USD/KZT 359  -2.94
EUR/KZT 420.1  -3.15
 KAZAKHSTAN №3, 2011 год
 Редкие металлы и земли дают ГМК редкий шанс
АРХИВ

Редкие металлы и земли дают ГМК редкий шанс

 
Сергей Смирнов
 

Китай, являясь крупнейшим мировым продуцентом редких металлов и редкоземельных элементов (РЗЭ), заявил о резком снижении объемов их экспорта. В ответ на это основные потребители РЗЭ – Япония, США, Германия и другие развитые страны – начали лихорадочно искать альтернативных поставщиков сырья для своих высокотехнологичных отраслей. В такой ситуации Казахстан, обладающий серьезными наработками в области производства редких металлов и редкоземельной продукции,имеет шанс осуществить технологический рывок в этой сфере.
 

Сегодня трудно назвать область техники, в которой бы не применялись редкие и редкоземельные1 элементы.

1. К редкоземельным элементам (редким землям) относятся иттрий, лантан и 13 элементов группы лантаноидов (церий, празеодим, неодим, самарий, европий, гадолиний, тербий, диспрозий, гольмий, эрбий, тулий, иттербий, лютеций).
 

Они активно используются в атомной энергетике, радиоэлектронике, авиационной и ракетной технике, машино- и приборостроении. Так, неодим – основной компонент магнитов, используемых в ветротурбинах и драйверах жестких дисков. Лантан – важнейший компонент катализаторов, применяемых в нефтеперерабатывающей промышленности и фильтрах-нейтрализаторах выхлопных газов автомобилей. Иттрий, европий и тербий задействованы в производстве люминофоров для мониторов компьютеров. Ниобий находит широкое применение в выпуске ниобиевой стали. Добавка даже 0,5 % этого металла исключает внутреннюю коррозию швов нефтегазопроводов, и они служат в 4–5 раз дольше обычного. Редкие земли являются также важными стратегическими материалами, используемыми в производстве оружия точного наведения, коммуникационных систем, лазеров, радаров, спутников и приборов ночного видения.
 
 
Основным потребителем РЗЭ является Япония, занимающая более 50 % мирового рынка. В число крупных импортеров РЗЭ также входят США, Франция, Германия, Бельгия, и Индия.
 

По данным компании Eurasia Capital, спрос на РЗЭ, который в 2009 году составлял 134 тыс. т, уже к 2012 году должен вырасти до 180 тыс. т, а к 2014-му превысить отметку в 200 тыс. т. Анализ мировых цен на редкоземельные металлы в 2010 году показывает достаточно активный рост практически по всей группе. Так, церий подорожал почти в 10 раз по сравнению с уровнем 2009 года. Цены на неодим и тербий повысились более чем на 40 %. Высокий рост отмечается по оксиду диспрозия – на 80 % – до $149,2 за 1 кг, а также по оксиду неодима и неодиму – на 114 % – до $25,5 за 1 кг и на 99% – до $32,5 за 1 кг соответственно. Не менее значительный взлет цен наблюдается по празеодиму и его оксиду – на 98 % – до $31,1 за 1 кг и на 116 % – до $24,7 за 1 кг.
 

Причем, по мнению аналитиков, – это долгосрочный тренд. В частности, согласно прогнозам австралийской консалтинговой компании Industrial Minerals Company of Australia (IMCOA), цены на многие редкоземельные элементы и оксиды в течение ближайших 20 лет могут подняться в два, а то и три раза. Так, по оксиду тербия ожидается рост с $500 за 1 кг в 2010 году до $650 в 2014 году, $850 – в 2020 и $1200 – в 2030 году. По оксиду неодима эта динамика будет выглядеть следующим образом: $30 за 1 кг в 2010-м, $40 – в 2014-м, $50 – в 2020-м и $70 – в 2030 году. Более сдержанные темпы роста вероятны по оксиду празеодима – $27, $35, $45 и $65 за 1 кг соответственно.

Китайская монополия…


Стоит отметить, что мировая добыча редких земель в последние полтора десятилетия росла весьма быстрыми темпами. За период с 1990-го по 2004 год она увеличилась примерно вдвое – с 53,2 до 102,0 тыс. т, а уже в 2009-м достигла 126 тыс. т.
 

При этом Китай, на долю которого приходится более 48 % всех мировых запасов РЗЭ, за последние десятилетия сумел за счет демпинговой стратегии вытеснить с этого рынка таких крупных игроков, как США, Япония и Россия. Фактически сегодня КНР является монополистом, обеспечивающим около 97 % глобального производства РЗЭ.
 

Понятно, что основной объем добываемого редкоземельного сырья Китай отправляет на экспорт. Однако эти поставки регулируются квотами правительства страны, при этом в последнее время характерен тренд их ежегодного сокращения. Так, если в 2005 году было экспортировано 65,6 тыс. т редкоземельной продукции, то в 2010-м – лишь 39,8 тыс. т (на 9,3 % ниже уровня 2009 года). 
 

В декабре 2010 года Министерство торговли КНР опубликовало квоты на экспорт для первой половины 2011 года – 14,5 тыс. т, что на 35 % ниже аналогичного периода прошлого года. Среди возможных причин сокращения квот аналитики называют стремление привлечь в Китай еще большее количество западных компаний в целях создания новых производств, а также увеличение спроса на редкие металлы в самой Поднебесной. Точные данные о числе китайских заводов, производящих обработанные редкие земли, отсутствуют, однако, по оценке аналитиков METALRESEARCH, их насчитывается уже около 100. В настоящее время на ряде предприятий используется гибкий технологический процесс, который позволяет, в зависимости от требований рынка, переключаться с производства индивидуальных редких земель на выпуск неразделенных продуктов.
 

По информации газеты China Daily, из-за возросшей потребности в этих материалах внутри страны возможности для экспорта фактически исчерпаны. Как отмечают эксперты, Китай после резкого повышения добычи редкоземельного сырья в 90-е годы сейчас, наоборот, ее замедляет, с тем, чтобы обеспечить максимальную эффективность производства. Таким образом, увеличения экспорта РЗЭ из Китая ожидать, однозначно, не приходится. Более того, некоторые аналитики прогнозируют, что к 2015 году КНР может полностью прекратить экспорт ряда редкоземельных металлов.

… и ее альтернатива
 

 

 
Спрос на РЗЭ неуклонно растет, а ограничивающие действия Китая ведут к их дефициту. Какой бы ни была реальная причина урезания КНР своих квот, это вынуждает остальные страны к поиску новых источников сырья. Даже при нынешней норме потребления миру необходимы дополнительные 40–50 тыс. т редкоземельных металлов.
 

В сложившейся ситуации в США рассматривается возможность возрождения добычи собственного редкоземельного сырья. Однако, по прогнозу US Government Accountability Office (GAO), представленному в апреле 2010 года, для восстановления национальной сети поставок редких земель потребуются не только крупные инвестиции в создание инфраструктуры, но и время – около 15 лет.
 

Помимо США, дополнительные объемы РЗЭ могут быть получены за счет месторождений в Канаде, Австралии и Гренландии, которые находятся в разных стадиях предварительной подготовки к промышленной эксплуатации. Большие запасы пригодных к добыче РЗЭ существуют во Вьетнаме. И все же, по сведениям Industrial Minerals, на втором месте в мире по запасам редкоземельного сырья после Китая находятся страны СНГ.
 
 
 
Казахстанские реалии
 

Если говорить о нашей республике, то в советское время на территории Восточного Казахстана действовали производства редких и редкоземельных металлов, которые работали в формате «почтовых ящиков» и были связаны с предприятиями оборонного комплекса. Однако сейчас у нас практически отсутствует собственная индустрия редкоземельных элементов, хотя и имеются все предпосылки для ее развития.
 

По данным Института геологических наук, редкоземельные элементы содержатся в титано-редкоземельном месторождении Кундыбай, редкометалльных – Жанет, Южный Жаур, Коктенколь, Верхнее Эспе, Карасу, а также в фосфоритовом массиве Каратау. Значительные объемы РЗЭ и редких металлов содержат урановые месторождения. Есть и другие сырьевые источники их получения.
 

В частности, высоким содержанием недоизвлеченных основных и сопутствующих ценных компонентов отличаются техногенные отходы горно-металлургического и химического комплексов. По данным различных экспертов, в стране накоплено от 14 до 25 млрд т техногенных отходов. При этом содержание РЗЭ в них достигает 0,6 %, что сопоставимо с некоторыми рудными месторождениями, а потому их можно рассматривать как самостоятельную сырьевую базу металлургии Казахстана. Отсутствие информации о точных объемах накопленных техногенных отходов говорит о назревшей необходимости создания их кадастра и оценки с выдачей рекомендаций по эффективной переработке. В настоящее время в стране перерабатывается не более 2 % всех таких накопленных отходов.
 

Однако, если до развала СССР показателям комплексного использования сырья уделялось самое пристальное внимание, то сейчас они не только не планируются, но даже и не контролируются. Как следствие, комплексность переработки руды на отечественных предприятиях резко снизилась. По данным РПГ «Национальный центр по комплексной переработке минерального сырья РК» (НЦ КПМС РК), за минувшие два десятилетия в стране не только не было создано ни одного нового производства по выделению ценных металлов из обычных руд, но и закрыты многие ранее действовавшие предприятия.
 

Фокус исключительно на высокодоходном сегменте ГМК привел к разрыву существовавших технологических цепочек и утрате менее рентабельных попутных производств. В итоге Казахстан не получает целого рядя видов ценной металлургической продукции. Так, Иртышский химико-металлургический завод (ИХМЗ) ранее выпускал более 45 наименований редкометалльной и редкоземельной продукции. В 1999 году он был продан и разделен на две части: ТОО «Иртышская редкоземельная компания» (ИРЗК), где перерабатывают привозные концентраты с получением редкоземельных металлов и АО «ИХМЗ», где имеются мощности по производству конструкционного ниобия. Сейчас этот завод практически не работает из-за отсутствия сырья. На Усть-Каменогорском титано-магниевом комбинате (УКТМК) ванадий и скандий выпускают с перебоями. На Балхашском ГМК корпорации «Казахмыс» еще производят селен и теллур, но перестали выделять из отходов молибден.
 

Сегодня в Казахстане попутно производится лишь небольшая линейка редких металлов. Так, на РГП «Жезказганредмет» из отходящих газов металлургического производства корпорации «Казахмыс» получают рений, а в АО «Алюминий Казахстана» при производстве глинозема – галлий. На Усть-Каменогорской металлургической площадке ТОО «Казцинк» из пыли свинцового производства извлекают индий, таллий и селен, а из щелочных сплавов рафинирования черного свинца – теллур. В АО «Казатомпром» производят тантал, бериллий, ниобий и молибден, в ТОО «Казниобий» – ниобий, а в АО «УКТМК» – ванадий.
 

При этом в стране практически отсутствует производство тугоплавких редких металлов – вольфрама, циркония, гафния, хотя имеются значительные запасы молибдено-вольфрамовых руд на Акчатауском (содержащего также бериллий, скандий, рений, галлий и цирконий), вольфрама – на Верхне-Кайрактинском, циркония – на Святогорском месторождении и в россыпях Тургая. В железных рудах Атасуйского месторождения присутствует германий, однако его попутным извлечением не занимаются. И это несмотря на то, что у нас имеются соответствующие технологические разработки.
 

Так, например, в АО «Центр наук о земле, металлургии и обогащения» (правопреемник созданного в 1945 году Института металлургии и обогащения) разработана технология получения осмийсодержащего концентрата и аффинажа с получением металлического осмия-187 высокой изотопной и химической чистоты. Однако производство так и не налажено, поскольку маркетингом заниматься некому.
 

Повлиять на такое положение дел может внешняя рыночная конъюнктура. Решение китайских властей о сокращении экспорта РЗЭ, поставившее под удар промышленность США, Японии и ряда европейских государств, дает Казахстану шанс в полной мере использовать отечественный потенциал. Ведь список стран, добывающих эти, становящиеся все более ценными полезные ископаемые, весьма небольшой. Сегодня казахстанский горно-металлургический комплекс имеет возможность не только восстановить редкометалльную отрасль, но и на ее базе начать развитие инновационной индустрии.
 

Безусловно, для этого нужно провести переоценку запасов месторождений по всем извлекаемым элементам и включить их в госбаланс, поскольку по многим месторождениям это если и делалось, то очень давно. При этом следует помнить, что современных технологий извлечения попутных металлов (тем более что казахстанские руды крайне сложны по составу) нам просто так никто не даст, а потому их придется разрабатывать самостоятельно.
 

Сегодня флагманы отечественного ГМК, такие как «Алюминий Казахстана», «Казахмыс», «Казцинк» и другие, имеют научно-исследовательские институты и отделы, проводящие отраслевые исследования собственными силами или заключая договоры с научными организациями как в Казахстане, так и за его пределами. Однако их доля в развитии НИОКР все еще незначительна.атраты на НИОКР на отечественных предприятиях ГМК не превышают 1 % суммарных затрат на производство, что на порядок меньше, чем в зарубежных металлургических компаниях. Государству необходимо подумать и о подготовке высококвалифицированных кадров, то есть о тех, кому предстоит разрабатывать и внедрять инновации.
 
 

 

 
Мост в будущее

Новый импульс развитию редкометалльной и редкоземельной индустрии Казахстана может дать Национальная атомная компания
«Казатомпром», которая уже добилась высоких результатов в добыче урана и выпуске высокотехнологичной тантал-ниобиевой, бериллиевой и молибденовой продукции. Теперь на повестке дня НАК «Казатомпром» – повышение комплексности использования минерального сырья и развитие производства редких металлов. Есть надежда, что, воспользовавшись снижением интереса к урану, возникшем после аварии на «Фукусиме», компания сможет войти в число лидеров мирового рынка редких металлов и РЗЭ. Правда, здесь можно говорить лишь о части металлов, содержащихся в урановом сырье. Попутными металлами, содержащимися в медных, цинковых и других рудах, должны будут заниматься такие компании, как «Казахмыс», «Казцинк», ENRC и др.
 

Однако для этого требуется не только восстановление разорванных связей предприятий, но и привлечение в эту сферу новых технологий. Проще всего это сделать в рамках СП с иностранными производителями, которым сегодня не хватает сырья. И тут все тузы опять-таки у «Казатомпрома», поскольку с мая 2006 года компания является официальным оператором по разведке и добыче редких металлов, а также по торговым операциям с этой продукцией на внешних рынках. 
 

В марте 2010 года АО «НАК «Казатомпром» и японская Sumitomo Corporation подписали документы о создании совместного предприятия Summit Atom Rare Earth Company (SARECO) в области редких и редкоземельных металлов. «Казатомпром» будет владеть 51-процентной долей в этом СП, а Sumitomo Corporation – 49-процентной. Проект предполагает строительство и ввод в эксплуатацию горно-обогатительного комплекса, гидрометаллургического производства коллективных концентратов редкоземельных металлов, химического производства по разделению РЗЭ на индивидуальные оксиды металлов. В качестве потенциальных источников сырья будут использованы урановые хвостохранилища, растворы подземного выщелачивания урановых руд и минеральные месторождения редкоземельных металлов. При этом японская компания будет импортировать из Казахстана до 3 тыс. т редкоземельных металлов.
 

В конце января 2011 года представители Федерального объединения немецкой промышленности (BDI) объявили, что Германия также готова расширить сотрудничество с Казахстаном в разработке месторождений редких полезных ископаемых и сейчас ведет соответствующие двусторонние консультации. Прямую заинтересованность в партнерстве с нашей страной проявляет и Россия: в марте текущего года «Атомредметзолото» и «Казатомпром» подписали меморандум о сотрудничестве в области промышленного производства редких и редкоземельных металлов. По словам главы НАК «Казатомпром» Владимира Школьника, Казахстан в этом проекте будет в основном отвечать за технологии и производственные мощности, а Россия предоставит сырье своих месторождений. Создание и развитие редкоземельной отрасли позволит вывести промышленность Казахстана на качественно новый технический уровень, а страну – в мировые лидеры по отдельным узким сегментам, таким как спецсплавы, катализаторы и новые материалы.
 
 


Список статей
Вперед, к поставленной цели!  Динмухамед Кунаев 
Инновации – в производство!  Абдурасул Жарменов 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem