USD/KZT 374.20  -0.27
EUR/KZT 420.34  -1.09
 KAZAKHSTAN №6, 2011 год
 Нефть Казахстана. Show must go on...
АРХИВ
Нефть Казахстана. Show must go on...
 
 
 
Алексей Нигай
 
 

Эстафету осеннего марафона нефтяных мероприятий у форума KAZENERGY подхватила конференция KIOGE, проходившая в Алматы уже в 19-й раз. Как вполне справедливо заметил в ходе ее открытия глава Миннефтегаза Сауат Мынбаев, формат конференции KIOGE всегда отличался прикладным характером обсуждаемых проблем. Не стала исключением и KIOGE 2011.

 
 

Первым на конференции выступил вице-министр нефти и газа Казахстана Ляззат Киинов. В целом его доклад как по форме, так и по содержанию почти полностью повторил спичь Сауата Мынбаева на KAZENERGY. Вместе с тем по отдельным вопросам г-н Киинов озвучил собственные, довольно жесткие комментарии. Так, говоря о ситуации в сфере нефтепереработки, он заявил, что в условиях запрета на экспорт ГСМ, который действует в Казахстане вот уже полтора года, отечественные бизнесмены, занимающиеся реализацией нефтепродуктов, начали искать пути как восполнить снижение своей прибыли различными законными и незаконными способами.

 
 

«Один пример. Мы вырабатываем бензин АИ-80 в достаточных объемах, но сейчас его стало не хватать. Возникает вопрос: почему? Видимо, потому, что мы традиционно завозили 30–35 % бензина АИ-92 и АИ-93 из Российской Федерации. Весной текущего года цена в России выросла, а потому разница у них и у нас составила 25–30 тенге. Следовательно, резко сократился ввоз у нас высокооктанового бензина. Мы начали ощущать нехватку данного бензина, и те, кто имеет АИ-80, стали делать из него 92-й, 93-й. В народе говорят – «бодяжить». В результате у нас не стало хватать не только 92-го и 93-го, но и АИ-80. При этом на автозаправочных станциях бензина нет, но на нефтебазах он есть», – обрисовал положение дел на внутреннем бензиновом рынке вице-министр. 

 
 

Создавая искусственный дефицит, продавцы ГСМ получают возможность реализовать тот же бензин по талонам со стоимостью литра на 15–20 тенге дороже, чем предельная цена, установленная министерством. В этой связи, по словам г-на Киинова, был проведен соответствующий анализ и совещания с ресурсодержателями и заместителями акимов областей, а также городов Алматы и Астана.«Мы договорились, что такое положение нетерпимо. Теперь по каждому такому случаю будет жесткая реакция с нашей стороны».

 
 

В борьбе с дефицитом ключевую роль могла бы сыграть широкомасштабная модернизация трех казахстанских НПЗ, чтобы они могли полностью перейти на отечественное сырье (сегодня при общем объеме переработки в 13,8 млн т на долю собственно казахстанской нефти приходится лишь 6,8 млн т). Однако, как признал ранее на KAZENERGY Сауат Мынбаев, к модернизации НПЗ правительство приступило с некоторым опозданием.

 
 

Пока же сбивать дефицит приходится за счет «КазМунайГаза», который, как известно, этой осенью закупил определенный объем высооктанового бензина в России. При этом из-за разрыва цен сделать это компании пришлось себе в убыток. Тем не менее глава Миннефтегаза не исключает возможность того, что уже в следующем году Казахстан может начать переработку своей нефти на толлинговой основе в Китае.

 
 
Второе дыхание геологоразведки
 
 

Еще одна проблема, которую в своем выступлении затронул г-н Киинов, – развитие геологоразведки, которая, по его словам, сегодня «является наиболее важной для отечественного нефтегазового сектора». Когда-то Казахстан был в числе ведущих республик СССР по объемам и качеству геологических изысканий. Однако «мы растеряли те достижения, которые имели».

 
 

Сегодня все еще приходится пользоваться той геологической информацией, которая была наработана в советские времена. Хотя уже есть позитивный тренд – приходит понимание важности этой отрасли, и правительство принимает меры по оживлению работы в ней. Как известно, в Казахстане принята специальная государственная Программа по развитию минерально-сырьевого комплекса на 2010–2014 годы. Ее реализация должна обеспечить прирост запасов по всем основным видам полезных ископаемых. Рассматривается вопрос о создании научно-исследовательских институтов геологии – специального объединения в составе «Самрук-Казыны», которое будет заниматься поисками полезных ископаемых. Ляззат Киинов выразил надежду, что Казахстану удастся поднять эту работу на нужный уровень, чтобы обеспечить себя в будущем необходимым сырьем.

 
 

Эту тему подхватил академик Герой Жолтаев, заведующий кафедрой геология нефти и газа НИИ геологических наук имени Сатпаева. По его мнению, имеющиеся у Казахстана 4,8 млрд т запасов нефти распределены на территории республики неравномерно, поскольку 50 % УВС сосредоточено в районе месторождений Тенгиз и Кашаган. «На остальной части суши – север, юг и восток Прикаспия, где есть инфраструктура, мы не можем похвастаться приростом запасов нефти. Успехи в этих районах скромны, несмотря на то что там большие перспективы. Беда в том, что целенаправленная, грамотная нефтепоисковая работа не ведется». В Казахстане до сих пор нет единой научно обоснованной программы поисковых работ, за исключением тех остатков, которые сделаны в советское время и составлены на старой теоретической основе. Как результат, «мы не можем направить новых инвесторов на наиболее правильный и эффективный путь по освоению осадочного бассейна». Вместе с тем, академик отметил как позитивную деятельность РД «КазМунайГаз», которая пытается вести поиски на солевой и подсолевой части Прикаспия, а также на Мангышлаке.

 
 

Действительно, на сегодняшний день эта компания проявляет наибольшую активность в сфере геологоразведки. Так, например, месяц назад она объявила о завершении сделки по приобретению сразу четырех разведочных контрактов на общую сумму $43,8 млн, которые предполагают проведение ГРР на блоках Темир, Терескен, Каратон-Саркамыс и на территории, прилегающей к месторождениям Узень и Карамандыбас. По оценкам компании, геологические ресурсы по всем блокам могут составить около 1,5 млрд баррелей в нефтяном эквиваленте. Для работы на этих блоках разработан план мероприятий, согласно которому в ближайшие несколько лет там будет проведена сейсморазведка 2Д и 3Д, а также поисково-разведочное бурение по разным блокам от 6 до 17 скважин.

 
 

Узакбай Карабалин, генеральный директор Казахского института нефти и газа, сосредоточил свое внимание на состоянии отечественной нефтегазовой науки. По его словам, сегодня перед казахстанскими учеными, работающими в этой сфере, стоит целый ряд важных задач, в том числе автоматизация процессов нефтедобычи. «Многие месторождения в Казахстане находятся на поздней стадии разработки, и остаточные запасы большинства месторождений становятся трудноизвлекаемыми. Проекты добычи на казахстанском шельфе Каспия также сложны, и в силу этого требуют использования самых передовых компьютерных технологий».

 
 
Новые отношения в новых условиях
 
 

Выступая на конференции, исполнительный директор Ассоциации KAZENERGY Алиакпар Матишев заявил, что Казахстан формирует новую модель взаимоотношений с иностранными инвесторами, в которых республика через «КазМунайГаз» и ее дочернюю компанию «КазМунайТениз» начинает играть не ведомую, а ведущую роль.По его словам, Казахстан уже сегодня может осуществлять крупные шельфовые проекты – для этого у нас достаточно финансов и ресурсов, а также технологических возможностей, и в будущем данная позиция будет только усиливаться. Государство и дальше намерено увеличивать свое присутствие в шельфовых проектах, чтобы обеспечить их полное соответствие национальным интересам. «Как показывает практика, шельф Каспия обладает инвестиционной привлекательностью. В течение нескольких лет Казахстан привлек компании из Индии и Кореи, что не только подтверждает политику страны по диверсификации инвестиций, но и свидетельствует о существовании реальной конкуренции за доступ к ресурсам казахстанского шельфа».

 
 

Что касается взаимодействия государства и нефтегазовых компаний, то, как считает г-н Матишев, сейчас существует необходимость проводить системную сбалансированную фискально-налоговую политику, а также разработать дополнительные стимулы для инвестиций в шельфовые проекты.

 
 

Тот факт, что многие, запущенные еще в девяностых годах, проекты сырьевого сектора не в полной мере отвечают стратегическим интересам Казахстана, общеизвестен. Вопрос для государства сегодня состоит в том, как восстановить справедливый баланс интересов в этих проектах. Здесь есть два направления действий: приобретение доли по коммерческим ценам (чем правительство занимается давно и целенаправленно) и совершенствование правовой среды. Именно новые юридические нормы дают правительству возможность значительно жестче контролировать инвесторов.

 
 

Например, уже более года действует новый «Закон о недрах», существенно ужесточивший подходы к нефтегазовым контрактам. В настоящее время контракты на совмещенную разведку и добычу могут заключаться только по месторождениям, имеющим стратегическое значение или сложным с геологической точки зрения, причем только по специальному решению правительства. Кроме того, появился ряд требований, которых должны строго придерживаться и недропользователи по старым контрактам. Одно из них в качестве примера привел Арман Жайылган, партнер консалтинговой компании SNR Denton. Недропользователи, которые в прошлом подписывали контракты с государством, в случае отсутствия у них проектных документов обязаны разработать и представить их на утверждение уполномоченному органу не позднее 18 месяцев со дня вступления в силу «Закона о недрах». По его мнению, не все компании смогут это сделать, поскольку «непонятно, как проектный документ определяется в соответствии с новым определением, и какие требования к нему будут предъявлены». Как считает эксперт, эта, как и многие другие нормы новых регламентов, позволяют государству при желании применять к недропользователям самые разные меры воздействия.

 
 
Переплетение интересов
 
 

Выступления иностранных участников KIOGE хотя и демонстрировали их озабоченность некоторыми действиями казахстанской стороны, все же звучали вполне дипломатично.Так, посол Великобритании в Казахстане и Кыргызстане Дэвид Моран заявил, что использовать и наращивать местный опыт – это выгодно.

 
 

«Я знаю, что международные энергетические компании с этим согласятся. Вопрос в том, как сделать это так, чтобы можно было помочь трем энергетическим проектам Казахстана – Кашагану, Карачаганаку и Тенгизу, чтобы они могли процветать. Сейчас все эти проекты подошли к своей критической стадии. Это очень важное время для Казахстана и его международных партнеров. И есть некоторые важные решения, которые нужно принять». По его словам, сделать это можно, например, используя опыт Великобритании, которая преуспела в наращивании местного содержания в британских нефтегазовых проектах на Северном море. И ключом к успеху там были «диалог, сотрудничество и время».

 
 

Взгляд официального Вашингтона на развитие энергетики Каспийского региона озвучил Дэниэл Стейн, старший советник специального посланника Госдепа США по энергетическим вопросам в Евразийском регионе. По его словам, США будут и дальше поощрять развитие сбалансированного и дифференцированного энергетического рынка для Европы с множеством ресурсов и маршрутов их доставки, а прикаспийским странам помогать находить новые маршруты выхода на внешние рынки. «Эти страны должны иметь возможность делать свой, независимый, выбор», – заметил американский дипломат.

 
 

Он также заявил, что события последнего года, в том числе связанные с аварией на АЭС «Фукусима» и гражданской войной в Ливии, еще больше подняли роль Каспия на глобальном энергетическом рынке. Вместе с тем г-н Стейн опроверг мнение, что регион становится ареной новой «большой игры» между крупными державами.

 
 

В отношении переговоров вокруг «большой тройки» нефтегазовых проектов Казахстана дипломат ограничился своей, ставшей уже дежурной, фразой о том, что «возникла озабоченность некоторыми действиями казахстанской стороны, которые могут подорвать долгосрочные контракты, и их надо решать на условиях равноправного партнерства, а не через другие механизмы».

 
 

Гораздо конкретней звучали оценки других спикеров. В частности, старший советник Международного центра по налогообложению и инвестициям Дуглас Таунсенд заявил, что ценность законодательных норм об избежании двойного налогообложения теряется по причине повторных пересмотров контрактов со стороны казахстанских налоговых органов. И это при том, что «четкие правила и стабильность является главным в привлечении и удержании инвесторов».

 
 

Майкл Уилсон, управляющий директор юридической компании «Майкл Уилсон и Партнеры» напомнил, что еще в 1994 году была достигнута договоренность, что условия налогообложения по Карачаганскому проекту не будут меняться еще в течение 10 лет после окончания контракта, но, как известно, изменения начались раньше планируемой даты.

 
 

Главный энергетический аналитик из американской консалтинговой фирмы IHS Energy Эндрю Нефф представил результат исследования, согласно которому в Казахстане, по сравнению с другими странами, существуют очень высокие риски изменения налогового законодательства. И все же, несмотря на то что западные инвесторы много жалуются на эти риски, они не уходят из Казахстана. «Приток инвестиций не прекращается. Просто и у государства, и у иностранных игроков есть свои интересы, и никто не хочет сдавать свои позиции». По мнению эксперта, главная проблема состоит в том, что, пока идут диспуты, проекты не могут развиваться стабильно. А потому нужно или один раз и надолго пересмотреть условия контрактов, или «оставить их в покое».

 
 

В свою очередь, Сауат Мынбаев во время пресс-конференции, проходившей в рамках KIOGE, подчеркнул, что цели пересматривать все контракты у уполномоченных органов нет. «Сейчас всего заключен 201 контракт с иностранными инвесторами, а два года назад было более 250. Контракты разрывались только из-за невыполнения их условий». Отвечая на вопрос о перспективах СРП, заключенных в 1990-х годах, глава Миннефтегаза заявил, что специального намерения расторгать контракты только потому, что они СРП, у государства нет. «Но ситуации, когда мы в правовом поле принимаем решения об их окончании, возможны».

 
 

Отдельно рассматривался на KIOGE и «китайский фактор». Так, Эндрю Нефф подчеркнул, что сдвинувшееся в сторону Азии геополитическое балансирование Казахстана связано, в частности, с активными действиями Китая. За последние четыре года китайские инвестиции в Казахстан учетверились, тогда как у Великобритании после мирового экономического кризиса они упали. Уже сейчас компании из КНР занимают солидную долю в нефтегазовом секторе Казахстана, причем не только в секторе добычи, но и нефтепереработки, а в ближайшем будущем и нефтехимии. Как считает Майкл Уилсон, успех китайских компаний связан с тем, что они готовы платить все, что требуется по закону, а порой «и сверх этого».

 
 

Эксперты сошлись на том, что влияние региона Центральной Азии еще больше усиливается из-за смещения мирового экономического центра тяжести в восточном направлении. Как результат, сегодня страны этого региона обретают большое стратегическое значение, оказавшись посередине между традиционными европейскими покупателями и быстро развивающимися экономиками Азии. В свою очередь, Казахстан учитывает собственные интересы, выбирает выгодные ему направления, балансируя между западными, российскими и китайскими инвестициями.



Список статей
Быть первыми во всем  Олег Ульянов 
Пришлось снизить планку  Редакционный обзор 
Новые золотые правила   Редакционный обзор 
Алгоритм эффективности  Александр Портнов 
Сладкий вкус победы  Анатолий Попелюшко  
Урожай больших проблем  Сергей Смирнов 
Поднялись на интернет-дрожжах  Александр Васильев 
Позитив против негатива  Редакционный обзор 
«Казахи в Лапландии»  Ольга Актаева 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem