USD/KZT 352.54 
EUR/KZT 415.15 
 KAZAKHSTAN №6, 2011 год
 Энергетическое партнерство, соединяющее Восток и Запад
АРХИВ
 
 
 
 

Энергетическое партнерство, соединяющее Восток и Запад

Редакционный обзор

В начале октября в Астане прошел VI Евразийский энергетический форум, учрежденный под эгидой Ассоциации KAZENERGY. Стартовав в 2006 году в качестве одной из отраслевых дискуссионных площадок, сейчас он по своей важности и спектру рассматриваемых вопросов уже приобрел глобальный статус. Учитывая, что 2011 год является для Казахстана юбилейным, особое место на нынешнем форуме было уделено признанию прогресса, достигнутого отечественной нефтегазовой отраслью за последние два десятилетия.

 
 

Открывая форум, Премьер-министр Казахстана Карим Масимов отметил, что энергетическая индустрия всегда играла ключевую роль в развитии республики. Именно в этот сектор пришли первые иностранные компании, которые и сегодня остаются крупнейшими инвесторами нашей страны. И хотя Казахстану и его зарубежным партнерам уже есть чем гордиться, впереди предстоит много работы. В этой связи г-н Масимов напомнил, что мировой энергетический сектор продолжает находиться в состоянии неопределенности. В начале 2011 года в ответ на увеличение спроса значительно выросли цены на энергоносители, возникли перебои в поставках, связанные с политическими конфликтами в Северной Африке. Сегодня рынок находится под давлением ухудшающейся глобальной экономической ситуации.

 
 

«В последние месяцы, мировая экономика вновь переживает сложный период. Замедление экономического роста, ухудшение финансовой ситуации в США и эскалация долгового кризиса в Европе разрушили доверие и возродили риск рецессии... Возникли препятствия и на пути развивающихся экономик, которые играли роль драйвера восстановления мировой экономики. Увеличиваются долговые обязательства, обрушились фондовые рынки, приток капитала замедлился… Проще говоря, путь к устойчивому восстановлению мировой экономики будет длинней и ухабистее, чем ожидалось».

 
 

Для энергетической промышленности, развитие которой невозможно без значительных капиталовложений, такое положение дел особенно болезненно. В этой связи правительство Казахстана осознает необходимость проявлять активность в привлечении и удержании инвестиций, а потому нацелено на улучшение бизнес-климата, чтобы «помочь индустрии развиваться и брать на себя риски». Среди предпринимаемых Казахстаном мер Премьер-министр отметил финансирование в развитие человеческого капитала, инфраструктуры и технологий, а также реформирование нормативной базы для устранения административных барьеров и сокращения бюрократических проволочек.

 
 

Глава правительства также заверил, что, будучи надежным энергетическим партнером, соединяющим Восток и Запад, Казахстан будет продолжать способствовать диверсификации маршрутов транспортировки энергоресурсов и конечных рынков. В этой связи он особо отметил начало первой стадии расширения нефтепровода КТК, что увеличит его пропускную способность более чем на 40 млн тонн, а также старт строительства газопровода Бейнеу – Бозой – Шымкент, который «в конечном итоге будет соединен с газопроводом Китай – Центральная Азия».

 
 

Резюмируя свое выступление, г-н Масимов отметил, что наша страна осознает значительную роль энергетического сектора в улучшении уровня жизни и усилении экономического развития. «В настоящее время промышленность столкнулась с беспрецедентными вызовами. Но я уверен, что, работая в команде – правительство, бизнес и общество, – мы будем способны противостоять энергетическим вызовам XXI века». 

 
 
 
   Нефтяной расклад
 
 

Полную картину о текущем положении дел в казахстанской нефтегазовой индустрии и о перспективах ее развития представил министр нефти и газа Сауат Мынбаев. Так, он заявил, что по подтвержденным запасам нефти на июнь 2011 года Казахстан находится на 9-м месте в мире. При этом, с учетом оценок геологических запасов и разворачивающихся масштабных ГРР, «есть все основания рассчитывать на их увеличение». Что касается уровня добычи, то пока в мировом рейтинге мы занимаем лишь 16-ю позицию. За годы независимости объемы нефтедобычи выросли с 20 млн тонн в 1994 году до 80 млн тонн в 2010 году. К 2020 году ее уровень превысит 132 млн тонн и республика войдет в первую десятку крупнейших нефтедобывающих государств. «В этом смысле Казахстан одна из немногих стран–производителей углеводородов, у которых пик добычи еще впереди».

 
 

Говоря о конкретных проектах, за счет которых планируется прорыв в первую десятку, г-н Мынабев прежде всего отметил месторождение Тенгиз. Сейчас по нему прорабатывается так называемый «проект будущего развития» с возможным увеличением ежегодных объемов добычи с нынешних 26 млн до 36 млн тонн. «Полагаю, в ближайшее время этот проект будет внесен на рассмотрение в уполномоченный орган».

 
 

Что касается главной оффшорной надежды Казахстана, то министр подтвердил, что срок начала коммерческой добычи на Кашагане по-прежнему намечен на декабрь 2012-го – июнь 2013 года. Первая фаза этого проекта предполагает объем добычи в 370 тыс. баррелей в день с возможным увеличением до 450 тыс. б/д. Вместе с тем он не стал скрывать, что по второй фазе освоения Кашагана пока сохраняется неопределенность. «Но думаю, что при тесном взаимодействии подрядных компаний и уполномоченного органа, при соответствии предлагаемых решений стандартам лучшей мировой практики и учете взаимных интересов проект может быть значительно более успешным». 

 
 

Примечательно, что г-н Мынбаев в своем выступлении вообще не упомянул третий крупнейший нефтегазовый проект Казахстана – Карачаганакский. Впрочем, на фоне отсутствия конкретики о ходе переговоров правительства с партнерами консорциума это не стало неожиданностью. Правда, несколько позже, уже в ходе пресс-брифинга, некоторую ясность в ситуацию по Карачаганаку внесли исполнительный вице-президент и управляющий директор по странам Европы и Центральной Азии BG Group Крис Финлейсон, а также Председатель ФНБ «Самрук-Казына» и ассоциации KAZENERGY Тимур Кулибаев.

 
 

Первый заявил, что партнеры планируют до конца текущего года закрыть вопрос, который они сейчас обсуждают в правительстве. При этом г-н Финлейсон добавил, что для BG Group «Казахстан – крайне важная и долгосрочная часть портфолио. Это актив, в который компания вложила много усилий, актив с огромным потенциалом. Поэтому BG планирует сотрудничество на самом высоком уровне на ближайшие 50–60 лет».

 
 

В свою очередь, г-н Кулибаев пояснил, что переговоры идут в две фазы: первая – урегулирование спорных налоговых вопросов, вторая – коммерческие переговоры по покупке.

 
 

Возвращаясь к выступлению г-на Мынбаева, необходимо отметить, что, анонсируя будущий рост объемов добычи, Казахстан во многом рассчитывает на успешное развитие шельфовых проектов на Каспии. Так, по его словам, здесь уже есть положительные итоги. В частности, по результатам бурения получено первое подтверждение о наличии углеводородных ресурсов на структуре «Ракушечное море», которую НК «КазМунайГаз» осваивает в партнерстве с компаниями «КонокоФилипс» и «Мубадала». На участке Жемчужина (КМГ, «Шелл» и «Оман Ойл») доказана нефтегазоносность структур «Хазар» и «Ауэзов». Продолжается работа и на других участках.

 
 

В общей сложности в реестре Министерства нефти и газа сегодня имеется 61 разведочный контракт. «Разумеется, геологический риск есть всегда. Сухие скважины участков Тюб-Караган и Курмангазы – свидетельство тому. Тем не менее, согласитесь, основание рассчитывать на существенный прирост запасов и тем более объемов добычи углеводородов у нас, безусловно, есть», – подчеркнул глава Миннефтегаза.

 
 

Говоря о системе транспортировки добытых УВС, он отметил, что на текущий момент «в принципе охвачены все направления». Существующая экспортная трубопроводная система состоит из нефтепровода Атырау – Самара с транзитом через Россию на рынки Восточной Европы, КТК – с выходом к портам Черного моря, а также направленных на Китай нефтепроводов Атырау – Кенкияк и Кумколь – Атасу – Алашанькоу. Кроме того, имеется маршрут через порт Актау на Махачкалу и Баку с последующим выходом к Черному морю, а по трубопроводу Баку – Тбилиси – Джейхан – к Средиземному морю. Существует и возможность транспортировки казахстанской нефти через Баку на иранскую Некку, откуда, посредством своп-операций, – на Персидский залив. С вводом второй фазы Кашагана планируется запуск нового логистического маршрута, так называемой Казахстанско-Каспийской системы транспортировки.

 
 

Что касается перспектив дальнейшего расширения экспортных мощностей, то здесь основной упор будет делаться на КТК и трубопровод Казахстан – Китай. Проект расширения КТК уже стартовал, и ожидается, что к I кварталу 2015 года по нему можно будет ежегодно прокачивать 52 млн тонн казахстанской нефти. Что касается трубопровода Казахстан – Китай, то увеличение его мощности до 20 млн тонн – это лишь вопрос строительства дополнительных нефтеперекачивающих станций, а сам проект будет реализован по мере роста ресурсной базы. «Таким образом, с учетом потенциального использования ККСТ, мы полагаем, что вопрос экспортных маршрутов для нас в принципиальном плане ясен полностью. При этом понятно, что по каждому проекту есть вопросы оперативного и технического характера, которые мы с нашими партнерами готовы своевременно решать», – резюмировал министр.

 
 

Не преминул он рассказать и о специфике функционирования нефтегазовой отрасли Казахстана в условиях Таможенного союза и ЕЭП. Во-первых, Россия, Беларусь и Казахстан договорились, что после 2014 года РК будет обеспечивать свой внутренний рынок только собственной нефтью. Это связано с сохранением различных налоговых режимов в наших странах, в частности с тем, что оплата и уровень экспортной пошлины на нефть унифицированы не будут. Во-вторых, мы будем торговать абсолютно свободно нефтепродуктами без каких-либо пошлин. В-третьих, предусматривается переход на единые технические регламенты и стандарты в этой сфере. В-четвертых, «мы договорились о национальных тарифах на транспортировку нефти, в том числе на экспорт». По мнению министра, последнее особенно важно, поскольку Казахстан – нефтеэкспортирующая страна, зависящая от транзита. А потому «это является исключительным стабилизирующим фактором для поставок казахстанских УВС на внешние рынки и особенно за пределы ТС».

 
 
 
   Газа не будет?
 
 

Между тем международные форумы, подобные KAZENERGY, – это не только хороший повод рассказать о собственных достижениях, но и прежде всего возможность узнать, чего ожидают от нас зарубежные партнеры. И здесь речь в первую очередь идет о Евросоюзе, который, обеспечивая более половины общего объема прямых иностранных инвестиций, является самым крупным объединенным инвестором в Казахстане. Причем две трети этих инвестиций идут именно в энергетический и горнодобывающий секторы отечественной экономики.

 
 

Взгляд ЕС на перспективы дальнейшего сотрудничества представил Еврокомиссар по энергетике, член Европейской комиссии Гюнтер Оттингер. По его словам, ЕС – самый крупный объединенный региональный энергетический рынок в мире, который со временем замкнет на себе сеть энергетических поставок из Евразии на востоке, Арктики на севере, Сахары на юге и Атлантики на западе. «Все это создает солидные бизнес-возможности и большой взаимный интерес для поддержки и культивации благоприятного инновационного климата, а также для обеспечения стабильной и предсказуемой базы энергопоставок». Сегодня ЕС импортирует более 80 % нефти и 60 % газа. Более того, в Европе сокращается добыча собственных ископаемых энергоресурсов. При этом, несмотря на текущий экономический кризис и вне зависимости от того, насколько успешны окажутся страны ЕС в стимулировании развития возобновляемых источников энергии, их зависимость от импорта в последующие десятилетия будет увеличиваться. 

 
 

Как отметил г-н Оттингер, энергетическое сотрудничество ЕС с Казахстаном уже базируется на крепком фундаменте. Однако, по его мнению, в этом направлении может быть сделано гораздо больше. В частности, он предложил нашей стране присоединиться к проекту Транскаспийского газопровода, который должен обеспечить транспортировку газа из стран Центральной Азии в Европу. «Несколько недель тому назад все члены Европейского союза дали добро Европейской комиссии для того, чтобы создать необходимые условия по договору между Европейским союзом, Азербайджаном и Туркменистаном о строительстве Транскаспийского газового трубопровода. Для ЕС такой трубопровод станет очень важным вкладом в развитие Южного газового коридора. Немногие осведомлены о том, что это первый случай, когда Евросоюз предложил заключить международный договор в поддержку инфраструктурного проекта. Это показывает, насколько данный проект важен для ЕС и всех его 27 государств-членов. Мы также убеждены, что Транскаспийский трубопровод повысит уровень стабильности и процветания в регионе. Мы приветствовали участие Казахстана в Будапештском саммите по Набукко и Пражском саммите по Южному коридору, а потому будем приветствовать соответствующее участие Казахстана в дальнейшем».

 
 

Акцент г-на Отттингера на сотрудничестве именно в газовой сфере вполне понятен. Согласно прогнозам, представленным на форуме министром экономики, энергетики и туризма Болгарии Трайчо Трайковым, в 2025–2030 годах потребление газа в ЕС, даже с учетом влияния экономического кризиса, составит 600 млрд м3. В настоящий момент ЕС сильно зависит от поставок газа из России, на долю которой приходится 23% доказанных запасов голубого топлива. Между тем около 47% мировых запасов газа сосредоточено в Каспийском регионе, Центральной Азии и на Ближнем Востоке.

 
 

И все же в отношении конкретно нашей страны Евросоюз может рассчитывать, скорее, лишь на политическую поддержку. И хотя, с одной стороны, доказанные запасы газа Казахстана составляют 3,3 трлн м3 (причем в ближайшие десять лет объемы его добычи вырастут с текущих 40,5 млрд м3 до 92,2 млрд м3). Однако, с другой, производство товарного газа, согласно прогнозам МНГ, за это время увеличится совсем незначительно – с 26 млрд м3 до 28,6 млрд м3.

 
 

Как объяснил Сауат Мынбаев, это связано с тем, что наш газ в основном попутный. Это означает, что в целях наиболее полного извлечения жидких фракций большая его часть закачивается обратно в пласт. Не стоит забывать и о том, что за годы независимости внутреннее газопотребление выросло вдвое. Причем этот показатель может увеличиться уже в самое ближайшее время. На этом фоне заверения г-на Мынбаева о том, что в случае изменения коммерческих условий реализации газа либо внедрения технологических новаций, позволяющих отказаться от обратной закачки, объемы его производства могут быть легко увеличены, являются для Запада довольно слабым утешением. Особенно учитывая то, что в прошлом году был введен в строй газопровод Туркменистан – Узбекистан – Казахстан – Китай.

 
 
 
  Проблемы и перспективы
 
 

Не менее значимыми, на наш взгляд, показались выступления и других участников форума. В частности, хорошей новостью стало заявление управляющего директора евразийского подразделения компании «Шеврон» Скотта Дэвиса о том, что, согласно прогнозу МЭА, динамика численности населения планеты и возрастающий уровень жизни будут подстегивать мировой спрос на энергетические ресурсы. Только к 2035 году он вырастет почти на 40%. Причем, даже по самым оптимистичным прогнозам развития ВИЭ, 75% этого спроса будет по-прежнему обеспечиваться за счет нефти, природного газа и угля.

 
 

В свою очередь, президент Всемирного нефтяного совета Рэндал Госсен отметил всевозрастающую роль Казахстана среди стран – поставщиков нефти: «Учитывая геополитическое смещение по добыче газа, основной посыл в отношении углеводородов – значительные, огромные инвестиции в энергетическую инфраструктуру, которая должна отвечать этому растущему спросу». По оценкам МЭА, инвестиции, которые необходимо вложить в мировую систему энергоресурсов, в период до 2035 года составят около $33 трлн.

 
 

В этой связи, как считает старший вице-президент корпорации «ЭксонМобил» Марк Альберс, Казахстан может и должен максимально использовать мировые тенденции, чтобы проложить путь к экономическому росту и созданию новых рабочих мест, а также технологическому прогрессу и наращиванию экспортного потенциала.

 
 

Майкл Уилсон, управляющий директор консалтинговой компании «Майкл Уилсон и партнеры», обратил внимание на другой аспект, связанный с темой финансирования нефтегазовых проектов: «Я думаю, один из новых резонов в условиях долгового кризиса, учитывая глобальные финансовые потрясения для нефтяной отрасли, состоит в том, что мы должны делать акцент на более мелких и средних проектах. К нам часто обращаются казахстанские компании, имеющие различные блоки, которые являются весьма интересными, но которым нужно дополнительное финансирование. Крупные транснациональные игроки могут заимствовать по международным ставкам; но сложность, с которой мы сталкиваемся, в том, как сделать так, чтобы долговое финансирование, инвестиции в собственный капитал стали доступны для средних и мелких казахстанских проектов».

 
 

Вячеслав Мищенко, директор по развитию бизнеса в странах СНГ агентства Argus Media, напомнил, что мировая разведка и добыча все больше движется в сторону тяжелых условий, и это существенно повышает затраты компаний на производство и доставку энергоносителей на ключевые рынки. Эпоха дешевых энергоносителей действительно приходит к концу, а потому в цене на нефть, несомненно, будет присутствовать спекулятивная составляющая.

 
 

О том, как можно снизить ее влияние, в своем выступлении рассказал генеральный секретарь Международного энергетического форума Ное ван Хольст. По его словам, сегодня нефть – это не только сырье, но и финансовый актив, такой же, как золото или ценные бумаги. «Плохая новость в том, что пока мы не достигли консенсуса относительно того, что двигает нефтяные цены: финансовый рынок или же сама нефть как продукт. Однако хорошая новость заключается в том, что есть консенсус относительно мер, которые помогут избегать существенной волатильности».

 
 

Во-первых, необходимо укреплять сотрудничество между потребителями, производителями и транзитными государствами. Во-вторых, странам нужно обмениваться анализом будущих тенденций и данными собственных рынков, кооперировать и анализировать их, а затем на этих выводах выстраивать единую согласованную политику. «Если рынки не знают, что же происходит, например, в плане спроса на нефть в Китае и Индии, они начинают строить догадки, а это создает почву для спекуляций и для большей волатильности». Кроме того, сегодня, как никогда, нужна транспарентность финансовых и сырьевых рынков, гармонизация регуляторных нормативов торговли нефтяными деривативами.

 
 

Первый шаг в этом направлении уже сделан. В феврале 2011 года под эгидой Всемирного экономического форума 86 стран стали подписантами новой хартии. При этом был достигнут 90-процентный охват производителей, транзитеров и потребителей УВС в мировом масштабе. К сожалению, в их число наша страна не попала. В этой связи г-н ван Хольст призвал Казахстан как можно быстрей присоединиться к новому глобальному энергетическому диалогу на правительственном уровне.

 
 

Это, как и многие другие выступления, прозвучавшие в ходе KAZENERGY, наглядно продемонстрировали, что глобализация экономических процессов охватывает все новые и новые горизонты. При этом Казахстан всегда будет оставаться в фокусе внимания крупнейших мировых игроков. В этой связи, как метко подметил легендарный американский телеведущий Ларри Кинг, выступивший в качестве модератора нескольких сессий форума, главное для нашей страны – оставаться самодостаточной и не позволять никому контролировать себя. И пока с этим вызовом мы справляемся вполне успешно.



Список статей
Быть первыми во всем  Олег Ульянов 
Пришлось снизить планку  Редакционный обзор 
Новые золотые правила   Редакционный обзор 
Алгоритм эффективности  Александр Портнов 
Сладкий вкус победы  Анатолий Попелюшко  
Урожай больших проблем  Сергей Смирнов 
Поднялись на интернет-дрожжах  Александр Васильев 
Позитив против негатива  Редакционный обзор 
«Казахи в Лапландии»  Ольга Актаева 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem