USD/KZT 361.94  -7.42
EUR/KZT 423.25  -8.05
 KAZAKHSTAN №5/6, 2010 год
 Зерно раздора
АРХИВ
Зерно раздора
 
Редакционный обзор
 
 

Текущие проблемы соседей-конкурентов дали Казахстану шанс резко усилить свои позиции на международном зерновом рынке. Между тем чрезмерное увлечение экспортом пшеницы может больно ударить по отечественным зернопереработчикам. Решение проблемы эксперты видят в разделении экспортных направлений зерна и муки, а также в разработке скоординированной стратегии и интеграции казахстанского, российского и украинского рынков.

 
 
Сначала безопасность, потом – экспорт
 
 

В этом году ситуация на внутреннем рынке Казахстана кардинально поменялась. Если в 2009 году из-за рекордного урожая в 21 млн тонн произошел обвал цен и продать зерно было просто невозможно, то теперь производители, пользуясь благоприятной конъюнктурой, хотят отыграть прошлогодние убытки, а потому купить у них зерно по низким ценам проблематично. На фоне спекулятивных трендов, проявившихся в последнее время, правительство стремится выстроить собственные механизмы регулирования рынка зерна, муки и хлеба. Для стабилизации ситуации власти придерживаются так называемой «трехкомпонентной стратегии».

 
 

Первый компонент – это работа на рынке подконтрольного государству АО «НК «Продовольственная контрактная корпорация». Оно ежегодно закупает в централизованном порядке зерно у отечественных производителей, чтобы обеспечить на необходимом уровне внутреннее потребление. Так, в 2010 году Продкорпорация закупила в общей сложности 2 млн тонн пшеницы. Кроме того, через эту структуру правительство решило осуществить дополнительный закуп еще 970 тыс. тонн зерна. По состоянию на начало ноября из этого объема поданы заявки на 732 тыс. тонн, что составляет 76%. С учетом переходящих запасов в 1,4 млн тонн, общие запасы пшеницы в Казахстане достигли 3,4 млн тонн. По мнению специалистов Продкорпорации, этого вполне достаточно для обеспечения страны в течение сельскохозяйственного года.

 
 

Второй компонент – это работа местных органов власти, когда акиматы составляют зерновой баланс области и заключают четырехсторонние меморандумы по схеме «Акимат – Продкорпорация – Зерновой союз Казахстана – Союз мукомолов Казахстана».

 

И третий компонент – это рабочая группа по мониторингу за ценами на продовольственные товары, которая берет под контроль уровень торговых надбавок.

 
 

Эффективность всей этой цепочки оценить довольно сложно по одной-единственной причине: в ней не задействованы рыночные механизмы. Все решают компания со 100-процентным государственным участием, местные органы исполнительной власти и определенная категория госчиновников. Как мы знаем из практики, госрегулирование никогда не было высокоэффективным. Хотя, с другой стороны, пока особо жестких провалов на внутреннем рынке зерна не происходило.

 
 

По словам председателя Агентства по защите конкуренции Мажита Есенбаева, на начало ноября ситуация с ценами на хлеб и хлебобулочные изделия стабилизировалась благодаря тем мерам, которые были приняты центральными и местными исполнительными органами. По другим продуктам питания ситуация также находится под контролем. «И никаких взрывов цен в ближайшее время не ожидается», – успокаивает он.

 
 

Однако не все так гладко, как кажется. Так, например, в три раза выросли цены на фуражное зерно, которого всегда не хватает. Поэтому Минсельхоз не исключает повышения цен на мясо птицы и яйца. С одной стороны, ведомство уже пересматривает размеры субсидий, чтобы помочь аграриям. С другой, правительство поддержало инициативу холдинга «КазАгро» о прекращении государственного закупа зерна, и основное внимание будет обращено на целевое использование запасов, сделанных местными органами.

 

Есть еще одна проблема. Регионы, заявив определенные объемы зерна, необходимого для стабилизации рынка, потом эти нормы не выбирают. Как заявил 2 ноября ответственный секретарь Минсельхоза Евгений Аман, выборка зерна из запасов Продкорпорации идет довольно медленно. В частности, в октябре из предусмотренных меморандумом объемов Жамбылская область выбрала всего 3,4%, Мангистауская – 6,4%, Атырауская – 14,4%, Кызылординская – 20,4%. Это происходит либо из-за использования переходящих запасов, либо из-за недостаточной проработки вопроса или вовлечения в этот процесс несостоятельных операторов со стороны регионов.

 
 

Как бы то ни было, относительная внутренняя безопасность обеспечена, а значит, можно подумать и об экспорте. В общей сложности на 1 августа 2010 года переходящий остаток зерна в Казахстане составил 6,1 млн тонн, в том числе 5,5 млн тонн пшеницы. При этом запасы зерна у Продкорпорации достигают 3,4 млн тонн зерна. По итогам 2010 года Казахстан собрал более 14 млн тонн зерна, в том числе 10,9 млн тонн пшеницы. Если принять во внимание объемы внутреннего потребления в 8 млн тонн, то экспортный потенциал нашей страны сегодня можно оценить в 7–8 млн тонн. В то же время независимые эксперты называют более низкие цифры.

 
 
Специфика сезона
 
 

Нынешний сезон характеризуется тем, что крупнейшие конкуренты Казахстана на Евразийском континенте – Россия и Украина – предприняли решительные действия по ограничению экспорта зерна. В частности, Россия, опасаясь возможных проблем с обеспечением внутреннего рынка из-за неурожая, пошла на самые кардинальные меры. 15 августа она ввела полное эмбарго на вывоз зерна и муки сроком до конца года, но уже в октябре было объявлено, что этот запрет решено продлить до 1 августа 2011 года.

 
 

В начале октября о временном ограничении экспорта заявил и первый вице-премьер Украины Андрей Клюев. «Это до конца года, но если в ближайшее время госрезерв и аграрный фонд закончат закупку зерна, то мы и раньше снимем эти квоты». Тем не менее, как стало известно недавно, кабинет министров Украины все же продлил режим квотирования экспорта зерна еще на один квартал – по 31 марта 2011 года.

 
 

С просьбой ввести запрет на экспорт зерна в августе Москва обращалась и к своим партнерам по Таможенному союзу. Однако в начале сентября Евгений Аман заявил о том, что Казахстан принял решение не вводить каких-либо ограничительных мер. И это неудивительно. Отказ России от экспорта зерна за рубеж мгновенно переполошил мировой рынок. Цены на пшеницу с поставкой в декабре на Чикагской товарной бирже взлетели на 6,5% – до $8,68 за бушель ($319 за тонну), что является самой высокой отметкой с августа 2008 года. В такой ситуации отечественные зерновики получили отличную возможность увеличить свою долю на зарубежных рынках, неплохо при этом заработав.

 
 

Более того, Казахстан активно субсидирует экспорт зерна по направлению к Балтийскому, Черному и Средиземному морю через Россию. Еще в начале 2010 года правительство выделило на эти цели 5 млрд тенге. Оператором проекта был назначен «Центр транспортных услуг», который выплачивал $20 за каждую тонну перевезенного через РФ зерна. Причем зерновики должны были предоставить документы, свидетельствующие о том, что товар погружен на суда.

 
 

На руку зернотрейдерам должно сыграть и получение транзитной скидки от Российских железных дорог. С 1 августа РЖД был введен понижающий индекс 0,7 на зерновые и масличные культуры повагонными отправками из Казахстана через российские погранпереходы. Механизм понижения тарифа действует с 1 июля, а коэффициент 0,7 отнимается только с момента подачи заявления. То есть если до 1 июля за перевозку по РЖД одной тонны пшеницы по тарифу оплачивалось $75, то сейчас у всех участников рынка есть возможность платить по $52 за тонну. Примечательно, что оператором по данному виду перевозок назначен «Русагротранс», который гарантирует их объем в размере 2 млн тонн.

 
 

Кроме этого, в связи с запретом экспорта зерна из России и ограничениями Украины значительно снизилась стоимость судового фрахта в причерноморских портах. Если до 15 августа судовладельцы запрашивали по $50–60 за тонну, то теперь перевозка тонны зерна до Египта обойдется в $22–25.

 
 

В Казахстане довольно долго обсуждался вопрос субсидирования экспорта и через Китай. В начале марта об этой необходимости говорил министр сельского хозяйства Акылбек Куришбаев. За каждую тонну перевезенного зерна предполагалось выплачивать по $40. Тогда же приводились и оценки емкости данного направления в 3 млн тонн. Но планы так и остались планами.

 
 

Довольно серьезные проблемы возникли и там, где их не ждали. В частности, по направлению на Иран. Из-за перегруженности ключевой станции Сарахс иранские власти ввели с 15 февраля 2010 года конвенционный запрет на погрузку казахстанского зерна.

 

Несмотря на явные улучшения условий на российском направлении, казахстанские зерновики проблемы конкурентов решили использовать для того, чтобы прежде всего отыграть свои позиции на рынках стран Центральной Азии, включая Афганистан и Закавказье, значительно ослабшие под давлением российских зерновых экспортеров в 2009 году. По оценкам чиновников, поставки в Афганистан в этом году могут увеличиться до 1 млн тонн, еще 2 млн тонн составляет потенциальная емкость рынка центральноазиатских республик, а потребности Азербайджана и Грузии достигают 1 млн тонн и 800 тыс. тонн соответственно.

 
 
Зерно vs Мука
 
 

Необходимо отметить, что динамика экспорта казахстанского зерна в период между 2002-м и 2010 годом отличается довольно высокой нестабильностью, начиная от пика в 9 млн тонн в 2007 году, когда зарубежные поставки по сравнению с 2006 годом выросли сразу на треть, до самого неудачного 2005 года, когда они едва превысили 3 млн тонн. Согласно прогнозу на 2010 год объем экспорта должен подняться до уровня 2009 года – второго после самого успешного 2007-го.

 
 

В отличие от нестабильных поставок зерна экспорт нашей муки постоянно растет. Если в 2002 году за рубеж ее было продано всего 298 тыс. тонн, то прогноз на 2010 год равен уже 2,5 млн тонн. По данным Союза зернопереработчиков и хлебопеков Казахстана, наша доля в мировом экспорте муки в 2007 году составляла около 15%, а в 2009-м – уже около 19%. В 2005 году республика вышла на первое место в мире по экспорту муки на душу населения, а в 2007-м стала лидером по физическим объемам экспортных продаж. При этом основными зарубежными рынками для Казахстана всегда являлись Узбекистан, Афганистан, Таджикистан, Кыргызстан и Туркменистан. Их совокупная доля в общем объеме экспорта достигает 95%.

 
 

Но именно здесь и возникают противоречия. В последние три года отечественные зернотрейдеры, не имея возможности конкурировать с российской и украинской пшеницей на черноморском направлении, в основном развивают ее экспорт в Центральную Азию, являющуюся традиционным рынком для наших мукомолов. Получив доступ к высококачественному сырью, страны региона начали развивать собственные мукомольные мощности и создавать барьеры на пути казахстанской муки. Так, Таджикистан снизил пошлины на импортируемую пшеницу, а Узбекистан ввел акцизный сбор в размере 10% на всю импортируемую муку и сам планирует вывозить зерно в Афганистан.

 
 

С другой стороны, в 2010 году отсутствие конкурента в лице России способствовало росту цен на казахстанскую пшеницу. Сейчас они чуть ниже мировых даже внутри Казахстана, а для соседей из Центральной Азии еще выше. Так, по состоянию на начало октября казахстанская мука в Таджикистане торгуется по $460-480 за тонну. В Кыргызстане муку всех сортов казахстанского происхождения продают по цене от $350 до $380. Однако долго злоупотреблять этим рыночным преимуществом вряд ли получится. Рост цен упирается в низкий уровень доходов стран, покупающих сегодня нашу пшеницу. Также не стоит забывать, что уже в январе 2011 года откроется экспорт муки из России, и на центральноазиатский рынок хлынет более дешевая алтайская мука.

 
 

Как результат, в кратко- и среднесрочной перспективе возможно значительное сокращение емкости традиционных внешних рынков сбыта казахстанских зернопереработчиков. Если это случится, то следует ожидать сокращения объемов перерабатываемого зерна примерно на 0,8–1,5 млн тонн. Падение рынка сбыта казахстанской муки может вызвать снижение доходности мельничного бизнеса и дальнейшее сокращение числа мельничных предприятий.

 
 

По мнению экспертов, конкуренция между сырьевиками и переработчиками в конечном счете может привести к потерям для обеих сторон. В качестве решения этой проблемы необходимо усилить государственное регулирование в сфере разделения экспортных потоков казахстанской муки и зерна. Кроме того, нацеливаясь на такие новые рынки, как Индия и Китай, мукомолы рассчитывают получить господдержку и субсидии по аналогии с предоставляемыми для зернотрейдеров.

 
 

Что касается последних, то для них критическое значение играет скоординированная стратегия и интеграция казахстанского, российского и украинского рынков. Крупнейшие производители зерновых на территории стран СНГ ежегодно сталкиваются с одной и той же проблемой. Если зерна много, то экспортные каналы забиты, а урожай хранить практически негде. Если же зерна мало, то те же самые экспортные каналы искусственно сужаются лишь для того, чтобы не пропустить туда конкурентов.

 
 

На рынках, куда традиционно идет зерно из России, Украины и Казахстана, почти всегда возникает конкуренция, а ценовые предложения не устраивают всех трех производителей. В попытке расширить свое присутствие они не только выдавливают друг друга с рынков сбыта, но и демпингуют, снижая маржу.

 
 

В середине сентября 2010 года идею зернового пула, продвигаемого Россией, вновь затронул директор департамента пищевой и перерабатывающей промышленности и регулирования агропродовольственного рынка Минсельхоза РФ Кирилл Колончин. «Сам по себе черноморский пул – это не просто хорошая идея, а единственно возможный путь трех государств цивилизованно торговать со странами Северной Африки и Ближнего Востока». Решимость России создать подобное объединение несколько охладела из-за засухи и неурожая нынешнего года. И все же, по словам эксперта, «в дальнейшем зерновой рынок не сможет эффективно развиваться в тех условиях, в которых он есть сегодня».

 
 

Вопросы дорогостоящей логистики для казахстанских и российских зерновиков делает их бизнес малоэффективным. Стопорит вопрос интеграции негативная реакция украинской стороны, которая опасается, что Россия и Казахстан, благодаря более высокому качеству своего зерна, захватят экспортные каналы Украины. Однако выход есть и из этой, казалось бы, тупиковой ситуации. Еще в прошлом году Казахстан предлагал своим конкурентам использовать так называемые СВОП-операции, когда наша страна поставляет пшеницу партнерам, а последние в счет этого экспортируют в Европу и другие регионы мира зерно из собственных запасов.

 
 

Понятное дело, что единая стратегия способствовала бы более полному и равномерному наполнению экспортных каналов, расширила бы ассортимент предлагаемой клиентам продукции и, самое важное, перевела бы экспорт из сферы жесткой, и часто неоправданной, конкуренции в цивилизованное русло, исключающее демпинг. В противном случае наши планы так и останутся на бумаге, а локальные успехи не выйдут за рамки одного успешного экспортного года.

 


Список статей
Нефтяная осень. Налоги и планы  Редакционный обзор 
Тарифный форсаж  Редакционный обзор 
Возрождение IT. Кризис позади?  Александр Васильев 
Зерно раздора  Редакционный обзор 
Банкиры осени не рады  Редакционный обзор 
Пенсионный туман   Сергей Смирнов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem