USD/KZT 369.36  -2.5
EUR/KZT 431.3  -2.03
 KAZAKHSTAN №1, 2009 год
 Экспорт зерна. Лучше меньше, да лучше!
АРХИВ
Экспорт зерна. Лучше меньше, да лучше!
 
Редакционный обзор
 
Согласно антикризисному плану правительства на 2009–2010 годы, развитие агропромышленного комплекса определено в качестве одного из основных направлений стабилизации и оздоровления экономики Казахстана. При этом производство и торговля зерном, безусловно, останется ключевым сегментом нашего сельского хозяйства. Тем более, что амбициозную задачу по вхождению в первую пятерку мировых зерновых экспортеров, которую президент республики обозначил в 2007 году, пока никто не отменял…
 
Год на год не приходится
 
Именно тогда, в 2007 году Казахстан собрал рекордный урожай зерновых, объем которого в чистом весе составил 20,1 млн т при урожайности 13,3 центнера с гектара, что превысило уровень 2006 года на 3,6 млн тонн и 1,6 ц/га соответственно. На этом фоне продажа зерна за рубеж (с учетом муки в зерновом эквиваленте) возросла до 8,9 млн. Это позволило нашей стране занять 6-е место в мире по объему экспорта зерна и 1-е по муке. Как бодро рапортовали в тот период в Минсельхозе, «успехи в увеличении производства зерна достигнуты благодаря системной работе по осуществлению диверсификации растениеводства на основе его специализации, внедрению в производство современных технологий и прогрессивных методов земледелия, наращиванию государственной поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей». Так, по данным чиновников, в 2007 году объемы внедрения влагоресурсосберегающих технологий составили 5,2 млн га, или треть зернового клина республики.
 
Однако уже тогда многие эксперты указывали на то, что определяющее влияние на урожай оказывают все же погодно-климатические условия, а потому Казахстану удалось укрепить свои позиции лишь благодаря двум факторам: неурожаю в основных зернопроизводящих странах мира и благоприятной ситуации внутри республики.
 
Итоги 2008 года только подтвердили их правоту. Воодушевленное успехом предыдущего года, государство увеличило поддержку АПК – по сравнению с 2007 годом ее уровень вырос в 1,7 раза, в том числе субсидии поднялись почти в 2 раза, а кредиты – в 2,2 раза. При этом площади, занятые под зерновые культуры, были расширены на 5,1%, а влаго- и ресурсосберегающими технологиями было охвачено уже 8,9 млн га, или 55% зернового клина. Однако суровая реальность в виде засухи в отдельных регионах страны смешала все карты. Валовой сбор зерновых в прошлом году снизился на 22,4%, упав до 15,6 млн т в чистом весе, а средняя урожайность – до 10,1 ц/га (это чуть выше уровня 2005 года). 
 
По иронии судьбы в том же, 2008 году наши соседи и конкуренты из СНГ на фоне благоприятных погодных условий побили все рекорды по сбору зерновых. Так в России их производство выросло почти на треть – до 108 млн т (в том числе 63,7 млн т пшеницы), при средней урожайности 23,2 ц/га. Самый большой урожай за все годы независимости был получен и в Украине – 50,1 млн т зерна (в т.ч. 24,5 млн т пшеницы) при урожайности в 34 ц/га.
 
Как результат, эти страны резко увеличили свои планы по объемам продажи зерна за рубеж. В частности, Россия в 2008/2009 маркетинговом году должна экспортировать 18 млн т зерна, из них 15,5 млн т пшеницы, а Украина – более 21 млн т, включая 11 млн т пшеницы. Понятно, что такая ситуация заставила Казахстан значительно скорректировать географию своего экспорта.
 
Экспортные метаморфозы
 
Традиционными рынками для экспорта казахстанского зерна еще с советских времен были братские республики. Благодаря тому что реформы в нашем сельском хозяйстве начались раньше, чем в России и Украине, за последние годы Казахстану удалось также выйти на рынок стран дальнего зарубежья и тем самым значительно расширить список государств – потребителей зерна «madeinKazakhstan».
 
Так, если в 2006 году на долю СНГ приходилось 62% всего объема нашего зернового экспорта, то в 2008 году она снизилась до 36%. Две трети пришлось на страны ЕС, Египет, Турцию, Тунис и Афганистан. В целом, по итогам 2007/2008 маркетингового года, 396 лицензированных экспортеров осуществляли поставки отечественной пшеницы в 36 государств мира. Напомним, что лицензирование деятельности по реализации зерна за рубеж в Казахстане было введено 2007 году.
 
Трейдеры не преминули воспользоваться благоприятной рыночной конъюнктурой прошлого года, когда, на фоне мирового дефицита продовольственного зерна, цены на него резко пошли вверх и на пике достигли $450 за тонну. По данным правительства, уже к апрелю 2008 года из урожая 2007 года за рубеж было продано более 8 млн т, при этом темпы отгрузки достигли рекордного уровня – свыше 1,1–1,4 млн т ежемесячно.
 
При таком раскладе уже через месяц Казахстан рисковал выбрать все лимиты по экспорту пшеницы – то есть под угрозу была поставлена продовольственная безопасность. Поэтому правительство пошло на экстренные меры, введя запрет на экспорт пшеницы на период с апреля до сентября 2008 года, то есть до нового урожая. В то же время экспорт муки ограничен не был. В течение действия запрета для пополнения государственных резервов было закуплено 1 млн т пшеницы, что позволило стабилизировать ситуацию на внутреннем рынке. Вместе с тем, по мнению ряда аналитиков, опустив «зерновой занавес», государство, что называется, рубануло с плеча.Так, другие страны-экспортеры из СНГ предпочли создать защитные барьеры вместо введения прямого запрета: Россия ввела вывозную пошлину на пшеницу в размере 40%, а Украина прибегла к дополнительным экспортным ограничениям.
 
Запрет в первую очередь ударил по казахстанским экспортерам, поскольку вместо того, чтобы получать гораздо более высокие прибыли от продаж на мировом рынке, им пришлось соглашаться на введенные государством закупочные цены. Справедливости ради нужно сказать, что дивиденды трейдеров по итогам маркетингового года оказались не такими уж плохими – доход от реализации зерна и муки на экспорт составил $2,5 млрд, что на 0,8 млрд, или 52% больше показателя 2007 года.
 
Другое дело, что от такой непопулярной меры пострадали и наши зарубежные партнеры по торговле зерном, а сорванные контракты, с точки зрения имиджа Казахстана как надежного экспортера, вряд ли можно отнести в позитив.
 
Постфактум чиновники все же признали, что прошлогодние ограничения создали в этом плане большие сложности. В ходе международной зерновой конференции, проведенной АО «Казагромаркетинг» 26-27 февраля 2009 года в Алматы, вице-министр сельского хозяйства Арман Евниев заявил, что «в целях системного (на уровне законодательства) закрепления механизмов формирования и использования стабилизационных ресурсов зерна» в закон «О зерне» в настоящее время вносятся соответствующие изменения. Государство меняет принцип регулирования: вместо того чтобы ограничивать экспорт, необходимые объемы зерна будут «просто изъяты с рынка». Причем, по словам г-на Евниева, это будет производиться не каждый год, а зависеть от внутренней и мировой конъюнктуры. «Мы можем заверить всех заинтересованных в экспорте казахстанского зерна, что запретов впредь вводить не будем», – клятвенно пообещал он. Все бы ничего, вот только вопрос о том, чем изъятие отличается от того же запрета и каким образом оно будет реализовываться, остается открытым.
 
Между тем за шлагбаумом, вновь поднятым в сентябре 2008 года, казахстанских зерновиков ожидала уже совсем другая рыночная ситуация. На фоне мирового экономического кризиса цены на зерно упали столь же резко, как до этого поднимались. Основные страны-импортеры нарастили свои запасы, а зерноперевалочная инфраструктура черноморских и балтийских портов оказалась под завязку забита более дешевым российским и украинским зерном урожая 2008 года.
 
Таким образом, при всем богатстве выбора у наших зерновых трейдеров, по сути, осталось только одно экспортное направление – южное, в страны Центральной Азии и Каспийского региона. Фактически на эти государства с 1 сентября 2008 по 31 января 2009 года пришлось 96% из 3 млн т пшеницы и муки в зерновом эквиваленте, отгруженных Казахстаном на экспорт. При этом лидером по закупкам стал Афганистан.
 
Интересно, что такое сужение географии у самих трейдеров особого беспокойства не вызывает. Более того, по словам президента Зернового союза Казахстана Нурлана Тлеубаева, именно рынки южного направления позволят нам не испытывать трудности с экспортом своего зерна во время финансового кризиса. В качестве доводов он приводит неуклонный рост населения в таких странах, как Узбекистан, Таджикистан, Афганистан и Иран, что усиливает их потребность в продовольствии, а по некоторым позициям наблюдается явный дефицит. Кроме того, исторически сложилось так, что в этих странах потребление хлеба доминирует над остальными видами продуктов питания. Причем в основном это лепешки, выпеченные в домашних условиях, для которых нужна мука из пшеницы с высоким содержанием клейковины, которая и выращивается в Казахстане. Уже сейчас совокупные потребности Афганистана, Туркменистана, Узбекистана, Таджикистана и Кыргызстана в импорте пшеницы превышают 6 млн т в год. Как считает г-н Тлеубаев, это как раз столько, сколько сможет экспортировать Казахстан в ближайшее время, поскольку «в период кризиса никто не будет наращивать посевные площади и делать серьезные инвестиции, главное – сохранить то, что уже достигнуто».
 
Что касается текущего маркетингового года, то, по оценке Зернового союза, за семь месяцев, оставшихся до нового урожая, зерновики отгрузят в южном направлении еще, как минимум, 2,5 млн т, то есть «в страну до 1 сентября дополнительно придет еще $750 млн экспортной выручки».
 
Логистика всему голова
 
Экспортные мытарства в очередной раз продемонстрировали одну из главных проблем казахстанской зерновой, да и не только, отрасли – географическую удаленность от международных морских терминалов и, как следствие, сильную зависимость от транспортно-логистической инфраструктуры, находящейся под контролем все тех же России и Украины – наших прямых конкурентов.
 
Задача расширения экспортных каналов возложена государством на АО «НК «Продовольственная контрактная корпорация», которая отвечает за инвестиции в создание инфраструктуры для хранения, перевалки и переработки зерна. Так, в 2007 году ею была проведена реконструкция зернового терминала в порту Актау, что повысило его производительность до 600 тыс. т зерна в год, а объем единовременного хранения – до 22,5 тыс. т. Построен зерновой терминал в порту Баку (Азербайджан) с ежегодной пропускной способностью порядка 500 тыс. т. В настоящий момент на его территории сооружается мельничный комбинат производительностью 35 тыс. т муки в год. На конец 2009 года намечен ввод в эксплуатацию зернового терминала и в иранском порту Амирабад. Его ежегодная пропускная способность составит 500–700 тыс. т.
 
Отказавшись от строительства терминала в Поти, «Продкорпорация» в качестве новой площадки для него теперь рассматривает другой грузинский порт – Батуми. По словам г-на Евниева, в случае успешной реализации вышеназванных проектов Казахстан получит транспортный коридор Актау–Баку–Батуми с выходом на страны Средиземноморья, а также морской маршрут для поставок зерна в Иран и далее в Персидский залив. Кроме того, планируется приобрести долю в одном из зерновых терминалов Украины, расположенных на Черном море.
 
Вместе с тем обеспечение контроля над логистическими объектами на территории транзитных государств – это лишь часть проблемы. Насущными вопросами по-прежнему остаются нехватка вагонного парка, а также высокие транзитные и экспортные тарифы и сборы. Их решение лежит в плоскости взаимодействия с профессиональными участниками транспортного рынка и поддержки со стороны КТЖ и государства. Пока же затраты на транспортировку и логистику в западном и северном направлениях доходят до 50% от конечной цены казахстанской пшеницы.
 
В связи с возросшими объемами отгрузки зерна по южному коридору обострились и инфраструктурные проблемы, связанные с транзитными возможностями Узбекистана. На данный момент именно через эту страну идет основной объем экспорта в Туркменистан, Таджикистан, Афганистан и даже в Иран. Так, по словам г-на Тлеубаева, в серьезной реконструкции нуждается ж/д участок Термез–Хайротон, по которому казахстанское зерно поставляется в Афганистан. Сама станция Хайротон не имеет технических возможностей принимать и перерабатывать крупные объемы грузов, а потому нередко вводит частичные ограничения. Только по состоянию на 26 февраля на границе со стороны Узбекистана простаивало 3535 вагонов, включая муку, пшеницу, ГСМ и т. д. В этой связи, по мнению главы Зернового союза, Казахстану необходимо думать об организации новых маршрутов в перспективном южном направлении. И сдвиги здесь уже имеются. Так, Минтранском инициировал строительство ж/д магистрали Казахстан–Туркменистан–Иран с выходом на порты Индийского океана. Как отмечает г-н Тлеубаев, этот коридор уже к 2012 году позволит перенаправить через Туркменистан часть экспортных потоков зерна в Афганистан, что короче узбекского маршрута на 1800 км и, соответственно, намного дешевле. 
 
Качество и его составляющие
 
Активно инвестируя в транспортно-логистическую инфраструктуру на территории других государств, Казахстан делает ставку на наращивание объемов производства, по-прежнему надеясь уже в ближайшие годы войти в пятерку крупнейших экспортеров пшеницы. Вместе с тем, по мнению российских и украинских экспертов, из-за агроклиматических условий наша страна никогда не сможет конкурировать с зерном стандартного качества из России и Украины. Во-первых, там гораздо выше урожайность и масштабы производства. Так, согласно прогнозам, к 2020 году только Россия сможет экспортировать на внешние рынки до 30 млн т зерна. Во-вторых, наши соседи по СНГ всегда будут иметь экономические рычаги с точки зрения транспорта и логистики.
 
А потому вместо наращивания количества для Казахстана более логично было бы сосредоточиться на качестве своей пшеницы как основном конкурентном преимуществе. Как отмечает главный эксперт ИА «АПК-Информ» (Украина) Родион Рыбчинский, погодно-климатические условия нашей республики идеально подходят для производства пшеницы ценных сортов с содержанием протеина от 12,5% и выше. А это уже совершенно другой сегмент.
 
В структуре производства зерна в Казахстане действительно преобладает пшеница 1–3 классов. За последние три года в среднем на ее долю приходилось около 73%. Примечательно, что урожай 2008 года, далеко не выдающийся по своим объемам, стал уникальным как раз с позиции качества – доля продовольственной пшеницы увеличилась до 90%. Неудивительно, что сейчас те же Россия и Украина охотно покупают нашу высокопротеиновую (highpro) пшеницу и используют ее как улучшитель для формирования своих помольных партий.
 
Учитывая глобальные тенденции, ставка на качество могла бы дать колоссальный экономический эффект. В прошлом году цена на канадскую пшеницу с содержанием протеина выше 14,5% превышала стоимость стандартной в два раза, доходя до $900 за тонну. Сейчас в сегменте highpro властвуют Канада и отчасти Аргентина. Именно этим странам, с учетом их географического расположения, мы могли бы составить достойную конкуренцию, например на рынке Европы.
 
Для этого Казахстану прежде всего нужна политическая воля, четкая стратегия, охватывающая такие ключевые аспекты, как внедрение соответствующих технологий, специализированное развитие селекции, гарантия стандартов качества и грамотный брендинг, создание отрасли глубокой переработки зерна, точечное таргетирование основных потребителей продукции премиум и т. д.
 
Сегодня государство не жалеет денег на сельское хозяйство. В ближайшие три года на развитие агропромышленного комплекса из бюджета выделяется около 350 млрд тенге. Немалая часть этих средств будет направлена на субсидирование зерновой отрасли. В частности, начиная с текущего года государство возьмет на себя 50% расходов на закуп минеральных удобрений. Согласитесь, что для казахстанского АПК эта тема более чем актуальная.
 
Однако, выделяя средства для поддержки сельхозтоваропроизводителя, не стоит забывать и о совершенствовании внешнеторгового регулирования. Резкое сужение географии поставок нашего зерна – это во многом результат отсутствия четкой экспортной политики государства. Сконцентрировавшись на ближайших регионах, частный бизнес идет по пути наименьшего сопротивления, то есть идет туда, куда ему позволяют рыночные условия. Вместе с тем представляется, что наши соседи, особенно в условиях кризиса, вряд ли станут тем потребителем, который готов платить за качество соответствующую цену.
 


Список статей
Ставка больше, чем бизнес  Редакционный обзор 
Банкиры тоже плачут!  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem