USD/KZT 367.06 
EUR/KZT 416.17 
 KAZAKHSTAN №3, 2008 год
 Урановый ренессанс Казахстана
АРХИВ
Урановый ренессанс Казахстана
 
Мировая экономика все настойчивее требует замены традиционным энергоносителям – углю, нефти и природному газу. Первое место среди альтернативных источников, безусловно, сегодня занимает ядерная энергия – АЭС обеспечивают около 16% всей вырабатываемой в мире электроэнергии. При этом уран становится одним из самых востребованных товаров: если в 2000 году фунт (0,453 кг) урана стоил всего $7, то сегодня его цена превышает $57. И это не предел: согласно прогнозу Goldman Sachs, JBWere Pty и Rio Tinto Group, до конца 2008 года цены вырастут на 58% и достигнут отметки $90 за фунт.
 
Этому способствует увеличение спроса на уран на фоне рекордно высоких цен на нефть. И факторов, которые сыграли бы на понижение, не наблюдается. В первую очередь это связано с ожиданием дефицита сырья, поскольку новые АЭС намерены строить многие страны мира – Канада, Китай, ЕС, Индия, Россия, Япония. Например, Китай уже запустил в 2007 году две АЭС и еще три планирует ввести в строй к 2011 году. В общей сложности к 2030 году в мире будет простроено 455 реакторов. И это понятно. Стоимость электроэнергии, вырабатываемой АЭС, не связана напрямую с энергоносителями. Даже если цена на ядерное топливо возрастет в два раза, электроэнергия подорожает всего на 9%.
 
По оценкам МАГАТЭ, для удовлетворения растущих потребностей производство урана в ближайшие 20 лет должно увеличиться на 300%. На этом фоне Казахстан, обладающий колоссальными запасами урана (по собственным оценкам – 19% разведанных мировых запасов, по зарубежным – 15%), не только начал возвращать утраченные ранее позиции на ядерном рынке, но и пытается выйти на новую орбиту развития своего атомного комплекса. Производством уранового концентрата в стране занимается Национальная атомная компания «Казатомпром» как самостоятельно (ТОО «Таукентское», «Степное», «РУ-6», Степногорский ГХК), так и в рамках СП с иностранными партнерами («Бетпак Дала», КАТКО, «Заречное», «Инкай»).
 
На территории Казахстана разведано 129 месторождений и рудопроявлений урана. Все они объединены в шесть урановых провинций (Прибалхашская, Прикаспийская, Илийская, Северо-Казахстанская, Сырдарьинская, Шу-Сарысуйская). Запасы и ресурсы этих провинций составляют 1,69 млн т урана. Из них около 1,2 млн т пригодно для извлечения самым дешевым и экологически безопасным  методом скважинного подземного выщелачивания. В настоящее время добыча урана ведется на 11 месторождениях.
 
В 2004 году была утверждена Программа развития урановой промышленности РК на 2004–2015 годы, в рамках которой осуществляется наращивание объемов добычи урана (см. график 1). Увеличение идет как за счет отработки старых месторождений, так и введения в промышленную эксплуатацию новых. Это позволило Казахстану войти в тройку мировых лидеров по добыче урана (после Канады и Австралии). В текущем году планируется запустить рудники на месторождениях Северный Харасан, Южный Инкай, Торт Кудук, Буденновское-2 и добыть около 9,6 тыс. т урана (по прогнозу Ux Consulting общемировая добыча в 2008 году составит 46,85 тыс. т).
 
Быстрые темпы роста производства позволили руководству «Казатомпрома» сделать оптимистичные прогнозы на будущее и в марте 2005 года принять программу, предусматривающую к 2010 году увеличение добычи урана до 15 тыс. т в год, что выведет нашу страну на первое место в мире. Как утверждает президент НАК «Казатомпром» Мухтар Джакишев, «Казахстан намерен до 2018 года добывать 30 тыс. т урана ежегодно».
 
По данным FreshFUEL, пять крупнейших уранодобывающих компаний (Cameco, AREVA, Rio Tinto, «Казатомпром» и BHP-Billiton) в совокупности обеспечивают 70% от общемировой добычи урана (около 80 млн фунтов). Однако только три из них смогут расширить производство к 2010 году: AREVA с 15,6 млн фунтов до 26–31 млн, Cameco с 21 млн до 30 млн, «Казатомпром» с 10 млн до 39 млн фунтов. Таким образом, именно Казахстан будет в значительной мере определять наличие предложения на рынке, и уран сможет стать для республики важным геополитическим козырем.
 
Безусловно, сегодня в Казахстане существует лишь часть переделов ядерно-топливного цикла. Это добыча природного урана, аффинаж (первичная очистка) и производство топливных таблеток. Все остальные звенья топливной сборки ведутся за пределами страны – в России. Однако уже сейчас реализуются проекты, нацеленные на воссоздание этого цикла полностью.
 
Таким образом, в условиях высокого мирового спроса на уран «Казатомпром» сконцентрировал свое внимание на трех основных направлениях: наращивании сырьевой базы внутри страны, осуществлении экспансии на другие рынки, получении доступа к технологиям по обогащению урана. Однако на безоблачном горизонте урановых амбиций Казахстана существенной проблемой может стать нехватка квалифицированных кадров и объектов инфраструктуры, что способно помешает быстрому наращиванию уранового производства. Так, на подготовку только одного квалифицированного специалиста требуется около 10 лет: пять лет обучения в университете и еще пять – на производстве.
 
Вместе с Россией
 
Производственная кооперация России и Казахстана в атомной отрасли началась с подписания в июле 1998 года соглашения между правительствами обеих стран об интеграции предприятий ядерно-топливного цикла. И это вполне логично. Атомные комплексы РФ и РК взаимодополняют друг друга: казахстанская уранодобыча – российское обогащение урана – казахстанские таблетки – российские ТВЭЛы.
 
Мощный толчок кооперация в области мирного использования атомной энергии получила с принятием 25 января 2006 года Совместного заявлении о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии. Летом того же года обе страны подписали соглашения о создании сразу трех совместных предприятий – по добыче урана, по его обогащению и по проектированию новых атомных реакторов.
 
Все они взаимовыгодные: Россия получает допуск к добыче сырья, Казахстан – долю в российском предприятии по обогащению урана. В частности, обогащение казахстанского урана, добываемого на российско-казахстанском СП «Заречное» (общая сумма контракта превышает $1 млрд), будет производиться на Ангарском электролизно-химическом комбинате. При этом на базе последнего, согласно подписанному в Астане 10 мая 2007 года соглашению, создается Международный центр по обогащению урана.
 
Результатом сотрудничества «Казатомпрома» и российского «Атомстройэкспорта» в области реакторостроения станет создание атомного реактора средней мощности с энергоблоками типа ВБР-300. Данный тип реактора, разрабатывавшийся для военно-морского флота, хорошо зарекомендовал себя на подводных лодках проекта 949А «Антей», к которому принадлежала и АПЛ «Курск». АЭС в Актау (вместо выработавшего свой ресурс БН-350) предполагается построить именно на этом типе реакторов: запуск первого энергоблока планируется в 2016 году, второго – в 2017-м. Необходимо учитывать, что промышленного варианта атомных станций на 300 МВт в мире на сегодняшний день нет. А потому этот реактор имеет реальные перспективы для продвижения на мировой рынок, и особенно на рынки стран с большой территорией и низкой плотностью населения. Совместная разработка, производство и строительство реакторов ВБР-300 логически завершат технологическую цепочку вертикального ядерно-топливного цикла.
 
Разновекторность урановой диверсификации
 
АО «НАК «Казатомпром», стараясь не попасть в зависимость от одного партнера, не ограничивается сотрудничеством с российской стороной. Компания активно выстраивает свое взаимодействие и с другими ведущими игроками рынка. Так, «Казатомпром» создает СП по добыче урана с канадской корпорацией Cameco (Inkai) и с французской компанией AREVA (Katco). Сотрудничество идет не только в сфере добычи урана, но и в области более высоких переделов. «Казатомпром» стремится стать вертикально интегрированной компанией, а не только поставщиком природного урана. Вот почему в июне текущего года были подписаны новые соглашения с этими компаниями.
 
В частности, с Cameco на базе Ульбинского металлургического завода в Усть-Каменогорске (производит ядерное топливо и металлы для тепловыделяющих элементов) будет создано новое СП – ТОО «Ульба Конверсия» (доля НАК «Казатомпром» – 51%, Cameco – 49%). При этом канадская корпорация предоставит технологию производства гексафторида урана, что позволит сделать «скачок» и выйти на более высокую степень готовности. Производственная мощность предприятия составит 12 тыс. т гексафторида урана в год, а это около 17% мировых мощностей.
 
Как отмечает сотрудник Французского института исследований Центральной Азии (IFEAC) Себастьян Пейруз, в связи с ростом цен на нефть и газ Франция уделяет большое внимание развитию атомной энергетики и укреплению сотрудничества с Казахстаном в этой области. 11 июня текущего года между AREVA и «Казатомпромом» подписано соглашение, по условиям которого СП «Катко» («Казатомпром» – 49%, AREVA – 51% акций) будет ежегодно производить вплоть до 2039 года 4 тыс. т урана. Всего – 120 тыс. т. Кроме того, предусматривается обеспечение технической поддержки в создании производства по изготовлению топливных сборок мощностью 1200 т в год на Ульбинском металлургическом заводе. В рамках создаваемого СП (Казатомпром – 51%, AREVA – 49%) сборочное производство будет включать отдельную линию производительностью 400 т для реакторов французского дизайна (остальные 800 т будут использоваться в качестве топлива для реакторов других дизайнов). При этом топливные таблетки для сборок будут поставляться компанией «Казатомпром».
 
Активно развиваются отношения с Японией, которая треть своих потребностей в электричестве обеспечивает за счет атомной энергетики. В начале июня был введен в промышленную эксплуатацию рудник по добыче урана на участке «Западный» месторождения Мынкудук в Сузакском районе Южно-Казахстанской области – первый в рамках соглашения о сотрудничестве в ядерной энергетике между Казахстаном и Японией. Оператором рудника является совместное предприятие ТОО «Аппак» (АО НАК «Казатомпром» – 65%, Sumitomo Corporation – 25% и Kansai Electric Power Co. Inc. – 10%). К 2010 году ожидается достижение проектной мощности в объеме 1 тыс. т уранового концентрата ежегодно.
 
Добываемый уран будет в основном направляться на японский рынок для изготовления топливных сборок на предприятиях японской Nuclear Fuel с дальнейшей поставкой их на АЭС компании Kansai в Японии. Это, как и ряд других шагов, к примеру, переработка отработанного ядерного топлива и некондиционного урана из Японии на мощностях Ульбинского завода, позволит «Казатомпрому» обеспечить поэтапное усиление своих позиций на одном из ведущих рынков сбыта урана. В перспективе экспорт из Казахстана может занять до 40% японского уранового рынка, составляющего 8,6 тыс. т. В свою очередь Япония окажет Казахстану помощь в модернизации Ульбинского металлургического завода.
 
Казахстан не только стремится стать мировым лидером по добыче урана, но и выйти на западный рынок реакторостроения. Осенью 2007 года «Казатомпром» за $540 млн купил у японской Toshiba10%-ную долю в ведущем производителе атомных реакторов – корпорации Westinghouse Electric. В обмен Toshiba получила возможность войти на казахстанский рынок добычи природного урана. В техническом плане вхождение было оформлено приобретением 22,5% акций в проекте по разработке урановых месторождений на юге республики у Marubeni Corp.
 
По мнению аналитиков, сделка преследовала ряд ключевых целей. В частности, обеспечение Японии казахстанским ураном и повышение конкурентоспособности японских машиностроителей на рынке строительства АЭС. Японская газета «Никкэи» также отметила, что «сделка олицетворяет намерение сдерживать Россию».
 
Сотрудничество, а не соперничество
 
Усиление в последние годы влияния стран Запада в отечественной атомной отрасли, безусловно, создает принципиально новую ситуацию. Особенно учитывая, что имеющиеся в Казахстане запасы урана в 4 раза превышают запасы России. Если раньше Казахстан являлся своего рода вотчиной российских атомщиков, то теперь им придется конкурировать с западными компаниями.
 
Однако российские эксперты полагают, что, хотя решающим фактором выполнения программы развития атомной энергетики РФ сегодня является не столько финансовое, сколько ресурсное обеспечение, усиление технологической самостоятельности Казахстана пока не создает угрозы интересам России. По их мнению, «основным дефицитом для мировой ядерной энергетики являются мощности по обогащению урана и его природные ресурсы, а мощности по фабрикации топлива имеются сегодня в избытке, и они останутся незагруженными даже в случае самых оптимистичных сценариев строительства новых АЭС». По словам российских специалистов, Казахстан, не имеющий собственных разделительных предприятий, может обогащать уран только в России – в Международном центре по обогащению в Ангарске. Таким образом, из-за отсутствия собственного цикла обогащения Казахстану, к примеру, для полного восстановления японского урана придется использовать российские предприятия.
 
Кроме того, общий объем заказов по атомному машиностроению в России до 2020 года составит свыше 1,3 трлн руб. и потребует изготовления не менее 30 комплектов оборудования АЭС, из которых около половины предназначено для строительства энергоблоков за рубежом. Существующие мощности ни российского, ни тем более отечественного машиностроения не способны справиться с таким объемом заказов (к примеру, машиностроительные заводы России способны производить лишь 2 комплекта в год). Поэтому выход из сложившейся ситуации возможен только в кооперации мировых лидеров атомного машиностроения (США, России, Франции, Японии, Великобритании, Канады).
 
Плата за лидерство
 
У Казахстана есть все возможности для того, чтобы стать серьезным игроком на мировом рынке урана. Однако, как и у любой медали, здесь есть оборотная сторона, которую сегодня предпочитают не афишировать.
 
Как известно, в начале этого тысячелетия государственная компания «Казатомпром», в чьем ведении находится торговля ураном и ядерным топливом, занялась продвижением масштабного плана коммерческого импорта ядерных отходов средней и низкой активности из развитых стран. Импортируемые отходы предлагалось складировать в выработках старых рудников, которые бы запечатывались бетоном. Лоббистами этого плана необходимость его принятия объяснялась тем, что доходы от коммерческого импорта позволят Казахстану финансировать решение проблем с собственными ядерными отходами.
 
В середине ноября 2002 года в интервью EurasiaNet глава «Казатомпрома» Джакишев заявил, что создание хранилища для ядерных отходов из Европы и других стран приносило бы около $4 тыс. дохода за баррель отходов. По его оценкам, вырученная сумма может составить не менее $20 млрд, что даст Казахстану возможность привести в порядок свои собственные огромные запасы ядерных отходов и радиоактивных веществ. Однако, встретив сильное общественное сопротивление, «Казатомпром» тогда отступил и перестал поднимать этот вопрос.
 
Намечаемая широкомасштабная поставка топливных сборок за рубеж позволит «Казатомпрому» вновь вернуться к реализации проекта захоронения радиоактивных отходов, от которого Казахстан вроде как отказался. Дело в том, что согласно существующим правилам поставщик ядерного топлива обязан принимать его отходы. Таким образом, расширяя географию стран, куда «Казатомпром» поставляет ядерное топливо, он и принимает новые обязательства по приему отходов. Та же Япония после использования казахстанского топлива будет возвращать его опасные остатки. Таким образом, десятки тысяч тонн ядерного топлива, поставляемого из Казахстана, вернутся обратно радиоактивным мусором почти в тех же объемах.
 
Сергей Смирнов
 


Список статей
Горный обзор. Итоги полугодия  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem