USD/KZT 371.86  -1.79
EUR/KZT 433.33  -3.69
 KAZAKHSTAN №6, 2011 год
 Урожай больших проблем
АРХИВ
Урожай больших проблем
 
 
 
Сергей Смирнов
 

Рекордный за все годы независимости Казахстана урожай зерновых в очередной раз обнажил инфраструктурные недостатки в системе АПК, создав большие проблемы по хранению, транспортировке и реализации. Похоже, горький опыт 2009 года, когда часть большого урожая сгнила под открытым небом, мало чему научил государственных агрочиновников.
 
 

Казахстан считается зоной рискованного земледелия, и урожай практически всецело зависит от климатических «подарков» природы. В этом году в республике зерновыми культурами было засеяно 16,2 млн га (из них 13,8 млн га – пшеницей), погодно-климатические условия оказались очень благоприятными, как результат – побиты все рекорды урожайности со времен освоения целины. По данным областных управлений сельского хозяйства, валовый сбор зерна составил около 30 млн т при средней урожайности 18,3 ц/га (что вдвое выше уровня 2010 года). В частности, только в трех зерновых областях страны – Костанайской, Северо-Казахстанской и Акмолинской было собрано 24,5 млн т с урожайностью 20,2 ц/га, 22,4 ц/га и 16,7 ц/га соответственно.
 
 

И хотя агрочиновники гордо отрапортовали о результатах уборочной страды (не забыв отметить и заслугу правительства в этом успехе хлеборобов), многим зернопроизводителям в основных зерносеющих регионах на севере и в центре страны рекордная жатва радости не принесла. «Вдруг» выяснилось, что зерно негде хранить и в ряде районов убранный хлеб неделями лежит в буртах на токах и элеваторных площадках. А это значит, что со значительной частью этого богатства придется расстаться. Не нашедшее крыши зерно начинает прорастать, гореть и, в конечном итоге, пропадать. Так, в Костанайской области собранного зерна в два с лишним раза больше, чем имеющихся мощностей для его хранения. Не лучше ситуация и в Акмолинской области. Зернохранилища были заполнены до отказа, к элеваторам выстраивались очереди грузовиков, что резко замедляло вывоз зерна с полей, где оно с каждым днем теряет свое качество.
 
 

Надежды крестьян на быстрый экспорт зерна (что позволило бы им рассчитаться с кредиторами) тоже не оправдались. Трейдеры не спешат его закупать, поскольку зерновозов у нас в стране в разы меньше потребности в них, при этом и имеющиеся используются не самым лучшим образом. Ситуация еще более усугубилась решением руководства КТЖ передать значительную часть своего подвижного состава АО «НК «Продкорпорация», что было продиктовано необходимостью перемещения 500 тыс. т зерна внутри страны с целью освобождения элеваторных мощностей для нового урожая. Сегодня в борьбу за урожай бросают даже вагоны (конечно, после промывки), в которых ранее перевозился глинозем. Как следствие, ажиотажный спрос на вагоны продержится, по крайней мере, до конца года.
 
 

Все эти инфраструктурные проблемы давно набили оскомину. К примеру, о нехватке тех же зерновозов говорится уже на протяжении последних лет десяти. Однако ни дельных советов, ни действенной помощи от властей хлеборобы пока не видят. Им самим приходится ломать голову над тем, что теперь делать с этим золотом полей.
 
 
 
 
Ненужный урожай
 

Ситуация с урожаем 2009 года практически ничему не научила наших агростратегов: Казахстан вновь столкнулся с рядом проблем, связанных с хранением, доработкой, транспортировкой и реализацией зерна. На этом фоне с недоумением воспринимаются бравые заявления главы Министерства сельского хозяйства Асылжана Мамытбекова, к примеру о том, что Казахстан не ждут проблемы с экспортом зерна из-за дефицита вагонов-зерновозов. Не менее экзотично выглядит и его совет фермерам хранить зерно в полиэтиленовой таре прямо на полях. Тогда как у последних нет ни возможности такую тару приобрести, ни спецмашин для ее заполнения зерном. Да и как оставлять зерно в поле: его или разворуют, или уничтожат грызуны и птицы.
 
 

Даже Премьер-министр Карим Масимов был вынужден признать, что все зерно спасти не удастся. На заседании фракции «Нур Отан» 20 сентября он заявил: «Хочу сказать, что вопрос решается не на сто процентов. Я сам разговаривал с акимами и сельхозтоваропроизводителями. Часть зерна все-таки придется нам хранить и на полях». Однако уже спустя неделю, выступая на заседании правительства, Асылжан Мамытбеков отмечает, что Казахстан не испытывает проблем с хранением зерна урожая 2011 года.
 
 

Действительно, в стране имеется 217 лицензированных хлебоприемных предприятий (ХПП) с общей емкостью хранения порядка 13,5 млн тонн. Кроме того, у сельхозформирований имеются нелицензионные ХПП, которые могут хранить около 8,9 млн т пшеницы. Однако на многих элеваторах нет эффективной системы сушки зерна, а технологическое оборудование не подлежит ремонту и требует замены. И это понятно, ведь основная масса действующих элеваторов построена еще в 60–70 годы прошлого века.
 
 

Проблем было бы меньше, если бы элеваторов было больше. Однако, по словам ответственного секретаря Минсельхоза Евгения Амана, если ориентироваться на средний урожай, то строить новые элеваторы государству нет смысла. В 2010 году, например, они были загружены на 40%. Но ведь тогда и урожай зерновых в Казахстане был весьма низким – в чистом весе было собрано 12,2 млн т (против 21 млн т в 2009 году).
 
 

С техникой на селе вообще много проблем. По информации аграрного ведомства, средний возраст более 80% зерноуборочных комбайнов и тракторов 13–14 лет при нормативном сроке эксплуатации 8–10 лет. «На пенсию» пора отправлять девять из десяти тракторов и сеялок, семь из десяти комбайнов. Поддержание старой техники в работоспособном состоянии требует повышенных затрат, а обновление машинно-тракторного парка по-прежнему идет низкими темпами.
 
 

Можно вспомнить и о задаче вхождения Казахстана в пятерку мировых экспортеров зерна. Однако, по заверениям г-на Мамытбекова, больше 14 млн т Казахстану, оказывается, и не нужно: «Внутри страны у нас потребление порядка 8 млн тонн, включая семена, поэтому у нас общая потребность для производства около 14 млн тонн зерна; мы сейчас перепроизводим, и такие урожайные годы нам больше вредят». 
 
 
 
 
Экспорт и конъюнктура
 

В Минсельхозе заявляют о намерении увеличить экспорт зерна до 15 млн т. Однако его потребление на наших традиционных рынках в странах Центральной Азии, Афганистане и Иране составляет всего 6–6,5 млн т. Более того, некоторые наработанные экспортные потоки казахстанской пшеницы сегодня оказались перекрыты либо блокируются жесткой конкуренцией. Так, расширение экспорта зерна в Иран будет идти не за счет пшеницы, а ячменя, поскольку в 2010 году ИРИ с целью защиты местных товаропроизводителей ввел запрет на импорт 20 видов продуктов продовольствия, включая и пшеницу.
 
 

В направлении Балтийского и Черного морей зерновые поставки в текущем году будут осложнены высокой конкуренцией с Россией и Украиной, которые также собрали неплохой урожая. Как следствие, такие морские порты, как Новороссийск и Туапсе, для казахстанского зерна будут закрыты до конца года. Не предоставили российские компании и обещанного количества вагонов для его отгрузки.
 
 

Согласно прогнозу Минсельхоза РФ, валовой сбор зерна в России в текущем году составит около 90 млн т. Кроме того, рынок внутреннего потребления нашего северного соседа уже перенасыщен зерновыми. К новому маркетинговому году, несмотря на скудный урожай 2010 года, переходящие запасы зерна оказались более высокими, чем предполагалось, вследствие действия эмбарго на его вывоз. Ожидается, что в текущем маркетинговом году экспорт российского зерна превысит 20 млн т. Совпадают с этими прогнозами и недавние оценки российского экспорта Минсельхозом США: 18 млн т пшеницы и более 2,2 млн т фуражного зерна. В свою очередь, Украина планирует собрать урожай в объеме 51 млн т, что позволит ей поставить на внешние рынки 23–25 млн т зерна против 12 млн т в минувшем году. Таким образом, европейское направление будет перекрыто российской и украинской пшеницей.
 
 

В ситуации, когда объем урожая превышает собственное потребление, а емкости традиционных экспортных рынков не хватает, Казахстану предстоит искать альтернативные направления сбыта – в странах Северной Африки, Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии. Однако и здесь есть свои сложности. Казахстанское зерно надо довезти до потенциальных покупателей, однако большие транспортные расходы делают его слишком дорогим, что заметно снижает доходность таких сделок. Кроме того, из-за роста стоимость ГСМ для сельхозтоваропроизводителей (она с 2005 года увеличилась в 2,8 раза), гербицидов и удобрений (в 2–3 раза), соответственно, выросла себестоимость зерна.
 
 

Впрочем, есть у Казахстана и другой амбициозный план – завоевание китайского рынка. Однако, несмотря на оптимизм чиновников, подвижек в этом направлении пока нет. Например, в прошлом году, по данным Таможенного комитета РК, экспорт казахстанского зерна в Китай составил всего 45,7 тыс. т из планируемых 1 млн т.Учитывая емкость рынка, туда можно было бы экспортировать намного больше, но у китайской стороны жесткие требования к перевозке: обязательно в мешках и крытых вагонах. А это ограничивает объемы и увеличивает логистические расходы. Остается лишь надеяться, что этот вопрос будет урегулирован на высшем уровне.
 
 

Резко подскочившие в последние годы мировые цены на пшеницу сделали ее продажу за рубеж выгодным бизнесом. В годы высокой конъюнктуры наши зерновики и трейдинговые компании неплохо зарабатывают на ней. Но стоит ценам упасть (причем на фоне высокого урожая), как участники рынка оказываются в сложной ситуации, поскольку, кроме зерна, мы ничего существенного не можем предложить импортерам из других стран. Дело в том, что за годы независимости в производстве зерновых произошли резкие структурные изменения. Доля пшеницы существенно возросла – с 68,7% в 1995 году до 80% в 2010-м (при рекомендуемой агронаукой норме в 50%), ячменя, наоборот, снизилась с 23,4% до 13,9%, овса – с 2,6% до 1,1%, ржи – с 0,9% до 0,4%, гречихи – с 0,6% до 0,3%, проса – с 0,4% до 0,2% и т. д. Такая структура производства обусловила доминирование пшеницы – в казахстанском экспорте зерновых ее доля достигла 92%.
 
 

Сельскому хозяйству нужна диверсификация и уход от монокультуры пшеницы. Власти об этом периодически заявляют, однако целевые программы по диверсификации зернопроизводства так и не разработаны. А ведь на их реализацию нужны не только деньги, но и время: каждой культуре необходима своя техника, технология возделывания, свои специалисты и рынки сбыта.
 
 
 
 
Цена вопроса
 

Завершение уборки делает актуальной еще одну проблему: по какой цене продать урожай, если запасы зерна в республике растут, а экспортные реалии оказываются обратно пропорциональны экспортным возможностям?
 
 

С целью поддержки аграриев и обеспечения продовольственной безопасности страны «Продкорпорация» объявила закуп 5 млн т зерна по цене 25 тыс. тенге за 1 тонну пшеницы 3-го класса. Закуп осуществляется за счет средств республиканского бюджета, заимствований из Национального фонда, а также собственных и привлеченных средств национального холдинга «КазАгро». Однако во многих регионах сдать зерно в госрезерв невозможно. В Акмолинской, Костанайской и Северо-Казахстанской областях, с учетом остатка прошлых лет, предстоит хранить более 17 млн т зерна при существующих мощностях хранения в 10,6 млн т.
 
 

Конечно, правительство пытается нарастить элеваторные мощности за счет строительства новых хлебоприемных предприятий. Так, за счет средств Национального холдинга «КазАгро» с начала 2010 года по настоящее время введено в эксплуатацию 13 зернохранилищ совокупной емкостью хранения 327 тыс. т зерна. В октябре 2011 года ожидается ввод еще двух зернохранилищ на 61 тыс. т. Однако этого явно недостаточно.
 
 

Переполненные элеваторы и ограниченные возможности для экспорта привели к перенасыщенности внутреннего рынка и закономерному следствию – падению цен на зерно почти до уровня его себестоимости. Если в начале года одна тонна пшеницы 3-го класса стоила на рынке 45–50 тыс. тенге, то сейчас, например, в Карагандинской области, она снизилась до 14–15 тыс. тенге. В Павлодарской области, по словам фермеров, после обвала цен пшеницу стали у них закупать по 9 тыс. тенге. Более того, «Продкорпорация» даже приостановила прием зерна из-за отсутствия свободных объемов на элеваторах. И это с пшеницей 3-го класса! А куда девать пшеницу 4-го и 5-го классов, которой тоже собрано в изобилии и которая, похоже, вообще никому не нужна?
 
 

Безусловно, наши внутренние цены во многом будут зависеть от состояния мировых рынков. Так, в октябре Минсельхоз США повысил мировой прогноз производства пшеницы в 2011/2012 маркетинговом году (июль 2011-го – июнь 2012 года) до 681,2 млн т против 678,12 млн т в сентябре. Существенно пересмотрен и прогноз переходящих запасов зерна – с 194,59 млн т до 202,37 млн т.
 
 

Таким образом, анализ объемов экспорта, стоимости зерна и существующей мировой конъюнктуры приводит к неутешительному выводу: рассчитывать на высокие экспортные доходы в этом маркетинговом году нереально. Рынок будет перенасыщен, и цена останется низкой. Поэтому сейчас главная задача состоит в том, чтобы наладить сбыт. Решить ее может только Минсельхоз, поскольку сами крестьяне в этом вопросе бессильны.
 
 

Для того чтобы избежать повторения сложившейся ситуации в будущем, необходимо, во-первых, создать дополнительные мощности, которые позволят сохранять урожай (пусть даже рекордный) до следующего года. Емкости элеваторов должны быть доведены до 20 млн т, тогда зерно можно будет придержать до более высоких весенних цен, когда они порой вырастают на 200 %.
 
 

Во-вторых, создать фермеру возможность либо годового хранения урожая, обеспечив его кредитом под это зерно, либо его продажу государству по фиксированной среднегодовой цене.
 
 

В-третьих, на законодательном уровне в рамках Таможенного союза решить проблемы с железнодорожным тарифом для транспорта, который с казахстанским зерном пойдет транзитом через территорию России.
 
 

В-четвертых, использовать в рамках Таможенного союза СВОП-операции, когда Казахстан будет поставлять пшеницу своим партнерам, а они в счет этого будут экспортировать в Европу и другие регионы мира зерно из собственных запасов.
 
 

И, главное, всемерно развивать диверсификацию сельхозкультур и зернопереработку, что обеспечит стабильное развитие отечественного зернопроизводства.
 
 
 


Список статей
Быть первыми во всем  Олег Ульянов 
Пришлось снизить планку  Редакционный обзор 
Новые золотые правила   Редакционный обзор 
Алгоритм эффективности  Александр Портнов 
Сладкий вкус победы  Анатолий Попелюшко  
Урожай больших проблем  Сергей Смирнов 
Поднялись на интернет-дрожжах  Александр Васильев 
Позитив против негатива  Редакционный обзор 
«Казахи в Лапландии»  Ольга Актаева 
· 2017 MMG
· 2016 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2015 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2014 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2013 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2012 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2011 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2010 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2009 №1  №2  №3  №4  №5  №6
· 2008 №1  №2  №3  №4  №5/6
· 2007 №1  №2  №3  №4
· 2006 №1  №2  №3  №4
· 2005 №1  №2  №3  №4
· 2004 №1  №2  №3  №4
· 2003 №1  №2  №3  №4
· 2002 №1  №2  №3  №4
· 2001 №1/2  №3/4  №5/6
· 2000 №1  №2  №3





Rambler's
Top100
Rambler's Top100

  WMC     Baurzhan   Oil_Gas_ITE   Mediasystem