USD/KZT 374.20  -0.27
EUR/KZT 420.34  -1.09
 KAZAKHSTAN №4, 2009 год
 Страховая отрасль. Взгляд со стороны
АРХИВ
Страховая отрасль. Взгляд со стороны
 

У страховой отрасли Казахстана нет «иммунитета» к мировому кризису, но долгосрочный прогноз ее развития вполне благоприятен

 
Специальный обзор Standard & Poor’s*
 
 

На протяжении последнего десятилетия экономика Казахстана (рейтинг по обязательствам в иностранной валюте: BBB-/Стабильный/A-3; рейтинг по обязательствам в национальной валюте: BBB/Стабильный/A-3) росла практически непрерывно, в среднем примерно на 10% в год. Однако сегодня она испытывает воздействие сразу двух негативных факторов: продолжающегося с 2007 года ослабления ее банковского сектора и падения мировых цен на многие сырьевые товары, являющиеся важнейшими статьями казахстанского экспорта. Речь идет о нефти и газе, а также о значительных объемах черных и цветных металлов, химической продукции, зерна, шерсти, мяса и угля. В 2008 году рост экономики лишь немного превысил 3%, а в 2009-м (по последним оценкам Службы кредитных рейтингов Standard & Poor’s) он снова составит 3%, но уже со знаком минус. Курс национальной валюты тенге в феврале 2009 года упал на 30%, и мы считаем, что сжатие экономики будет сопровождаться относительно высокой инфляцией (в январе–июне 2009 года она приблизилась к 8,5%) и ростом безработицы, которая в конце марта составляла 6,9%.

 
 

Страховая отрасль Казахстана: сильные и слабые стороны, возможности и риски

 
 

Страховая отрасль Казахстана восприимчива к макроэкономическим процессам и общей ситуации в экономике. Выросшая, по сути, в период «наибольшего благоприятствования», сейчас она переживает депрессию: объем собранной брутто-премии в 2008 году уменьшился на 10%, а за первые пять месяцев 2009-го сокращение составило 30% относительно аналогичного периода предыдущего года (табл. 2).

 
 

Мы ожидаем, что рост казахстанской экономики в будущем возобновится благодаря повышению мировых цен на сырьевые товары. Можно также предположить, что этот позитивный процесс будет способствовать активизации страховой деятельности. Поэтому из 45 страховых компаний, ныне действующих в Казахстане, примерно у 12, самых передовых и наиболее приверженных долгосрочному развитию страхового рынка, могут появиться неплохие долгосрочные перспективы бизнеса.

 
 

Хорошие возможности открываются перед любым игроком, приходящим на этот рынок, при условии, что он имеет соответствующие профессиональные навыки и опыт, а также адекватное знание процесса андеррайтинга рисков и плюс ко всему – возможность предложить новые страховые продукты. Среди иностранных страховщиков, открывших бизнес в Казахстане или участвующих в совместных предприятиях, можно назвать корпорации Allianz SE и AIG. Первая приобрела компанию «АТФ-Полис», вторая создала совместное предприятие с 40%-ным участием компаний-резидентов.

 
 

Однако, с нашей точки зрения, казахстанская страховая отрасль еще недостаточно зрелая – хотя бы потому, что порядка 3/4 ныне действующих страховщиков не прилагают действенных, профессиональных усилий к развитию своего бизнеса в этой стране на долговременной основе.

 
 

Это проявляется, в частности, в значительной концентрации собираемых страховых премий в руках ведущих страховщиков страны (табл. 3).

 
 

Слишком многие казахстанские страховщики стараются использовать разного рода юридические и бухгалтерские уловки для получения краткосрочной прибыли – даже ценой подрыва доверия к отрасли и нанесения вреда ее долгосрочной репутации. Растет число судебных дел, в которых страховщики оспаривают правомерность крупных, но, по всей видимости, обоснованных страховых требований. В стремлении хотя бы временно повысить текущую прибыль страховщики отказываются признавать вероятную полную стоимость заявленных, но не оплаченных убытков или истинную стоимость произошедших, но не заявленных убытков. Поэтому создается впечатление, что слишком многие лицензированные страховщики, работающие на этом молодом рынке, стремятся лишь к одному: использовать денежный поток от страховой деятельности для инвестиций. Во многих случаях целью является всего лишь обеспечение «налогового убежища» для корпоративных собственников и страховщиков.

 
 

Выполняемая страховыми компаниями функция «налоговых убежищ» в республике весьма внушительна. По сути дела, крупные казахстанские корпорации и группы имеют возможность на законных основаниях избегать уплаты 20% (до 1 января 2009 года – 30%) налога на прибыль предприятий. Эта схема выглядит так: крупная компания платит завышенную «премию» кэптивной страховой организации, после чего искусственно раздутая прибыль от страховой деятельности этой компании облагается налогом по специальной единой ставке для страховщиков, составляющей 4% премий брутто.

 
 

Неустойчивость казахстанской экономики в первые годы независимости позволяет сделать предположение о вынужденности такого рода структур: они обеспечивали компаниям–членам группы взаимную поддержку и создавали необходимую опору для развития коммерческого сектора и финансовых услуг в этой стране. Однако обстоятельства, которые в прошлые годы способствовали бурному развитию страховой отрасли, в настоящее время утратили свое значение. Деструктивное воздействие налогового режима проявляется повсеместно и мешает формированию открытого страхового рынка, и особенно наиболее прибыльных его сегментов в Казахстане – страхования коммерческих и промышленных рисков. Стремление избежать налогообложения заставляет многих представителей казахстанского корпоративного сектора направлять свои расходы на страхование в аффилиированные, кэптивные страховые компании, независимо от их технической компетенции и качества услуг.

 
 

Чрезмерное использование кэптивных страховых услуг, с одной стороны, препятствует проникновению на рынок новых игроков, а с другой – способствует тому, что у самих страховщиков со временем вырабатывается излишняя самоуспокоенность, мешающая им оперативно реагировать на меняющиеся потребности рынка. Что касается сотрудников компаний, то зачастую они покупают полисы личного страхования (в частности, обязательного страхования гражданской ответственности автовладельцев) у тех же кэптивных страховщиков, обслуживающих их работодателей. Это также затрудняет формирование динамичного рынка страхования, превращая его в ряд отдельных бизнес-блоков, среди которых преобладают кэптивные страховые. По этой же причине ежегодная величина клиентооборота между конкурирующими страховщиками невелика. Вот почему Standard & Poor's приветствует намерение правительства, выраженное в новом Налоговом кодексе (принятом в декабре 2008-го), устранить к 2015 году деструктивный эффект нынешнего порядка налогообложения страховщиков. Мы ожидаем, что эти меры будут способствовать созданию более развитого и совершенного страхового рынка. Тем не менее казахстанский страховой рынок, как и любой другой, имеет свои преимущества и недостатки, а также возможности и риски. Ниже мы приведем их анализ.

 
 
Сильные стороны
 
 

Из сильных сторон казахстанского рынка страхования в первую очередь следует отметить вероятность резкой активизации страховой деятельности во время экономического подъема, который последует за нынешним спадом. Кроме того, компании, обладающие долгосрочными стратегиями в страховом бизнесе, имеют возможность увеличить свои премии, поскольку к ним перейдет нынешний бизнес кэптивных страховщиков, которые будут вытесняться с рынка в результате ослабления фискальных стимулов к использованию их услуг в период до 2015 года. Предполагается, что общий рост страховой деятельности станет долговременным процессом в связи с ростом эффективности эксплуатации природных ресурсов и расширением географии казахстанского экспорта.

 
 

Вторым, безусловным, на наш взгляд, достоинством этого рынка является качество его регулирования. Надзор над страховой деятельностью осуществляет Агентство Республики Казахстан по регулированию и надзору финансового рынка и финансовых организаций, известное под аббревиатурой АФН. К настоящему времени АФН успело достичь поистине впечатляющих результатов: на страховом рынке Казахстана (страны практически такой же молодой, как и сам этот рынок) созданы предсказуемые правила игры, подкрепленные относительно четкой, хорошо работающей правовой базой.

 
 

Кроме того, регулирующие органы проявляют умеренную готовность вмешиваться в дела отрасли и без колебаний приостанавливают, а иногда и аннулируют лицензии страховщиков (как крупных, так и небольших), которые нарушают установленные требования или имеют капитал, не соответствующий пруденциальным нормам. Следует отметить и их активность, выразившуюся, в частности, во введении обязательного страхования гражданской ответственности автовладельцев, а также различных видов профессиональной ответственности (график 1), и усилия по развитию инфраструктуры страхового сектора. Так, в 2009 году был установлен порядок правового регулирования сострахования и сертификации страховых агентов, приняты меры по созданию института актуариев и повышению интереса граждан к актуарной профессии.

 
 

Между тем проблемы, охватившие казахстанский банковский сектор, как правило, не затрагивают напрямую страховщиков, которые являются, скорее, генераторами, нежели потребителями ликвидности. Что касается банков, то они чрезмерно зависят от внешних заимствований и скудных внутренних источников ликвидности и испытывают большие трудности из-за роста безнадежной и сомнительной к взысканию задолженности. Однако у многих страховщиков отмечается снижение финансовой гибкости (способности мобилизовать дополнительные денежные средства и капитал для удовлетворения возможных потребностей), обусловленное тем, что многие из них входят в финансово-промышленные группы (ФПГ), где, помимо них, имеются еще и банки. Кроме того, некоторые ФПГ и их собственники несут убытки не только по банковскому, но и по производственному направлению своего бизнеса в связи с падением цен и объемов продаж сырьевых товаров. Эти проблемы, вместе взятые, приводят в некоторых случаях к значительному сокращению резервных финансовых ресурсов, доступных для ФПГ и их владельцев. Все это пагубно сказывается на финансовой устойчивости страховщиков, контролируемых местными олигархами и финансово-промышленными конгломератами.

 
 

Можно считать, что преимущественно кэптивный характер страховой отрасли Казахстана – это, наверное, даже некоторое преимущество, так как данное обстоятельство служит своего рода барьером для проникновения на этот рынок более крупных и агрессивных международных и мировых страховых групп. Поскольку лучшие сегменты рынка принадлежат кэптивным компаниям, которые страхуют коммерческие и промышленные риски крупных групп (например, риски добывающих предприятий, а также авиационные, космические и транспортные риски), то у иностранных страховщиков вряд ли есть реальные шансы отвоевать этот бизнес за несколько лет, оставшихся до отмены существующего налогового режима. В настоящее время большинство нерезидентов могут рассчитывать лишь на косвенный доступ к этому бизнесу – через предоставление перестраховочной защиты.

 
 
Слабые стороны
 
 

Ввиду крайне низкой плотности населения Казахстана (на площади в 2,7 млн км2 проживают всего 15,5 млн человек) любой страховщик, собравшийся создавать здесь по-настоящему обширную представительскую сеть, столкнется с непростыми проблемами логистического характера. Однако до сих пор лишь немногие страховщики делали ставку на розничный сегмент страхового рынка. Большинство (а его составляют кэптивные компании) предпочитали страховать крупные риски своих непосредственных владельцев, а розничным бизнесом занимались лишь постольку, поскольку их главные офисы расположены в крупнейших по численности населения городах Казахстана. Из-за того что коммерческие и промышленные риски достаточно велики, а страхующие их компании относительно малы, непропорционально большая часть принимаемого риска передается иностранным перестраховщикам. Об этом свидетельствует разница между собираемыми брутто и нетто-премиями – соответственно 62 млрд и 35 млрд тенге, исходя из которой коэффициент удержания за первые пять месяцев 2009 года составлял 56% (табл. 4).

 
 

Другой недостаток – сравнительно низкий показатель ВВП на душу населения (примерно $8 тыс.) и, соответственно, очень низкий уровень расходов физических лиц. Средняя сумма страховых взносов не превышает $60 на одного жителя страны.

 
 

Есть и еще одна проблема, которую мы видим, – повсеместная недостаточная диверсифицированность страхового бизнеса. Мы отмечаем более или менее приемлемое разнообразие страховых продуктов большинства казахстанских страховщиков на таких направлениях, как розничное, коммерческое, общее промышленное и имущественное страхование. Однако на рынке почти нет спроса на различные программы долгосрочного страхования, полисы страхования жизни и пенсионного страхования, которые приносят значительную часть премиального дохода у очень многих страховых групп во всем мире (в табл. 5 показана структура премиального дохода в разбивке по направлениям бизнеса).

 
 

Ввиду относительно слабой диверсифицированности существующего бизнеса, опытные страховщики для того, чтобы обеспечить себе стабильную прибыль, активно пользуются услугами иностранных перестраховочных компаний. Мы считаем, что эта зависимость от внешних перестраховщиков в какой-то степени является недостатком отрасли.

 
 

Осознавая эти проблемы, регулирующие органы недавно приняли закон, согласно которому долгосрочное страховое вознаграждение лицу, утратившему трудоспособность в результате производственной травмы или дорожно-транспортного происшествия, случившегося не по его вине, должно выплачиваться в виде ренты (аннуитета) компанией, занимающейся страхованием жизни. По сути дела это означает, что теперь страховщик, предоставивший полис страхования гражданской ответственности, должен выплатить единовременную денежную компенсацию компании по страхованию жизни, а та, в свою очередь, – обеспечить регулярную выплату ренты страхователю. Вполне возможно, что со временем эти новые правила послужат стимулом к развитию рынка услуг страхования жизни.

 
 

Однако остается еще одна проблема, которая касается компаний как занимающихся, так и не занимающихся страхованием жизни: дефицит подходящих инвестиционных активов, в которые можно было бы направлять денежные потоки и средства, покрывающие технические резервы и акционерный капитал. Многие страховщики выбирают акции казахстанских компаний – однако этих инструментов мало, а их стоимость сильно колеблется вследствие недостаточной емкости фондового рынка страны. В качестве альтернативы деньги размещаются на банковских счетах, что рискованно: некоторые банки предлагают очень выгодные ставки по депозитам, но делают это вынужденно – из-за своей финансовой неустойчивости.

 
 
Возможности
 
 

Хотя недавняя рецессия мировой экономики больно ударила по Казахстану, финансовый центр страны Алматы (именно этот город, а не новая столица Астана) остается островком высокой страховой активности (о большом разрыве между Алматы и различными областями страны по уровню брутто-премии свидетельствуют данные графика 2). Мы считаем, что Алматы имеет больше возможностей, чем большинство других крупных городов Центральной Азии, де-факто стать центром страховой, перестраховочной, торговой и финансовой деятельности в этом регионе, поскольку здесь сходятся русский, тюркский и в какой-то степени корейский и китайский геополитические ареалы. В то же время Казахстан с его значительной и – в перспективе – динамичной экономической базой вполне в состоянии обеспечить необходимое наполнение и глубину своему рынку капитала.

 
 

Страховщики и перестраховщики, базирующиеся в Алматы, могут строить вполне реалистичные планы по созданию в Казахстане регионального центра (пере-) страхования, хотя вряд ли они могут рассчитывать на более чем «миноритарную» долю на региональном рынке услуг (пере-) страхования, в которых возникнет необходимость. К тому же следует учитывать недостаточные на сегодняшний день финансовые возможности многих казахстанских компаний по страхованию, в частности, промышленных рисков добывающих, металлургических и химических предприятий или рисков крупных и катастрофических убытков, связанных с жарой и землетрясениями. По этой причине часть рисков приходится передавать в перестрахование иностранным страховым группам.

 
 

Впрочем, местные страховщики могут повысить свой коэффициент удержания, если, отказавшись от соперничества и взаимного недоверия, попытаются активизировать работу рынка сострахования. В 2009 году АФН установило новые правила, способствующие развитию этого рынка. Кроме того, самые крупные и хорошо организованные казахстанские страховщики могли бы позаботиться о развитии входящего перестрахования – по примеру лидера рынка страховой компании «Евразия» (ВВ-/Стабильный/–; рейтинг по национальной шкале: kzA-), которая весьма активно расширяет свои перестраховочные операции в Казахстане и СНГ.

 
 

Наконец следует отметить, что страховщики вполне в состоянии повысить свои балансовые показатели и способность удерживать принимаемые риски, что позволит им в будущем оставлять себе наиболее качественные и прибыльные части страхового бизнеса, имеющегося в Казахстане (табл. 6). Все указанные меры, как бы они ни были приняты – поодиночке или все вместе, – способны обеспечить долгосрочное развитие и прибыльность казахстанского страхового рынка.

 
 
Риски
 
 

С нашей точки зрения, одна из наиболее явных угроз для казахстанских страховщиков состоит в возможности снижения финансовой устойчивости важных элементов национального банковского сектора. Многие страховщики вкладывают средства в капитал казахстанских банков или размещают в них крупные депозиты, подвергаясь отраслевым и кредитным рискам, связанным с банковским сектором. Данная проблема усугубляется тем, что часть средств страховых компаний инвестирована в банковские облигации. Поэтому реальный уровень потенциальных потерь, связанных с вложениями в банковский сектор, почти наверняка выше 39% – уровня, показанного на графике 3. Казахстанские банки продолжают подвергаться высоким кредитным рискам и опасности нехватки ликвидных средств при наступлении обязательств. Они серьезно пострадали в результате глобальной экономической рецессии, проблем в мировой банковской системе и резкого сокращения доступа к внешней ликвидности. При этом явных признаков восстановления сектора пока не наблюдается, а процесс решения проблем, возникших у банков, судя по всему, будет долгим.

 
 

Следует отметить, что характер рисков, которым подвергается страховая отрасль Казахстана, – тот же, что и на других развивающихся рынках мира. Можно не сомневаться в том, международные страховые и перестраховочные компании захотят освоить казахстанский рынок по примеру AIG и Allianz. После устранения вышеупомянутых деформаций налогообложения эти серьезные игроки почти наверняка нацелятся на самые привлекательные, крупные риски энергетических и добывающих предприятий страны. Эта «угроза» может считаться таковой лишь условно: по сути, ее появление будет означать, что в Казахстане создается нормальный конкурентный рынок, а присутствие крупных страховщиков-нерезидентов, в целом, должно пойти на пользу не только эффективно работающим страховщикам, но и страхователям, которые чувствительны к ценам и осведомлены о рисках.

 
 

Что касается риска, связанного с непрозрачными системами учета и отчетности, используемыми ФПГ, то и он должен уменьшиться после устранения существующих особенностей налогообложения. Когда это произойдет, откроются возможности для развития страхования на более сильной экономической основе, что, в свою очередь, позволит повысить качество публикуемой отчетности до уровня, дающего возможность составить представление о реальной эффективности страховщика. Кроме того, устранение указанных перекосов должно подтолкнуть ФПГ к продаже хотя бы части акций своих страховых дочерних компаний и, следовательно, расширению их акционерной структуры. Хотя новые акционеры, скорее всего, будут миноритариями, можно предположить, что они потребуют повышения информационной прозрачности компаний, в которые вложены их средства.

 
 

Само правительство Казахстана, вероятно, не станет напрямую участвовать в капитале страховщиков-резидентов, но его уполномоченный орган – АФН, несомненно, будет и дальше строго контролировать как тенденции в страховой отрасли, так и деятельность отдельных страховщиков. Однако косвенное влияние правительства на страховой рынок будет весьма ощутимым. Инструментами этого станут, прежде всего, характер и время проведения реформы налогового режима, а также степень общей государственной поддержки казахстанской экономики, от которой будет зависеть активность страховщиков. Опыт показывает, что ситуация в банковском секторе во многом зависит от способности правительства контролировать процентную ставку и обменный курс. Для страховщиков, как правило, не пользующихся долговым финансированием, такого рода государственное вмешательство будет иметь существенно меньшее значение.

 
 

Позитивные макроэкономические перспективы предопределяют благоприятный долгосрочный прогноз для страховой отрасли Казахстана

 
 

Оценивая ситуацию в страховой отрасли Казахстана на середину 2009 года, можно сказать, что, несмотря на наличие весьма привлекательных возможностей, она остается довольно противоречивой. Налицо – положительные факторы (ожидаемый рост страховой активности, наличие эффективной системы регулирования), способствующие укреплению позиций страховой отрасли в экономике. Однако имеются и недостатки, один из которых заключается в том, что чрезмерно большая часть страховой премии достается небольшому числу промышленно-банковско-страховых конгломератов. Это все больше тормозит развитие по-настоящему открытого конкурентного рынка, не позволяя ему достичь необходимого уровня зрелости. Слишком многие небольшие провайдеры страховых услуг оказываются в зависимости от эксклюзивного доступа к бизнесу своих акционеров.

 
 

На долю страхования жизни приходится совсем небольшая часть брутто-премии, собираемой в отрасли (на сегодняшний день 1%). Для того чтобы розничные потребители поняли необходимость добровольного страхования жизни и приобретения смежных страховых продуктов, в том числе полисов страхования здоровья, необходимо повышение осведомленности населения о страховых услугах, а также изменение государственной социальной политики, излишне акцентирующей социальное обеспечение. Между тем большинство банков при выдаче ипотечных и других крупных кредитов уже требуют обеспечения в виде полиса страхования жизни, на который может быть обращено взыскание в случае смерти заемщика до полной выплаты долга. Что касается недавно введенного требования, уполномочивающего компании по страхованию жизни выплачивать компенсации за утрату трудоспособности в виде долгосрочных рентных платежей, то делать предположения о том, послужит ли это толчком к повышению финансовых показателей сектора страхования жизни, пока преждевременно. В истории выплаты страховых возмещений в Казахстане много негативных примеров: известны случаи, когда сотрудники компаний присваивали страховые суммы, а не передавали их пострадавшим работникам. Во многих случаях ни пострадавший, ни работодатель вообще не предъявляют никаких требований о возмещении, поскольку понятие гражданской ответственности все еще остается во многом чуждым. Особенностями менталитета объясняется и отсутствие интереса к медицинскому страхованию и другим формам личного страхования.

 
 

Однако наличие благоприятных и мощных макроэкономических долгосрочных факторов позволяет с достаточной степенью уверенности прогнозировать быстрый рост бизнеса казахстанских страховщиков и перестраховщиков. Особенно лучших из них – сочетающих профессиональный опыт с управленческими навыками и потому идущих в ногу с рынком, который становится все более конкурентным и прозрачным. Что касается менее эффективных, менее приверженных своему делу организаций из числа ныне действующих страховщиков, то их среднесрочные перспективы куда менее благоприятны, и можно предположить, что многие из них через несколько лет могут быть вытеснены с рынка новыми игроками.

 
 

Авторское право ©2009 Standard & Poor’s Financial Services, LLC. Все права защищены

 


Список статей
Вечный вопрос о сере   Марина Попова 
Наши кадры решают всё  Марина Попова 
Газ Каспия. Один на всех?   Сергей Смирнов 
ГМК Казахстана. Верит и ждет  Редакционный обзор 
Страховая отрасль. Взгляд со стороны   Специальный обзор Standard & Poor’s 
Гарантия, качество, сервис!  ООО «МеталПромЭкспорт» 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem