USD/KZT 369.01  -6.89
EUR/KZT 416.39  -7.17
 KAZAKHSTAN  №3, 2010 год
 Металлолом – сырье стратегическое
АРХИВ
Металлолом –  сырье стратегическое
 

Лом цветных и черных металлов является одним из основных источников сырья для предприятий вторичной металлургии. Вместе с тем, сегодня казахстанские предприятия, работающие в этой сфере, испытывают ряд серьезных проблем и нуждаются в большем внимании со стороны государства. Об этом читателям журнала Kazakhstanмы попросили рассказать президента Республиканской отраслевой Ассоциации вторичной металлургии Владимира Лик.

 

Владимир Валентинович, прежде всего несколько слов о вашей ассоциации и о казахстанском рынке лома в целом.

 

В настоящий момент в состав Ассоциации входит 22 предприятия – субъекты малого, среднего и крупного бизнеса, занимающихся заготовкой и переработкой лома черных и цветных металлов. А началось все в конце 90-х годов, когда запретительные меры стали буквально «подрывать» этот рынок и он начал скатываться в теневой сектор. Эта тема «засветилась» в СМИ, и нас, инициативную группу в составе директоров 12 предприятий, пригласил к себе Зейнулла Какимжанов, который тогда был министром госдоходов. С его подачи в кратчайшие сроки и была создана наша ассоциация. Совместно с Мингосдоходов и Минэнерго в течение семи месяцев мы разработали программу развития рынка цветных и черных металлов, а уже 13 марта 2000 года вступило в силу постановление правительства № 383, утверждающее механизмы ее реализации.

 

В этом постановлении были расписаны квалификационные требования: как предприятие должно работать, какое иметь оборудование, как должно заготавливать и перерабатывать металл, какой контингент специалистов должно иметь. Основные принципы, заложенные в программе, работают и сегодня.

 

По сути, произошла легализация отрасли. Результат оказался ошеломляющим – из 122 предприятий, охваченных мониторингом в рамках программы, в бюджет республики в виде налогов поступило $47 млн, и это только за 2000 год. Постепенно предприниматели научились выплавлять определенные сплавы из лома алюминия. Продукция вышла на зарубежные рынки. Причем наши сплавы покупали не только предприятия из Китая, но и такие заводы, как «Тойота» или «Хонда».

 

Со временем окреп и внутренний спрос. Сегодня нашей продукцией, а именно металлошихтой, пользуются крупные отечественные металлургические компании – «ArcelorMittal Темиртау», Casting, а также российские сталеплавильные комбинаты. Рынок лома – это важная подотрасль отечественной металлургии, ведь чем активней и качественней мы будем перерабатывать вторичные ресурсы, тем более экономно будет расходоваться природное сырье. Есть и еще один аспект – экологический. По сути, мы реанимируем тот металл, который ушел в отходы, не даем ему ржаветь, окисляться, попадать в почву и наносить вред окружающей среде.

 

В целом, по нашим данным, емкость казахстанского рынка ломообразования и заготовки колеблется от 3 до 5 млн т в год. Если завтра, например, начнется ускоренная модернизация заводов и утилизация старого оборудования – появится и дополнительное ломообразование.

 

Какова политика ценообразования на лом и с какими трудностями сталкиваются предприятия подотрасли при реализации своей продукции?

 

В своей работе мы ориентируемся на цены, которые складываются на мировых биржах металлов. Сейчас цена на металл там упала. Кроме того, наши предприятия продают свою продукцию дешевле, чем на международных биржах. Например, Casting покупает у нас медь по цене в 18–20% от биржевой.

 

Мы не можем выйти напрямую на Лондонскую биржу металлов. Во-первых, у нас там нет накопительных площадок, во-вторых, очень большие транспортные издержки. Так, к примеру, единственный в Казахстане морской Актауский порт не развит, транспортировать через него металл невозможно, требуются накопительные площадки. Нам предлагают грузить лом с вагонов на баржи, но это экономически нерентабельно. Вместе с тем при наличии соответствующей инфраструктуры, мы могли бы формировать партии лома до 3 тыс. т.

 

В этой связи показателен пример прибалтийских стран: благодаря морским портам их предприятия-посредники очень хорошо развились и вышли на внешние рынки. Они покупали металл в Казахстане, России, Узбекистане и Кыргызстане, накапливали его у себя, а затем отгружали по 3–5 тыс. т, продавая конечным потребителям в Европе – естественно, по европейским стандартам и соответствующим ценам. Нам такие сроки и объемы не потянуть, поэтому и приходится работать через посредников.

 

А куда экономически более выгодно поставлять лом – на экспорт или на внутренний рынок?

 

Однозначно на внутренний рынок: здесь нет таможенных пошлин. На данный момент казахстанские предприятия вторичной металлургии – это наши основные покупатели. Например, более чем 50% медесодержащего лома наши предприятия поставляют на Casting. Сейчас ассоциация изучает новые возможности, которые появились в связи с созданием Таможенного союза. Здесь все зависит от географического положения и транспортной инфраструктуры. И этот вопрос мы также поднимали в правительстве – просили быстрее создать грузовые транспортные коридоры. Допустим, с юга и центра Казахстана лом выгоднее поставлять на Casting и другим внутренним потребителям. В то же время из-за транспортных издержек ломозаготовители с севера и запада республики предпочитают работать с Россией. В целом сегодня затратная часть доставки нашей продукции гораздо выше, чем ее себестоимость.

 

Каким был кризисный период для отрасли вторичной металлургии?

 

Конечно, во время кризиса многие предприятия понесли финансовые убытки. Динамика рынка заготовки лома имеет волнообразный характер. В летнее время ломообразование увеличивается, в зимнее – существенно уменьшается. До кризиса, когда цены были стабильны, мы делали накопления лома и в пиковый сезон, когда в нем росла потребность металлургов, а у нас объем заготовки, наоборот, падал, мы обеспечивали поставки за счет крупных складских запасов.

 

Поэтому в 2008 году, в момент обрушения мирового рынка металлов, когда наши внутренние потребители – металлургические комбинаты сократили объемы и снизили цены закупа, многие предприниматели, грубо говоря, «попали». Например, они покупали лом по $200 за тонну, а после переработки его себестоимость увеличилась до $300–350. В их планах была продажа металлошихты по $400–450, а в реальности получился сплошной убыток – реализация по $150–200.

 

Мы тогда говорили представителям того же «ArcelorMittal Темиртау» и Casting, что они должны помочь малым и средним ломозаготовительным компаниям, «дать» твердые цены, создать системы предоплаты или гибкого кредитования. Но крупный бизнес все кризисные риски переложил на нас. Многие тогда переориентировались на экспорт или продавали себе в убыток. Кто-то разорился, кто-то оказался на грани банкротства. Отрасль выжила, но предприятия однозначно перестали работать на склад. Когда в начале 2010 года началось посткризисное восстановление, это привело к дефициту сырья и начали страдать сами металлургические компании. Крупный бизнес попытался диктовать цены запретительными методами. Тогда усилиями нашей ассоциации компромисс был найден: на уровне правительства был подписан соответствующий меморандум. К сожалению, со стороны крупных компаний условия этого документа не были выполнены, а «Казахстан Темир Жолы» его вообще не подписала. Напомню, в рамках меморандума предприятия по заготовке и реализации лома просили железную дорогу улучшить условия транспортировки и доставки грузов.

 

Сегодня складывается аналогичная ситуация, Casting нашу продукцию практически не берет, «ArcelorMittal Темиртау» заключил договоры только с двумя крупными компаниями – «КазВторчермет» и «Торнадо». Малый и средний бизнес завален металлоломом, но не знает, куда его продать. Думаю, к следующей зиме это приведет рынок к повторению ситуации дефицита. Мы вынуждены вновь обращать внимание на Китай. Зачем наши предприятия станут заготавливать металл, если наши гиганты промышленности его не берут? Сейчас ассоциацией готовятся запросы от ломозаготовительных предприятий. Мы хотим поднять вопрос: почему правительство вспоминает о рыночных условиях работы тогда, когда страдают интересы крупных компаний, и совершенно не реагирует на обращения малого и среднего бизнеса? Нужно справедливо делить «зону ответственности». В кризисный период мы также предлагали государству создать резервные фонды – ведь это стратегический ресурс, тем самым поддержать отечественного производителя, но нас так и не услышали.

 

В рамках программы ФИИР в Казахстане планируется запуск новых промышленных производств. Очевидно, должен возрасти и спрос на лом?

 

Конечно, мы на это надеемся. С развитием внутреннего производства не нужно будет искать экспортные направления, увеличится конкуренция между потребителями на внутреннем рынке. Безусловно, нам интереснее работать с отечественными компаниями, но только на рыночных условиях. Если говорить о точках роста, то я бы сделал упор на строительную отрасль, потому что она отличается большой металлоемкостью. И здесь, как мне кажется, весьма недооцененный сегмент – индивидуальное жилищное строительство. Еще одно перспективное для нас направление – машиностроение. К сожалению, эта отрасль сейчас в Казахстане фактически не развивается.

 

Каковы Ваши прогнозы на будущее? Что должно сделать государство для успешного развития отечественной вторичной металлургии?

 

В целом мы ожидаем выхода из кризиса – увеличения потребления металла, развития строительной отрасли, машиностроения. Это, в свою очередь даст толчок нашему сегменту. Касательно малого и среднего бизнеса: хотелось бы увидеть более серьезное отношение к нему со стороны крупных предприятий. Нам нужно строить партнерские отношения и соблюдать баланс интересов. Ведь мы звенья одной технологической цепи.

 

От правительства мы ждем снижения административных барьеров, изменений в системе кредитования, пролонгации займов, которые позволили бы покупать новое оборудование и внедрять новые технологии. Тогда бы ломозаготовители смелее проводили бы лизинговые операции, модернизируя свое производство с учетом новых, экологически безопасных технологий переработки.

Недавно в составе делегации премьер-министра Карима Масимова мы побывали в Беларуси и были просто поражены, насколько там продвинулись в сфере вторметсырья. Нам показали полностью автоматизированный завод по переработке черного металла производительность 170 т в час, роторные печи по переработке алюминия, австрийское оборудование по переработке аккумуляторных батарей. Это значит, что с точки зрения развития рынка мы, наверное, ушли вперед, а вот с точки зрения технологий, к сожалению, отстаем. Такие, работающие по европейским экологическим стандартам, заводы могли бы быть и у Казахстана. Но здесь, безусловно, должна быть государственная программа поддержки тех компаний, которые готовы вкладывать в эту сферу.

 

 

 

Международный деловой журнал KAZAKHSTAN № 3, 2010 год



Список статей
Мы наш, мы новый…  Редакционный обзор 
Приказ дан – удвоить!  Редакционный обзор 
Не Кашаганом единым  Редакционный обзор 
Транспортный недокомплект  Редакционный обзор 
Страсти по 3G  Александр Васильев 
Под знаком стагнации  Редакционный обзор 
Мясной экспорт: реалии и иллюзии  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem