USD/KZT 367.06 
EUR/KZT 416.17 
 KAZAKHSTAN №4, 2008 год
 Экспорт углеводородов. Все дело в трубе…
АРХИВ
Экспорт углеводородов. Все дело в трубе…
 
Развитие отечественного нефтегазового комплекса неразрывно связано с решением вопроса транспортировки добываемых углеводородов на внешние рынки. И это понятно. Нефть и конденсат сегодня занимают более 61% всего объема экспорта республики. Только в 2007 году в страны ближнего и дальнего зарубежья было отправлено 60,8 млн т нефти.
 
В настоящее время Казахстану доступны три маршрута транспортировки УВС. Первый из них – нефтепроводы, проходящие по территории России: КТК и Атырау – Самара. Второй – транскаспийские перевозки и экспорт по нефтепроводу Баку – Тбилиси – Джейхан (БТД). Третий – нефтепровод Атасу – Алашанькоу в Китай. Мощности всех этих трубопроводов пока достаточно для обеспечения экспортных поставок казахстанских энергоресурсов. И хотя рост объемов добычи нефти идет в республике медленнее, чем ожидалось, главные нефтяные месторождения страны – Тенгиз и Карачаганак в ближайшее время достигнут пика своей производительности. Да и Кашаган, коммерческая добыча на котором (после неоднократного переноса сроков его освоения) начнется в 2013 году, уже на начальном уровне добавит 500 тыс. баррелей в день. По данным Министерства энергетики и минеральных ресурсов, в течение ближайших семи лет страна планирует выйти на объем добычи нефти в 100 млн т. Конечно, амбиций у наших чиновников заметно поубавилось, ведь ранее к 2015 году они рассчитывали выйти на уровень в 150 млн т. Тем не менее, если Казахстан реализует эти, пусть даже скорректированные, планы по увеличению добычи УВС, то текущей производительности нефтепроводов окажется явно недостаточно. Это может привести к тому, что в ближайшие годы Казахстан столкнется с дефицитом экспортных путей для своего сырья. Кроме того, это может затруднить реализацию государственной политики по диверсификации потоков экспорта УВС.
 
Все это ставит перед Казахстаном задачу увеличения пропускных мощностей существующих трубопроводов, с одной стороны, и создание новых – с другой. Поэтому республика постоянно ищет все новые маршруты и активно поддерживает все возможные проекты строительства экспортных трубопроводов, позволяющие отечественной нефти беспрепятственно течь на мировые рынки.
 
Российский транзит. Запредельная загрузка
 
Основным экспортным направлением транспортировки казахстанской нефти по-прежнему остается российское. Так, по нефтепроводам Атырау – Самара и КТК прокачивается более 2/3 всего объема нефтяного экспорта. Вместе с тем объемы прокачки по этим трубопроводам в последние годы превышают их пропускные способности. Уже сейчас они загружены более чем на 100% только за счет применения специальных антифрикционных присадок. И хотя переговоры по расширению обоих нефтепроводов (до 25 млн т и 67 млн т соответственно) уже идут достаточно долго, конца им не видно и окончательного решения по-прежнему нет. При этом, например, компания «Тенгизшевройл», являющаяся основным поставщиком сырья для системы КТК, намеревается к 2010 году довести нефтедобычу до 32 млн т против 14 млн т в 2007 году.
 
Нам любые дороги дороги
 
Проблемы с расширением трубопроводов КТК и Атырау – Самара в значительной мере привели к тому, что к традиционно действующему направлению через Россию добавились другие перспективные маршруты. Казахстан охотно движется в сторону Китая, проявляет интерес к турецкому направлению через Баку и Тбилиси, рассматривает свое участие в украинском проекте «Одесса – Броды». В поле зрения правительства удерживаются проекты «Бургас – Александруполис» и «Балтийская трубопроводная система». В частности, в случае приобретения доли в проекте «Бургас – Александруполис» у Казахстана появляются хорошие перспективы по выводу не менее 17 млн т своей нефти на южноевропейский рынок.
 
Рекордной по срокам осуществления стала реализация проекта Казахстанско-Китайского нефтепровода. В сентябре 2004 года состоялась официальная церемония начала его строительства, а в июле 2006 года уже пошли промышленные поставки сырья. В 2006 году среднемесячный объем прокачки сырой нефти в Китай составил 300 тыс. т, в 2007 году он приблизился к 400 тыс. т, а в этом году уже достиг 480 тыс. т. Таким образом, по данным на начало августа 2008 года, общий объем экспорта нефти в КНР по этой «трубе» превысил 10 млн т. В конце 2009 года ожидается ввод в строй участка Кенкияк – Кумколь, что в перспективе позволит удвоить мощность нефтепровода.
 
Еще одним привлекательным маршрутом может стать трубопровод БТД. С самого начала его строительства было понятно, что азербайджанской нефти (по самым оптимистичным прогнозам в 2010 году АМОК выйдет на уровень добычи лишь в 45 млн т) будет недостаточно для полной его загрузки. Понятно, что ставка при сооружении БТД делалась на нашу страну, однако проект долгое время оставался без ее активной поддержки. Вопрос об участии Казахстана в этой транспортной системе оставался открытым до самого последнего момента. Лишь в апреле 2008 года Сенат Казахстана ратифицировал «Договор между Республикой Казахстан и Азербайджанской Республикой о поддержке и содействии транспортировке нефти из Республики Казахстан через Каспийское море и территорию Азербайджанской Республики на международные рынки посредством системы «Баку – Тбилиси – Джейхан».
 
Этот договор с весьма примечательным названием предполагает создание новой системы транспортировки казахстанской нефти через Каспийское море от порта Актау до Баку. Ожидается, что для этого в 2010–2011 годах будет построен 740-километровый нефтепровод Ескене – Курык с морским нефтеналивным терминалом, а в порты Азербайджана нефть будет доставляться танкерами разного дедвейта. Предполагается, что на начальном этапе добычи на Кашагане Казахстан может поставлять в БТД 25 млн т нефти с перспективой дальнейшего увеличения до 38 млн т в год.
 
Многовекторность и … безопасность
 
Как показывает практика, экспорт УВС тесно связан с политической ситуацией в транзитных странах. Выступая 4 сентября на III Евразийском энергетическом форуме KazEnergy в Астане, премьер-министр Карим Масимов заявил, что «Казахстан и дальше будет реализовывать стратегию диверсификации экспортных энергетических маршрутов… с акцентом на их безопасности». Подчеркивание последнего фактора далеко не случайно. Именно стабильность и безопасность в государствах, через территорию которых осуществляется транзит, является важнейшим критерием как для инвесторов, так и для поставщиков.
Взрыв на турецком участке нефтепровода БТД, вооруженный конфликт Грузии с Южной Осетией показали уязвимость этого эскпортного направления. В частности, тому же Азербайджану пришлось снизить объемы добычи и искать альтернативные пути транспортировки своего сырья. В итоге азербайджанская нефть пошла по российскому маршруту Баку – Новороссийск. На этом фоне Иран решил строить нефтепровод Нека – Джаск как конкурентный маршруту Баку – Тбилиси – Джейхан. А Карим Масимов был вынужден распорядиться приостановить экспорт через Грузию и переориентировать казахстанский нефтяной поток (миллион тонн в год) с нефтеналивного терминала в Батуми на поддержку внутреннего рынка страны.
 
Глобальные последствия маленькой и быстрой войны наверняка окажутся значительно больше ее масштабов. Запад усомнился в надежности Грузии как энергетического партнера и начинает искать очередной альтернативный маршрут. Сохранение нестабильности на Кавказе может изменить и транспортные решения по Кашагану и другим шельфовым проектам. И это даже несмотря на то, что четырем компаниям, ведущим разведку в этом регионе, принадлежит 15% в системе БТД. Тем более что к началу разработки Кашагана будет завершено строительство последнего участка Казахстанско-Китайского нефтепровода, а также нефтепровода между Кашаганом и новым экспортным терминалом в Каспийском море. Это позволит кашаганской нефти оказаться в Китае и Иране. Реализация решений о расширении КТК и нефтепровода Атырау – Самара также сыграет не в пользу БТД.
 
Газовые магистрали
 
Как известно, нефтяные месторождения в Казахстане имеют высокий газовый фактор, а потому увеличение добычи нефти невозможно без решения вопроса утилизации попутного газа. Если в 2007 году добыча газа в стране составила 29,6 млрд м3, то, согласно прогнозам Минэнерго, ее объемы к 2010 году достигнут уже 42 млрд м3, а к 2015 году – 62 млрд м3. Однако такая динамика не снимает проблемы обеспечения газом самих казахстанцев. Во-первых, газ, добываемый отечественным нефтегазовым комплексом, как правило, является попутным и требует переработки на газоперерабатывающих заводах. В настоящее время в республике действуют три ГПЗ общей мощностью в 12,3 млрд м3 газа в год, что явно недостаточно. Во-вторых, товарный газ необходимо доставить потребителям, тогда как основу газотранспортной отрасли страны составляют транзитные магистральные газопроводы, проходящие по территории лишь восьми областей Казахстана. Главными из них являются Средняя Азия – Центр, Бухара – Урал, Оренбург – Новопсков с общим годовым объем транзита газа порядка 100 млрд м3 ежегодно.
 
В результате сегодня северные области Казахстана обеспечиваются газом, поставляемым из России, а газоснабжение южных регионов, нередко испытывающих в осенне-зимние периоды огромный дефицит этого вида топлива, осуществляется за счет поставок из Узбекистана. Сейчас для уменьшения внешней зависимости, в рамках строительства газопровода из Туркмении в Китай, прорабатывается проект магистрального газопровода Бейнеу – Бозой – Акбулак. В Минэнерго полагают, что «это позволит беспрепятственно подавать газ из западных в южные регионы страны с последующим выходом к восточной границе Республики Казахстан. Пока речь идет о 5 миллиардах кубометров». Этот газопровод будет построен по принципу государственно-частного партнерства: 50% будет затрачено из бюджета республики, а другая половина – обеспечиваться стратегическим инвестором, привлеченным на конкурсной основе.
 
Замена импортируемого газа на собственный, безусловно, повысит уровень энергетической безопасности и снизит тарифы для населения в Южном Казахстане. Кроме того, новый трубопровод в дальнейшем будет использоваться для экспорта казахстанского газа в Китай. Планируемая пропускная способность газопровода составляет 30 млрд м3 в год. Уже в 2009 году намечено завершить строительство трубопровода и ввести в эксплуатацию его первую очередь мощностью 10 млрд м3. В 2012 году после ввода второй очереди он выйдет на проектную мощность.
 
Существуют проекты и других газопроводов. В частности, национальный оператор АО «КазТрансГаз» резко увеличивает свои планы по капиталовложениям. Он намерен инвестировать свыше $8 млрд в реализацию сразу трех проектов: сооружение газопровода Запад – Юг, газопровода в Китай и Прикаспийского газопровода.
 
Как показал сентябрьский визит российского премьера Владимира Путина в Ташкент, Россия также пробивает идею строительства новой нитки мощностью 26–30 млрд м3 газа вдоль реконструируемой системы «Средняя Азия – Центр». Планируется увеличение ее мощности с 54,8 млрд м3 до 100 млрд м3 в год.
 
В свою очередь Евросоюз пытается заручиться поддержкой Казахстана в проекте газопровода Nabucco. Эта транскаспийская труба длиной 3,3 тыс. км должна пройти по дну Каспийского моря и далее «влиться» в Nabucco по маршруту Центральная Азия – Турция – Болгария – Румыния – Австрия.
 
Таким образом, роль Казахстана в международном транзите газа устойчиво растет. Другое дело, что пока неясно, смогут ли производители из Центральной Азии дать достаточно газа для обеспечения каждого из новых трубопроводов. Мощности проектируемых магистралей рассчитаны на виртуальные запасы, которые еще надо добыть.
 
Мозаика интересов
 
Углеводороды Казахстана являются не просто энергетическими ресурсами, но и геополитическим фактором влияния на приграничные страны. У каждого из участников этих отнюдь не линейных взаимоотношений свой интерес. Китай заинтересован в обеспечении углеводородами своей растущей экономики, Россия – в транзите нефти и газа через свою территорию, а страны Запада – наоборот, в маршрутах, обходящих последнюю. Самому же Казахстану, к примеру, сотрудничество с Китаем позволит снизить зависимость как от западных компаний по условиям получения инвестиций, так и от монополии России при транзите сырья на мировые рынки.
 
Безусловно, сегодня для Казахстана (как и для остальных прикаспийских стран) вопрос резкого увеличения добычи энергетических ресурсов является принципиальным. Однако, по мнению экспертов, нынешние планы по транспортировке энергоресурсов с Каспия значительно опережают возможности по их добыче. Весьма реальна угроза отставания уровня добычи УВС от запланированных сроков введения в строй новых нефте- и газопроводов. Примерами тому могут служить сухие скважины на казалось бы перспективных месторождениях или неоднократный перенос сроков освоения Кашагана. Поэтому нельзя исключать серьезной коррекции прогнозов добычи в сторону снижения с соответствующими последствиями для проектируемых трубопроводов. Есть и другой аспект. Пока идут поиски решения политических, экономических и финансовых проблем проектов, их стоимость неуклонно и заметно растет. Яркой иллюстрацией этого среди проектов нефтедобычи является тот же Кашаган, а среди маршрутов транспортировки – Nabucco.
 
Сергей Смирнов


Список статей
Горный обзор. Планов громадьё  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem