USD/KZT 367.06 
EUR/KZT 416.17 
 KAZAKHSTAN №2, 2011 год
 Груз старых проблем для мегарегулятора
АРХИВ

Груз старых проблем для мегарегулятора

 
Редакционный обзор
 
 

Главным весенним событием для финансистов и банкиров стало упразднение Агентства по финансовому надзору и Агентства по регулированию деятельности РФЦА. Теперь их функции будут выполнять две новые структуры Нацбанка: Комитет по финансовому надзору и Комитет по регулированию деятельности регионального финансового центра Алматы. Насколько эффективной окажется «перезагрузка» госуправления финансовой системой в будущем – покажет время. Ну а пока в банковском секторе продолжают доминировать стагнационные тенденции.

 
 

Текущие проблемы казахстанских банков обсуждались на V ежегодной конференции международного рейтингового агентства Fitch Raitings по Казахстану. В частности, директор по финансовым организациям Fitch в СНГ Максим Миллер отметил, что высокий уровень «плохих» кредитов по-прежнему остается главной болевой точкой отечественных БВУ, а нефтяные цены – основным риском для банковской системы.«В случае снижения цен на нефть и возвращения к ситуации 2008 года кредитный портфель станет неликвидным практически у всех банков». Вместе с тем г-н Миллер уверен, что возможность срабатывания этого риска незначительна, поскольку по базовому сценарию агентства существенное падение цен на нефть в ближайшей перспективе «маловероятно».

 
 

Вместе с тем не вселяет оптимизма ситуация в реструктурированных банках. Представитель Fitch обратил внимание на слабую структуру фондирования и высокий уровень левериджа в БТА, «Альянсе» и (в меньшей степени) в «Темiрбанке». «Мы не ожидаем быстрой реабилитации реструктурированных банков, поскольку их активы составляли около одной третьей всех активов банковского сектора, а возможности повышения рейтингов реструктурированных банков ограничены. И связано это в первую очередь со структурой бизнеса, которая не позволяет им генерировать прибыль». C точки зрения агентства, рейтинги этих банков определяются тем, что они контролируются государством, а также имеют достаточно высокие инвестиционные риски и возможность их теоретического дефолта.  

 
 

Эксперт довольно пессимистично оценил и перспективы скорого решения проблемы «плохой» задолженности БВУ. «Мы ожидаем, что показатели по качеству кредитов останутся волатильными, несмотря на фундаментальную тенденцию по улучшению активов в последние месяцы, связанную с позитивными изменениями в макроэкономической ситуации».

 
 

По мнению г-на Миллера, волатильность будет вызвана тем, что наши БВУ «далеки от решения» проблемы «плохих» кредитов. «Реструктурированные займы часто имеют неопределенный срок погашения. Большинство банков до сих пор затрудняются оценить размер конечных списаний. И мы не ожидаем значительных списаний в среднесрочной перспективе и полного изменения ситуации к лучшему», – высказал он позицию агентства.

 
 
Вызовы для БВУ
 
 

Дал свою оценку ситуации в банковском секторе и председатель правления «HSBC Банк Казахстан» Саймон Мюнтер, отметив наряду с позитивными изменениями и некоторые проблемы. «Большинство казахстанских банков адаптировалось к рискам. Тем не менее они еще недопонимают тех вызовов, которые имеются в плане ликвидности, поскольку такие вызовы стали более существенными. Однако это та сфера, которая является очень важной для банков, если они хотят двигаться дальше».

 
 

Особое внимание г-н Мюнтер обратил на «очень высокую» долю невозвратных кредитов, связанных с недвижимым имуществом. Без ее снижения, считает он, риски повысятся: «В настоящее время эту недвижимость пытаются реализовать на рынке, но в результате имеются перекосы, которые нужно вовремя устранять. Если это не будет сделано должным образом, то этот объем неработающих кредитов, обеспеченных недвижимостью, фактически может нарушить ситуацию на рынке. Чтобы этого не случилось необходимо обеспечить дешевую ипотеку».

 
 

Кроме того, банкир выделил фискальные вопросы при списании «плохих» займов, когда высвобождаемые резервы, сформированные под такие кредиты, облагаются налогом: «Это большая проблема, и здесь что-то нужно делать, поскольку если ничего не будет сделано, то мы увидим, что невозвратные кредиты будут расти постоянно».

 
 

В целом г-н Мюнтер считает, что трудности, испытываемые банками во время кризиса, не подорвали доверия к ним. Однако местные БВУ имеют проблемы с «очень высокой» стоимостью фондирования, что делает их менее конкурентоспособными по сравнению с зарубежными финансовыми институтами. «Обычно ставки привлечения средств составляют от 7 до 10%. Но казахстанским банкам приходится конкурировать с иностранными игроками, которые имеют возможность привлекать ресурсы под 5–6%», – обрисовал проблему банкир и предложил решать ее за счет снижения ставок по розничным депозитам.

 
 

Другая проблема, которую поднял г-н Мюнтер, – это зависимость банков от крупных компаний. По его информации, 37 крупнейших казахстанских предприятий, которые формируют 66% ВВП, одновременно выступают основными заемщиками и депозиторами казахстанских БВУ. «С одной стороны, такое положение дел очень хорошая основа для бизнеса больших международных банков, но, с другой – это остается вызовом для местных банковских институтов. То есть если они хотят занимать хорошую позицию на рынке, то должны иметь очень хорошие отношения с этими 37 компаниями».

 
 

В качестве еще одного вызова с точки зрения конкурентоспособности казахстанских банков, по сравнению с российскими, банкир назвал Таможенный союз. «Если вы хотите создать компанию в Казахстане, то вы получите заем под 12% на 5 лет, тогда как в России – под 7% на 15 лет».     

 
 
Проблемные зоны
 
 

Управляющий директор «АТФБанка» Александр фон Гляйх считает, что у БВУ произошла стабилизация по кредитному портфелю, однако «плохие» займы остаются на высоком уровне и служат препятствием для роста кредитов. В то же время увеличение депозитной базы не означает, что банки вновь начнут активно наращивать кредитование. «Сейчас очень трудно найти хороших клиентов и проекты», заявил банкир, заметив, что главными депозиторами в Казахстане остаются нефтегазовые и другие сырьевые компании. – Это самые хорошие клиенты, и мы хотели бы видеть их в своем кредитном портфеле».

 
 

Проблема здесь заключается в том, что данная категория казахстанских компаний в кредитовании со стороны банковского сектора не нуждается. Г-н фон Гляйх объяснил это тем, что «они выступают в качестве крупнейших депозиторов системы. А если им нужны долгосрочные ресурсы, то у них есть доступ к внешним рынкам, где они могут заимствовать по более привлекательным ставкам, чем в местных банках». 

 
 

Говоря о положении в своем банке, г-н фон Гляйх не стал отрицать, что главным вызовом для «АТФБанка», в качестве «дочки» UniCredit оказалась работа с кредитным портфелем. При этом он поделился опытом по решению проблем с «плохими» займами: «Мы пошли своим путем и создали внутри банка свой фонд стрессовых активов, и большую часть портфеля в размере примерно $3 млрд передали в специальные группы, получив гарантию по этим кредитам от «материнской» компании». Это давало возможность банку «более активно» работать с заемщиками. «Мы больше не пролонгировали займы и стали более жестко работать с должниками. Сейчас доля просроченных кредитов по этому портфелю снизилась до 60%, а в среднем по всему портфелю – примерно до 34%».  

 

Кроме того, банкир не согласился с мнением, что казахстанская банковская система остается «слишком большой». В качестве аргумента он привел соотношение кредитов и депозитов к ВВП: «Они составляют 47% и 38% соответственно. Если сравнивать со странами региона и Восточной Европой, то потенциал для роста еще есть».

 
 

Что касается избыточной ликвидности, то в этом вопросе, по мнению представителя «АТФБанка», есть «какие-то мифы», поскольку в основном она связана с размерами вкладов отдельных клиентов. «Одним из главных вызовов для местных банкиров остаются большие депозиты от некоторых игроков. Нам приходится очень осторожно управлять этой ликвидностью. Мы не можем их активно использовать для кредитования».

 
 

Еще одно узкое место в вопросах фондирования, по словам банкира, заключалось в ограничениях со стороны регулятора на привлечение «АТФБанком» заемных средств от «материнской» структуры: «Были внедрены разные лимиты и коэффициенты, чтобы не было краткосрочных спекулятивных заимствований. Но в нашем случае речь шла о возможности привлечь в Казахстан долгосрочные ресурсы».

 
 

Представитель Народного банка Мурат Кошенов поддержал своего коллегу, не согласившись с тем, что казахстанский банковский сектор имеет слишком большие размеры: «Система не выглядит слишком большой по отношению к экономике, ведь в последние четыре года в этом секторе не было роста ни в реальном, ни в номинальном выражении. За это время у нас инфляция была на уровне 25–30%. Потом экономика выросла на 15–20%. И если брать банковский сектор, то он соответствует размерам экономики. А когда начнется его рост, он уже не будет таким, как в докризисный период, и будет соотноситься с ростом экономики в целом».

 
 

При этом г-н Кошенов акцентировал внимание на проблемных отраслях экономики, призвав компании больше полагаться на свои ресурсы, а не на банковские кредиты. «Некоторые секторы уже восстановились, и там есть потребность в банковском финансировании. И есть секторы, которым еще нужно сокращать леверидж. Прежде всего это отрасли, связанные с сектором недвижимости, малым и средним бизнесом. Это те проблемные зоны в экономике, где игрокам нужно полагаться не на долговой капитал, а привлекать собственные средства», – заключил банкир.

 
 
Время собирать камни
 
 

Проблемы, о которых говорили банкиры на конференции Fitch, нашли свое практическое воплощение в решении другого международного рейтингового агентства. Так, в апреле стало известно, что Moody’s понизило рейтинги «Банка ЦентрКредит»: долгосрочный депозитный рейтинг в инвалюте был изменен с «Ba3» до «B1», рейтинги приоритетного необеспеченного долга в казахстанской и иностранной валютах – с «Ba3» до «B2» и «B1» соответственно, а рейтинг младшего субординированного долга в инвалюте с «B3» (Hyb) до «Caa1» (Hyb). Прогноз по этим рейтингам остался «негативным». При этом банку был присвоен депозитный рейтинг в казахстанской валюте «B1/Not Prime», а рейтинг финансовой отчетности был определен в «В2» вместо «В1».

 

Основанием для рейтинговых действий аналитиков Moody’s стала аудированная финансовая отчетность «Банка ЦентрКредит» за прошлый год, подготовленная в соответствии с МСФО. У банка произошло «значительное ослабление позиций по капиталу» из-за продолжающегося обесценения кредитного портфеля, ухудшились показатели по чистому процентному доходу, что повлекло за собой отрицательную операционную эффективность в последнем квартале 2010 года.

 
 

Уровень просроченных кредитов банка вырос до 20,2% от его валового ссудного портфеля при уровне резервов на потери по ссудам 14,9%. При этом чистая процентная маржа снизилась с 3,5% в 2009 году до 1,2%, а соотношение собственного капитала к активам оказалось на уровне в 7,6%, что в агентстве считают слабым показателем.

 

Для решения этих проблем в текущем году в «Банке ЦентрКредит» планируют увеличить ссудный портфель на 10% при одновременном снижении уровня финансирования «дорогих» клиентов и инвестировании низколиквидных активов в активы с более высокими доходами. Банку также должно помочь восстановление сформированных провизий по ссудам, а также высокая «подушка» ликвидности в виде денежных средств и гособлигаций, на которые приходилось 37,7% общего объема его активов.

 
 
Фонд в помощь
 
 

Пока банкиры обсуждают проблемы «плохих» активов, а рейтинговые агентства меняют рейтинги отдельным БВУ, Нацбанк готов предложить свой рецепт снижения уровня проблемных кредитов. Для этого в скором времени будет запущен новый фонд стрессовых активов ФСА-2. «Он сможет расчистить банки частично… от проблемных кредитов, что позволит банкам высвободить средства для расширения кредитования реального сектора», – заявил недавно глава Нацбанка Григорий Марченко.

 
 

По словам его заместителя Данияра Акишева, для запуска фонда необходимо внести изменения в налоговое законодательство и определить критерии для системообразующих предприятий. «Мы надеемся, что если будут быстро произведены изменения в Налоговом кодексе, то с 1 июля этот фонд сможет заработать».

 
 

Напомним, что по замыслу монетарных властей ФСА-2 будет привлекать средства для выкупа проблемных активов, производить их оценку, выкупать залоговое имущество и управлять ими для последующей продажи и получения дохода. Для привлечения средств фонд намерен выпускать облигации, которые будут размещаться среди НПФ и банков, а также выкупаться Нацбанком.

 
 

Планируется, что ФСА-2 сможет выпустить облигации на 150 млрд тенге для очистки балансов банков от стрессовых активов, обеспечением по которым не является недвижимость, и в случае, если средний дисконт при выкупе этих займов достигнет 50%. Причем облигации фонда будут выкупаться тремя траншами: первый предназначен для накопительных пенсионных фондов, второй – для БВУ и третий – для Нацбанка. «Мы готовы купить треть при условии, что два предыдущих транша будут выкуплены, соответственно, пенсионными фондами и банками», – подчеркнул г-н Марченко.

 
 

При этом он отметил, что управлять фондом «должны независимые компании, отобранные на конкурсной основе». Вместе с тем он выступает против использования в реальном секторе экономики опыта по реструктуризации долгов банков. «Я хочу предупредить представителей реального сектора сразу, потому что были разговоры – давайте, мол, перенесем опыт по реструктуризации на предприятия. Бывшие акционеры трех банков своих акций лишились, весь менеджмент был заменен. По целому ряду граждан были возбуждены уголовные дела. Поэтому брать целиком этот опыт реструктуризации за основу для реального сектора, наверное, было бы неправильно», – заявил главный банкир страны во время презентации плана по повышению конкурентоспособности казахстанских предприятий.

 

Последствия реструктуризации долгов компаний по «банковской схеме», по его словам, были бы непредсказуемыми для отдельных менеджеров предприятий. «Реструктурировать долг без смены менеджмента нереально. Ни один кредитор не пойдет на реструктуризацию долга без этого».

 
 

Впрочем, некоторые эксперты без особого энтузиазма встретили инициативу монетарных властей по решению проблем с «плохими» активами банков. Среди них оказался и Максим Миллер: «ФСА позволит увеличить транспарентность на консолидированной основе, но не изменит принципиально структуру баланса банков и не окажет значительного влияния на их рейтинги и кредитоспособность». Так что стоит ли овчинка выделки, покажет время.

 
 
Немного статистики
 

А пока монетарные власти только готовы приступить к очистке балансов банков, ситуация в секторе в лучшую сторону практически не меняется. Такой вывод можно сделать на основе статистических выкладок уже несуществующего АФН за март. Совокупные активы казахстанских БВУ за первый месяц весны выросли на 1,8% и достигли 12,36 трлн тенге. При этом 32,9% от этой суммы, или 4071,7 млрд тенге, составили активы, номинированные в иностранной валюте, а доля высоколиквидных активов на балансах БВУ достигла 22,3%.

 
 

Совокупный ссудный портфель банков на 1 апреля достиг 9127,2 млрд тенге, увеличившись за март всего на 0,5%. Займы нерезидентам составили 1323,6 млрд тенге, или 14,5% ссудного портфеля, а кредиты, выданные в иностранной валюте, – 4468,8 млрд тенге, или 49%.

 
 

Структура ссудного портфеля выглядит следующим образом: 25,3% приходится на стандартные кредиты, 54,3% – сомнительные и 20,4% – безнадежные. Сумма займов, относящихся к сомнительным V категории и безнадежным, равна 3000,4 млрд тенге, или 32,9% совокупного ссудного портфеля. При этом кредиты с просроченной задолженностью по платежам свыше 90 дней составили 2306,4 млрд тенге, или 25,3%, а объем провизий по займам находился на уровне 2837,1 млрд тенге, или 31,1% ссудного портфеля.

 
 

В то же время совокупные обязательства банковского сектора на 1 апреля выросли до 11,07 трлн тенге (+1,2%). Обязательства перед нерезидентами достигли 2339,3 млрд тенге (+0,3%), или 21,1% совокупного объема. При этом на высоком уровне остаются обязательства в иностранной валюте: 41,4%, или 4579 млрд тенге.

 
 

Депозиты резидентов за март увеличились на 3,9% – до 7238,9 млрд тенге. Вклады в иностранной валюте, без учета вкладов дочерних организаций специального назначения, составили 33,8%, или 2448,7 млрд тенге.

 
 

Что касается объемов доходов и расходов БВУ, то первые сложились в размере 917,5 млрд тенге, а вторые (без учета подоходного налога) – 911,6 млрд тенге. По данным надзорного органа, общий убыток казахстанских банков на 1 апреля составил 0,4 млрд тенге.

 
 


Список статей
Альтернатива альтернативе  Редакционный обзор 
Сотовая связь: битва за интернет?  Александр Васильев 
Мясной блицкриг   Сергей Смирнов 
Куда приводят мечты  Редакционный обзор 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem