USD/KZT 367.06 
EUR/KZT 416.17 
 KAZAKHSTAN №1, 2011 год
 Мирный атом Казахстана
АРХИВ

Мирный атом Казахстана

 

Сергей Смирнов

 
 

Обладая вторыми в мире запасами природного урана, добываемого по наиболее эффективной технологии подземного выщелачивания, а также производством отдельных компонентов ядерного топлива, Казахстан потенциально может стать одним из ключевых игроков на мировом атомном рынке. Понимая это, правительство республики поставило задачу по созданию полного вертикально интегрированного комплекса ядерно-топливного цикла – от рудника до АЭС.

 
 

Рост цен на нефть и газ, а также экологические ограничения, связанные с использованием органического топлива, заставляют мировую экономику искать альтернативные источники энергии. Однако, как уверяют эксперты, реальную конкуренцию здесь может составить лишь атомная энергетика, поскольку другие источники энергии сегодня не слишком эффективны. Уже сегодня на АЭС вырабатывается около 17% всей электроэнергии в мире. При этом в отдельных странах доля атомной энергетики в энергобалансе превышает 50%, а, например, во Франции она вообще достигает 77%.

 
 

На данный момент в мире действуют 439 ядерных реакторов, 53 сооружаются, еще 136 проектируются. Самый большой в мире парк АЭС имеют США, которые насчитывают 104 реактора, обеспечивающих 20% потребностей страны в электроэнергии. Более того, американцы планируют построить еще 32 реактора, не считая возведения новых реакторов на базе существующих площадок АЭС. В целом ожидается, что к середине нынешнего века располагать атомными станциями будут около 50 стран мира. Особенно крупные программы по строительству АЭС разработаны в Китае, Индии и Японии.

 
 

В этой связи неудивительно, что уран становится одним из самых востребованных товаров в глобальной экономике. Стоимость концентрата закиси-окиси урана (промежуточного продукта переработки природного урана в ядерное топливо), после снижения с июня 2007 года (когда была зафиксирована рекордная отметка в $138 за фунт), в 2010 году вновь выросла на 40%, достигнув $62,5 за фунт (0,453 кг). Более того, с началом массового ввода новых атомных энергомощностей можно ожидать, что цены на уран резко возрастут. Уже сегодня спрос на него за счет текущей добычи удовлетворяется менее чем на 60%, а остальные 40% покрываются складскими запасами, оставшимися от гонки вооружений. При этом предполагается, что к 2015 году эти запасы закончатся, одновременно, как считают аналитики Morgan Stanley, на 24% увеличится и мировой спрос на уран.

 
 

Атомный ренессанс Казахстана

 
 

После развала СССР атомная отрасль Казахстана оказалась в полном упадке, однако ее реорганизация в июле 1997 года путем создания Национальной атомной компании «Казатомпром» позволила преодолеть последствия кризиса. Новый оператор по экспорту урана стал активно «двигаться» на мировом рынке. В 1999 году был выигран антидемпинговый процесс в США, позволивший начать поставки урана в эту страну. В 2001 году НАК «Казатомпром» выходит на урановый рынок Китая, а в следующем – Южной Кореи. В 2002 году компания занимает 5-е место в мире по производству природного урана.

 
 

Параллельно началось восстановление высокотехнологичных производств на Ульбинском металлургическом заводе в ВКО. В 1999 году на нем осваивается производство закиси-окиси природного урана из химического концентрата казахстанских месторождений. В 2000-м предприятие становится официальным сертифицированным поставщиком порошков диоксида урана для General Electric. Кроме того, на нем осваивается производство топливных таблеток для реакторов РБМК 1000. В последующие годы специалисты компании, преодолев двадцатилетнее технологическое отставание, запускают проекты по производству бериллиевой, танталовой и ниобиевой продукции. 

 
 

В 2003 году «Казатомпром» инициировал программу масштабного увеличения добычи урана – с 3000 т в 2003 году до 15000 т к 2010 году. Благодаря этому компания не только возвратила утраченные ранее позиции на ядерном рынке, но и в декабре 2009 года вывела нашу страну на первое место по его добыче – 14000 т. При этом Казахстан серьезно обогнал своих ближайших конкурентов – Канаду (свыше 9900 т) и Австралию (8000 т). Что касается показателей 2010 года, то, согласно предварительным оценкам компании, объемы производства урана выросли еще на 30% и достигли 17803 т. В целом же только за два последних года уровень уранодобычи в Казахстане увеличился в два раза (график 1). Этому способствовала и мощная сырьевая база – наша страна обладает 19% всех разведанных мировых запасов урана.

 
 

В настоящее время добыча природного урана в республике осуществляется на 21 руднике, общая проектная мощность которых составляет 22000 т в год. Примечательно, что сам «Казатомпром» непосредственно обеспечивает лишь третью часть добываемого объема, остальное приходится на совместные предприятия с его участием. Увеличение добычи идет как за счет отработки старых месторождений, так и введения в промышленную эксплуатацию новых.

 
 

С учетом оценок Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), которое к 2030 году прогнозирует 51%-ный рост глобальных потребностей в энергии, для Казахстана в перспективе главным вопросом станет не столько поиск контрактов на продажу урана, сколько выбор среди многочисленных претендентов. Так, на конец 2010 года портфель заказов АО «НАК «Казатомпром» составил около $17 млрд.

 
 

И все же, несмотря на то что Казахстан начинает в значительной мере определять предложение на мировом урановом рынке, вопрос о том, какое количество этого энергоносителя необходимо добывать, остается открытым. Так, из 6609 т урановой продукции, проданной «Казатомпромом» в 2009 году, 6537 т были реализованы в виде сырья – закиси-окиси урана. А ведь вместо сырьевого экспорта казахстанская урановая промышленность способна поставлять продукцию более высокого передела.

 
 
 
Развитие через сотрудничество
 

Из единой структуры ядерного военно-промышленного комплекса СССР, включавшего полный ядерно-топливный цикл (ЯТЦ) – добычу урановой руды и производство уранового концентрата, конверсию, обогащение, реконверсию и получение диоксида урана, производство топливных таблеток и используемых в качестве энергоносителя для АЭС тепловыделяющих сборок, – на территории Казахстана осталась лишь часть переделов. Это добыча природного урана, аффинаж (первичная очистка) и выпуск топливных таблеток. Все остальные стадии топливной сборки ведутся за пределами республики – в России. Между тем в структуре стоимости одной тепловыделяющей сборки (а это около $1 млн) на долю закиси-окиси урана приходится лишь 35%.

 
 

Вместе с тем «Казатомпром» уже сегодня реализует проекты, нацеленные на воссоздание этого цикла полностью. Казахстан маневрирует в урановом секторе и, стремясь снизить свою зависимость от России, пытается активно перенацелить свои урановые поставки на европейский, американский и китайский рынки. Он проводит диверсификацию рынков и партнеров, активно взаимодействуя с ведущими игроками атомного рынка. При этом, как и в нефтяной отрасли, республика активно привлекает иностранные инвестиции.

 
 

На данный момент в число зарубежных компаний, вкладывающих средства в урановую промышленность Казахстана, входят канадская SXR Uranium One Inc., японская Marubeni Corp., китайская Guangdong Nuclear Power Group, британская New Power Systems Ltd. американская трейдинговая фирма Nukem. При этом сотрудничество идет не только в сфере добычи урана, но и в области более высоких переделов. «Казатомпром» стремится стать вертикально интегрированной компанией, а не только поставщиком природного урана.

 
 

Недостающие звенья ЯТЦ компания встраивает как путем создания собственных мощностей, так и за счет приобретения их за рубежом. Так, в рамках утвержденной в 2006 году комплексной программы российско-казахстанского сотрудничества были созданы три совместных предприятия, в том числе Международный центр по обогащению урана на базе Ангарского электролизного химкомбината (Казахстан получил 10% акций). Помимо этого, было учреждено и отдельное российско-казахстанское СП со схожим названием – «Центр по обогащению урана».

 
 

Однако что-то в планах не срослось, и был предложен альтернативный вариант проекта Центра по обогащению урана – в июле прошлого года «Росатом» заключил новое соглашение с «Казатомпромом». Вместо строительства новых обогатительных мощностей в Ангарске (как это предполагалось ранее) Казахстану выделяется определенная доля (по данным «Интерфакса», обсуждается пакет на уровне 30%) в самом успешном из четырех российских предприятий по обогащению урана – Уральском электрохимическом комбинате (УЭХК). Таким образом, Казахстан уже в этом году получит еще одно звено ЯТЦ.

 
 

Более того, межгосударственная связка «добыча урана в Казахстане – обогащение в России» не только дает возможность «Казатомпрому» стать игроком на международном рынке услуг по обогащению урана, но и открывает пути сотрудничества двух государств в других сферах – таких, как создание единой компании по продаже на мировом рынке природного и низкообогащенного урана, строительство атомных станций на территории Центральной Азии и т. д.

 
 

Атомно-энергетические комплексы России и Казахстана взаимодополняют друг друга по всей бизнес-цепочке ЯТЦ: казахстанская добыча – российское обогащение урана – казахстанские таблетки – российские ТВЭЛы. «Казатомпром» в стратегическом партнерстве с «Росатомпромом» разрабатывает проект строительства атомной станции нового типа, так называемого реактора средней и малой мощности. Результатом сотрудничества станет создание атомного реактора с энергоблоками типа ВБЭР-300. Данный тип реактора хорошо зарекомендовал себя на подводных лодках проекта 949А «Антей», к которому принадлежала и АПЛ «Курск». Реактор имеет самый высокий в мире международный класс безопасности – «3+». После принятия решения правительством Казахстана о строительстве атомной станции в городе Актау (вместо выработавшего свой ресурс БН-350) идет изучение технических возможностей реализации этого проекта. Планируется, что строительство АЭС должно быть завершено к 2020 году. Поскольку сегодня в мире отсутствует промышленный вариант атомных станций на 300 МВт, то это дает российско-казахстанскому реактору реальные перспективы продвижения на глобальном уровне, особенно на рынки стран с большой территорией и низкой плотностью населения. Эта совместная разработка логически завершает цепочку вертикального ядерного цикла. Одновременно правительство Казахстана обсуждает с японской Japan Nuclear Power Company (JNPC) возможность строительства второй АЭС в Восточно-Казахстанской области.

 
 

Возможность строительства собственной АЭС, как один из вариантов создания дополнительных генерирующих мощностей для сталкивающейся с проблемой энергодефицита экономики, обсуждается в Казахстане уже более десяти лет. При этом неоднократно менялись как сроки строительства АЭС, так и ее местоположение. И все же пока, несмотря на все необходимые условия, атомная энергия в Казахстане по-прежнему не используется. По-видимому, дело в том, что под влиянием бурно растущей добычи урана, продажа которого приносит солидные доходы, в Казахстане вопрос развития собственной атомной энергетики отошел на второй план.

 
 

Для сравнения: в соседнем Китае (который добывает почти в 20 раз меньше урана, чем Казахстан) первая АЭС, построенная в городе Циншань по собственной технологии, дала промышленный ток еще в 1991 году. А в августе 2007-го началось строительство еще одной, также спроектированной по китайской технологии, АЭС в районе порта Далянь. Ее первый блок будет введен в эксплуатацию в 2012 году. В прошлом году Китай заявил, что увеличит суммарную мощность своих АЭС к 2020 году в семь-восемь раз. Это соответствует ежегодному запуску шести-семи новых блоков АЭС на протяжении десятилетия.

 
 

Возвращаясь к взаимодействию «Казатомпрома» с международными игроками, стоит отметить, что стратегия здесь основана на принципе «сырье в обмен на технологии». Так, в 2008-м «Казатомпром» договорился с одним из мировых лидеров в области ядерной индустрии – французской Areva о создании СП «Катко» (доля «Казатомпрома» составляет 49%, Areva – 51%), которое до 2039 года должно ежегодно производить 4000 т урана. Получив доступ к казахстанскому сырью, французы пообещали техническую поддержку в создании производства по изготовлению топливных сборок мощностью 1200 т в год на УМЗ. В ответ «Казатомпром» взялся за изготовление топливных таблеток для реакторов французского дизайна. В октябре 2010 года удалось достичь новых договоренностей с Areva, которая должна построить в нашей республике завод по производству тепловыделяющих сборок.

 
 

Японские и китайские компании, также вовлеченные в казахстанские уранодобывающие проекты, обязались обеспечить сертификацию порошков UO2 и топливных таблеток, изготавливаемых на УМЗ, с целью реализации их на своих внутренних рынках.

 
 

Таким образом, в условиях растущего мирового спроса на уран «Казатомпром» концентрирует свое внимание на трех основных направлениях: наращивании сырьевой базы внутри страны, осуществлении экспансии на другие рынки и получении доступа к технологиям по обогащению урана. Идет переход от положения крупнейшей сырьевой урановой компании к производственному холдингу, оказывающему весь комплекс услуг в ядерно-топливном цикле и выпускающему высокотехнологичную продукцию, обладающую большой добавленной стоимостью.

 
 
Пределы роста
 
 

Реализации атомных амбиций Казахстана может помешать то, что урановая промышленность республики развивается преимущественно за счет иностранных инвестиций. НАК «Казатомпром» контролирует лишь 42% ресурсов урана и около 50% его добычи. Это ведет к формированию не только технологической и маркетинговой зависимости от партнеров по проектам ядерно-топливного цикла, но и вероятности конфликтов между ними.

 
 

Понятно и то, что иностранные компании прежде всего заинтересованы в доступе к сырьевой базе, а обязательства по предоставлению Казахстану своих технологических ноу-хау – это порой вторичное, хотя и неизбежное условие сделки. Простой пример: в свое время, будучи еще президентом «Казатомпрома», Мухтар Джакишев заявлял, что ТЭО по созданию совместного с канадской Cameco конверсионного предприятия будет завершено к концу 2007 года. Однако, судя по данным опубликованного в 2010 году инвестиционного меморандума «Казатомпрома», ТЭО по проекту СП «Ульба-Конверсия» (доля «Казатомпрома» – 51%, Cameco – 49%) мощностью 12 тыс. т гексафторида урана в год по-прежнему не согласовано, и предприятие заработает на полную мощность не раньше 2018 года.

 
 

Есть и другие аспекты. Для устойчивого развития атомной отрасли необходимо развивать не только энерготехнологии, но и другие наукоемкие ядерные технологии. И здесь всплывает вопрос дефицита кадров для атомной отрасли. Пока картина вырисовывается неутешительная. Средняя зарплата научных работников по отрасли существенно отстает от зарплаты ведущих менеджеров НАК «Казатомпром» или ученых соответствующего уровня в передовых странах. Все это практически не дает возможности в полной мере проводить исследования и поиск передовых решений, касающихся новых материалов и технологий.

 
 

Подготовка кадров должна опережать программы разработки и развития технологий, строительства ядерных объектов и их ввода в эксплуатацию. На подготовку одного квалифицированного специалиста (приобретение знаний и компетентности) требуется около десяти лет: пять лет обучения в университете и еще пять – на производстве. С учетом далеко идущих планов «Казатомпрома» уже сейчас необходимо активизировать работу по созданию отечественной системы подготовки новых инженерно-технических кадров. И в том числе специалистов по проектированию, конструированию и строительству объектов атомной энергетики и промышленности, инженерно-технического персонала АЭС, радиационного материаловедения, ядерной и водородной энергетики, управляемого термоядерного синтеза, радиоэкологии, ядерной медицины.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 


Список статей
Мирный атом Казахстана  Сергей Смирнов 
Новые рубежи СП «Бетпак Дала»  Юрий Александров  
Актуализация индустриализации  Редакционный обзор 
Модернизация и тарифы. Компромисс неизбежен  Хельмут Лоренц, Даурен Токбаев 
Новые правила и старые проблемы  Редакционный обзор 
Страдания по Евростандарту   Сергей Смирнов 
Телеком 2010. Итоги и тренды  Александр Васильев 
АФН «почистит» банки   Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem