USD/KZT 367.06 
EUR/KZT 416.17 
 KAZAKHSTAN №5/6, 2008 год
 KIOGE 2008: Осенние откровения
АРХИВ
KIOGE 2008: Осенние откровения
 
Редакционный обзор
 
В начале октября в Алматы прошла очередная нефтегазовая выставка и конференция KIOGE’2008. За шестнадцать лет своего существования этот форум получил признание в качестве одной из главных площадок для обмена мнениями между официальной Астаной и зарубежными нефтяными инвесторами. Именно здесь сверяются позиции сторон, впервые озвучиваются планы и проекты. Свой вклад в этот диалог вносят как организаторы мероприятия – казахстанская выставочная компания Iteca и международная группа ITE (Великобритания), так и экспоненты KIOGE. В этом году в выставке приняло участие более 550 компаний из 30 стран мира, а ее площадь достигла 25 тыс. м2. Свои национальные стенды представили Великобритания, Германия, Италия, Канада, Китай, Нидерланды, Норвегия, Польша, Турция, Франция и впервые – Россия. Число посетителей перевалило запланированный организаторами уровень в 15 тыс. человек. Только на конференции было зарегистрировано более тысячи делегатов. И надо сказать, что форум оправдал ожидания, обозначив ряд новых тенденций развития как казахстанской, так и мировой нефтяной индустрии.
 
Вопросы старые …
 
В последнее десятилетие прикаспийские государства планомерно увеличивали добычу углеводородов. Только в Казахстане в 2007 году было добыто 67,2 млн т нефти и газового конденсата и более 29 млрд м3 газа. Согласно данным экспертов, через пять–семь лет региональный объем добычи сможет достигнуть 180–240 млн т нефти и 200–250 млрд м3 газа. Учитывая это, неудивительно, что Каспийский регион находится в фокусе геополитических и геоэкономических интересов США, ЕС и России. А потому ни одна конференция KIOGE не обходится без участия официальных лиц из этих стран.
 
В своем выступлении посол Стивен Р. Манн, представлявший на форуме Госдепартамент США, подчеркнул, что американские компании сыграли большую роль в развитии нефтегазовой сферы Казахстана, участвуя практически во всех крупных отраслевых проектах, запущенных с момента обретения республикой независимости. По его словам, реализуя совместные инициативы глобального уровня, наша страна смогла войти в число мировых лидеров в области углеводородных ресурсов. Г-н Манн также заверил, что с приходом нового президента американская энергетическая политика получит новый серьезный импульс. При этом в качестве приоритетных для США проектов в регионе он обозначил развитие Транскаспийской транспортной системы в направлении Кавказа, с возможным строительством подводного нефтепровода, а также создание новых маршрутов поставок центральноазиатского газа в Европу.
 
Сходную со США позицию занимает и Великобритания. Как отметил Ангус Миллер, советник по вопросам энергетики в Каспийском регионе компании Climate Change and Energy Group, ни один крупный нефтеэкспортирующий регион в мире не сталкивается с такими большими проблемами при поставках, как наш. В этой связи Казахстану и его соседям необходимо развивать морскую транспортировку, поскольку именно она способна обеспечить определенную гибкость в энергетических взаимоотношениях с другими странами. По его мнению, на Каспии нужна хорошо разработанная система менеджмента морских перевозок, должны быть внедрены международные морские стандарты. При этом г-н Миллер заверил, что Великобритания готова помогать развитию такой инфраструктуры.
 
Кроме того, по мнению западных представителей, в регионе должна существовать конкуренция между системами доставки газа из Центральной Азии в Европу. Пока же единственным действующим газовым маршрутом остается транзит через Россию, а это, естественно, совсем не радует Запад.
 
В свою очередь Россия, активно использующая поставки энергоресурсов в качестве «спецаргумента» во взаимоотношениях с Европой, не скрывает своей заинтересованности в сохранении доминирующего транзитного положения. Причем она готова рассматривать Казахстан как равноправного партнера. Учитывая цену вопроса, это вполне понятно. Как отметил Вадим Густов, председатель Комитета по делам СНГ Совета Федерации Федерального Собрания России, тот, кто владеет энергоресурсами, будет в ближайшие 30–50 лет определять всю структуру мировой экономики и политики.«С точки зрения национальных государственных интересов как России, так и Казахстана, формирование своеобразного российско-казахстанского нефтяного альянса, как минимум, усилило бы позиции Москвы и Астаны как продавцов на мировых нефтяных рынках».
 
Кроме того, по словам г-на Густова, сегодня меняется не только ценовая, но и геополитическая структура глобального нефтяного рынка. Основные «центры притяжения» в энергетической сфере складываются в странах Азии.В этой связи представитель РФ предложил совместное развитие экспорта углеводородов в направлении динамично растущих рынков Восточной Азии, и прежде всего Китая. «Как известно, китайское руководство рассчитывает, что в перспективе более половины нефти, получаемой КНР из-за рубежа, должно поступать именно из России и Казахстана. Уже сегодня, исходя из наших договоренностей, можно говорить о начале разработки новой евразийской долгосрочной нефтяной программы, предусматривающей слияние отдельных российских и казахстанских проектов». 
 
Г-н Густов также обратил внимание на то, что отрасли топливно-энергетического комплекса все больше нуждаются в развитии инновационных технологий и поиске энергосберегающих проектов. В этой связи по предложению президента РФ создана рабочая группа по активизации российско-казахстанского сотрудничества в сфере инновационного развития. «Представляется, что при наличии готовности к совместной работе нефтедобывающие страны СНГ могли бы наладить взаимодействие в производстве современного оборудования для модернизации нефте- и газоперерабатывающих заводов. Освоением инновационных технологий для выпуска нефтегазового оборудования на российских предприятиях, к примеру, сейчас активно занят «Газпром», который мог бы поделиться опытом на этот счет». Нужно отметить, что эту тему представитель РФ поднял опять же не случайно. На фоне падения добычи в самой России ее компании сервисного и технологического сектора проявляют все больший интерес к новым проектам в Казахстане. Косвенным подтверждением этого является и тот факт, что доля экспонентов из РФ достигла 25% от общего числа участников KIOGE.
 
ответы новые
 
В принципе, такое «перетягивание каната» между маркетмейкерами для постоянных участников конференций KIOGE уже давно не в диковинку. В разные годы к этой большой игре подключались представители многих стран, включая и Иран. Пожалуй, единственным исключением можно назвать Китай, который «тихой сапой» наращивает свое присутствие в регионе, избегая при этом публичных дебатов.
 
Несколько более неожиданной оказалась реакция представителей официальных кругов Казахстана. Дело в том, что на предыдущих форумах наши госчиновники в своих комментариях по вопросам стратегического сотрудничества были весьма сдержанны и политкорректны. Как правило, все их выступления сводились к традиционной формуле: «мы за многовекторность». Однако в этот раз речь заместителя министра энергетики и минеральных ресурсов Ляззата Киинова продемонстрировала, что отныне официальная Астана будет подходить к проблеме максимально прагматично, ориентируясь прежде всего на экономические интересы.
 
Так, отвечая на вопрос о возможности прокладки нефтепровода по дну Каспия, г-н Киинов отметил, что это не совсем целесообразно. Во-первых, подводный горный хребет в районе Баку делает невозможной прокладку трубы напрямую из Казахстана в Азербайджан, и ее придется выводить в районе российско-азербайджанской границы, а это уже многосторонние переговоры. Во-вторых, такой проект связан с повышенными экологическими рисками, поскольку, в случае аварии и попадания нефти в акваторию моря собрать ее будет очень трудно. Именно поэтому для Казахстанской каспийской системы транспортировки (ККСТ) был выбран вариант танкерных перевозок.
 
С другой стороны, комментируя высказывания британского представителя о необходимости привлечения внешних игроков к развитию танкерного флота на Каспии, вице-министр дал ясно понять, что создание наднациональной регулирующей структуры для управления перевозками ни Казахстан, ни Азербайджан не устроит. Более того, межправительственное соглашение о содействии в транспортировке нефти предусматривает, что в рамках ККСТ будут использоваться только суда под флагами Азербайджана и Казахстана. «Многие компании хотели бы привести сюда танкеры под флагами Нигерии, еще каких-то государств, и они бы возили нефть. Но мы с такими подходами согласиться не можем. Почему мы должны упускать нашу выгоду?» – резюмировал г-н Киинов. По его словам, стороны в настоящий момент рассматривают возможность строительства танкеров в России, Казахстане или Иране.
 
Весьма прямо г-н Киинов отреагировал и по вопросу принципа открытости энергетических рынков, поднятому западными участниками дискуссии. Он отметил, что, говоря об этом публично, они, как правило, имеют в виду лишь открытость казахстанского рынка для зарубежных компаний. А это однобокий подход. Казахстан сегодня также готов выходить на рынки Европы, однако единственная страна ЕС, где мы пока сумели добиться какого-то успеха, причем с немалыми затруднениями, – это Румыния.
 
Далее была озвучена позиция Казахстана в отношении развития альтернативных газовых маршрутов в обход России. По словам вице-министра, в настоящий момент необходимости в строительстве новых трубопроводов нет, поскольку для этого у страны нет дополнительных объемов газа. Альтернатива же ради самой альтернативы просто не имеет смысла. «У нас есть мощнейшая система «Средняя Азия – Центр», которая прокачивает до 120 млрд м3 газа, и этот транзит нам дает немалые деньги. Если мы уйдем на другую газопроводную систему, то эта будет не загружена. Зачем нам это?» Более того, в 2007 году Казахстан уже подписал соглашение с Россией и Туркменистаном о поставках до 20 млрд м3 газа в год по Прикаспийской транспортной системе. «Мы предполагаем, что через несколько лет десять миллиардов кубометров из этого объема будет казахстанским газом», – заявил г-н Киинов. При этом он не стал отрицать, что был период, когда российская сторона платила за газ центрально-азиатских республик заметно меньше, чем потом получала от его реализации в ЕС, но и этот вопрос уже решен. Теперь цена будет определяться по ясной и прозрачной формуле: цена в Европе за вычетом тарифа и маржи «Газпрома».
 
И все же пока Казахстан не является крупным игроком на глобальном газовом рынке, в основном выступая как транзитное государство. Вместе с тем базовые предпосылки для того, чтобы рассматривать собственный природный газ в качестве перспективного экспортного товара, у нашей страны есть. Разведанные и оценочные запасы (с учетом вновь открытых месторождений на Каспийском шельфе) составляют около 3,3 трлн м3, а потенциальные ресурсы достигают 6–8 трлн м3. Это 1,7% общемировых запасов. Правда, здесь необходимо отметить, что наш газ в основном является попутным, то есть объемы его добычи напрямую зависят от объемов добычи нефти и конденсата. При этом специфика извлечения жидких углеводородов предполагает применение технологии обратной закачки. Сейчас на эти цели в Казахстане используется до 50% добываемого попутного газа. Таким образом, для того чтобы республика заняла на мировом рынке принципиально новую позицию в качестве крупного поставщика голубого топлива, необходимо снизить объемы его закачки в пласт. А для этого нужно применять новые технологии, искать другой рабочий агент. И вот здесь Казахстан не скрывает своей заинтересованности в сотрудничестве с западными партнерами. «Это сложно, но у нас работают мощнейшие компании, которые тратят до $1 млрд на научные исследования. Надеюсь, в скором времени они найдут решение этого вопроса», – отметил г-н Киинов.
 
В целом, анализируя комментарии замглавы Минэнерго, можно сделать важный вывод: Астана заметно охладела к новым «глобальным» инициативам, сфокусировавшись на повышении эффективности, реконструкции и расширении уже существующих проектов и транспортных маршрутов. И это вполне закономерно. Мировая конъюнктура в настоящее время отнюдь не предрасполагает к вложению широкомасштабных инвестиций «с нуля». Уже сейчас понятно, что последствия глобального финансового кризиса серьезно отразятся на реальной экономике как развитых, так и развивающихся стран. На фоне ожиданий спада объемов промышленного производства мировые цены на нефть значительно снизились. Да и в самом Казахстане добыча не будет расти теми темпами, которые прогнозировались еще пять лет назад, тем более что начало эксплуатации Кашагана в очередной раз перенесено. Недаром на пресс-конференции перед открытием выставки министр энергетики и минеральных ресурсов Сауат Мынбаев открыто заявил, что объемы добычи и сроки реализации, заложенные в Государственной программе освоения казахстанского сектора Каспийского моря, придется пересмотреть. А это значит, что официальной Астане сейчас не до журавлей в небе – сохранить бы синицу в руке.
 
 
 


Список статей
Конкурентоспособность. Наш номер 66  Сергей Гахов, Елена Заборцева 
Экспертиза. Как поднять рейтинг  Маргарет Дрзениек Хануз 
Бизнес-форум. В поисках панацеи  Редакционный обзор 
Нефтяные хроники: Новый расклад  Редакционный обзор 
KIOGE 2008: Осенние откровения  Редакционный обзор 
Горный обзор. Наш ответ кризису  Редакционный обзор 
ГМК Казахстана. Русские идут  Василий Лукьянчиков 
Мобильная связь. На пороге 3G  Александр Васильев 
Макроэкономика. Ноябрь 2008  Сергей Касяненко, Эдильберто Л. Сегура 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem