной», – это не что иное, как непонимание реального функционирования финансовой системы, банковской системы и желание контролировать то, что невозможно контролировать. Это могло решаться гораздо более простой схемой, а именно депозитным соглашением между банками, Национальным банком и Минфином, в котором можно четко указать целевое использование этих денег. И поверьте мне, в этих условиях банки добросовестно исполняли бы принятые на себя обязательства».
 
Основной же вывод г-на Какимжанова по поводу действий правительства звучал как диагноз: «Сегодня мы имеем не проблемы банков, а проблемы управления национальной экономикой».
 
О чем говорит статистика
 
Ну а пока рейтинговые агентства и эксперты делают далеко не оптимистичные оценки по текущей ситуации и дают не менее неутешительные прогнозы, статистика банковского сектора не отмечает существенного ухудшения качества активов БВУ.
 
Согласно отчету АФН, на 1 декабря 2007 года доля кредитов экономике в совокупном ссудном портфеле банков составляла 72,5%, достигнув в абсолютном выражении 6 трлн 388,3 млрд тенге. Однако при этом ситуация с концентрацией банковских займов не изменилась. Как и ранее, более двух третей от ссудного портфеля БВУ приходится на три отрасли – торговлю (27,6%), строительство (26,6%) и непроизводственную сферу (23,5%). По другим отраслям цифры намного меньше. Кредитование промышленности на 1 декабря составило 13% от совокупного ссудного портфеля банков, сельского хозяйства – 4,5%, транспорта и связи – 2,7%.
 
Аналитики АФН отмечают, что качество займов у строительной отрасли остается высоким. По их подсчетам, удельный вес стандартных займов и сомнительных займов первой категории составляет в этой отрасли порядка 81,4%, а безнадежных – всего 1,2% против 1,7% на начало прошлого года. Впрочем, есть повод усомниться в достоверности этих цифр, а основание тому – замершие еще с августа прошлого года стройки, большинство из которых находится в режиме стагнации и по сегодняшний день, а также ухудшение качества активов крупнейших банков в мире, при том, что их риск-менеджмент куда выше, чем у отечественных БВУ.
 
Необходимо отметить, что АФН составляет свой отчет на основе информации, предоставленной самими банками, так что здесь нет претензий к регулятору. Напротив, АФН само обеспокоено таким положением дел. По мнению уже бывшего главы этого ведомства Армана Дунаева, «не может быть так, что во всем мире качество ссудного портфеля меняется не в лучшую сторону, а у нас остается на прежнем уровне». Поэтому неудивительно, что АФН в начале года намеревалось начать проверки крупных казахстанских банков.
 
Ну а если принять на веру, что качество банковских активов де-факто остается высоким, то возникает справедливый вопрос: к чему тогда все эта пресловутая господдержка экономики в $4 млрд через банки, причем из бюджетных средств, то есть за счет налогоплательщиков.
 
Что касается торговли и непроизводственной сферы, то последствия снижения кредитования этих отраслей еще впереди.
 
Долг платежом красен
 
В этом году банковскому сектору придется погасить более $12 млрд внешних обязательств. По мнению большинства аналитиков, основную их часть невозможно будет рефинансировать за счет внешних заимствований, как, впрочем, и с помощью внутренних источников. Это признают и сами представители банковского сектора. В частности, управляющий директор АО «Цеснабанка» Дархан Шадыкул считает, что отечественный рынок капитала для этого недостаточно развит: «Кроме пенсионных фондов, практически нет других крупных инвесторов, ПИФы пока не играют ощутимую роль. Разместить сейчас на внутреннем рынке даже 1 миллиард тенге – это большая проблема. Когда же мы говорим о миллиардах долларов, сумме дефицита, который сейчас есть у банков, то это практически уже задача нерешаемая. Поэтому рассматривать внутренний рынок как возможное средство замещения рефинансирования долга банков абсолютно нереально».
 
Все это невольно наталкивает на мысль, что в случае еще большего ухудшения ситуации государство может не ограничиться исключительно косвенной поддержкой финансовой сферы и экономики, а выйти далеко за рамки рыночных инструментов регулирования, используя при этом ресурсы Национального фонда. На последних, как считают эксперты, все еще строгое табу лишь по той простой причине, что если правительство положит эти средства на алтарь финансовой стабильности, то рынок может воспринять такие действия как слабость государства. Это еще больше разогреет спекулятивные операции и может вызвать вторую волну бегства капитала, что в лучшем случае сильно ударит по стабильности курса национальной валюты и золотовалютным резервам страны, в худшем – приведет к дефолту. Остается только надеяться, что минует нас чаша сия.
 


Список статей
Мировые инвестиции: Инерция роста  Глобальный инвестиционный обзор 
Нефтяные хроники. Ветер перемен  Редакционный обзор 
Страховой рынок. Итоги и прогнозы  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem