USD/KZT 369.36  -2.5
EUR/KZT 431.3  -2.03
 KAZAKHSTAN №6, 2009 год
 Конкурентоспособность. Нас опять опустили... на одну ступеньку вниз
АРХИВ

Конкурентоспособность. Нас опять опустили... на одну ступеньку вниз

Елена Заборцева, магистр МГИМО,University of Sydney PhD researcher
 

Выводы очередного Отчета о глобальной конкурентоспособности (Global Competitiveness Report 2009–2010) вновь принесли Казахстану лишь разочарования. Мы потеряли еще одну строчку в рейтинге Всемирного экономического форума, опустившись на 67-е место. И хотя ситуация пока не развивается со скоростью снежной лавины, однако падение нашей конкурентоспособности все так же неумолимо.



 
 Международный калейдоскоп
 
 
Итак, в 2009 году наиболее конкурентоспособной экономикой мира, по версии
WEF, была признана швейцарская. Как прокомментировали в агентстве Reuters, «WEF аплодировал Швейцарии за высокий потенциал к инновациям, диверсифицированную бизнес-культуру, эффективные государственные услуги и превосходно функционирующие рынки товаров». США, из-за ослабления финансовых рынков и макроэкономической стабильности, вполне обоснованно потеряли пальму первенства и опустились на вторую позицию. Далее следуют Сингапур, Швеция и Дания, Финляндия, Германия, Япония, Канада и Нидерланды (см. табл. 1). По-прежнему демонстрируя высокие показатели конкурентоспособности, тем не менее продолжила свое падение Великобритания, опустившись в рейтинге на 13-ю позицию. И это неудивительно: глобальный экономический кризис привел к снижению доверия к финансовой системе. Так, если по показателю устойчивости банковского сектора Швейцария ранжирована на 44-м месте, то США – на 108-м (позади Танзании!), а Великобритания и вовсе на 126-м. Примечательно, что по этому показателю сейчас лидирует Канада.
 
 
 
В первой двадцатке наиболее значительные изменения в своих позициях претерпела экономика Республики Кореи, которая упала с 13-го на 19-е место. Нельзя не упомянуть и о КНР: китайская экономика поднялась лишь на одну строчку и теперь занимает 29-е место.
 
 
 

В верхнюю половину рейтинга вошел ряд стран Ближнего Востока и Северной Африки: в числе лидеров – Катар, ОАЭ, Израиль, Саудовская Аравия, Бахрейн, Кувейт и Тунис.

 
 

Вот как прокомментировала это нашему журналу Директор Центра конкурентоспособности WEF д-р Маргарет Дрзениек Хануз: в целом «те страны, которые смогли лучше противостоять кризису, были, соответственно, и в более выигрышном положении, и ОАЭ один из таких примеров». Далее она заметила, что повышение рейтинга ОАЭ (с 31-го на 23-е место) явилось результатом улучшения бизнес-среды, комплексно реализуемого на протяжении последних лет. «Вопрос роста конкурентоспособности был важной составляющей политической повестки развития некоторых эмиратов, таких, как Дубаи и Абу Даби. Как следствие, ОАЭ на протяжении последних лет упорно повышает свои позиции». Правда, при этом эксперт подчеркнула, что рейтинг не охватывает последние месяцы года, вследствие чего недавние кризисы, имевшие место в Дубаи, в нем учтены не были. 

 
 

Среди энергодобывающих государств можно отметить сильные позиции Норвегии (14), Австралии (15) и Кувейта (39). О том, как политический режим и транспарентность экономики влияют на итоговую конкурентоспособность, можно судить по рейтингу таких сырьевых стран, как Венесуэла и Боливия, которые заняли соответственно лишь 113-ю и 120-ю строчки.

 
 

Аутсайдерами рейтинга WEF, в который в этом году вошли 133 страны, стали экономики Чада и Бурунди.

 
 
 
Постсоветский табель о рангах
 

На постсоветском пространстве единственной страной, сохраняющей свои позиции в числе 50 наиболее конкурентоспособных экономик мира, оказалась Эстония, хотя она и опустилась на три строчки – с 32-го на 35-е место. На наш вопрос о том, что же определило столь высокий уровень конкурентоспособности этого прибалтийского государства в сравнении с соседними странами, г-жа Хануз ответила, что с момента приобретения независимости Эстония продемонстрировала серьезный подход к реформированию национальной экономики, созданию благоприятного и либерального делового климата. В этом отношении она значительно опередила Латвию и Литву. Так, эксперт WEF отдельно акцентировала наше внимание на показатели в рамках индекса институционального развития, по которому Эстония ранжирована на 31-м месте (для сравнения: Латвия на 65-м месте, а Литва – на 59-м). Государственные и общественные институты этой страны, согласно оценке WEF, являются транспарентными и эффективными, что в совокупности с высоким уровнем технологического развития (16-я позиция) выводит ее на уровень передовых стран мира.

 
 

Вместе с тем единственным постсоветским государством, сумевшим кардинально улучшить свою конкурентоспособность в 2009 году, стал Азербайджан, который рванул вверх сразу на 18 позиций. Заняв в результате 51-ю строчку, он вплотную приблизился к тому, чтобы достигнуть положительных характеристик конкурентоспособности.

 
 

Для всех остальных наших соседей прошедший год нельзя назвать удачным. Большинство из них упали в индексе глобальной конкурентоспособности. Наиболее значительное снижение наблюдалось у Латвии – минус 14 позиций (68-е место). Россия (63-е), Украина (82-е) и Литва (53-е) опустились соответственно на 11, 10 и 9 строчек. Таджикистан со 116 места переместился на 122-е, а Кыргызстан, потеряв в рейтинге лишь одну позицию, занял вслед за соседом 123 строчку.

 
 

Увы, печальной традицией становится отсутствие данных о Туркменистане и Беларуси, кроме того, в этом году в рейтинг WEF не вошли Узбекистан и Молдова.

 
 
Методика сильных умов мира сего
 
 

Прежде чем перейти к детальному рассмотрению наших результатов, напомним основные положения методологии WEF, эволюцию которой мы достаточно подробно отслеживаем в течение трех последних лет (см. журнал Kazakhstan № 4 за 2006, № 4 за 2007, № 5/6 за 2008 годы).

 
 

При составлении рейтинга используются два источника информации. Первый из них – ExecutiveOpinion Survey формируется по результатам опроса представителей топ-менеджмента в оцениваемых странах, проводимом WEF совместно с рядом международных институтов. Второй источник – это достоверные общедоступные данные (Hard data criteria). Они используются как дополнение к ExecutiveOpinion Survey и представляют собой набор статистической информации, включая результаты обзоров МВФ и Всемирного банка, а также многих других «дочек» ООН.

 
 

Основным рейтингом в Отчете по глобальной конкурентоспособности является т.н. Индекс глобальной конкурентоспособности). Сначала каждой стране «выставляются» оценки по 110 показателям, наиболее критичным для продуктивности и конкурентоспособности. Полученные результаты агрегируются в 12 сводных показателей, или в т.н. слагаемые конкурентоспособности. Последние, в свою очередь, группируются в 3 субиндекса: «Базовые требования», «Факторы эффективности» и «Инновационные факторы», на основе которых и выводится GCI. При этом вклад каждого из субиндексов в итоговый GCI зависит от того, на какой стадии развития экономики находится та или иная страна. (Global Competitiveness Index, GCI).       

 
 
GCI Казахстана и его составляющие
 
 

Итак, в 2009 году конкурентоспособность Казахстана вновь снизилась: в общем рейтинге GCI мы переместились на одну позицию – с 66-го на 67-е место. Хотя по сравнению с подавляющим большинством других постcоветских государств ситуация выглядит и не столь драматично.

 
 

Согласно методике WEF, наиболее весомым с точки зрения вклада в итоговый рейтинг GCI, для Казахстана является субиндекс «Базовые требования». После серьезного падения в 2008 году (на 8 строчек) в 2009-м наша позиция здесь осталась неизменной – 74 место. И это несмотря на то, что два из четырех сводных показателей входящих в этот субиндекс, продемонстрировали значительные скачки: «Институциональное развитие» упало с 81-го до 86-го места, а «Макроэкономическая стабильность» частично отыграла свое прошлогоднее кризисное пике, поднявшись сразу на 15 строчек (с 74-го на 59-е). Видимо, разнонаправленность этих трендов нивелировала их влияние на общий результат (см. табл. 2).

 
 

На одну позицию ухудшилось наше положение в субиндексе «Инновационные факторы» (78-е место). Причем снижение на 2 строчки продемонстрировали оба входящих в него сводных показателя – «Конкурентоспособность компаний» и «Инновационный потенциал».

 
 

Традиционно из трех субиндексов, формирующих GCI, лучше всего у Казахстана обстоят дела с субиндексом «Факторы эффективности». Тем тревожнее динамика его изменения в последние годы: в 2006-м мы заняли 56-е место, в 2007-м – 58-е, в 2008-м – 64-е. В 2009 году этот субиндекс упал еще на 5 позиций – до 69-й строчки. В частности, по «Эффективности рынка товаров и услуг» мы теперь занимаем 84-е место (-4), по «Эффективности рынка труда» – 18-е (-6), а показатель «Развитость финансового рынка» Казахстана ухудшился сразу на 14 строчек, упав до 111-го места. Единственным сводным показателем этого субиндекса, показавшим улучшение, оказалась «Технологическая готовность» – 69-е место (+6).

 
 
Наши «плюсы»
 
 

В целом из 110 показателей только 19 положительно характеризуют конкурентоспособность нашей экономики. При этом по сравнению с прошлогодним рейтингом список показателей, по которым мы находимся выше заветной 50-й строчки, особых изменений не претерпел (см. табл. 3). Мы сумели вернуть свою конкурентоспособность с точки зрения «дефицита государственного бюджета» – 29-е место (+30!), при этом потеряли ее в отношении легкости ведения бизнеса. Так, показатель «Количество процедур, необходимых для открытия бизнеса» упал до 60-го места (-16), а по времени, необходимому для этого, мы теперь занимаем 62-ю строчку (-18).

 
 

В число наших наиболее выдающихся конкурентных преимуществ, помимо «Дефицит государственного бюджета» – 14-е место (+34!). Столь резкие положительные изменения лишь подтверждают тот факт, что, несмотря на серьезную просадку в первый год кризиса, макроэкономическая политика Казахстана, по-прежнему остается нашим главным «коньком». Сюда же можно отнести «Уровень государственного долга» – 11-е место в мире. Сам по себе этот показатель отражает независимость суверена от требований кредиторов, тем не менее, как показал кризис, платить за долги частных банковских структур так или иначе пришлось государству, а соответственно – населению. Кроме того, не стоит забывать, что в 2009 году Казахстан уже напрямую привлек в виде ПИИ и зарубежных займов $25 млрд, а это значит, что нагрузка на данный показатель серьезно возрастет. 

 
 

Все так же высоки и наши шансы развить инновационные составляющие конкурентоспособности. По крайней мере, с точки зрения имеющихся для этого предпосылок, Казахстан пока занимает все то же 50-е место. Но это лишь потенциал, который еще нужно суметь реализовать.

 
 

По количеству учащихся в вузах и профессиональных заведениях наша республика также занимает достаточно высокое, 45-е место. И хотя само по себе это весьма примечательно, тем не менее вновь нельзя не отметить существование одного «но»: количество и качество – это не одно и то же. Так, по качеству системы образования в целом мы лишь на 66-м месте, а по нашим бизнес-школам – вообще на 97-м. Конечно, частные учебные заведения – это выгодно с финансовой точки зрения. Однако поверхностный подход, который, согласно официальным инспекциям и публикациям в отечественных СМИ, царит в отечественных вузах, несет негативные последствия уже сейчас.

 
 

Весьма позитивно рейтинг WEF оценивает эффективность отечественного рынка труда: общий результат – 18-е место в мире. В частности, по показателю практики приема на работу и увольнения сотрудников (Hiring and firing practices) Казахстан находится на 12-м месте, опережая не только Россию (43-е) и Китай (77-е), но и лидера рейтинга GCI – Швейцарию (15-е). Картину омрачают низкие показатели уровня «Взаимодействие работников и работодателей» – 76-е место (-13) и «Степень доверия к профессиональному менеджменту» – 100-е место (-21). Хотя, принимая во внимание уже упоминавшееся низкое качество бизнес-школ, последние корпоративные скандалы (например, в банковской сфере), а также повсеместные антикризисные сокращения издержек (в том числе за счет персонала) такие тенденции трудно назвать неожиданными.

 
 
Там, где тонко…
 
 

Итак, как уже было отмечено, с точки зрения глобальной конкурентоспособности, у Казахстана минусов гораздо больше, чем плюсов. К сожалению, ни по одному из трех субиндексов GCI мы не вошли в число 50 наиболее конкурентоспособных стран мира. Более того, по 20 из 110 показателей наша республика находится на уровне ниже 100-го места (некоторые из них представлены в табл. 4).

 
 

Одна из наших самых сильных головных болей – это институциональное развитие: в рамках данной категории отсутствуют показатели выше 50-й строчки. И это притом, что эксперты WEF постоянно обращают внимание на то, что ключом к успешному экономическому развитию являются эффективные государственные и общественные институты. Если они функционируют успешно, то это позитивно отражается на показателях в рамках других индексов, так как эффективная система политического устройства обычно является залогом успешной экономической политики.

 
 

Кризис лишь более выпукло проявил наше отставание по таким показателям, как «Защита частной собственности» – 103-е место (-8), «Эффективность законодательного урегулирования споров» – 82-е (-15), «Бремя государственного регулирования – 85-е (-6), «Прозрачность политических решений» – 83-е (-13), «Надежность правоохранительных органов» – 105-е (-8), «Эффективность корпоративного управления» – 98-е (-27). Низкими остаются «Независимость судебной системы» – 97-е, «Защита прав миноритариев» – 109-е и «Качество стандартов аудита и отчетности» – 98-е место.

 
 

Примечательно, что на этом фоне уровень общественного доверия к власти в Казахстане не только не упал, но и вырос – 53-е место (+9). Это говорит о том, что у руководства страны все еще есть карт-бланш, чтобы исправить текущее положение.

 
 

Огромная работа нам предстоит по восстановлению и развитию финансового рынка. На сегодняшний день это наиболее слабый сводный показатель Казахстана в рейтинге GCI – 111-е место. Цифры говорят сами за себя: «Доступность финансирования на фондовом рынке» – 99-е место (-3), «Доступность заемных средств» – 86-е (-27), «Ограничения по движению капиталов» – 116-е (-2), «Устойчивость банковской системы» – 128-е место (-4). Как говорится, комментарии излишни.

 
 

В заключение остановимся на факторах, наиболее критичных для реализации новой Программы форсированного инновационно-индустриального развития, которая стартует в 2010 году. Ведь по замыслу разработчиков именно она должна учесть все недочеты предыдущих инициатив и реально повысить уровень конкурентоспособности Казахстана. Судя по рейтингу WEF, камнем преткновения при реализации новых индустриальных проектов могут стать вопросы инфраструктуры: по качеству автомобильных дорог мы занимаем 116-е место, портовой и авиационной инфраструктуры – 110-е и 94-е места соответственно. На 92-м месте находится эффективность антимонопольной политики. Критически низким является показатель «Непрерывность обучения персонала» – 83-я позиция. В процессе внедрения новых технологий именно этот фактор во многом способствует итоговой эффективности предприятия или компании. Не соответствует мировым стандартам и качество продукции местных поставщиков – 97-я позиция.

 
 

Уровень технологического развития также требует дополнительного внимания. Несмотря на сравнительно высокий общий результат этого сводного показателя (69-е место), в основном он достигнут за счет насыщения рынка сотовой связи и широкополосного Интернета. Однако у любой развитой страны эти сферы должны быть по умолчанию. А вот такие критичные в свете Программы ФИИР условия, как «Доступность последних технологий», «ПИИ и трансферт технологий», «Способность компаний абсорбировать технологии» находятся на очень низком уровне – 101-е, 113-е и 85-е места соответственно. В этой связи не прибавляет оптимизма в отношении успешности ФИИР и падение «Качества отечественных НИИ» – 80-е место (-22), нарастающий разрыв между наукой и производством – 77-е (-13), а также низкий уровень патентной активности – 85-е (-13).

 
 
Итого
 
 

К сожалению, тот факт, что за последние пять лет мы потеряли в рейтинге глобальной конкурентоспособности более 16 позиций, свидетельствует о том, что руководству Казахстану нужно серьезно пересмотреть существующие подходы к оценке развития страны, внеся серьезные корректировки при формировании политики на местном уровне.

 
 

Конечно, многое можно списать на кризис, и с точки зрения краткосрочных мер по преодолению его последствий Казахстан выглядит совсем неплохо в сравнении со многими странами мира. Однако, акцентируясь на «макроэкономических» деревьях, главное – не забыть о лесе. На итоговую позицию влияет широкий спектр взаимосвязанных вопросов, включающих такие базовые факторы, как образование, наука, здравоохранение.

 
 

Как отметил профессор экономики Колумбийского университета и со-редактор отчета WEF г-н Ксавье Сала-и-Мартин, «в условиях кризиса чрезвычайно важно, чтобы лидеры стран не упускали из виду долгосрочные основы конкурентоспособности, решая сегодня краткосрочные проблемы. Конкурентоспособные экономики – это такие экономики, которые располагают факторами, усиливающими их продуктивность, на которой строится их настоящее и будущее процветание». Возможно, анализ наших позиций в сравнении с другими странами поможет Казахстану не только правильно определить все наши болевые точки, но и подойти к их преодолению более фундаментально.

 
 

Комментарии эксперта: Директор Центра конкурентоспособности WEF, д-р Маргарет Дрзениек Хануз

 
В 2008 году, когда США занимали первое место в рейтинге GCI, эксперты WEF отмечали, что результаты кризиса практически не учитывались, но они будут отражены в следующем отчете. Не могли бы Вы прокомментировать, почему международная позиция США по-прежнему остается очень высокой?
 
 
 

Действительно, в рейтинге за 2008–2009 год мы не смогли принять во внимание изменения, произошедшие во второй половине года по причине временного лага в получении данных. В этой связи последствия финансового кризиса, разразившегося осенью 2008 года, практически в тот же период, когда был опубликован отчет, не были должным образом отображены. Что касается столь незначительного снижения в позициях США в нынешнем отчете, то этому есть несколько причин. Конечно, дела у США выглядят хуже, чем у большинства стран, вошедших в первую десятку. В то же время финансовый сектор, который пострадал в результате кризиса в наибольшей степени, представляет лишь один из 12 сводных показателей, формирующих конкурентоспособность на глобальном уровне. Поэтому его влияние на общий рейтинг весьма ограниченно. Если посмотреть на другие категории факторов, учитываемых GCI, то можно заметить, что они не были столь глубоко затронуты финансовым и экономическим кризисом. Экономика США по-прежнему остается инновационной, а американские компании имеют передовую бизнес-культуру. К тому же в стране очень гибкие рынки труда, товаров и услуг, а также легко адаптируемые новейшие технологии. Кроме того, огромный рынок позволяет бизнесу экономить на масштабах производства.

 
 

Какие страны мира больше всего потеряли в рейтинге в 2009 году и можно ли выделить общие причины таких потерь?

 
 

Многие из стран, экономики которых вследствие кризиса претерпели значительные потери, соответственно, потеряли и позиции в рейтинге глобальной конкурентоспособности. Помимо Исландии, наиболее значительно кризис отразился на рейтингах Испании и прибалтийских стран – Латвии, Литвы и Эстонии. Причины в данной ситуации варьируются от страны к стране. Тем не менее можно наблюдать, как зачастую снижение в GCI отражает снижение степени уверенности в правительственных структурах и ухудшение таких показателей, как финансовое развитие и макроэкономическая стабильность, вызванное политикой стимуляционных мер и антикризисной государственной поддержкой частного сектора.

 
 

Фантастические результаты продемонстрировал Азербайджан. Учитывая, что наши страны имеют ряд схожих черт – обе зависят от нефтяных доходов и реализуют программы диверсификации экономик, в чем ключ успеха Азербайджана?

 
 

Улучшение законодательной сферы этой страны явилось однозначно одним из ключевых факторов, предопределивших повышение ее рейтинга. Эти изменения стали залогом развития предпринимательства в Азербайджане, и, таким образом, вкладом в ошеломляющий рост его экономики, демонстрируемый на протяжении последних лет. Отдельно необходимо заметить, что данный рост – один из самых значительных в мире. В свою очередь, эти изменения также отразились на оценке бизнес-среды и государственных институтов/учреждений. Необходимо также подчеркнуть значительные улучшения качества и доступности инфраструктуры, а также показателей Азербайджана в области образования (качество образования и количество учащихся/студентов).

 
 

По показателю «Превалирование иностранного участия в экономике» Казахстан ранжирован на 111-м месте. Каков подход WEF к оценке этого индекса? Какой характер он имеет – положительный или отрицательный? Принимаете ли Вы во внимание аспекты национальной экономической безопасности?

 
 

В целом мы рассматриваем наличие иностранного участия (ПИИ) как положительный фактор, поскольку он вносит серьезный вклад в укрепление экономического роста во многих сферах. В частности, ПИИ позитивным образом влияют на усиление конкурентной среды внутри страны, генерируют приток денежного технологического и управленческого капитала, и это только малая часть позитивных моментов, которые можно обозначить. Данный показатель измеряется в рамках нашего опроса – когда мы просим бизнес-лидеров каждой страны оценить превалирование ПИИ в экономике. Учитывая, что этот индекс измеряет конкурентоспособность, он отражает исключительно оценку экономического эффекта от иностранных инвестиций, и вопросы национальной экономической безопасности в данном контексте во внимание не принимаются.

 
 

Даже после глобального финансового кризиса иностранное участие останется важной составляющей мировой экономики и будет продолжать оказывать свое влияние на экономический рост посредством рассмотренного выше механизма. Последние изменения окажут негативное влияние лишь на незначительную долю инвестиционных потоков, и, таким образом, этот индекс останется столь же применимым к оценке конкурентоспособности, как и ранее.

 
 
 
 


Список статей
«Самрук-Казына»: перезагрузка 2010  Редакционный обзор 
Новые вызовы. Новые рубежи  Редакционный обзор 
Новый год принес подарки  Редакционный обзор 
IT всегда впереди!   Александр Васильев 
Год новый – проблемы старые   Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem