USD/KZT 367.3  +0.24
EUR/KZT 419.68  +3.51
 KAZAKHSTAN №3, 2008 год
 ГМК Центральной Азии. Инвесторы любят погорячее
АРХИВ
ГМК Центральной Азии. Инвесторы любят погорячее
 
Редакционный обзор
 
До последнего времени Казахстан считался лидером Центральной Азии по объемам инвестиций в горно-металлургический комплекс. Однако в условиях, когда отечественный ГМК в значительной мере консолидирован, зарегулирован и разделен между несколькими крупными игроками, наши соседи по региону, обладая огромными и пока неразработанными месторождениями, выглядят явно недооцененными. Предлагая «горячие» инвестиционные проекты, они имеют все шансы оказаться более привлекательными для иностранного капитала.
 
Последнее десятилетие прошло под знаком бурного роста экономик развивающихся государств. Подъем промышленности в таких азиатских гигантах, как Китай и Индия, вызвал повышение спроса на минеральное сырье и, как результат, привел к инвестиционному буму в горнодобывающей отрасли. Глобальный финансовый кризис, разразившийся в прошлом году, только активизировал эти процессы. Инвесторы, работающие на фондовых рынках, в таких условиях традиционно уходят на сырьевые рынки, что также провоцирует дальнейший рост цен на металлы и УВС.
 
В этой связи Центральная Азия, расположенная в непосредственной близости от России, Китая и Индии и обладающая богатейшими сырьевыми ресурсами, становится одним из самых «горячих» регионов на инвестиционной карте мира. Это подтверждает и повышенный интерес, который вызвал у международных добывающих компаний и инвесторов первый Центрально-Азиатский горнорудный конгресс. Участие в этом форуме, организованном в июле в Алматы сингапурской фирмой Terrapinn, приняли представители более чем сорока крупнейших геологоразведочных и горнорудных компаний мира, включая такие, как Ivanhoe Mines, Uranium One, Rio Tinto.
 
Среди 220 делегатов конгресса, помимо институциональных инвесторов, были финансисты, потребители минеральных ресурсов, юридические консультанты, специалисты по вопросам управления рисками и торговой деятельностью из Азии, Европы, Ближнего Востока, Австралии, Северной Америки. Поддержку мероприятию оказали правительства Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана. Показательно, что для участия в форуме приехали официальные представители Монголии. В центре обсуждений были такие темы, как перспективы разведки полезных ископаемых, законодательная база в области недропользования, тенденции приватизации объектов минерально-сырьевого комплекса (МСК), политические риски, инвестиционные интересы и финансовые возможности региона.
 
В общем, инвесторам представилась хорошая возможность сравнить сильные и слабые стороны каждого из центральноазиатских государств, а также озвучить критерии, которые являются для них определяющими при выборе страны для вложения своего капитала.
 
Майка лидера
 
Региональное лидерство Казахстана в сфере привлечения инвестиций сегодня вряд ли кто-то может оспорить. Как отмечают сами инвесторы, с точки зрения нормативных и юридических правил, развития местной инфраструктуры и экономики, а также политической стабильности наша страна остается наиболее «понятной» из всех постсоветских государств.
 
По словам Булата Ужкенова, председателя Комитета геологии и недропользования МЭМР, за последние 10 лет суммарный приток частного капитала в недропользование МСК Казахстана составил около $87,5 млрд. По сравнению с 1996 годом объем инвестиций в эту сферу увеличился в 10 раз и по итогам 2007 года достиг $17,8 млрд, включая $1,9 млрд на проведение геологоразведочных работ (ГРР). По прогнозам МЭМР в 2008 году этот показатель должен составить уже $18,9 млрд, включая $2 млрд в ГРР.
 
Вместе с тем основным направлением капиталовложений в МСК республики являются месторождения углеводородного сырья – в 2007 году сюда было направленно 73% от общего объема инвестиций. Что касается горнорудной отрасли, то на нее приходится лишь 24%. И это понятно: если нефтянку в независимом Казахстане поднимали что называется «с нуля», то мощный ГМК достался нам в наследство с советских времен, когда были открыты основные месторождения и созданы крупные металлургические производства. В результате тотальной приватизации в середине 90-х годов прошлого века сегодня в каждой отрасли ГМК прочно обосновались крупные частные игроки, среди которых ENRC, «Казцинк», корпорация «Казахмыс», «Богатырь Аксес Комир», «ArcelorMittal». Лишь урановая отрасль находится под контролем государственной НАК «Казатомпром». Такая ситуация оставляет не так уж много возможностей для выхода на рынок новых игроков.
 
В то же время наше правительство заинтересовано в сохранении у инвесторов интереса к недропользованию в Казахстане, особенно в сфере геологоразведочных работ. Сегодня, например, в стране существует острая необходимость в проведении ГРР для нужд цветной металлургии, где обеспеченность сырьем составляет лишь 20–25 лет. Хороший потенциал будут иметь инвестиции в вольфрам-молибденовую (по запасам молибдена мы занимаем одно из первых мест в мире) и кобальт-никелевую подотрасль. Кроме того, республика обладает значительными запасами золотосодержащих руд, месторождения которых имеются практически во всех регионах страны. По словам г-на Ужкенова, использование метода кучного выщелачивания позволит вовлечь в эксплуатацию очень большое количество новых месторождений.
 
Узбекские приоритеты
 
Наш южный сосед также входит в список стран, богатых минеральным сырьем. По запасам и прогнозным ресурсам таких видов полезных ископаемых, как золото, уран, медь, калийные соли и фосфориты, Узбекистан занимает ведущие позиции в мире. К примеру, здесь находится самое крупное на Евроазиатском континенте штокверковое золотокварцевое месторождение «Мурунтау», на котором ежегодно добывается около 80% всего узбекского золота. В общей сложности в стране выявлено более 3 тысяч месторождений и проявлений полезных ископаемых, из которых 1,5 тысячи уже разведаны. Среди них 57 – драгоценных, 44 – цветных, редких и радиоактивных металлов, 4 месторождения угля и др. По словам заместителя председателя Госкомитета Узбекистана по геологии и минеральным ресурсам Ильхомбая Турамуратова, запасы всех видов разведанных полезных ископаемых оцениваются в $1,9 трлн, а общий минерально-сырьевой потенциал республики – более чем в $10,9 трлн.
 
Кроме того, Узбекистан имеет и высокоразвитый ГМК. Так, Навоийский горно-металлургический комбинат, объединяющий три крупных металлургических завода, ежегодно выпускает до 59 т золота и более 2000 т урана. Он обеспечен сырьевой базой по золоту до 2030 года, а по урану – до 2020-го. Еще один металлургический гигант Узбекистана – Алмалыкский комбинат. Он ежегодно производит более 115 тыс. т рафинированной меди, на его долю также приходится порядка 90% выпуска серебра и 20% золота. Показательно, что 70% общего объема продукции комбината поставляется на экспорт. Балансовые запасы Алмалыкской группы медно-порфировых руд позволяют обеспечить устойчивую работу комбината более чем на 60 лет.
 
Кроме того, большое внимание в Узбекистане уделяется изучению и освоению месторождений урана «черносланцевого типа», запасы и прогнозные ресурсы которых составляют более 100 тыс. т. Свое намерение участвовать в их разработке уже озвучили компании из Кореи, Японии и Китая.
 
Помимо золота и урана, которые отнесены в разряд стратегических, на территории республики имеется свыше 700 подготовленных к освоению месторождений 43 видов твердых полезных ископаемых, запасы которых оцениваются в $630 млрд. В настоящий момент в освоении четырехсот из них могут участвовать и иностранные инвесторы. Это месторождения редких металлов (литий, вольфрам, стронций), горнорудного сырья (жильный кварц и кварцит для получения кремния, каолин, графит, барит, полевой и плавиковый шпат), горнохимического, огнеупорного и керамического сырья, а также строительных материалов.
 
Как отмечает г-н Турамуратов, именно эти виды полезных ископаемых являются, с точки зрения привлечения иностранных инвестиций, наиболее приоритетными для горнодобывающей отрасли Узбекистана. Суммарные запасы только месторождений природных облицовочных камней составляют 86 млн м3 и оцениваются в $42,7 млрд.
 
Понятно, что, к примеру, плавиковый шпат – это совсем не то же, что золото или уран, а потому правительство стремится максимально улучшить инвестиционный климат в МСК. Сегодня инвесторам в Узбекистане предоставляются гарантии от национализации, гарантии использования и свободного перевода денежных средств, право собственности на полученную продукцию, гарантии возврата иностранных инвестиций в связи с прекращением инвестиционной деятельности и др. При инвестировании в приоритетные отрасли и проекты могут предоставляться дополнительные гарантии и меры защиты. В зависимости от доли экспортируемой продукции предусматривается снижение до 50% налоговых и таможенных ставок для предприятий-экспортеров. Кроме того, от обложения таможенной пошлиной освобождаются товары, работы, услуги и технологическое оборудование, ввозимые для собственных производственных нужд, а также вывозимая инвестором продукция, принадлежащая ему в соответствии с СРП. Примечательно, что в Узбекистане дополнительные льготы по уплате налогов, таможенных и других обязательных платежей для предприятий с иностранным участием предоставляются только на четко определенный период и не могут носить бессрочный характер.
 
Сокровища Чингисхана
 
Пожалуй, самым «лакомым куском» в регионе можно считать Монголию. В настоящее время здесь свыше 600 действующих и более чем 6,5 тысячи разведанных и подтвержденных месторождений. Из них экономическое значение имеют месторождения меди и цветных металлов, коксующегося и энергетического угля, урана, нефти, фосфоритов, молибдена, вольфрама, шпата, сульфата натрия, драгоценных и редкоземельных металлов. Монголия занимает 4-е место в мире по добыче плавикового шпата, 8-е – молибдена и 9-е – золота и вольфрама.
 
В 1991 году в стране впервые был принят закон об иностранных инвестициях, а в 2001 и 2002 годах в него были внесены поправки, нацеленные на поддержку иностранных капиталовложений. В целях стимулирования притока инвестиций правительство Монголии заключило договоры о стабильности, предоставило освобождение от таможенных пошлин и НДС на ввоз технологического оборудования, а также существенные льготы и скидки при выплате подоходного налога.
 
Столь благоприятный инвестиционный климат способствовал тому, что в последние годы в Монголии с участием иностранных инвесторов была развернута широкомасштабная кампания по поиску и разработке новых месторождений. Свои представительства в этой стране открыли такие компании с мировым именем, как VALE/CVRD, BHPBilliton, RioTinto, ArcelorMittal, JindalSteel, CentrerraGold, Mitsui и др. В результате в 2004 и 2006 годах Монголия вошла в первую десятку стран – лидеров по инвестициям в ГРР. По словам главы горного департамента Управления полезных ископаемых и нефти Монголии г-на Батбаяра, этой сфере государство уделяет особое внимание, придерживаясь политики постоянного увеличения минеральных запасов. Если в 1998 году на ГРР было затрачено лишь $7,9 млн, то сейчас эта цифра увеличилась до $280 млн. И это понятно: влияние, оказываемое горнодобывающей отраслью на экономику Монголии, сегодня трудно переоценить. Еще в 2003 году на ее долю приходилось 12,7% ВВП и 54,9% промышленного производства, а уже в 2007-м она выросла до 33% и 70,3% соответственно. За это время вклад горной промышленности в общий объем экспорта увеличился с 57,5% до 78,4%. Примерно половину всех валютных поступлений и почти 25% государственного бюджета обеспечивает самое крупное в стране горнодобывающее предприятие «Эрдэнэт». Это монгольско-российское СП добывает медно-молибденовую руду и производит медный и молибденовый концентрат.
 
В то же время открытие новых месторождений мирового класса, среди которых «Oyu Tolgoi» (с запасами 32 млн т меди и 1000 тонн золота), «Tavan Tolgoi» (7 млрд т высококачественного угля), а также месторождения серебра «Asgat», урана «Mardai» и фосфоритов «Burenkhaan», открывают перед Монголией новые перспективы в сфере экспорта минерального сырья. С вводом в эксплуатацию в 2010 году месторождения «Oyu Tolgoi» (66% которого принадлежит IvanhoeMines, а 34% – правительству Монголии) в последующие три года страна сможет выйти на третье место в мире по запасам меди (более 90 млн тонн), а объем ежегодной добычи золота возрастет в два раза (до 40 т). За счет разработки месторождения «Tavan Tolgoi» планируется и значительный рост угледобычи – с текущих 10 млн до 50–80 млн т в год. В целом, по оценкам экспертов, геологические ресурсы угля достигают в Монголии порядка 152 млрд т.
 
По словам главы канадской компании Ivanhoe Mines Роберта Фридланда, особую привлекательность инвестициям в горнорудные проекты Монголии придает ее соседство с огромным китайским рынком. Если еще десять лет назад Китай обеспечивал только 10% мирового спроса на основные металлы, то сегодня на его долю приходится уже 25–30%. Острая нехватка в КНР коксующего угля уже привела в текущем году к снижению выпуска стали. В такой ситуации Монголия будет играть для Китая ту же роль, что сегодня играет для США Канада. Подталкиваемая нехваткой сырья, Поднебесная уже сейчас является крупнейшим инвестором монгольской экономики.
 
Правительство Монголии свои конкурентные преимущества в этой сфере осознает не хуже, чем сами иностранные инвесторы. А потому в 2006 году в стране были приняты поправки в горное законодательство, закрепившие право государства на долю участия от 34% до 50% в разработке месторождений стратегического значения. Были увеличены платежи для держателей лицензий, а также введен налог на сверхприбыль при добыче золота и меди. Ставка в 68% применяется к доходам, полученным от превышения цены на золото в $500 за унцию (в банке Монголии) и уровня в $2600 за тонну меди (на LSE). Однако, судя по оптимизму, излучаемому на конференции г-ном Фридландом, выгоды от инвестиций в «Oyu Tolgoi» перевешивают для него потерю части прибыли в результате ухудшения инвестиционного климата.
           
Там, где узко
 
Гораздо большее беспокойство иностранных инвесторов вызывает политическая нестабильность. Так, например в той же Монголии после проведения парламентских выборов политические партии увязли во взаимных пререканиях, причем один из камней преткновения – вопрос о правильном и рациональном использовании природных ресурсов. В ситуации, когда компании рискуют столкнуться с кардинальной сменой правил игры со стороны правительства, говорить о стабильности не приходится.
 
Аналогичные проблемы наблюдаются в Кыргызстане, где внутренние противоречия, раздирающие правящую элиту, ставят под угрозу реализацию международных горнодобывающих проектов. В первую очередь речь идет о крупнейшем золоторудном месторождении «Кумтор», которое разрабатывается канадской компанией CenterraGoldInk. Как известно, в августе прошлого года правительство республики в результате долгих переговоров с мажоритарным акционером CenterraGold компанией Cameco смогло добиться увеличения доли Кыргызстана в проекте до 30,6%. Однако в феврале парламент отказался от ратификации данного мирного соглашения. Некоторые депутаты вообще настаивают на национализации компании. В результате этого, как утверждает президент Kumtor Gold Company Андрей Сазанов, только с апреля текущего года CenterraGoldInk, акции которой котируются на бирже в Торонто, потеряла $2,5 млрд рыночной капитализации, из которых $340 млн составили чистые потери Кыргызстана.
 
Вместе с тем Декел Голан, исполнительный директор компании ChaaratGold (также занимающейся разработкой месторождения золота в Кыргызстане), считает, что ситуация, подобная кумторской, совсем не редкость не только в Центральной Азии, но и в мире. Любая компания, получившая в свое время какие-то эксклюзивные условия, в случае смены власти может попасть под угрозу политических спекуляций и пересмотра условий со стороны государства. По его мнению, инвесторам, начинающим сегодня проекты в Кыргызстане «с нуля и на общих основаниях», такие риски уже вряд ли грозят.
 
Досталось «на орехи» и стабильному в политическом плане Казахстану, правда, уже по другому поводу. По словам экспертов, последние изменения в нашем законодательстве содержат риски, которые беспокоят инвесторов ничуть не меньше. Например, закон «О недрах и недропользовании» теперь включает положения, требующие согласования с государственными органами каждой сделки с акциями или долей участия в капитале недропользователя либо компании, способной оказывать влияние на его деятельность. Кроме того, в Казахстане было закреплено право государства участвовать в сделках в приоритетном порядке, а также вносить изменения в контракт, если работы недропользователя оказывают «существенное изменение экономических интересов РК, которое создает угрозу национальной безопасности». При этом конкретный перечень случаев изменения экономических интересов не приводится. Как считают аналитики, такие условия создают дополнительные риски для инвестиций в недропользование и полностью не соответствуют практике фондового рынка. Они увеличивают риски для компаний, размещающих акции на бирже, а также риски материнской компании при кредитовании недропользователя-заемщика.
 
Серьезные дебаты вызывает и разрабатываемый в настоящее время проект нового Налогового кодекса. Помимо всего прочего, он будет регламентировать порядок дальнейшего налогообложения недропользователей. При его введении предлагается унифицировать ставки, которые установлены в контрактах на недропользование, внедрить налог на добычу полезных ископаемых, сохранив при этом налог на сверхприбыль, а также снизить корпоративный подоходный налог.
 
Как утверждает г-н Ужкенов, «налог на добычу по твердым полезным ископаемым будет установлен по их видам, исходя из мировых цен, и будет обеспечивать недропользователям приемлемый уровень рентабельности по каждому месторождению». Кроме того, рассматривается вопрос о введении в Казахстане экспортной таможенной пошлины. По словам г-на Ужкенова, все эти нововведения выносятся на обсуждение с инвесторами и недропользователями, а потому есть все основания полагать, что окончательное решение должно удовлетворить все заинтересованные стороны. Инвесторы со своей стороны напоминают, что прибыльность предприятия не менее важна для государства, чем исполнение налоговых обязательств.
 
Сегодня приходится констатировать, что практически все центральноазиатские страны в той или иной мере демонстрируют попытки государства усилить влияние и контроль в горнодобывающей отрасли. Учитывая сложившуюся мировую конъюнктуру, такое стремление вполне понятно и оправданно. Главное, не следует забывать, что инвестор весьма гибок в поиске альтернатив и выбирает ту страну, которая обеспечит ему оптимальное сочетание благоприятного инвестиционного климата, высокой доходности и максимальной безопасности капиталовложений. Ясно одно: свои преимущества в качестве страны «первого выбора» Казахстан уже с лихвой отыграл, а потому нашему правительству надо искать новые инструменты, чтобы вновь «разогреть» интерес зарубежных инвесторов к отечественному ГМК.
 


Список статей
Горный обзор. Итоги полугодия  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem