USD/KZT 374.47  +1.82
EUR/KZT 421.43  -1.01
 KAZAKHSTAN №5, 2011 год
 Отложенные надежды казахстанского шельфа
АРХИВ
Отложенные надежды казахстанского шельфа
 

Последние неудачи в геологоразведке на Каспии и отсрочка второй фазы освоения Кашагана отодвигают планы Казахстана войти в десятку крупнейших мировых производителей нефти, как минимум, до 2019 года. В этой связи эксперты все чаще поднимают вопрос о разработке новой эффективной стратегии развития морских проектов взамен утратившей свою актуальность государственной программы по освоению казахстанского сектора Каспийского моря.

 
 

В мировой практике ресурсы континентального шельфа уже давно стали основными источниками увеличения добычи нефти и газа. В настоящее время доля углеводородов, добываемых на море, уже составляет более четверти всего мирового объема, и она продолжает расти. Для Казахстана, где большинство месторождений УВС, разрабатываемых на суше, уже находятся в стадии максимального уровня годовой добычи, основные перспективы наращивания производства нефти и газа также связаны с морскими проектами. В частности по результатам геолого-геофизических исследований шельфа казахстанского сектора Каспийского моря (КСКМ) было выявлено более 120 перспективных структур, прогнозные ресурсы которых оцениваются в 8 млрд т условного топлива, в том числе 4,5 млрд т нефти. Согласно прогнозам, такие ресурсы позволяют довести добычу нефти с морских месторождений Казахстана до 100 млн т в год и удерживать ее на этом уровне в течение 25–30 лет.

 
 

Исходя из геологических и других факторов, влияющих на освоение недр акватории, площадь КСКМ можно разделить на три зоны. В первой основными по ожидаемым перспективным ресурсам являются подсолевые верхнепалеозойские отложения. В 2000–2004 годах именно здесь были открыты уникальные месторождения нефти и газа – Кашаган, Актоты и Кайран, которые сегодня обустраиваются в рамках Северо-Каспийского проекта. Во второй зоне, включающей участки Каламкас-море, Ауэзов и Хазар, подтверждена промышленная продуктивность среднеюрских отложений, а в третьей, куда входят участки Ракушечное-море и Нурсултан (Н), перспективным является мезозойский комплекс.

 
 

В 2003 году в стране была принята государственная программа освоения КСКМ до 2015 года, согласно которой предполагалось, что уже в 2005 году только на месторождении Кашаган будет добываться 0,5 млн т, в 2010 году – 22 млн т, а в 2015 году – 60 млн т. При этом ожидалось, что добыча на других блоках первого этапа начнется в 2009–2010 годах. В рамках программы началось обустройство Кашагана, а также геологоразведочные работы по участкам Курмангазы, Тюб-Караган, Аташский, Жемчужина, «Н», Жамбыл и Жамбай. Кроме того, «КазМунайГаз» приступил к переговорам с инвесторами по таким перспективным объектам, как участки Дархан, Шагала, Исатай, Абай, Женис, Бобек, Сатпаев, Махамбет и другие.

 
 

Однако дальнейшие события показали, что реальность гораздо суровее ранее намеченных оптимистичных планов. Так, сроки появления первой кашаганской нефти уже переносились четыре раза. Как результат, по итогам прошлого года в Казахстане было добыто 79,5 млн т нефти и газоконденсата. Причем весь этот объем был получен с месторождений, находящихся на суше, в то время как оффшорные проекты не дали республике ни одной тонны УВС.

 
 

Что касается результатов геологоразведки, то первые разведочные скважины, пробуренные на Тюб-Карагане, Аташском и Курмангазы российскими компаниями «ЛУКОЙЛ» и «Роснефть», так и не показали скоплений углеводородов. И это при том, что геологические запасы Тюб-Карагана и Аташского изначально оценивались в 150 млн и 130 млн т нефти соответственно, а от Курмангазы (по оптимистичному сценарию) ожидали ежегодного объема нефтедобычи в 64,5 млн т. 

 
 

Не все «срослось» и с привлечением на шельф инвесторов. Из 25 запланированных контрактов на недропользование в настоящий момент подписано только порядка 10.

 
 

Таким образом, большая часть пунктов госпрограммы по освоению КСКМ, касающихся роста добычи, строительства транспортной инфраструктуры, увеличения объемов нефтепереработки и развитию казахстанского содержания, так и не были выполнены, а потому было принято решение о ее досрочном упразднении. Соответствующий указ Президента был подписан еще в ноябре 2010 года. Однако его обнародование прошло без широкой огласки в СМИ, тихо и практически незаметно.

 
 
Кашаганская эпопея
 
 

Крейсерским проектом госпрограммы и, по сути, главным виновником ее провала стало освоение Кашагана. Считается, что после месторождения PrudhoeBay, открытого в конце 1960-х годов на Аляске, Кашаган является самым крупным месторождением нефти в мире. Его извлекаемые запасы оцениваются,как минимум, в 7–9 млрд баррелей, а общие геологические – в 38 млрд баррелей (4,8 млрд т). Работы на этом месторождении в рамках Северо-Каспийского проекта ведутся уже почти 14 лет. Геологоразведка, проведенная на всех структурах Кашагана в течение 1998–2004 годов, дала положительный результат.

 
 

Другое дело добыча. Вначале речь шла о том, что первую кашаганскую нефть извлекут из недр в 2005 году. Затем эту дату перенесли на 2008-й, а потом и на 2010–2012 годы. Наконец Правительство Казахстана и международный консорциум Agip KCO (являвшийся тогда оператором проекта) летом 2008 года подписали меморандум о том, что окончательный срок начала промышленной добычи нефти откладывается на 2013 год.

 
 

В октября 2008 года было подписано второе, дополнительное соглашение к СРП, согласно которому с января 2009 года правопреемником Agip KCO в качестве оператора проекта стала NorthCaspianOperatingCompany (NCOC). При этом состав участников нового консорциума не изменился, хотя и произошло перераспределение долей: Shell, «КазМунайГаз», Eni, ExxonMobil, Total получили по 16,81 %, ConocoPhillips  – 8,4 %, а Inpex – 7,56 %. Таким образом, череда отсрочек позволила Казахстану не только вернуть свою долю в Северо-Каспийском проекте (0 % на начало 2005 года), но и довести ее до 16,81 % в 2009-м.

 
 

Похоже, что, несмотря на сомнения, по-прежнему высказываемые некоторыми экспертами, через два года Казахстан действительно получит первую кашаганскую нефть. Тем более, что, согласно условиям нового соглашения, в случае если коммерческая добыча не начнется до 1 октября 2013 года, то затраты консорциума возмещаться не будут. Понятно, что иностранные партнеры, уже вложившие в проект около $33 млрд инвестиций, вряд ли допустят, чтобы такой сценарий был реализован.

 
 

Так, в ходе посещения Президентом Казахстана Атырауской области 16 сентября 2011 года он побывал на острове «Д», где руководители NCOC ознакомили его с ходом реализации проекта. По их данным, работы первого этапа выполнены уже на 94 % и сегодня ведется подготовка к вводу объектов в эксплуатацию.В общей сложности с начала буровых работ на месторождении пробурена 41 скважина, в том числе 20 оценочных и 21 эксплуатационная.

 
 

Вместе с тем под большим вопросом остаются сроки выхода кашаганского проекта на полную мощность – а это 1,5 млн баррелей в сутки. В начале 2011 года министр нефти и газа Сауат Мынбаев заявил, что его ведомство не собирается утверждать концепцию второго этапа освоения Кашагана из-за ее неэффективности. Более того, из-за несогласованности концепции в части предложенного бюджета казахстанская сторона планирует на три года приостановить работы по основному этапу освоения Кашагана. Напомним, что второй этап предполагает в течение трех последующих лет увеличение добычи на месторождении до 375 тыс. баррелей в сутки.

 
 

В июне 2011 года в Астане в ходе конференции «Развитие Каспийского шельфа» Генеральный менеджер NCOC по стратегическому планированию Доминик Монфран подтвердила, что компании Shell Development Kashagan и Аджип ККО приняли решение расформировать свой персонал «до тех пор, пока не будет завершен анализ концепции второго этапа и получено разрешение на начало базового проектирования». В пресс-службе NCOC относительно сроков возможной отсрочки дали весьма уклончивый ответ: «в настоящее время консорциум рассматривает ряд различных проектов, нацеленных на максимальную экономическую эффективность».

 
 

То, что рассчитывать на кашаганскую нефть в ближайшее время не стоит, косвенно подтверждает и оценка, сделанная Нурсултаном Назарбаевым в ходе его сентябрьского визита на Кашаган. «Это месторождение самое сложное из открытых в мире за последние 40 лет. Давление здесь до 850 атмосфер на устье скважины. Серность – более 20 %. Это – сложнейшее месторождение. Я, как бывший инженер, представляю себе, какую сложность представляло обустройство этого месторождения для нефтяных компаний – малая глубина моря (а лучше, когда море глубокое). Причем это первая в Казахстане, да еще такая сложная, морская нефть. Тринадцать миллионов тонн камня сюда завезли. 130 тонн металлических конструкций. 65 тысяч тонн железобетона…»

 
 

Тем временем источники, близкие к нефтегазовому бизнесу, без обиняков, просто и ясно сообщили, что вторая фаза освоения Кашагана действительно переносится на три года, то есть до 2021 года.

 
 
Кто на вылет?
 
 

Очередная отсрочка и рост расходов на реализацию Северо-Каспийского проекта разочаровали не только Правительство Казахстана (рассчитывавшего на большие доходы при нынешних ценах на нефть), но и самих участников проекта. Весной 2011 года на фоне дискуссий относительно сроков второго этапа в ряде СМИ появились слухи, которые касались перемен в составе акционеров NCOC.

 
 

Сначала прошла информация о возможном выходе из проекта американской ConocoPhillips. И хотя официального заявления от этой компании не поступало, на одной из пресс-конференций, отвечая на уточняющие вопросы журналистов, генеральный директор АО «Разведка Добыча «КазМунайГаз» Аскар Балжанов косвенно это подтвердил. «Насколько я знаю, ConocoPhillips не высказывала желания продать свою долю в проекте «Н», это было только по Северо-Каспийскому проекту». (Помимо Кашагана, ConocoPhillips совместно с арабской «Мубадала» принимает участие в разработке перспективного блока «Нурсултан»).

 
 

А уже летом текущего года о своем желании поучаствовать в освоении Кашагана заявила Индия. При этом речь зашла о покупке доли другого акционера этого проекта – ExxonMobil Corp. В частности, индийское издание HindustanTimes в июне сообщило, что консорциум ONGC Videsh Ltd и GAIL India Ltd планирует приобрести у ExxonMobil Corp. половину ее доли, то есть 8,4 % акций за $5 млрд. По данным газеты, консорциум уже подал индикативную заявку, в то время как переговоры сторон продолжаются, а финальное решение в отношении инвестиций в проект будет принято правительством Индии.

 
 

Впрочем, сама по себе ротация акционеров на Кашагане не так уж и страшна. Как говорится, свято место пусто не бывает. Хуже другое: постоянные отсрочки реализации самого главного каспийского проекта напрямую влияют на инвестиционную привлекательность сопутствующих инфраструктурных проектов. Как отмечает аким Мангистауской области Крымбек Кушербаев, уже сегодня заметна тенденция к оттоку иностранных инвестиций. В частности, компания J.Ray McDermott свернула проект строительства завода металлоконструкций. При этом ее местный партнер – «Тенизсервис» только на подготовку площадки под сооружение этого завода потратил свыше 5 млрд тенге. Аналогичные решения по выводу своего бизнеса из Казахстана возможны и со стороны компаний Aker и Rossetti. На фоне неопределенности с заказами уже действующие предприятияСП «Keppel Kazakhstan»и ТОО «Ерсай» также начинают поэтапно высвобождать свой персонал. 

 
 

Если же говорить о других оффшорных проектах Казахстана, то не стало неожиданностью недавнее решение «ЛУКОЙЛа» закрыть поисково-разведочные проекты на Аташском и Тюб-Карагане.Под угрозой срыва находится еще один морской проект с участием этой российской компании – «Жамбай Южный – Южное Забурунье». Его оператором является ТОО «Жамбай», в котором 50% принадлежит АО МНК «КазМунайТениз», 25% – «Репсол Эксплорасион Казахстан», а еще 25% – Caspian Investments (совместное предприятие «ЛУКОЙЛ Оверсиз» и китайской «Синопек»). Проектная добыча на этих перспективных участках должна составить 20–40 млн т нефти и 20–50 млрд м3 газа в год. При этом общие геологические запасы нефти оцениваются в 6,5 млрд т, из которых 1–1,5 млрд т приходится на извлекаемые.

 
 

Участки Жамбай Южный и Южное Забурунье расположены в северной части КСКМ на площади 941 км2 с глубиной моря до 5 м. Партнеры по проекту столкнулись с технологическими трудностями – они не могут найтибуровую установку, приспособленную для проведения бурения на столь малых глубинах. Но если они вовремя не начнут бурение, то есть риск, что Правительство Казахстана отберет у них лицензию. Тем более, что они уже дважды на два года переносили сроки выполнения своих обязательств по контракту.

 
 
Чем бурить?
 
 

Вообще, отсутствие в регионе необходимого технологического оборудования серьезно сказывается на многих оффшорных проектах. Рынок передвижных самоподъемных плавающих буровых установок на Каспийском море узок, а потому недропользователи часто вынуждены становиться за ними в очередь.

 
 

Так, в августе текущего года операционная компания Caspi Meruerty Operating Company B.V. (АО МНК «КазМунайТениз» – 40 %, Shell Kazakhstan Development B.V. – 40 %, Oman Pearls Company Ltd – 20 %) объявила о том, что в 2011 году не будет бурить первую разведочную скважину на структуре Нарын в пределах морского участка Жемчужины. Причина в том, что буровые установки «Трайдент-20» и «Астра» заняты в других проектах. Необходимо отметить, что проект освоения участка Жемчужины является одним из самых успешных за последние несколько лет. Этот участок, объединяющий четыре структуры – Хазар, Ауэзов, Нарын и Тулпар, расположен в северной части Каспийского моря, к югу от нефтегазового месторождения Каламкас и занимает площадь 895 км2. По некоторым оценкам, ожидаемые извлекаемые ресурсы углеводородов на нем могут составить около 100 млн т. В 2007–2010 годах здесь уже было пробурено пять разведочных скважин, в которых были выявлены признаки нефтегазовых отложений. Теперь же оператору проекта придется взять паузу.

 
 

Впрочем, в скором будущем эта проблема, возможно, будет решена. Как известно в конце июля НК «КазМунайГаз» и корейский консорциум KC Kazakh BV, чтобы не зависеть от очереди за имеющимися установками, приступили к строительству своей буровой установки для проведения ГРР на участке Жамбыл. Как отметил глава НК «КазМунайГаз» Каиргельды Кабылдин, появление такой специализированной буровой установки поможет ускорить работу и по другим мелководным блокам.

 
 

Кроме того, 30 марта 2011 года «КазМунайГаз» и норвежская Statoil подписали соглашение, согласно которому в обмен на участие в разработке участка Абай Statoil поможет со строительством самоподъемной буровой установки, которая в будущем также будет использоваться для освоения блоков шельфа Каспийского моря.

 
 
Ложка меда
 
 

Одной из немногих позитивных новостей с Каспия стало январское заявление Каиргельды Кабылдина о том, что в ходе бурения первой разведочной скважины на «Ракушечное-море» одной из структур контрактной территории «Н» на глубине 2 600 м были обнаружены признаки углеводородов.

 
 

Напомним, что в соответствии с соглашением, подписанным два года тому назад, разработку данного блока ведут «КазМунайГаз» (51 %), арабская «Мубадала» (24,5 %) и уже упоминавшаяся ConocoPhillips (24,5 %). Запасы этого блока оцениваются в 630 млн т, из которых 270 млн т – извлекаемые. Окончательные результаты разведки будут оглашены после полного завершения всего цикла разведочного бурения. И в случае окончательного подтверждения прогнозов о наличии нефти ее коммерческая добыча (по крайней мере, как утверждают участники проекта) может начаться уже в 2016 году.

 
 

Примечательно, что детальные работы на структуре «Ракушечное-море» проводились еще с 1962 года. В 1973–1974 годах здесь даже были пробурены 3 структурно-поисковые скважины. Однако в процессе бурения четвертой произошло открытое фонтанирование газа с последующим возгоранием. В результате пожара и образования воронки самоподъемная буровая установка была разрушена.

 
 

В ближайшее время в активную фазу может вступить еще один долгожданный разведочный проект. 16 апреля 2011 года в Астане «КазМунайГаз» подписал пакет документов по проекту освоения нефтеносного участка «Сатпаев» с индийской компанией ONGC Videsh Limited, которая претендовала на него еще с 2005 года. Подписной бонус по соглашению составил $80 млн. При этом программа по разведке месторождения полностью финансируется индийской стороной, которая приобретает в проекте 25 %. Участок Сатпаев расположен в северной части КСКМ. В пределах участка выделяются три перспективные структуры: Сатпаев, Сатпаев Восточный и Карина. Прогнозные извлекаемые ресурсы составляют 253 млн т условного топлива. По словам Председателя правления НК «КазМунайГаз» Каиргельды Кабылдина, общие капитальные затраты по этому нефтеносному участку составят порядка $9 млрд.

 
 
Еще не вечер?
 
 

Резюмируя наши успехи и неудачи, приходится констатировать, что в далеком 2002 году разработчики первой программы освоения КСКМ были настроены излишне «романтично», явно недооценивая высокие геологические и технологические риски. Вместе с тем посыпать голову пеплом из-за пустых поисковых скважин, конечно, не стоит, тем более что, как свидетельствует мировая практика, лишь одна из трех–пяти пробуренных разведочных скважин оказывается успешной. Глава ФНБ «Самрук-Казына» Тимур Кулибаев также заявил, что ничего драматического здесь нет, а отрицательный результат – это тоже результат, поскольку теперь «мы будем иметь более точную картину по нефтеносным структурам».

 
Как говорится, без комментариев…


Список статей
Нефти будет больше   Редакционный обзор 
Персидский конкурент  Сергей Смирнов 
Казахстанское содержание в закупках недропользователей  Ерболат Еркебуланов, Дария Сагинова 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem