USD/KZT 352.54  -6.46
EUR/KZT 415.15  -4.95
 KAZAKHSTAN №4, 2008 год
 Нефтегазовый сектор Казахстана. Растущий потенциал
АРХИВ
Нефтегазовый сектор Казахстана. Растущий потенциал
 
Специальный отчет FitchRatings*
 
* Оригинал отчета опубликован на английском языке. Данная версия отчета не является официальным переводом FitchRatings.
 
Резюме
 
Данный отчет рейтингового агентства FitchRatings представляет анализ основных тенденций в нефтегазовом секторе Казахстана, его позицию на мировых рынках, а также его роль для рейтингов. Основые выводы:
 
·         Fitch прогнозирует, что объемы нефтедобычи в Казахстане в 2007–2015 годах будут ежегодно увеличиваться на 5,7% и достигнут к 2015 году 2,3 млн баррелей в сутки (бс). Этому будет способствовать рост добычи на основных месторождениях, расположенных на суше и море, таких, как Тенгиз, Карачаганак и Кашаган. Основной риск, который может повлиять на прогноз в сторону уменьшения показателей, связан с факторами неопределенности при реализации Кашаганского проекта. 
 
·         В свете ужесточения политики казахстанского правительства в секторе Fitch полагает, что усилившаяся роль государства может создать более стабильную операционную среду с установленными правилами. Однако при этом должен поддерживаться определенный баланс между интересами государства и его способностью осваивать месторождения без помощи иностранных компаний.
 
·         Масштабы производства казахстанских нефтегазовых компаний меньше, чем у их российский коллег. Однако запланированное расширение их деятельности, возможно, превратит их в средних по размеру игроков с объемом производства более 500 тыс. баррелей нефтяного эквивалента в сутки (бнэс).
 
·         Имея сильные показатели кредитоспособности, компании казахстанского нефтегазового сектора (за исключением операторов газопроводов) выглядят более благоприятно в сравнении с сопоставимыми российскими и международными компаниями. Однако при этом возникают некоторые риски, связанные в том числе с запланированными агрессивными программами капиталовложений и введением в отрасли нового налога.
 
·         Fitch прогнозирует, что благоприятная обстановка в нефтегазовой индустрии по всему миру будет продолжать поддерживать развитие казахстанских нефтегазовых компаний. Несмотря на то что появились факторы, которые могут повлиять на падение нефтяных цен, ожидается, что они останутся относительно высокими по сравнению с историческими средними величинами.
 
·         Fitch присваивает рейтинг Национальной компании «КазМунайГаз» (НК КМГ, ‘BBB’, прогноз «Негативный») с применением методологии агентства «Взаимосвязь между рейтингами материнской и дочерних компаний». Кроме того, рейтинги этой компании увязаны с суверенным рейтингом Казахстана. Другие казахстанские компании отрасли рейтингуются преимущественно на основе их самостоятельных показателей. В ближайшее время Fitch не ожидает проведения позитивных рейтинговых действий, но будет следить за событиями, которые могут оказать влияние на рейтинги нефтегазовых компаний в среднесрочной перспективе, включая финансирование программ капитальных вложений и запланированное расширение добычи.
 
Введение
 
На фоне растущей конкуренции за контроль над углеводородами Центральная Азия благодаря своим огромным запасам УВС становится важным игроком на энергетических рынках. Казахстан, являясь самой крупной страной региона с точки зрения природных ресурсов (на долю республики приходится 83% доказанных запасов нефти и 25% доказанных запасов газа Центральной Азии), привлек к себе внимание мирового энергетического сообщества.
 
В данном отчете Fitch охватывает три аспекта. Первый показывает основные тенденции в нефтегазовой отрасли Казахстана, которая развивается под влиянием динамики глобальной нефтегазовой индустрии. В то же время некоторые отличительные особенности казахстанской нефтянки явно связаны с ее эволюционированием и советским прошлым. Вторая часть отчета фокусируется на глобальном ладшафте отрасли и будущих изменениях цен на нефть. Третья анализирует то влияние, которое оказывает развитие казахстанских нефтегазовых компаний на их рейтинги.
 
Основые тенденции нефтегазовой отрасли Казахстана
 
Внутренний рынок: производство на подъеме, новая волна роста потребления
 
Казахстан оказался в числе немногих стран-производителей УВС в мире, которые в 2007 году добыли нефти больше, чем в 2006-м. В период 2000–2007 годов республика достигла стабильного ежегодного прироста объемов добычи на 10,4%. Производство нефти в 2007 году увеличилось на 4,5% и достигло 1,49 млн б/с (в 2000 году – менее чем 800 тыс. б/с). В течение первых семи месяцев 2008 года нефтедобыча в Казахстане также росла, в отличие от стагнирующего производства в России. Несмотря на такой рост, стране все еще не хватает мощностей, которые бы позволили ей влиять на мировые цены на нефть.
 
Казахстанское правительство прогнозирует в 2008 году уровень добычи нефти в 1,5 млн б/с, что немногим выше, чем в прошлом году. Fitch ожидает, что рост производства в Казахстане будет ограниченным вплоть до успешного расширения двух наземных мегапроектов : Тенгиз (ТШО, облигации серии А с рейтингом ‘BBB-’) и Карачаганак, а также до начала промышленной добычи на главном морском месторождении – Кашаган (табл. 1).
 
И на Карачаганаке, и на Тенгизе были задержки в реализации проектов по их расширению. В то же время, по мере того как многие наземные месторождения начинают истощаться, будущий нефтяной потенциал страны в долгосрочном плане связан с развитием морских месторождений. Их сложная геологическая структура, наряду с экологическими рисками, может привести к задержкам и возросшим издержкам, что уже проявляется в событиях, связанных с Кашаганом. Так, начало производства нефти на Кашагане было отложено с 2005-го на 2013–2014 годы, при этом капиталовложения были увеличены с $57 млрд до $136 млрд.
 
Fitch прогнозирует, что объемы казахстанской нефтедобычи в период с 2007-го по 2015 годы будут расти совокупными годовыми темпами на уровне 5,7% и к 2015 году достигнут 2,3 млн б/с. На этот прогноз могут повлиять риски, связанные с операционными неопределенностями при освоении Кашагана, который, согласно ожиданиям, станет главным двигателем роста нефтедобычи после 2013–2014 годов. Сегодня масштабы казахстанской нефтяной отрасли гораздо меньше российской. Однако если республика сможет освоить согласно плану свои месторождения, Fitch прогнозирует, что через шесть или семь лет уровень добычи сырой нефти в Казахстане сможет конкурировать с показателями Норвегии.
 
С распадом Советского Союза внутреннее потребление нефти в Казахстане начало снижаться. К 1996 году оно упало до уровня половины всего объема 1991 года. В 2007 году потребление поднялось до 219 тыс. б/с. Fitch прогнозирует, что к 2015 году этот показатель вырастет примерно до 300 тыс. б/с, то есть до уровня 1993 года. В любом случае это создает довольно большой потенциал для экспорта.
 
Казахстан обладает внушительной ресурсной базой, уступающей на постсоветском пространстве только российской, и примерно равной ресурсам двух небольших членов ОПЕК – Ливии и Нигерии. В 2007 году компания «BPplc» (‘AA+’/Стабильный) оценила доказанные нефтяные запасы республки в 39,8 млрд баррелей (3,2% всех доказанных мировых запасов). С нынешними объемами добычи Казахстан имеет коэффициент «запасы/производство» (З/П) в 73,2 года, что почти равно соответствующему коэффициенту стран Ближнего Востока, значительно больше среднемирового коэффициента в 41,6 года и российского среднего показателя в 21,8 года. Учитывая прогнозы по наращиванию уровня добычи к 2015 году, коэффициент З/П все равно останется высоким (43 года), хотя и станет ближе к текущему среднемировому показателю.
 
Казахстан обладает солидными ресурсами газа с доказанными запасами в 1,9 трлн м3 (оценка 2007 года), что близко к показателям Ирака и Узбекистана. Коэффициент З/П также высок – 69,8 года. Вместе с тем текущий уровень добычи природного газа весьма низок. В 2007 году страна произвела 27,3 млрд м3, что на 11% выше по сравнению с предыдущим годом. Согласно прогнозам Министерства энергетики и минеральных ресурсов РК, к 2010 году добыча газа увеличится до 43 млрд м3, а к 2015 году – до 62 млрд м3.
 
Структура рынка: восстановление баланса сил
 
В отличие от России нефтегазовая отрасль Казахстана до сих пор развивается и проходит через завершающий этап консолидации и перераспределения структур собственности. В основном сектор сфокусирован на развитии добычи, имея только три нефтеперерабатываюших завода, оставшихся еще с советских времен (в Атырау, Шымкенте и Павлодаре), с общей мощностью переработки менее чем 350 тыс. б/с. Это сопоставимо лишь с небольшой частью российских мощностей в 5,6 млн б/с.
 
Сегмент разведки и добычи включает государственную нефтегазовую компанию НК «КазМунайГаз», которая представляет в отрасли интересы правительства, иностранные консорциумы, осваивающие основные нефтегазовые месторождения страны, а также ряд мелких игроков (график 4). Практически все крупные иностранные нефтяные компании так или иначе задействованы в Казахстане, поскольку ему требуется иностранная экспертиза и технологии для развития своих неосвоенных месторождений, а разработка многих из них связана с экстремальными погодными условиями, сложной геологией и техническими проблемами. Это привело к созданию здесь более благоприятного инвестиционного климата по сравнению с некоторыми другими странами–производителями нефти. На долю двух иностранных консорциумов (ТШО и КПО) приходится большая часть добычи нефти в стране (33%), в то время как НК «КазМунайГаз» занимает около 20%.
 
В целом, нефтегазовый сектор критически важен для казахстанской экономики. В 2007 году на его долю пришлось 25% всех доходов и 58% экспортных поступлений. В то же время Fitch ожидает, что в 2015 году более 60% объемов нефтедобычи будет осуществляться за счет месторождений, которые сегодня в основном эксплуатируются крупными иностранными нефтяными компаниями. Данные факторы, наряду с нынешними благоприятными условиями, стимулируют казахстанское правительство сжимать тиски вокруг нефтегазовой отрасли – процесс, который также наблюдался в других нефтедобывающих странах, таких, как Россия и Венесуэла.
 
В свете этих событий правительство республики ввело ряд изменений в нефтегазовое законодательство, ведущих к дальнейшей консолидации действующих малых предприятий под флагом «КазМунайГаза», а также к усилению контроля государства над отраслью, включая предоставление КМГ преимущественного права на приобретение любых активов, выставленных на продажу на внутреннем рынке, а также права приобретать, как минимум, 50%-ную долю в новых морских проектах. Эти преференции использовались национальным оператором для приобретения 33% в PetroKazakhstan, 50% в Казгермунай, а также 50% пакета в CCEL, владеющей нефтегазовым месторождением Каражанбас. Более того, КМГ удалось увеличить свою долю в Кашаганском проекте с 8,33% до 16,81% после серьезных задержек в освоении месторождения.
 
Fitch считает, что усиление роли государства может способствовать большей стабильности и определенности для всех игроков сектора. Это также установит более четкие правила ведения операций, хотя и в контексте более жесткого регуляторного режима. Тем не менее чрезмерное ужесточение государственного контроля (что не кажется вероятным) может подвергнуть опасности реализацию Казахстаном амбициозной программы по расширению нефтегазового производства, которая по-прежему опирается на значительные иностранные инвестиции и экспертизу. Таким образом, должен соблюдаться баланс между национальными ресурсами и способностью использовать их без иностранной поддержки.
 
Операционная деятельность – смешанный комплекс
 
Так как казахстанский нефтегазовый сектор является новым игроком на международных рынках, многие местные компании до сих пор составляют отчеты о своих запасах согласно своей классификации (A+B+C1). Это делает их данные технически несравнимыми с данными иностранных и российских компаний, которые готовят отчеты в соответствии с международными стандартами. Однако, скорее всего, эта ситуация изменится, что увеличит транспарентность процесса. Например, КМГ рассматривает возможность перехода на международные стандарты в течение ближайших одного–двух лет.
 
По состоянию на сентябрь 2008 года все казахстанские нефтегазовые компании имеют небольшой масштаб операций с уровнем добычи ниже 500 тыс. бнэс (табл. 2). Хотя в 2007 году НК «КазМунайГаза» и «Разведка и Добыча КазМунайГаз» (KMGEP, ‘BBB-’/Стабильный) продемонстрировали внушительный рост добычи нефти, соответственно 5,1% (до 301 тыс. б/с) и 12% (до 215 тыс. б/с), в основном это произошло за счет поглощений. В случае, если ТШО и КПО успешно осуществят проекты по расширению производства, после 2009–2010 годов они должны достичь масштаба, равного средним по размеру компаниям.
 
Среди всех рейтингуемых Fitch нефтегазовых компаний большинство казахстанских продемонстрировали высокий коэффициент восполнения запасов (RRR) – гораздо выше 100%. Однако их коэффициенты З/П были ниже соответствующих коэффициентов российских компаний. Тем не менее казахстанские производители удерживают хорошие позиции за счет эксплуатационных расходов. Позитивные изменения в их будущей операционной статистике могут произойти за счет успешного освоения основных месторождений.
 
Налогообложение: кто-то выигрывает, кто-то проигрывает
 
В апреле 2008 года Казахстан объявил о введении экпортной пошлины на сырую нефть в размере $109,9 за тонну (на основе средней цены сложившейся в первом квартале 2008 года, в размере $94 за баррель), которая будет периодически корректироваться в зависимости от тенденций роста мировых цен. Ожидается, что пошлиной будут облагаться компании, которые не имеют в своих контрактах пункты о стабильности таможенного режима, включая крупнейшую «дочку» «КазМунайГаза» – «РД КазМунайГаз». Тем не менее правительство рассматривает возможность применения пошлины и по отношению к иностранным операторам месторождений Карачаганак и Тенгиз, которые первоночально имели стабильный налоговый режим.
 
Fitch полагает, что влияние экспортной пошлины, применяемой по отношению ко всем казахстанским нефтегазовым компаниям, может быть компенсировано за счет более высокой доходности в сравнении с российскими и иностранными компаниями. К тому же предлагаемая пошлина носит менее карательный характер, нежели пошлина, применяемая в России (график 5).
 
Тем не менее в начале сентября 2008 года правительство направило в парламент проект нового налогового кодекса, который предполагает начиная с 2011 года установить налог на добычу полезных ископаемых в размере 7–20% от общего объема рынка сырой нефти. Проект также предлагает внести некоторые изменения в налог на экспорт нефти и возможное уменьшение или аннулирование налога на добавленную стоимость (НДС).
 
Учитывая неоднозначность новых предложений в области налогообложения, трудно оценить их влияние на уровень доверия к сектору. Поэтому Fitch будет внимательно отслеживать изменения, которые, возможно, будут внесены в новый налоговый кодекс, а также любое возможное влияние на уровень доверия к рейтингуемым эмитентам. 
 
Инфраструктура: будущие задачи
 
Так как Казахстан является внутриконтинентальной державой, будущий рост его нефтегазового потенциала очень сильно зависит от наличия трубопроводной инфраструктуры. Большинство сегодняшних трубопроводов было построено в советский период как часть «единой системы». По данным на сентябрь 2008 года, страна, представленная основными казахстанскими операторами трубопроводов – «КазТрансОйл» (KTO, ‘BBB-’/Стабильный), «КазТрансГаз» (KTG, ‘BB’/Стабильный) и «Интергаз Центральная Азия» (ICA, ‘BB+’/Стабильный), намерена осуществить ряд проектов по агрессивному расширению нефте- и газопроводов, выделив на эти цели в течение следующих пяти лет порядка $10 млрд инвестиций.
 
Основные риски, связанные с реализацией этих проектов, – это потенциальные задержки и возросшие издержки. В некоторых проектах уже произошли значительные задержки. Например, попытки к 2010 году увеличить пропускную мощность трубопровода КТК почти вдвое – до 67 млн тонн (около 1,3 млн б/с) натолкнулись на протест со стороны России (которой принадлежит 24% в Каспийском трубопроводном консорциуме), якобы из-за ее беспокойства в отношении экономической целесообразности проекта. Финансирование всех этих инвестиционных программ одновременно с ведением разумной финансовой политики также может стать проблемой, хотя здесь и присутствуют некоторые смягчающие факторы, такие, как гибкость финансирования (включая безоборотное государственное финансирование). 
 
Финансовое состояние: оставаясь на плаву
 
Благоприятные фундаментальные факторы нефйтяного сектора заложили почву для солидного кредитного доверия к казахстанским нефтегазовым компаниям (график 6). Они хорошо выглядят на фоне сопоставимых российских и иностранных нефтегазовых компаний благодаря прибыльности со средней маржой EBITDAR в 48,1% (42,7% – у российских и 29,7% – у иностранных компаний).
 
Казахстанские компании также продемонстрировали высокий показатель EBITDA на баррель нефтяного эквивалента ($32,8/бнэ – у КМГ и $36,2 /бнэ – у РД КМГ) по сравнению с уровнем российских компаний (от $14/бнэ до $22/бнэ), что подтверждает не только их прибыльность, но и эффективность деятельности. На фоне благоприятной глобальной отраслевой среды Fitch прогнозирует значительный рост прибыли и здоровую маржу казахстанских компаний. Однако следует отметить, что поскольку они в основном находятся на начальном этапе развития бизнеса, то более подвержены волатильности цен на нефть, чем российские интегрированные нефтегазовые производители.
 
Высокая прибыльность привела к крупному притоку наличности к казахстанскимпроизводителям, которые смогли поддерживать относительно высокое соотношениеCFO/доходность со средним показателем в 36,7%. Это дает им хорошие позиции по сравнению с российскими (23,5%) и иностранными (17,6%) компаниями.
 
Тем не менее Fitch полагает, что планируемые капиталовложения могут стать причиной нехватки потоков наличности. Сегодня большинство казахстанских компаний способны полностью покрывать свои потребности в капиталовложениях с помощью собственных денег, что отражено в их среднем коэффициенте CFO/капиталовложения в 1.1x. Исключением являются мелкие компании, которые инвестируют значительные средства для того, чтобы поддерживать производство (например, ТОО «Тристан Ойл» (Tristan, ‘B+’/Отрицательный)), а также операторы газовых трубопроводов, такие, как «КазТрансГаз» и «Интергаз Центральная Азия». В то же время большинство предприятий наметили в течение следующих пяти лет агрессивные программы капиталовложений. Так, например, КМГ планирует в 2008–2012 годах инвестировать около $29 млрд. Осуществление инвестиционных программ подобного уровня, скорее всего, потребует внешнего финансирования и, таким образом, может негативно отразиться на кредитном доверии.
 
В 2007 году казахстанские нефтегазовые компании (за исключением операторов газовых трубопроводов и небольших производителей) продемонстрировали низкий чистый левередж (в диапазоне от отрицательного 1,2х до положительного 0,6х), поддерживаемый за счет солидной прибыльности и твердых денежных позиций. Это еще один коэффициент, по которому они положительно оцениваются по сравнению с российскими предприятиями (среднее значение 0,6х) и другими сопостовимыми компаниями по всему миру (0,8х). Однако долговое финансирование будущих капиталовложений может привести к повышению левереджа, а также к ухудшению коэффициентов покрытия, которые уже сегодня стоят на одном уровне с иностранными и российскими аналогами (см. табл. 3 для сравнения шкалы финансового покрытия по выбранным компаниям).
 
В дополнение к финансовой гибкости, как указано выше, существует еще один смягчающий фактор для планируемых интенсивных капиталовложений – это высокая ликвидность, демонстрируемая казахстанскими нефтегазовыми компаниями, несмотря на кредитный кризис, сказавшийся на банковской системе страны и приведший к изменению прогноза суверенных рейтингов в сторону снижения (график 9). Для того чтобы провести сравнение позиций по ликвидности отраслевых предприятий, которые рейтингуются агентством, Fitch применяет коэффициент (Наличность + Свободный денежный поток)/краткосрочный долг. Его среднее значение для казахстанских компаний (2,5х) стоит намного выше российских предприятий (1,1х), а также некоторых мировых производителей (2,1х).
 
Мировая нефтегазовая отрасль: стабильное потребление, но замедляющееся производство
 
Мировое потребление нефти в 2007 году оставалось высоким, увеличившись на 1,1% по сравнению с предыдущим годом. В то же время мировое производство нефти упало на 0,2%, продемонстрировав впервые, начиная с 2002 года, отрицательную динамику. Цены на нефть характеризовались тенденциями роста шестой год подряд. Жесткий баланс между спросом и предложением способствовал недавнему резкому увеличению нефтяных цен. Еще один фактор – это возросший аппетит инвесторов к сегментам сырьевых рынков.
 
Однако Fitch полагает, что появились факторы, смягчающие повышательное влияние на нефтяные цены, включая спад в экономиках США и Китая, а также ожидаемые улучшения в запасной резервной мощности ОПЕК. Несмотря на ожидаемую корректировку нефтяных цен в сторону уменьшения, Fitch все еще прогнозирует, что в 2008–2010 годах они останутся на высоком уровне.
 
Растущие издержки, а также трудности с обнаружением и замещением запасов, ресурсный национализм – все это имеет тенденцию к развитию. Также ожидается высокая волатильность цен, что отражает в числе других факторов и неопределенность в отношении роста числа проектов расширения по всему миру.
 
Значение для рейтингов: время проверки
 
Выставляя рейтинговую оценку нефтегазовым компаниям, Fitch применяет методологию «Взаимосвязь между рейтингами материнской и дочерних компаний», что позволяет агентству оценивать стратегические, операционные и законодательные связи между материнской (в данном случае государственной) и дочерней (национальной) компаниями.
 
Данная методология была использована для анализа НК «КазМунайГаз», чьи рейтинги привязываются к суверенным и стоят в той же категории, что и рейтинги крупных российских интегрированных нефтегазовых производителей, включая ОАО «Газпром» (Gazprom, ‘BBB’/Стабильный), ОАО «НК Роснефть» (Rosneft, ‘BBB-’/Позитивный) и OAO «ЛУКОЙЛ» (LUKOIL, ‘BBB-’/Позитивный). Рейтинги КМГ отражают неявную и явную государственную поддержку (т. е. государственное финансирование некоторых проектов и преимущественные права), а также государственную форму собственности.
 
С точки зрения Fitch, хотя нефтегазовая индустрия является важной для экономики как Казахстана, так и России, все же казахстанская экономика гораздо меньше по масштабам и менее диверсифицирована, чем российская, что делает ее более зависимой от рынков углеводородов. Данный фактор создает дополнительный стимул привязывать рейтинг казахстанской национальной компании к рейтингу самого государства, в то время как рейтинги российских государственных нефтегазовых компаний (таких, как «Газпром» и «Роснефть») более сфокусированы на независимой кредитной оценке, хотя они и пользуются менее ощутимым государственным влиянием и поддержкой.
 
Другие казахстанские предприятия, принадлежащие «КазМунайГазу» – «РД КазМунайГаз», «КазТрансОйл», «КазТрансГаз», «Интергаз Центральная Азия», оцениваются независимо, хотя в их рейтингах отражены побочная государственная поддержка через КМГ и внутренняя взаимозависимость.
 
Анализируя частные и национальные нефтегазовые компании, Fitch делает акцент на их финансовое состояние и операционную статистику (включая потенциал роста производства, замещение запасов и издержки, связанные с обнаружением и добычей нефти). Например, рейтинг в единой категории ‘B’ компании «Тристан», частного казахстанского производителя нефти, отражает небольшой масштаб ее операций (с уровнем добычи нефти и газа менее чем 50 тыс. бнэс), а также ограниченные возможности роста и ограниченную финансовую гибкость. Несмотря на то что Fitch не присваивает рейтинги ТШО, агентство оценивает ее облигации серии A как ‘BBB-’, что отражает основообразующую кредитоспособность этого предприятия, включая упомянутые выше возможности роста.
 
Fitch отмечает, что рейтинги казахстанских нефтегазовых компаний остаются относительно стабильными в течение последних двух лет. С точки зрения агентства, в краткосрочной перспективе улучшения совокупных рейтинговых оценок казахстанской углеводородной отрасли не ожидается. Однако Fitch будет отслеживать нижеуказанные аспекты, которые могут создать риск для кредитной позиции в среднесрочной перспективе, включая:
 
·  финансирование планируемых агрессивных программ капиталовложений без рисков для кредитного рейтинга,
 
·  достижение планируемого роста добычи и замещения запасов без серьезных задержек и возросших издержек,
 
·  сдерживание общих производственных затрат,
 
·  любое влияние нового налогообложения.
 
© 2008 Владелец авторских прав: Fitch, Inc., Fitch Ratings, Ltd. и дочерние компании. One State Street Plaza, NY, NY 10004. Любое воспроизведение данного материала, полностью или частично, без разрешения владельца запрещено. Все права защищены. Вся приведенная здесь информация основывается на данных, полученных от эмитентов, других заемщиков, андеррайтеров и других источников, которые Fitch считает надежными. Fitch не проводит аудита и не проверяет правильность или точность таких данных. Соответственно информация, содержащаяся в настоящем отчете, публикуется на условиях "как есть", без каких-либо заявлений или гарантий.
 


Список статей
Горный обзор. Планов громадьё  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem