USD/KZT 361.94  -7.42
EUR/KZT 423.25  -8.05
 KAZAKHSTAN №5/6, 2010 год
 Генеральные подряды – отечественным компаниям!
АРХИВ

Генеральные подряды – отечественным компаниям!

 

Председатель совета Ассоциации подрядчиков нефтегазовой отрасли Казахстана Кайрат Альмухаметов считает, что так называемое казахстанское содержание в нефтегазовой сфере, несмотря на постоянное совершенствование законодательства, по-прежнему остается только на бумаге. Отечественные компании вполне готовы к роли генеральных подрядчиков, но отсутствие политической воли у правительства оставляет их в тени иностранных предприятий.

 

Какова основная цель создания и деятельности Вашей ассоциации?

 

АПНОК была создана 6 июня 2001 года по инициативе «Монтажспецстроя» и «Алматыкурылыс» – крупных холдингов, в структуру которых входит порядка 20 компаний. Сегодня ассоциация насчитывает уже более 100 членов. Основной целью АПНОК является развитие отечественной строительной индустрии для эффективного освоения инвестиций в нефтегазовом секторе нашей экономики. Чтобы достичь ее, мы лоббируем интересы казахстанских подрядчиков, чтобы максимально привлечь их к обустройству месторождений. Кроме того, мы работаем над повышением уровня менеджмента, а также над технологическим перевооружением компаний.

 

Мы активно налаживаем связи с аналогичными объединениями в других странах, изучаем рычаги и механизмы, которые они использовали в своей деятельности. Так, в Норвегии есть весьма эффективная программа Supply Chain Management, по которой прошли обучение ряд наших специалистов. Весьма интересен опыт ассоциации из Китая. Она объединяет не только подрядчиков, но и непосредственно нефтяные компании, и с этой точки зрения более эффективна.

 

Для своих членов мы собираем информацию о закупочных тендерах, производственных программах операторов, оказываем юридическую и консалтинговую поддержку, а также помощь в сертификации и внедрении международных стандартов. Хочу подчеркнуть, что сами по себе зарубежные стандарты не лучше и не хуже казахстанских – они просто другие. В настоящее время многие отечественные предприятия вполне грамотно используют эти нормы как в сфере качества, так и управления.

 

Отразился ли кризис на деятельности членов вашей ассоциации, каковы его последствия? Какие изменения на рынке происходят в настоящий момент?

 

Раньше отечественные строительные компании, учитывая сложность работы в нефтегазовой сфере и необходимость применения западных стандартов, предпочитали получать более быструю прибыль в сегменте жилой и коммерческой недвижимости. Когда начался кризис и рынок гражданского строительства встал, многие предприятия вновь потянулись в нефтегазовый сектор, потому что здесь есть обеспеченный спрос. Сюда вернулись сильные игроки, имеющие собственные производственные мощности и солидный опыт, что оживило рынок и усилило конкуренцию.

 

Вместе с тем рынок нефтегазовых подрядов по-прежнему сильно сегментирован между отечественными и зарубежными компаниями. Даже в уровне оплаты труда как в инжиниринге, так и в строительно-монтажных работах здесь имеется значительная разница, порой на порядок. И это обусловлено подходом самих заказчиков. Как известно, в большинстве случаев это международные корпорации, которые предпочитают привлекать к подрядам свои аффилиированные предприятия. Налогообложение при такой системе отсутствует, деньги перекидываются из одной оффшорной зоны в другую, а в Казахстане выплачивается исключительно заработная плата. В то же время, как только заключается контракт с местной компанией, у операторов начинаются сложности – заплати налоги, покажи всю цепочку… В результате заказчику невыгодно привлекать наших подрядчиков, а страдает от такой практики в первую очередь госбюджет.

 

Это как раз те явления, с которыми Ассоциация пытается бороться. Мы постоянно ставим вопрос о развитии казахстанского содержания. В сущности, он поднимался еще до создания АПНОК, но поскольку существовал строительный «пузырь», многие, и правительство в том числе, только сейчас активно включились в рассмотрение этой проблемы. Волна обсуждений поднялась лишь около года назад. Раньше, очевидно, мешали большие доходы от строек, за которые нам еще долго предстоит расплачиваться.

 

Можно ли говорить о реальных улучшениях в этой сфере?

 

Определенные подвижки, конечно, есть. Но даже сейчас многие постулаты всего лишь декларируются, а реального наполнения понятия «казахстанское содержание» до сих пор, в сущности, нет. Мы не чувствуем, что иностранные заказчики действительно повернулись лицом к казахстанским подрядчикам, хотя в их среде и заметна некая реакция. Так, например, они берут на работу местных инженеров и рабочих, и по определенным формулам им это засчитывается как процент «казахстанского содержания».

 

Конечно, имея от заказчика привилегированные условия, иностранный подрядчик может платить местным специалистам более высокую зарплату. Потом эти обученные кадры переходят работать в другие зарубежные фирмы. При этом о прямой отдаче для казахстанской экономики говорить не приходится. Мы же считаем, что передача знаний и ноу-хау должна происходить на институциональном уровне. Это даст возможность для развития местных предприятий, как инжиниринговых и строительных, так и коммерческих. Этого мы сегодня, к сожалению, не наблюдаем.

 

С момента обретения независимости прошло уже 20 лет, однако до сих пор наши компании не могут самостоятельно осуществлять серьезные проекты. Тот же «КазМунайГаз» – это попросту бюрократическая надстройка. Что конкретно за эти годы национальная компания приобрела в техническом плане или с точки зрения управления проектами? Вопрос этот скорее риторический.

 

А ведь Казахстан далеко не первым проходит этот путь. Возьмем, например, ту же Норвегию. Когда там только начинали осваивать свои месторождения, транснациональные операторы ставили местные компании на один уровень с нигерийскими, ограничивая их доступ к подрядам. Однако государство, в том числе через законодательство, активно поддержало собственные предприятия. Сегодня норвежцы являются лидерами в оффшорном бурении, строительстве буровых платформ и кораблестроении. Компании из Китая, Малайзии, Ирана и арабских стран также во многом превзошли тех, кто в прошлом принижал их и отстранял от подрядов. Их опыт свидетельствует, что 20–30 лет вполне достаточно, чтобы перенять технологии. Просто не нужно рассматривать этот вопрос лишь в плоскости найма в иностранные компании местных рабочих и инженеров.

 

Существует устойчивое мнение, что отечественные подрядчики сильно отстают от зарубежных коллег по большинству показателей. Что это, по вашему мнению, суровая реальность или все же стереотип?

 

Да, нам постоянно твердят, что казахстанские компании не могут обеспечить ни качество, ни установленные подрядчикам сроки. С одной стороны, доля истины в этих словах есть, но если ничего не делать, то положение не изменится. С другой стороны, предыдущий опыт показывает, что во многом это просто удобный для заказчика миф.

 

Давайте посмотрим на конкретные результаты деятельности якобы «все умеющих» иностранных подрядчиков. Контракт по строительству газотурбинной электростанции на Карабатане отдали израильской компании Bateman. Те строили четыре года и так не довели дело до конца. Разрекламированные искусственные острова также не сдали в эксплуатацию вовремя иностранные подрядчики. Кстати, это одна из причин, по которой сегодня задерживаются сроки реализации всего Северо-Каспийского проекта. Да что там говорить, если даже сам «Аджип ККО», как оператор, оказался несостоятельным. Это пришлось признать всем участникам консорциума и создать на Кашагане целый пул операторов. Или проект развития Карачаганака, где основные объемы отдали иностранному генподрядчику CCC-Saipem. Работы были завершены на год позже. При этом сумма контракта, по сравнению с заявленной в тендере, выросла в два раза. На Тенгизе первый контракт также был заключен с зарубежной компанией «Энка». Картина аналогична: задержка по срокам, конфликты с рабочими, перерасход средств. Тогда на ТШО американцы извлекли урок: в проекте второго поколения они для управления проектом привлекли консорциум PFD, а основные объемы работ по генподрядам отдали казахстанским компаниям. В итоге сроки не срывались и дополнительные деньги не требовались. Вот отличный пример позитивного опыта. Так что факты говорят сами за себя.

 

Наша ассоциация постоянно убеждает правительство детально вникнуть в ситуацию со строительством на том же Карабатане: съездите и посмотрите, как работают наши и иностранные подрядчики, и, поверьте, вы не увидите, что наши слабей. Сегодня у нас уже есть необходимый технический и управленческий потенциал – это признают даже наши иностранные конкуренты. Осталось только наладить механизм, который позволит включить возможности отечественных предприятий на полную мощность.

 

Какие меры в этой связи предлагает Ваша ассоциация?

 

Во-первых, любые инвестиции осваиваются через механизм генеральных подрядчиков. Мы убеждены, что казахстанские фирмы уже готовы выступать в этой роли. В свою очередь, если для выполнения каких-либо видов работ возникнет нужда в иностранном опыте или технологиях, наши компании могли бы привлекать зарубежные предприятия, но уже в качестве субподрядчиков.

 

Во-вторых, нужно сделать так, чтобы операторы перестали постоянно прикрываться тендерными процедурами. Например, известно, что в 2012 году в акватории Каспия понадобятся огромные мощности по производству металлоконструкций. Но сегодня у наших компаний – потенциальных поставщиков – нет доступа к информации по их спецификациям: когда конкретно и какие объемы будут необходимы. К чему это приведет? Иностранные операторы объявят тендер и скажут, что наши предприятия не способны обеспечить такой объем, поэтому они «вынуждены» обратиться к компаниям из Азербайджана, России и т. д.

 

С другой стороны, давайте посмотрим на лучшую мировую практику. Обычно, если запланированы какие-то огромные инвестиции, сначала готовится материально-техническая база. Например, компания «Еврохим» в Южном Казахстане собирается развивать химический комплекс по производству фосфатов, при этом генподрядчиком является одна из компаний нашей ассоциации. Так вот инвестор, понимая, что местные предприятия не смогут самостоятельно обеспечить нужные мощности для реализации этого проекта, сразу заложил в бюджет 10% на развитие материально-технической базы подрядчиков.

 

Совсем не так это происходит в нефтегазовой отрасли. Сейчас на Каспии «Имсталькон», «Ерсай» и другие отечественные компании строят несколько заводов металлоконструкций. Однако делают это они, не имея точной информации, можно сказать, на свой страх и риск. Почему нельзя уже сейчас, зная цены на аналогичную продукцию, проанализировав результаты предыдущих тендеров, подключив другие механизмы, не заключить с нашими предприятиями предварительные контракты? Хотя бы закрепить с ними объемы и конкретные виды конструкций, чтобы можно было заранее развивать мощности. Пусть это не будет реальный контракт, а меморандум или соглашение. Мы считаем, что часть работ должна отдаваться не через механизм тендеров, а путем прямых переговоров.

 

Посмотрите на объем инвестиций в Кашаганском проекте, который сегодня уже подняли до $136 млрд. Если дать возможность казахстанским компаниям освоить 50% или хотя бы 30% от этой суммы, то это сразу вызовет мультипликативный эффект и мы создадим новый локомотив для всей экономики.

 

Да, какие-то подвижки нам навстречу, безусловно, есть, но, к сожалению, время безвозвратно уходит. Если ситуация кардинально не изменится в ближайшие один-два года, основные, самые крупные проекты пройдут мимо. Нам же, а через нас и государству, останутся только крохи со стола иностранных компаний. Например, на Карачаганаке, Тенгизе и Кашагане уже фактически прошло несколько этапов активного освоения инвестиционных программ.

 

Успешная реализация таких проектов наверняка во многом зависит от системы взаимоотношений между операторами и уполномоченным органом?

 

Да, безусловно. И здесь опять же проблема. То же Казахстанское контрактное агентство делает очень полезные вещи, в том числе распространяя нужную для наших компаний информацию о тендерах. Однако реальных рычагов у этого агентства нет – все они принадлежат уполномоченному органу. Казалось бы, после неоднократных выступлений АПНОК о незаконности статуса НК «КазМунайГаз» в качестве уполномоченного органа (поскольку это заинтересованная корпоративная структура) эти функции были переданы вновь созданному Министерству нефти и газа. И все же впоследствии, якобы на базе Миннефтегаза, было создано ТОО «PSA», которое де-факто является новым уполномоченным органом по самым крупным проектам. Этот шаг вновь является нарушением законодательства о государственных органах. Почему какое-то ТОО подписывает все соглашения о тендерах, утверждает бюджеты, распределение объемов работ и денежных средств – ведь это вопросы государственного бюджета, а с точки зрения казахстанского содержания – и всей экономики в целом.

На наш взгляд, Министерство нефти и газа явно недорабатывает вопрос эффективности разработки крупнейших нефтегазовых месторождений. Ведь там проходят такие объемы инвестиций, освоение которых отечественными предприятиями для государства не менее доходно, чем продажа самой нефти. Более того, с точки зрения будущего развития, это редкий шанс для экономики всей страны. Нашему бизнесу нужно дать возможность активно участвовать в освоении месторождений. Нужно создать систему, которая, образно говоря, позволит не класть рыбу в рот, а даст в руки удочку. Ассоциация и в дальнейшем намерена напрямую обращаться к президенту и правительству с целью открытого обсуждения и решения проблемы «казахстанского содержания».

Международный деловой журнал KAZAKHSTAN № 5/6, 2010 год
 
 

Альмухаметов Кайрат Кадырович имеет 10-летний опыт работы в государственных структурах РК: в Антимонопольном комитете, Министерстве экономики. Возглавлял Республиканский Фонд поддержки предпринимательства и развития конкуренции. Работал вице-президентом в нефтегазовых холдингах «Казахгаз» и «Казахойл», генеральным директором РГК «Казахстанский Энергетический Центр». В частном бизнесе с 2000 года, организовал проектную, строительно-монтажную и производственные компании, позже был избран председателем Совета Ассоциации подрядчиков нефтегазовой отрасли Казахстана.

 
 

Закончил аспирантуру Университета Экономики и Финансов в Санкт-Петербурге, защитил докторскую диссертацию в Цукубском Университете, Япония.



Список статей
Нефтяная осень. Налоги и планы  Редакционный обзор 
Тарифный форсаж  Редакционный обзор 
Возрождение IT. Кризис позади?  Александр Васильев 
Зерно раздора  Редакционный обзор 
Банкиры осени не рады  Редакционный обзор 
Пенсионный туман   Сергей Смирнов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem